Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Из коллекции сайта «РазныеРазности» 19 страница




Благодаря ее новаторской деятельности в наших школах каждый год проводятся тысячи курсов на тему смерти. Как заметил одному из авторов этой книги д-р Остин Кучер, президент Фонда танатологии в Колумбии: «Росс привела в действие невидимый механизм».

Теперь обратимся к одному из случаев, описанных в книге Росс «Жить, пока не скажем прощай». Когда д-р Росс впервые навестила пятилетнюю Джейми, болеющую опухолью мозга, и ее мать Линду, у них состоялся долгий разговор. Мать ребенка заблаговременно подготовилась к беседе с психиатром. Однако «она была поражена, когда ее попросили не говорить, а посидеть с ее дочерью и нарисовать рисунок. Она попыталась отговориться, как это обычно делает большинство взрослых, но врач настояла на своем. Линда должна была нарисовать любой рисунок».

В то время как она рисовала свой заброшенный, печальный, одинокий дом, что говорило о той боли, с которой она жила, Джейми с радостью использовала всевозможные цвета, рисуя фигуру за фигурой, связанные, а иногда не связанные друг с другом, за исключением угла вверху слева, где свободно парил пурпурный шар (духовный цвет), ничем не обремененный.

Психиатр применила метод психологического тестирования, разработанный Сюзан Бах, лондонским аналитиком, последователем школы Юнга, известным, но недостаточно признанным авторитетом. Этот метод раскрывает внутренний смысл спонтанных рисунков умирающих детей. Ребенку дается возможность выбирать форму, цвет и композицию рисунка, дети часто обнаруживают знание о своей приближающейся смерти и могут поделиться с теми, кто понимает язык символов, смыслом их болезни, жизни и будущего. Верхний левый квадрат обычно раскрывает перспективу отдаленного будущего и смерть.

«В рисунке Джейми, — продолжает д-р Росс, — верхний левый квадрат показывает, что концепция смерти отличалась от остальной части рисунка: она говорила об отсутствии страха, а также о привязанности к высокому духовному качеству. Да, Джейми знала о смерти и о жизни после смерти и ничего не боялась. Линда постепенно осознала этот факт и нашла утешение в знании того, что Джейми смотрела в лицо своему переходу с умиротворением и невозмутимостью, поэтому и женщина решила, что сможет мобилизовать в себе достаточно сил» [2].

За несколько месяцев до смерти пятилетняя Джейми сумела написать своей маме такое письмо:

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ

ВСЕГДА ЛЮБЛЮ

ДЖЕЙМИ

Когда д-р Росс работала со смертельно больными в университете штата Чикаго, она очень скептически относилась к загробной жизни, но со временем ее взгляды изменились, она поверила в то, что душа перевоплощается на земле. Несколько лет назад она написала в письме: «Думаю, было бы чудесно, если бы все больше и больше людей осознали тот факт, что мы живем не один раз, чтобы выучить все уроки» (16 ноября 1977 г.)[121].

ПЕРИОД ТЯЖЕЛОЙ УТРАТЫ

Я знала нескольких родителей, верящих в перевоплощение, которые испытали ужасную трагедию смерти ребенка. Как бы ни была тяжела утрата, их утешала мысль, что ребенок не будет навечно отрезан от возможностей, дающихся жизнью для роста и получения опыта, а вернется для продолжения своего развития. Если у родителей нет такого убеждения, утрата становится горше в несоизмеримое количество раз.

Для наглядности рассмотрим случай, о котором сообщалось в ежемесячном бюллетене Форума по просвещению о смерти и помощи за октябрь 1981 года. Одна семья лишилась своего старшего сына, когда он разбился на мотоцикле накануне своего девятнадцатилетия. «Девятнадцать лет любви и более чем большой заботы были стерты, просто так пропали». В конце концов они обратились за помощью к танатологу, сестре Клариссе из госпиталя Святого Креста в Сильвер Спринг, штат Мэриленд, которая с любовью оказала им поддержку. Она предупредила их: «Потребуется по меньшей мере два года, чтобы произошло эмоциональное восстановление». Услышав об этом, муж едва не ушел. Они узнали, что «скорбь забирает много энергии, и даже самое пустячное дело становится для человека тяжелейшей задачей». Им сказали, что это «все нормально и естественно». После восьми месяцев консультаций эта пара смогла начать процесс восстановления, но, как они сами признаются, они «все еще продолжали спрашивать: почему; все еще задавали вопросы, чувствовали себя обманутыми и время от времени срывались». Хотя они и поверили в бессмертие, но их представление о нем было слишком туманно, чтобы принести им исцеление и дать понимание.

КОГДА РЕБЕНОК ТЕРЯЕТ ОДНОГО ИЗ РОДИТЕЛЕЙ

Боль, которую переживают дети, потерявшие одного из родителей или обоих, часто так же мучительна. Дэйв Хирши, корреспондент «New York Sunday Daily News Magazin», в статье «Что-то случилось с твоей мамой» (10 июня 1979 г.) описывает свои переживания:

В магазине было так много игрушек, что он не знал, какую из них выбрать. Продавец взяла его за руку и показала на ряд бейсбольных перчаток. Он смотрел на биты, грузовики, самолеты. Взяв пожарную машину, он подошел к кассе, не будучи уверен в том, хватит ли у него денег.

«Хочешь взять ее домой и показать маме? — ласково спросила продавец. — Она скажет, что машина хорошая».

Он бросил пожарную машину, вырвал руку и выбежал на тротуар. Он плакал. Его мама умерла. Почему они постоянно напоминают ему, что мамы нет? Умерла, умерла, умерла. Дети в школе дразнили его. Нет мамы. Мама умерла. Он никогда больше не ходил в этот магазин. Никогда.

Мне было шесть, когда я выскочил из этого магазина игрушек на Бродвее. Моя мама умерла несколькими месяцами раньше. Насколько я помнил, она почти все время была больна. Болезнь Ходжкина (лимфогранулематоз), как позже мне объяснили. Много позже. Я узнал об этом, когда набрался смелости спросить.

Дети, перенесшие смерть отца или матери, сохраняют яркие воспоминания того момента, когда они об этом узнают. По статистике, каждый 20-й из детей испытывает этот момент до того, как переходит в старший класс. В этот день останавливается земля, все кажется странным, таким, как в этих трех случаях: Его вызвали к директору на перемене; дядя ждал Ее после школы, и лицо его было странным; Его отец пошел с ним купить мороженое, и когда он откусывал верхушку рожка, прозвучали ужасные слова: «С твоей мамой случилась беда».

«Но какая «беда»?» — спросил Хирши. Далее он пишет об одиннадцатилетнем Бернарде, который отреагировал на смерть отца следующим образом: «Тетя Кэти говорит, что он спит высоко на небесах, но я знаю, что мой отец погиб. Погиб в машине на дороге. Белки погибают на дорогах, и они не кажутся спящими. Я убежал в последний раз, чтобы не видеть белку в луже крови и с высунутым языком. И вообще, если Бог добрый, как он позволил, чтобы папа погиб под машиной?»

Если бы этот мальчик осознавал, что погибло всего лишь тело его отца, а не сам отец, что он еще живет, возможно, находясь в невидимом, духовном теле, чувства ребенка были бы менее горькими, а печаль ослабла. Более того, если бы он понял, что отец продолжает любить его и однажды он вернется на землю в новом физическом теле, когда и сам мальчик вернется в новом теле, чувство потери у него не было бы таким всепоглощающим.

Теория перевоплощения — это не просто сказка на ночь для успокоения нервов волнующегося ребенка. Известные ученые проводят серьезные исследования в этой области (см. главу 4). Один из них, д-р Ян Стивенсон, написал пять больших книг о случаях, когда дети представляют солидный материал, свидетельствующий об их прошлых жизнях, многие из них умерли в прежних своих воплощениях в результате болезни или несчастного случая; некоторые даже погибли насильственной смертью. И все же они опять живут, продолжая свое развитие!

ЖЕРТВА НАЦИЗМА

Если вышеизложенное является фактом, то тоже самое можно отнести и к массовым смертям. Горе людей, потерявших близких в ходе войны, в результате нечеловечески ужасных трагедий, становится невыносимым, если они верят, что у мучеников был единственный шанс жизни на земле и что другого у них не будет.

Стивенсон приводит случай, о котором сообщалось в журнале «Look» (20 октября 1970 г.), когда девушка помнила, что в прошлой жизни стала жертвой нацистов времен Второй мировой войны. Это была «восемнадцатилетняя американка Гейл Хаббишо, дружелюбная брюнетка, выглядевшая несколько моложе своего возраста. С ранних лет ее тяга к иудаизму была настолько сильной, что она покинула воскресную христианскую школу и ее стали возить по субботам в ближайшую синагогу, расположенную в пятнадцати милях от дома... Свинина и некоторые виды моллюсков вызывали у нее отвращение, и она обратилась в иудаизм. С ее сестрой-двойняшкой Сюзан ничего подобного не произошло». Гейл была убеждена, что погибла в нацистской Германии в тридцатые годы. Это совсем не озлобило ее, и она была благодарна, что получила еще одну возможность жить.

В заключение я хочу процитировать трогательные строки из поэмы Уолта Уитмена «Листья травы»:

Я хотел бы передать ее невнятную речь об умерших

юношах и девушках,

А также о стариках, и старухах, и о младенцах,

только что оторванных от матерей,

Что, по-вашему, сталось со стариками и юношами?

Во что обратились теперь дети и женщины?

Они живы, и им хорошо...

Не сомневаюсь, что прежде я и сам умирал десять

тысяч раз [4].

БЕСЕДЫ О ПЕРЕВОПЛОЩЕНИИ СО ШКОЛЬНИКАМИ

Этот доклад подготовила Мирра Ли, получившая в 1977 году почетный титул «Учителя года Америки». Ее преподавательская деятельность сосредоточена вокруг социальных исследований и истории. Она также ведет занятия по просвещению о смерти.

Преподавание — сложная профессия. Преподавание курса, для которого не существует общепринятого плана и методики, сложно вдвойне. Учитель, который начинает вести курс о смерти и умирании, должен быть сильным человеком и преподавателем, готовым иметь дело с неизвестным и неожиданным.

Неизвестное — это те аспекты смерти, которые заинтересуют учащихся; неожиданное — это возможное желание школьников исследовать аспекты предмета, которые недавно оказались в центре внимания общественности. Перевоплощение стало излюбленной темой всех средств массовой информации, популярной темой песен и кинофильмов.

Идея перевоплощения широко обсуждается учащимися. Она должна быть непременно рассмотрена учителем, преподающим предмет о смерти и умирании в дополнение к более обычным его аспектам, потому что на эту тему неизбежно возникнет вопрос хотя бы у одного ученика в классе.

За последние пять семестров я вела несколько курсов, включающих разделы о смерти и умирании. Каждый семестр мы обсуждали идею перевоплощения. Вопрос школьников может прозвучать так: «Что вы думаете о перевоплощении?», или «Можем ли мы поговорить о перевоплощении?», или в скрытой форме: «Я верю в перевоплощение». В какой бы форме это ни выражалось, учащиеся стремятся обсудить этот вопрос.

Поскольку класс должен быть тем местом, где можно было бы открыто обсуждать те или иные вопросы, учителям не следует уклоняться от этого. Я бы не рекомендовала преподавателям самим начинать дискуссию на тему перевоплощения, но, если учащиеся проявляют к ней интерес, не следует ее избегать. Причина, по которой я предлагаю учителю проявлять сдержанность, заключается в том, что в некоторых религиозных общинах поднятие учителем темы перевоплощения может считаться посягательством на их верования.

Однако, если учитель представляет материал о посмертном состоянии людей, который был подтвержден врачами, его нельзя обвинять в том, что он наступает на пятки религии. После ознакомления с таким материалом неизбежно следует обсуждение темы перевоплощения.

Как преподать учителю этот сложный предмет с пользой для себя и учеников; как ему справиться с тревогой, что этот предмет может оказаться религиозной проблемой; что отвечать ученикам в том случае, если они скажут, что западная религия отрицает перевоплощение?

Во-первых, необходимо позаботиться о том, чтобы учащиеся могли свободно, не стесняясь, выражать свои мысли. Для этого требуется создать соответствующую атмосферу и начинать работать над ней нужно уже с начала семестра, ведь она не может возникнуть по требованию, в определенное время. Во-вторых, необходима уверенность, что данный предмет подходит для класса. Если ученики расположены к свободному высказыванию своих мнений и обсуждению концепций, то никаких проблем возникнуть не должно. Третий шаг — ознакомление с предметом и справочными материалами, которые будут подтверждать высказывания учителя.

Часто учащиеся сами ведут обсуждение, учителю же остается только направлять их. Учащиеся могут выдвигать аргументы против концепции перевоплощения, однако обычно они основаны на эмоциях или интуиции.

Учитель должен вести в течение семинара список доводов «за» и «против» по теории перевоплощения; соотносить их с результатами, полученными экспертами в области смерти и умирания, такими как Кюблер-Росс. Советую держать наготове экземпляры книги д-ра Раймонда Моуди «Жизнь после жизни» и «Размышления о жизни после жизни», чтобы школьники могли ими воспользоваться. Познакомьте учащихся с исследованиями перевоплощения и случаев с детьми, проведенными Яном Стивенсоном; сопоставьте исследования Крэнстон и Хеда из книги «Перевоплощение: тайна огня Феникс» с доводами о западных религиях.

Учителю необходимы знания о том, что концепция перевоплощения была неотъемлемой частью как западных, так и восточных религий и что она преподавалась многими из ранних христиан. Здесь действительно незаменима книга Крэнстон и Хеда. Они приводят источники, которые подкрепляют утверждения учителя по этому поводу. В их труде есть главы о перевоплощении в западной философии, литературе, искусстве и о последних открытиях в науке и психологии. Учащихся, скептически относящихся к моим утверждениям, я смогла переубедить, использовав эту книгу.

Хотя слово «перевоплощение» стало широко известно, часто оно неправильно толкуется. Если мы собираемся обсуждать перевоплощение в классе, нам, учителям, следует быть уверенными в наших фактах. Нам необходимо знать, кто и что может перевоплощаться, понимать цель перевоплощения. Большинство людей в мире верят и принимают его как часть своей жизненной философии. Значит, эта концепция, в которую верят так много людей, достойна обсуждения.

Если мы уверены в своих знаниях, фактах и в необходимости их изложения с целью расширения сознания учеников, если мы предоставили учащимся право на свободу мнений, тогда не стоит бояться делать тему перевоплощения частью курсов по смерти и умиранию.

Если бы преподаватели осознали, какое значение исследование смерти и умирания может иметь для учащихся, они незамедлительно ввели бы такой курс в образовательную программу. Он может быть столь же объективен, как обсуждение различных религиозных идей на курсе сравнительного религиоведения, где учащимся предоставляется свобода делать свои собственные выводы.

Мои учащиеся идут от страха смерти к пониманию и принятию этого явления. Они перестают чувствовать страх, потому что многое из того, что было не известно, исчезло. Они избавились от сомнений, как вести себя с умирающими или скорбящими, потому что понимают то, что те испытывают. У них развиваются уверенность и сопереживание. Страх обычно возникает, когда мы сталкиваемся с неизвестным. Смерть и умирание больше не являются его частью.

ДЕТСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ВЕРА В ЗАГРОБНУЮ ЖИЗНЬ

Автор этого доклада — Карен М. Элин, магистр естественных наук.

В гиффордских лекциях в «Положении человечества» У. Маснейл Диксон, выдающийся педагог, заметил: «По всеобщему признанию, жизнь — это путешествие по трудной дороге. А как трудная дорога, никуда не ведущая, может стоить того, чтобы по ней путешествовать? Жить просто так — какое неприносящее пользу действие; жить просто так, да еще и мучаясь, — какой абсурд!» «В этом взгляде, — сказал он, — нет никакой надежды, получается, что ничего нельзя сделать, кроме как ждать своей очереди, чтобы взобраться на эшафот и попрощаться с этой огромной ошибкой, миром большого шума из ничего.

Однако стоит только убедиться, что смерть не является тем, что про нее говорят, и ситуация изменится. Небо просветлеет, дверь для немыслимых возможностей остается открытой, вещи станут вписываться в разумную схему».

«Что за бессмертие можно вообще представить? — спрашивает он. — Из всех доктрин будущей жизни палингенез, или перевоплощение, подразумевающее идею предсуществования, является самой древней и наиболее широко распространенной, «единственной системой, которой, как сказал Дэвид Хьюм, может внимать философия»» [5].

Философы, подобные Хьюму и Диксону, являются не единственными, кого волновали вопросы смысла жизни и смерти. Молодежь часто задумывается над этой проблемой. Это можно проиллюстрировать на таком примере. Преподаватель, приглашенная в специальную школу Калифорнии, предложила нескольким классам сделать выбор: продолжать обучение по стандартной учебной программе или обсуждать предмет смерти. Все единогласно избрали второе. Учащихся попросили нарисовать, какой они видят концепцию смерти, и объяснить свои идеи письменно. В нижеприведенной выборке грамматика и стиль учащихся были оставлены без изменений.

Аллен Льюис: Смерть — это... Что такое смерть? Есть ли жизнь после смерти или же тебя просто опускают на шесть футов вниз? Я иногда задумываюсь над этим. Есть ли рай на небесах? Есть ли ад глубоко внизу? Или же ты просто уходишь в землю?

Думаю, что есть рай и ад. Это зависит от того, послушный ты или нет, говоришь ли ты правду или лжешь. Думаю, что я попаду в ад. Что такое ад? Ад, конечно, не рай. Наверное, ад — это компания крутых бандитов, не разбирающихся в самых простых вещах. Ад — это вечный огонь. Для всех этих бандитов, азартных игроков, пьяниц и наркоманов. Давайте смотреть этому в лицо: после смерти нет никакой надежды.

Рон Лейси. Что значит смерть для меня. Смерть — это когда ты заперт и несвободен, как здесь, когда ты слышишь, как захлопывается за тобой дверь, у тебя сохнет в горле и ты чувствуешь, что только что проглотил комок муки и она никак не пролезет, когда ты чувствуешь, как будто бьешься головой о стену, недоумевая, почему ты здесь и зачем ты совершил этот поступок, приведший тебя сюда. Иногда я задаю себе этот вопрос и думаю, куда я пойду потом. Смерть для меня не значит быть убитым. Человек может умереть много раз

Эти ребята отбывали срок заключения в тюрьме, они ходят в школу в рамках детского судопроизводства Калифорнии, а учителем у них была я.

Меня постоянно мучил вопрос: почему так много из этих ребят чувствуют, что жизнь для них уже кончилась? Для Шона Хейса (15 лет) «находиться взаперти означает первый шаг к смерти. И после этого нет надежды». Почему несовершеннолетние преступники убеждены, что они обречены? Потому что они уверены, что отбывание срока за решеткой сделает их изгоями в обществе. Они убеждены, что загубили свою жизнь, что никогда более у них не может быть безупречной репутации как в своих собственных глазах, так и в глазах людей «там, на свободе».

Отличную от этой картину нарисовал Г. Филдинг Холл, государственный чиновник Великобритании, проживший несколько лет в Бирме.

Заключенные, верящие в карму и перевоплощение, чувствуют все совсем иначе. В книге «Душа народа» он написал:

Несколько лет назад офицер в Рангуне потерял свои банкноты. Он положил их на стол, перед тем как лечь спать, утром же их уже не было. Сумма была незначительной. Она составляла приблизительно 30 рупий; но потеря огорчила его, и, поскольку все поиски и расспросы оказались тщетными, он обратился в полицию.

Полиция установила, что банкноты взял слуга офицера. Мальчика поймали, когда он пытался разменять одну из них. Его арестовали, и он сознался в содеянном. По его словам, он испытывал большие денежные затруднения, а его сестра обратилась к нему с просьбой помочь ей. Сделать этого он не мог. Тем ранним утром, прибираясь в комнате, он думал об этой проблеме. Увидев деньги на столе, он решил их взять. Это было неожиданное искушение, и он его не выдержал.

Когда офицер узнал об этом, он, возможно, захотел бы отказаться от судебного разбирательства и простил бы мальчика; но было слишком поздно. По нашему английскому закону обвиняемый должен предстать перед магистратом. Хозяин гостиницы попросил, чтобы наказание не было суровым. Он утверждал, что мальчик был честен и поддался неожиданному искушению. Но магистрат смотрел на вещи в ином свете. Для судей это было серьезное дело. Мальчика приговорили к шести месяцам заключения в тюрьме строгого режима; его хозяин уехал домой, и прошло совсем немного времени, как он забыл об этом деле вовсе.

Однажды он сидел на веранде и читал перед завтраком, как вдруг по лестнице вбежал какой-то парень и упал перед ним на колени. Это был тот самый слуга. Как только его выпустили из тюрьмы, он прямиком направился к своему старому хозяину, он умолял снова принять его на службу. Но у хозяина были сомнения. «Как я могу тебя взять снова? — сказал он. — Ты был в тюрьме. Я могу простить кражу, но не тюремное заключение».

Парень не мог этого понять. «Если я украл, меня посадили за это в тюрьму. Но теперь это стерто», — повторял он снова и снова. Но англичанин счел, что срок в тюрьме гораздо больший позор, чем само воровство.

Филдинг Холл пишет:

Мальчик совершил кражу. В этом он признался. Он был готов искупить свою вину. Судью это не удовлетворило, он заставил его также искупить грехи других людей. Его наказали дважды, потому что другие, кто избежал наказания, поступали так же плохо. Это было первое, чего мальчик не мог понять. И вот, когда он искупил как свой собственный грех, так и грехи других, когда он вышел из тюрьмы, на него смотрели с еще большим презрением, как если бы он вообще ничего не искупил. Мальчик вышел из тюрьмы с осознанием искупления своего греха; хозяин же смотрел на наказание как на немыслимо худшую провинность, чем преступление.

Офицер при удобном случае всегда рассказывал историю этого слуги, вышедшего на свободу и ожидавшего, что его вновь примут на работу, как любопытный пример загадочного восточного ума. «Подумать только, — говорил он, — он не стыдился того, что был в тюрьме!»

Буддисты верят в абсолютную справедливость — всегда одну и ту же, вечную и неизменную, как законы звезд. Мы считаем наказание унизительным; они думают, что оно должно возвышать, что в его очистительной силе лежит его единственная цель и оправдание. Мы считаем, что грязную одежду нужно порвать; они думают, что ее необходимо выстирать. В большинстве случаев преступники становятся закоренелыми вследствие наказания, того наказания, которое, как принято считать, предназначено для их духовного очищения, но в действительности оно лишь способствует дальнейшему растлению человека. Вместо очищения одежды оно рвет ее и делает бесполезной для жизни [6].

На Востоке люди верят, что если за действия, произведенные в одной жизни — хорошие или плохие — не воздается, то такая компенсация произойдет в будущей жизни. Доктрины вечного ада там не существует. Но мои ученики в колонии для подростков верили, что ад есть, и их ум был наполнен ужасными, гротескными образами, которые они изображали на своих рисунках. Эдди Хайес написал: «Если бы я умер, я бы отправился в ад гореть на костре». Его рисунок изображал его самого, насаженного на вращающийся вертел над горящими, раскаленными углями. Из его уст вырвалось слово «Помогите»!

Во время обсуждений стало ясно, что большинство учащихся, независимо от того, совершили ли они тяжкие преступления или нет, испытывали чувство, которое они не могли ни изобразить на рисунке, ни описать, — убеждение в том, что исправить свои жизни было невозможно. И на вопрос: «Вы хотите, чтобы у вас больше не было неприятностей?» — часто звучал ответ: «Зачем нам исправляться, если мы все равно попадем в ад?» Столкнувшись с таким подходом, легко понять, как человек, совершив преступление раз, может совершить его еще не один раз и стать в конце концов закоренелым преступником.

Неужели мы — учителя, психиатры, психологи и работники социальной сферы — не можем найти способ внушить таким ученикам хоть сколько-нибудь надежды, показать им цель, дать им почувствовать, что жизнь еще не кончена? Должен же быть способ помочь такой ученице, как Конни, которая написала:

Ты рождаешься, живешь и умираешь... что я могу сказать. Многие боятся смерти. Я не боюсь умереть. Я только боюсь того, как и когда умру. Хотя я понимаю, что не буду маленьким ангелом, на которого посмотрит Господь и возьмет в рай, потому что я уже испортила свою жизнь. Я окажусь в аду, потому что я ударила ножом своего отчима. Это ужасное чувство — знать, что ты почти убил человека». [На ее рисунке смерть была изображена в виде ножа, с которого стекала кровь!]

На моих уроках в детской колонии часто цитировались слова великих учителей человечества — слова, исполненные надежды и мужества, дающие человеку возможность ощутить чувство собственного достоинства и ответственности. Когда поднимается тема перевоплощения и класс желает узнать о нем больше, мы иногда читаем слова Будды из поэмы сэра Эдвина Арнольда «Свет Азии»:

Писанье правдиво. Жизнь каждого — дел

его плод.

Всегда плодотворна житейская нива,

И каждый что сеет, то жнет...

Ложь губит себя же сама,

Разбойник чужое опять возвращает,

Себя же разбоем губя...

Ах, братья и сестры! Все боги бессильны

Помочь вам в житейской борьбе.

Хоть ваши дары велики и обильны,

Ищите спасенье в себе!

Тюрьму человек сам себе воздвиг.

У всех одинакова власть.

И каждый делами себе созидает

И радость, и горе, и страсть.

Когда б с колесом изменений, о братья,

Вас всех неразрывно сковать,

То сердце вселенной исторгло б проклятье,

Душе бы пришлося страдать.

Но вы... вы не скованы... Сердце живое

Спокойно, блаженна душа,

И воля сильнее страдания вдвое,

И жизнь может быть хороша [7].

Читая эти строки, я часто смотрела на учеников, чтобы увидеть, понимают ли они то, о чем в них говорится, ибо в нашем современном веке поэзию трудно понимают даже взрослые. Нередко я была поражена и глубоко тронута, видя их лица, сияющие надеждой, как будто бы внутри их обычно тусклых и неосвещенных душ зажигался свет.

«Что означает «у всех одинакова власть»?» — спрашивала я. Отвечали порой вопросом: «Мы тоже божественны?» Стихи нередко вызывали такие замечания, как: «Может быть, стоит бросить преступную жизнь и употребление наркотиков». Некоторые реагировали таким образом: «Может ли путь, выбранный нами в этой жизни, быть тем же самым, который мы выбрали в прежней?» Я отвечала, что если перевоплощение является фактом, то тогда такое возможно. Однако подчеркивала, что тенденции всегда можно изменить в этой жизни. У нас всегда есть свобода выбора лучшего пути.

Сравнение уровня преступности на Западе и Востоке

Растущий уровень преступности среди школьников, как и в обществе в целом, в настоящее время вызывает у нас серьезную озабоченность. Растет ли уровень преступности в государствах, где перевоплощение является основополагающим воззрением? Когда-то британское правительство провело исследование, показывающее уровень преступности среди жителей Индии и Цейлона (Шри-Ланки). Это было сто лет назад, когда влияние западного материализма в этих странах не было столь велико, как сейчас, и соответственно результат индусской и буддийской философии проявлялся в поведении людей более четко. Приведем некоторые данные, показывающие число осужденных за преступления среди жителей Индии и Цейлона:

европейцы — 1 из 274;

мусульмане — 1 из 856;

индусы — 1 из 1361;

буддисты — 1 из 3787;

коренные жители, обращенные в христианство — 1 из 799.

В лондонском периодическом издании «The Tablet» был дан соответствующий комментарий: «Глядя на эти цифры, создается впечатление, что, хотя мы способствуем весьма заметному моральному разложению коренных жителей, обращая их в нашу веру, их естественный уровень нравственности настолько высок, что, как бы мы их ни «христианизировали», нам не удается сделать их такими же плохими, как мы сами» [8]. Эти обращенные в христианскую веру оставили свою веру в перевоплощение и карму в обмен на церковную доктрину прощения грехов. Легче совершить зло, если чувствуешь, что кто-то может тебя простить или что можно отправиться на исповедь и получить там отпущение грехов.

На мой взгляд, сомнительно, что такие оторванные от реальности учения принадлежат Иисусу. В Евангелии от Матфея (7:2) он говорит: «И какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». В Евангелии от Луки (12:59), используя пример человека, посаженного в тюрьму за долги, Иисус сказал, что это общий закон, применимый ко всем нам:

«Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки». Аналогичное высказывание находим у св. Павла: «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (К Галатам, 6:7). Есть также свидетельство тому, что Иисус учил о перевоплощении, как учит иудаизм (см. главы 12 и 13).

Заметьте, что Иисус и св. Павел утверждают, что вы заплатите роено столько, сколько должны; пожнете столько, сколько посеяли, а не вечное наказание. Именно идея вечного проклятия смущает и извращает умы детей.

Когда люди убеждены, что во вселенной существует закон справедливой компенсации, что он действует независимо от того, будут ли они наказаны властями или нет, вряд ли они станут совершать преступления против общества. Теософ Елена Блаватская однажды написала: «Наиболее плодородной почвой для всех преступлений и безнравственности является вера, что людям удастся избежать последствий их собственных деяний. Но стоит им рассказать о перевоплощении и карме, и кроме того о внутреннем чувстве истинного достоинства человеческой природы, и они отвернутся от зла и будут избегать его, как избегают физической опасности» [9].




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (294)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)