Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Внешняя политика Российского государства при Николае I




 

В 20—50-х годах усилия царизма во внешней политике направлялись на разрешение двух основных проблем — охрану абсолютистских порядков в Европе от революционной опасности и Восточный вопрос. Во имя сохранности выродившихся монархических режимов и сплочения всех сил европейской реакции царизм не раз жертвовал государственными интересами России.

Когда в июле 1830 года Карл X был изгнан из Франции, а еще через месяц Бельгия восстала против владычества Нидерландов, Николай I стал готовиться к интервенции. Однако вспыхнувшее в ноябре восстание в Варшаве помешало его планам. В сентябре 1831 г. русские войска овладели Варшавой. Конституция 1815 года была отменена, и Польша объявлена «неотъемлемой частью Российской империи».

Контрреволюционная роль царизма, взявшего на себя миссию международного жандарма, в полной мере обнаружилась во время революции 1848 года, охватившей ряд европейских стран. С полученными депешами, как пишет В.О. Ключевский, царь явился на бал и громовым голосом провозгласил: «Седлайте коней, господа, во Франции объявлена республика». Николай I получил известие о французской революции 20 февраля, а 24 февраля начал мобилизацию русской армии. Но внутри страны было крайне неспокойно. Крестьянские волнения достигли рекордного числа на всю 2-ю четверть XIX в. В Белоруссии, в Правобережной Украине и Польше было введено осадное положение. В страхе перед возможностью революции в собственной стране царизм не решился на немедленную интервенцию в Европу для борьбы с революционным движением, но он готовился к этому.

Внимательно следя за развитием революции в Европе, царизм оказывал европейским монархам деятельную помощь: австрийскому императору он предоставил 6-миллионный заем для борьбы с национально-освободительным движением в Италии, турецкому султану помог подавить волнения в дунайских княжествах. Каждое поражение революции приводило Николая I в восторг.

К лету 1849 года реакции удалось взять верх почти повсеместно. Но в Венгрии, в непосредственной близости от русских границ, революционное движение продолжало нарастать с такой силой, что грозило разрушением всей восточноевропейской системе государств. Разумеется, царизм не хотел допустить такого поворота событий. Собираясь оказать помощь Австрии, Николай I рассчитывал не только расправиться с революционной Венгрией, но и связать Австрию чувством «благодарности» и вовлечь ее, таким образом, в фарватер русской политики. По словам Герцена, австрийская монархия уже «дышала на ладан», когда в июне 1849 года Николай I двинул на помощь австрийской армии 150 тыс. человек под командованием Паскевича. Венгерские революционные войска некоторое время успешно сопротивлялись, но 11 августа под Виллагошем были вынуждены сложить оружие. Венгерская революция погибла, зато Австрийская империя была спасена.

Западные правительства одобрили царскую интервенцию в Венгрию, не только радуясь поражению революции, но и дальновидно учитывая при этом, что в лице Австрии царизм спасал своего противника в восточных делах.

Восточный вопрос с конца XVIII века составлял для европейских держав никогда не иссякающий источник затруднений: как быть с Турцией?

Турция в то время переживала загнивание господствовавшей в ней военно-феодальной системы и год от году слабела в экономическом и политическом отношении. Между тем она контролировала территорию, которая расположена на стыке двух частей света — Европы и Азии, и являлась важным нервом мировой торговли и выгодным стратегическим плацдармом.

Европейские державы спешили воспользоваться разложением Турции и прибрать к рукам ее территорию.

Австрия, развивавшая торговое судоходство по Дунаю, стремилась к захвату дунайских княжеств и Сербии. Франция нацеливалась на Египет и Сирию для господства в Восточном Средиземноморье. Англия, экономически более развитая, чем другие державы, претендовала на большее, рассчитывая превратить всю Турцию в своего сателлита, а Россию вытеснить с Кавказа и запереть в Черном море.

Что касается России, то она, как черноморская держава, в еще большей степени была заинтересована в выгодном для нее разрешении Восточного вопроса. Для нее занятие проливов означало свободный выход из Черного моря в Средиземное с широкими перспективами для развития экономических связей и обеспечения безопасности ее Черноморского побережья. В планы царизма входило присоединение всего Кавказа и Закавказья и утверждение влияния на Балканах.

Видное место в восточном вопросе занимали судьбы Кавказа. Для России Кавказ был необходим в интересах обороны ее южных границ и как опорный пункт в экономическом и военном проникновении на Ближний и Средний Восток. С другой стороны, противники России стремились использовать Кавказ в качестве объекта эксплуатации местного населения и как плацдарм для борьбы с Россией за ближневосточные рынки. Поэтому утверждение господства на Кавказе входило и в планы царизма, и в реваншистские расчеты со стороны Османской империи (на Крым и Западную Грузию) и со стороны Ирана (на Восточную Грузию и Северный Азербайджан), и в экспансионистские замыслы Англии.

Царизм развивал энергичное наступление в горных районах Кавказа. Свыше 30 лет продолжалась борьба кавказских горцев. Борясь против царских войск, кавказские народы выступали одновременно и против своих собственных угнетателей — горских феодалов. Духовенство же старалось целиком направить недовольство крестьян в определенное русло «газавата» («священной войны») против русских «гяуров» (неверных) под знаменем религиозно-политического учения мюридизма. Главным в мюридизме была идея объединения всех мусульман во имя истребления «гяуров» и «равенство правоверных перед богом». Лозунг всеобщего равенства в проповеди мюридизма служил приманкой для крестьян, в целом же мюридизм был выгоден националистической верхушке горского общества, которая стремилась к укреплению своего господства над горцами-крестьянами и ради этого разжигала в них фанатическую ненависть к русским.

Расцвет мюридизма на Кавказе связан с именем Шамиля, который стал имамом (духовным и светским главой) Дагестана и Чечни в 1834 году. Это был, по свидетельству современников, «человек ученый, набожный, проницательный, храбрый, мужественный, пловец, бегун, одним словом, никто ни в чем не мог состязаться с ним». Под руководством Шамиля в Дагестане и Чечне в 30—40-х гг. сложилась сильная военно-теократическая монархия (имамат), пережившая два этапа борьбы с царизмом.

На первом этапе (1834—1850 гг.) Шамиль, опираясь на духовенство и зажиточных крестьян, боролся не только с царскими войсками, но и со светскими феодалами-горцами, союзными в большинстве своем царизму. Таким образом, он создал себе в глазах крестьянства ореол борца против эксплуатации, и в тот период крестьянские массы, движение которых носило антиколониальный и антифеодальный характер, активно поддерживали имамат. Именно тогда Шамиль был в зените могущества и славы. Одержав ряд побед над царскими войсками, он объединил почти весь Дагестан и Чечню.

Но на втором этапе (1850—1859 гг.), когда Шамиль и его соратники сами превратились в крупнейших феодалов и стали жестоко эксплуатировать подвластное им население, внутри имамата обострились социальные противоречия и крестьянство начало отходить от Шамиля. Неприязненно была встречена и связь Шамиля с англо-турецкой агентурой, которая пыталась использовать мюридизм в целях утверждения своего господства на Кавказе. В результате социальная база имамата была подорвана, движение Шамиля превратилось в типично реакционную борьбу феодалов за свои привилегии, и Шамиль стал терпеть одно поражение за другим.

Летом 1859 года он был окружен с остатками мюридов в ауле Гуниб войсками князя А.И. Барятинского и 25 августа сдался в плен. Вскорепосле этого весь Северный Кавказ и Дагестан были окончательно присоединены к России.

Поскольку кавказские народы не могли в то время обеспечить свою самостоятельность в окружении агрессивных держав, присоединение их к России предотвратило поглощение их Османской империей, или Ираном. Более развитые, чем в Турции или Иране, социально-экономические условия России открывали для них лучшие перспективы экономического и культурного развития.

Итак, в середине XIX века позиции России в Восточном вопросе укрепились: возросло ее влияние на Балканах, завершено было в основном присоединение Кавказа и Закавказья. Но, с другой стороны, чем значительнее были здесь успехи царизма, тем острее становились отношения России с западными державами, противодействовавшими ей в Восточном вопросе, что рано или поздно должно было привести к военному столкновению между ними.

Развивавшийся в Европе капитализм стремился к расширению колониальных рынков. Поэтому между европейскими державами (Англией, Францией, Россией, Австрией и др.) усиливалась борьба за преобладающее влияние в слаборазвитых восточных странах. Колониальной экспансии в этом направлении способствовал упадок когда-то могущественной Турецкой империи.

Историки обратили внимание на одну интересную закономерность в развитии Восточного вопроса. Как правило, он всплывал на поверхность международной политической жизни всякий раз, как только на время утихал «революционный ураган». Действительно, три крупных восточных кризиса (или три фазы обострения Восточного вопроса) имели место после революционных событий 1820—1821 гг., 1830—1831 и 1848— 1849годов.

В конце 20-х и начале 30-х годов русской дипломатии удалось достигнуть больших успехов в балканской политике. В результате русско-турецкой войны 1828—1829гг по Андрианапольскому договору к России отошло устье Дуная и восточное побережье Черного моря. За Грецией, Сербией, Молдавией и Валахией султан признал право внутренней автономии. Еще более упрочил русское влияние дружественный договор с Турцией в 1833 году. Однако лондонские конвенции 1840—1841 гг. о переходе Турции под «коллективную защиту» великих держав вновь усилили английские позиции.

После поражения революции 1848 года в Австрии Николай I решил усилить русское влияние на Балканах. Считая Турцию "больным человеком, наследство которого нужно поделить заблаговременно", царь пытался договориться о разделе сфер влияния с Англией.

Ни Францию, потрясенную 1848 г., ни Австрию, спасенную им в 1849 г., Николай I в расчет не принимал. Но он не учел многого. Английская буржуазия, вынашивая серьезные колонизаторские планы на Ближнем Востоке, не желала в этом районе такого сильного соперника, как Россия.

Во Франции Луи Бонапарт, ставший в 1851 году императором Наполеоном III, горел желанием упрочить свой трон небольшой победоносной войной и охотно пошел на заключение военного соглашения с Англией. Австрия еще колебалась, но ее антирусская позиция в Восточном вопросе была непреклонна.

Не только в Англии, но и во Франции и даже в Австрии и Пруссии капитализм все эти годы неуклонно шел вперед и, усиливая экономический потенциал держав, развивал вместе с тем их аппетиты к новым рынкам и сферам влияния, и растущая активность царизма в районах, где они сами надеялись поживиться, усиливала их противодействие России.

В начале 50-х годов из-за происков французских дипломатов обострился вопрос о «святых» местах в Палестине, находившейся под турецким владычеством. Петербург направил в Стамбул специальную миссию во главе с князем Меньшиковым, который потребовал заключения конвенции, превращавшей русского царя в покровителя всех православных в Турции. Турция отвергла требования русского правительства, и после разрыва дипломатических отношений русские войска под командованием князя М.Д. Горчакова вступили в дунайские княжества.

4 (16) октября 1853 года Турция объявила России войну. Началась Крымская война (1853—1856 гг.).

Отсталая в техническом и экономическом отношении, Россия подверглась натиску могущественных тогда держав с высокоразвитой промышленностью. Русская армия была вооружена гладкоствольными ружьями, в то время как союзные армии имели нарезные винтовки. Союзному паровому флоту противостоял устарелый парусный. В силу отсутствия железных дорог на юге в русской армии не хватало пороха и продовольствия.

Первый период войны (октябрь 1853 — март 1854 гг.) характеризовался столкновением русских и турецких войск на Дунайском и Закавказском фронтах.

Победы русского флота в Синопской бухте и успехи русских войск на Кавказе показали силу и храбрость русских солдат и матросов. Стоит особо выделить в этот период победу русского Черноморского флота. 30 ноября 1853 г. эскадра знаменитого флотоводца вице-адмирала П.С. Нахимова, насчитывавшая всего 8 судов, полностью уничтожила в гавани Синоп турецкий флот из 13 кораблей. Враг потерял в этом сражении от 3 до 4 тысяч человек, русские — 36 человек убитыми и 240 ранеными. Командующий турецким флотом Осман-паша вместе со своим штабом был взят в плен. Русские победы на Черном море и на Кавказе, где турки стремились захватить Тбилиси, были расценены Англией и Францией как удобный предлог для открытого выступления против России в качестве «защитников» Турции. 27 марта 1854 года Англия и Франция (а позже Сардинское королевство) открыто выступили на стороне Турции. Австрия официально не участвовала в военных действиях, но оккупацией Молдавии ясно показала свою враждебность России.

С марта по август 1854 года действия союзников ограничивались атаками с моря русских портов на Аландских островах, Одессы, Соловецкого монастыря (на Белом море), Петропавловска-на-Камчатке. Однако попытка блокировать таким образом русское побережье провалилась, союзники вынуждены были перейти к другим методам борьбы.

В сентябре 1854 года был высажен 60-тысячный англо-франко-турецкийдесант на Крымский полуостров (у Евпатории), имевший целью уничтожить главную базу русского флота — Севастополь.

Ход военных действий показал бездарность николаевских генералов (А.С. Меньшикова, который потерпел поражение на реке Альме, бросил Севастополь на произвол судьбы, его заменил М.Д. Горчаков, который тоже не смог подготовить защиту Севастополя), привыкших к парадам, но беспомощных в бою. Севастополь оказался целиком на попечении гарнизона.

Однако и у союзников кампания проходила далеко не благополучно. Почти целый год пришлось 120-тысячной союзной армии против 50 тыс. русских бойцов вести осаду Севастополя. Под руководством адмирала В.А. Корнилова, а после его ранней гибели — П.С. Нахимова, В.И. Истомина русские солдаты и матросы превратили слабо защищенный до того с суши город в грозную крепость. Военно-инженерной обороной Севастополя умело руководил выдающийся русский фортифи­катор Э.И. Тотлебен. Защитники Севастополя демонстрировали высокие образцы воинской доблести: стойко держались во время бомбардировки, отражали штурмы, совершали смелые вылазки. Известны имена наиболее отличившихся: матрос П. Кошка, солдаты А. Елисеев, И. Шевченко, матросы Ф. Заика, А. Рыбаков, медсестра Д. Севастопольская и многие другие.

349 дней длилась оборона Севастополя, неоднократные штурмы союзников были отбиты. С каждым днем сокращалось число защитников Севастополя, один за другим гибли их руководители (в марте 1855 года погиб Истомин, а 10 июля был смертельно ранен и вскоре скончался Нахимов), но гарнизон не сдался. Лишь спустя 11 месяцев (8 октября 1855 года) французской пехоте удалось захватить ключевую позицию — Малахов курган, после чего дальнейшее сопротивление стало бесполезным. Русские войска вынуждены были оставить город и перейти на северный берег Севастопольской бухты.

Так закончилась грандиозная севастопольская эпопея, вскрывшая слабость царизма, но вместе с тем прославившая патриотизм русского народа.

Союзники, одержавшие победу с колоссальным трудом, не смогли ее использовать, так как они испытывали трудности в снабжении боеприпасами, продовольствием и у них были истощены силы для активных поступательных действий.

Последний период войны (сентябрь 1855 — февраль 1856 годов) характеризовался неудачами англо-французского десанта на Таманском полуострове и неудачами турецких войск на Кавказском фронте. В ноябре 1855 года русские взяли Каре и открыли себе дорогу на Эрзерум. Не рассчитывая на успешное окончание войны, обе стороны заговорили о мире. Мирный договор был подписан 30 марта 1856 года в Париже. Россия потеряла устье Дуная и часть Южной Бессарабии; Черное море объявлялось нейтральным, в результате чего Россия должна была ликвидировать там военный флот, базы и арсеналы; территории, оккупированные во время войны, подлежали обмену, в связи с чем Россия возвращала Турции Каре, а союзники — Севастополь, Евпаторию и другие города, захваченные в Крыму. Самой тяжелой была потеря влияния России на Балканах.

В Крымской войне потерпел поражение русский царизм. Техническая, экономическая, социальная, политическая отсталость в результате господства феодального строя и самодержавия в России сказались в первые же месяцы войны. В скованности русской промышленности, не способной перестроиться и наладить производство достаточного количества вооружения и снаряжения, в организации снабжения армии, в техническом несовершенстве русского оружия, в отсутствии железных дорог, парового флота и т. д. — во всем сказывалось тормозящее влияние феодально-крепостнической системы на жизнь и развитие России.

Поражение в Крымской войне наглядно показало, что без ликвидации крепостного права невозможно дальнейшее развитие страны.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (618)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)