Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 17. Исцеление Гарри




 

Гарри слышал только тихое шуршание колёс о дорогу и свистящий ветер, проникающий сквозь щели окон. Они ехали дальше в молчании, только иногда Снейп непроизвольно вздыхал: рана, которую ему нанёс Рон, давала о себе знать в виде сильной боли. Кристина сидела рядом с отцом и всю дорогу молчала. Юноша чуть повернул голову и посмотрел на Гермиону, а та нервно перебирала его перепачканные и свалявшиеся волосы. Это было бесполезно: юный волшебник совершенно ничего не чувствовал, даже боли. Его тело превратилось в камень, и каждое движение было просто невозможным, будто его руки приросли к телу, а ноги друг к другу. Всё же он попытался улыбнуться Гермионе:

— Герми, со мной всё хорошо, я выживу, — прохрипел он не своим голосом, но тут же зашёлся в страшном кашле. Горло разрывало на части, сразу вспыхнула головная боль.

— Гарри… — испуганно прошептала девушка и прижала его голову к себе.

— Мистер Поттер, постарайтесь не говорить, — резко сказал Снейп и повернул руль. — Вам нужно сохранить силы, а то мы вас живым не довезём.

— Нам ещё долго ехать, отец? — спросила дрожащим голосом Кристина и покосилась на бледное и перепачканное лицо Гарри.

— Я точно не знаю, но могу уверить — не меньше часа, это точно. Поэтому, советую вам немного поспать, Поттер, и набраться сил.

— Спи, Гарри, — Гермиона провела рукой по его лицу.

— Я постараюсь, — прохрипел юноша, прикрыв глаза.

Наверное, он действительно уснул, потому что не помнил, как они приехали. Зато вот староста факультета всё прекрасно видела. Они направлялись не в Лондон, а в один из его пригородов. Вдали стали виднеется белые ворота с колоннами, девушка знала, что это один из самых престижных фермерских районов Англии. Здесь издавна жили богатые деятели, которые могли спокойно содержать несколько ферм. Там, внизу, где сейчас с трудом можно было хоть что-то разглядеть, простирались поля и немного фермерских хозяйств, куда входили и местные усадьбы, и строения для сельского и животного ведения хозяйств, принадлежащих этим величественным особам. Кристина очень много рассказывала об этом месте и его жителях, говорила, что здесь они живут совершенно под другим именем, чтобы скрыться от ищеек Волдеморта. Машина подъехала к огромным воротам. Снейп пару раз посигналил, и им навстречу, ворча, вышел мужчина с фонарём. Он был немного полным и довольно низкого роста. Гермиона заметила, как профессор спрятал лицо в тень и заговорил.

— Майкл, открой.

— Мистер Гамильтон?! — подозрительно спросил мужчина.

Гермиона вздрогнула, она на мгновение забыла, что у профессора зельеваренья есть другое имя. «Теперь главное не проговориться, невзначай», — подумала Гермиона и посильнее наклонила голову в тень.

— Да, это мы, Майкл, открой, — теперь уже заговорила Кристина.

— О, юная графиня, — мужчина расплылся в улыбке, а девушка только криво ухмыльнулась.

— Мы очень спешим, Майкл.

— Конечно, я сейчас открою, — однако мужчина не отошёл от машины, а подозрительно посматривал на заднее сидение, где в тени пряталась Герми. — Вы одни?

— Да, — отрезал Снейп. — И если ты сейчас не откроешь, я взломаю дверь, — всё же профессор не выдержал.

— Уже открываю и не зачем так возмущаться, — белые ворота отодвинулись и они проехали. — Я сообщу вашей жене, что вы прибыли.

— Будь так любезен, — проскрипел Снейп и тихо добавил. — Кретин.

— Папа!

— Я сто раз говорил, что нужно сменить сторожа, — слишком он дотошен.

— Майкл выполняет свою работу…

— Завтра же переговорю с мисс Персон.

Гермиона уже не слушала разговор Снейпа и Кристины по поводу неугомонной соседки и подозрительного сторожа, а смотрела в окно. Они проезжали мимо нескольких особняков, расположившихся по разные стороны мощённой булыжником дороги. Дома были похожи друг на друга, как близнецы, их различали только газоны и резные ворота. Они остановились у одного из наиболее крупных домов, который был тупиковым на этой улице. Он был таким роскошным, что девушка не смогла сдержать возгласа. Кристина вышла из машины и быстро набрала пароль на воротах, и те с обычным скрежетом отодвинулись. Путешественники въехали во двор, и Снейп вылез из машины. Он распахнул заднюю дверцу и посмотрел на Гермиону.

— Как он?

— Спит.

— Отлично.

Профессор протянул руки в салон и осторожно вытащил Гарри. Наверное, юноша достаточно исхудал, что алхимик даже бровью не повёл, когда взял его на руки. Он быстрой походной направился к дому, когда из огромной дубовой двери выскочила женщина, её длинные золотистые волосы переливались в свете Луны, а лицо было встревоженным. Серые глаза — точная копия глаз Кристины, такие же хрустально серые. Следом за ней выбежал ещё мужчина, и Гермиона его узнала — это был Сириус. Профессор быстро подошёл к ним.

— Гарри, — сдавлено прошептал Сириус и посмотрел на юношу в чёрной мантии на руках профессора.

— Северус, — в тон ему произнесла женщина.

— Всё хорошо, но его срочно нужно уложить в постель, — жёстко сказал Снейп и, обогнув Блэка, вошёл в дом.

За ним следом направилась женщина и Сириус, а затем и Гермиона с Кристиной. Если бы Гермиона приехала сюда в другой день, она бы подивилась всей этой роскоши, но сейчас девушка не обращала внимания на дорогие ковры и мебель. Да, похоже, никого не волновало, что прибывшие оставляли грязные следы на белом ковролине. Снейп быстро поднялся по лестнице, прошёл по коридору к самой дальней комнате, и, толкнув дверь ногой, осторожно внёс Гарри в тёмное помещение, где сразу загорелся свет.

Комната была небольшой и казалась ещё меньше из-за огромной кровати, к которой сразу направился профессор. Он очень бережно опустил Гарри на бархатное покрывало. При этом укрывающая юношу мантия раздвинулась, показав всем огромные порезы от хлыста на груди. На Поттере были только изодранные и перепачканные в грязи и крови штаны Хогвартсой пижамы.

— Боже мой! — в ужасе прошептала женщина.

— Марианна, — настойчиво сказал Снейп. — Приготовь ванну.

— Сейчас, — она скрылась в глубине комнаты, сверкнув на прощание золотыми волосами.

Снейп медленно приподнял голову Гарри и подложил мягкую подушку, при этом юноша сразу распахнул глаза. Сначала всё превратилось в огромное тёмное пятно, но постепенно юный волшебник стал различать вокруг себя людей: один из них держал его за руку, повернув к нему голову.

— Как ты, малыш? — сказал этот человек голосом Сириуса.

— Сириус, — просипел юноша и сразу закашлялся.

— Тише, — это был голос Снейпа.

— Постарайся не говорить, Гарри, — добавила Гермиона.

— Ты что-нибудь хочешь, — ещё женский голос, принадлежащей Кристине.

— Воды, — прошептал пересохшими губами Гарри.

Он не мог ничего видеть без очков, но почувствовал странную суету вокруг. Потом его кто-то осторожно, но всё же с силой приподнял и поднёс стакан к губам. Юноша дрожащей левой рукой взял его из чьих-то рук и стал жадно пить, но вода практически не попадала в рот, а текла по подбородку. Пальцы всё же не выдержали, и гладкое стекло выскользнуло, разлив воду по покрывалу.

— Простите, — дрожащим голосом прошептал Гарри.

— Ничего страшного, — поспешно сказал Снейп и взял стакан.

— Ванна готова, — в комнату вошла Мари и посмотрела на мужа грустными серыми глазами.

— Спасибо, — профессор подошёл к Гарри. — Нужно вымыть тебя и хорошенько очистить раны от грязи. — Не дав Сириусу и слова сказать, он ловко поднял юношу на руки, правда, немного сморщившись от боли.

— Профессор, я и сам дойду, — с протестом зашептал Гарри.

— Молчите, Поттер, — приказал Снейп.

Он внёс юношу в довольно большую ванную комнату, при этом Сириус не сдержался и присвистнул, дивясь этой роскоши. Но сразу же забыл обо всём, смотря на перепачканного в грязи и крови крестника. Его постепенно начинало бесить, что профессор не даёт ему ничегошеньки сделать, — Гарри ведь не только племянник Снейпа, но ещё и крестник Сириуса. Тем временем, профессор подошёл к огромной квадратной ванне и, присев на колени, бережно снял с Поттера мантию и брюки. Освободив его от одежды, Северус осторожно опустил юношу в полную пены ванну.

— Блэк, придержи его! — приказал он, подходя к шкафчику над раковиной и доставая оттуда пару флаконов.

— Гарри, вода не горячая? — спросил Сириус

Юноша совершенно ничего не чувствовал и ему было всё равно — какая температура у воды, но, чтобы не волновать крёстного, он отрицательно покачал головой. Единственное, что юный волшебник мог ощущать — это приятный аромат лесных ягод, наверное, идущий от обильной пены вокруг. Сириус с болью в сердце смотрел в облик юноши. Даже сквозь грязь и кровь было видно бледное, измученное лицо, искажённое невиданной болью, что пришлось испытать этому человеку.

— Очень хорошо, — сдавлено сказал Блэк и покосился на Снейпа, который сел на колени рядом с ванной и, засучив рукава рубашки, намочил губку.

— Ты будешь чуть придерживать его, а я промою раны, — сказал он.

— Хорошо.

Сириус приподнял Гарри, но тут же чуть было не выпустил его, потому что увидел чёрное спиралевидное Клеймо на плече юноши. Блэк поднял перепуганные глаза на Снейпа, который, похоже, не обратил на это внимания. Профессор бережно водил губкой по лицу племянника, стирая грязь. Сириус подивился тому, насколько это делалось ласково и аккуратно, что казалось, губка практически не касается измученной кожи. При этом лицо профессора было сосредоточенным и напряжённым, он всеми силами старался не причинить юноше хоть малейшую боль. Гарри молчал и, прикрыв глаза, покорно сидел, поддерживаемый руками Сириуса, хотя иногда он всё же всхлипывал из-за жжения в ранах, а когда Снейп нечаянно коснулся Чёрной Спирали, даже вскрикнул. Алхимик отдёрнул руку и прошептал извинения очень осторожным и ласковым голосом. Постепенно Гарри стал ощущать небольшое тепло, идущее от воды, и лёгкие прикосновения губки к его коже. Он, как в тумане, вспоминал, что кто-то надел на него что-то гладкое и приятное на ощупь, а вот как он опять оказался в постели — совершенно не помнил. Сил совсем не было, и юноша, едва его голова коснулась подушки, закрыл глаза и крепко уснул. Сириус вновь подивился тому, как Снейп усердно укутывал Гарри в три одеяла, потом профессор наколдовал десятка два подушек и разложил вокруг. Несмотря на всё это, юного волшебника всё же била мелкая дрожь, и на лбу выступили капельки пота.

— У него жар, — коротко ответил Снейп, приложив ладонь ко лбу Гарри.

— Похоже, ему что-то причиняет боль, — неуверенно предположил Сириус.

— Это клеймо, — тихо, чуть хриплым голосом, ответил Снейп и отвернулся.

— Клеймо?! — Сириус вскинул брови, но, увидев, как дрожат плечи бывшего слизеринца, понял, что Гарри для него действительно дорог. — То, о котором ты рассказывал… Чёрная Спираль!!! — с ужасом продолжил Блэк.

— Да… — сухо ответил алхимик, разговор ему давался с трудом.

— Мы его вылечим, ведь так, — сам того не ожидая, Сириус подошёл к бывшему врагу и положил руку ему на плечо. Снейп резко развернулся и чуть скривился от боли. — Ты же спас уже одного человека, которому подарили это Клеймо. Ты, правда, никогда не говорил — кто это, но я уверен, что он жив и здоров после этого. Поэтому, тебе удастся вылечить и Гарри.

— Конечно, вылечим, — Блэк подивился этим словам, сказанным таким твёрдым и уверенным голосом. — Я причинил ему немало боли, так теперь я должен сделать всё, чтобы он выжил. А этот Дамблдор, который вечно строит неизвестные планы, — зашипел Снейп. — Он не уничтожил Тайную комнату, так мог хотя бы её получше охранять, если знал, что нельзя просто так ликвидировать.

— Он охранял, — осторожно напомнил Сириус. — В ней полно тайн и, наверное, это не так просто…

— И вот к чему это привело! — грозно сказал Снейп и показал рукой на Гарри. — Он едва жив. Ещё пара дней… Это я во всём виноват… — вдруг ни с того ни с сего сказал он.

— Ты?! — Сириус не совсем понял этих слов. — Почему?!

— Я должен был за ним следить более тщательно… — вдруг Снейп опять скривился от боли и обхватил себя руками.

— Ты ранен? — сразу догадался Сириус.

— Это не важно, — сказал он и опять поправил одеяло Гарри, хотя сам прекрасно понимал, что оно лежит вполне нормально.

— Ты должен обработать свою рану, — настоял Блэк. — А то…

— Тебе, какое до этого дела, Блэк?! — вспылил Снейп. — Это мои проблемы.

— Но если с тобой что-то случится, кто вылечит Гарри, — Сириусу было тяжело это признавать, но, действительно, только Снейп сможет хоть чем-то помочь этому бедному мальчику.

— Ты что, передаёшь мне поводья, — ядовито заметил алхимик.

— Я признаю только одно, — Сириус поморщился. — Ты лучший специалист по зельям и сможешь ему помочь.

— Спасибо за доверие, — хмыкнул Снейп. — Побудь с ним, я принесу зелья, — уже мягко сказал он и направился к выходу.

Когда за ним закрылась дверь, Сириус осторожно опустился на край кровати и посмотрел в бледное и искажённое болью лицо Гарри. Юноша тяжело дышал, иногда кашлял, стонал и даже вскрикивал. Мужчина заботливо провёл рукой по его ещё влажной чёлке. И слеза сама по себе скатилась из глаза по щеке, Сириус порывисто вытер её, но уже текла другая. «Почему, ну почему?! Именно этот мальчик, он и так столько вытерпел в своей жизни…»

 

Гермиона и Кристина, по настоянию хозяйки дома, искупались и теперь сидели в гостиной, у камина, молча, наблюдая за огнём. Языки пламени успокаивали и согревали, но Гермионе всё же было очень холодно. Она вспомнила ту ночь, когда Гарри первый раз поцеловал её, и странный кричащий стон хотел вырваться из груди, но девушка опять загнала его обратно. Ей не нужно сдаваться и показывать свои чувства другим, нужно быть сильной и верить. Гермиона посмотрела на подругу, которая напряжённо перебирала пальцами край халата. Её ещё влажные волосы падали на плечи чёрными змейками.«Ей не намного легче, — сказала сама себе староста Гриффиндора. — Рон остался там, и находится не в меньшей опасности, чем Гарри». Их глаза встретились, и Кристина, чуть улыбнувшись, взяла Гермиону за руку. В серых глазах алмазным блеском засветилась надежда.

— Я уверена, что отец сделает всё, чтобы спасти Гарри, — Гермиона только кивнула на эти слова.

— Девочки, хотите немного поесть? — к ним подошла графиня.

Гермиона ещё раз заметила, насколько прекрасна эта женщина. Девушка не думала, что бывают настолько красивые и притягательные внешности. Она была не приторно красивая, а невероятно милая и чистая, казалось, свет идёт изнутри неё и освещает весь этот дом. Может потому что она наследница Ровены и просто обязана быть такой. Эти длинные золотые волосы, словно у сказочной принцессы, завораживали и, наверное, были примером подражания всех девчонок на свете. Эти невероятные глаза цвета горного хрусталя, в них плескалась жизнь и дарила её окружающим. Смотря на чудесную графину, Гермиона ощутила внутри себя силу и надежду. Удивительное тепло разливалось по телу, когда эти глаза смотрели на неё. Девушка решила, что её согрел, наконец, огонь, но на самом деле — это странное волшебство, идущее от этой женщины.

— Я даже не знаю, мама, — Кристина покосилась на Гермиону. — Ты не знаешь, как там Гарри?

— Он спит, — коротко ответила женщина. — Северус сейчас оставил с ним Сириуса, а сам обрабатывает свою рану.

— Я хочу увидеть Гарри, — Гермиона вскочила с кресла.

— Гермиона, девочка моя, — ласково сказала графиня, остановив её. — Пусть он отдохнёт, да и ты сама должна немного поесть. Я попрошу эльфов принести вам фрукты. С ним совершенно ничего не случится.

— Но всё же я смогу его сегодня увидеть?

— Несомненно, мисс Грейнджер.

Все трое подняли голову на лестницу, по которой спускался мужчина. В нём с трудом узнавался профессор Снейп, разве что напряжённое лицо и крючковатый нос. Вечно чёрную мантию сменил пушистый серый свитер и чёрные джинсы. Длинные сальные волосы испарились и превратились в чуть взлохмаченную стрижку. Гермиона от удивления замерла и, не сводя глаз, смотрела на Снейпа. Он сейчас выглядел совершенно другим человеком. Кристина заметила удивление на лице подруги и чуть улыбнулась.

— Северус, как ты? — заботливо спросила графиня и подошла к мужу.

— Нормально, — сухо ответил он и покосился на окоченевшую Гермиону. — Рана была не глубокая, но всё же — пара сантиметров и мистер Уизли проткнул бы меня…

— Он был под заклятием, отец! — вскрикнула Кристина и негодующе посмотрела на мужчину.

— Я знаю и его не виню. Что с вами, мисс Грейнджер, вы что, увидели приведение? — холодно спросил профессор.

— Нет, …я… …вы… — девушка не знала, как лучше выразиться.

— Она удивлена твоим изменением внешности, отец, — пожала плечами Кристина.

— А вы что, думали, я буду в престижном магловском районе ходить в чёрной мантии и с длинными сальными волосами, — хмыкнул профессор.

— К-к-конечно, — кивнула Гермиона, но тут же сделала серьёзное лицо. — Что вы можете сказать по поводу состояния Гарри?

— Для начала… — профессор опустился на диван и поправил рукой волосы. Гермиона вздрогнула: этот жест напомнил о Гарри, который тоже часто вот так проводил рукой по волосам. — Вам, мисс Грейнджер, нужно усвоить несколько вещей. Сейчас мы находимся далеко от волшебного мира, вокруг нас самые настоящие маглы… Думаю, вам не нужно объяснять, как с ними говорить, — хмыкнул Снейп. — Ну, так вот. В этом мире я для вас не профессор, а мистер Гамильтон. Вы должны молчать о Хогвартсе. Если будут спрашивать, вы учитесь вместе с моей дочерью в престижной гимназии в Лондоне. — Гермиона послушно кивнула, можно было этого не говорить, она и так всё хорошо понимала. — Сейчас я всем скажу, что вы приехали на каникулы раньше, потому что хорошо учитесь. Вам всё ясно?!

— Более чем, — кивнула Гермиона.

— Отлично, — Снейп откинулся на спинку дивана, будто расслабляясь, но всё же его плечи были напряжены, а в глазах было много грусти и боли. — Теперь вы можете подняться к Поттеру… — Гермиона вскочила с кресла. — Но только не будите его, и не тревожьте. Кстати, и вам тоже следует хорошенько отдохнуть.

— Хорошо, — кивнула Гермиона и быстро поднялась по лестнице.

Девушка осторожно открыла дверь и вошла в сумеречную комнату, освещённую только небольшой лампой на столе. Она сразу увидела Сириуса, сидевшего на краю кровати и безотрывно смотрящего на Гарри. Мисс Грейнджер тихо прошла до постели, и он сразу вскинул голову.

— Как он? — прошептала она.

— Сейчас спит более тихо, чем раньше, — ответил Сириус.

— Можно я с ним немного побуду? — робко спросила девушка.

— Конечно, — кивнул Блэк. — Пойду чуть-чуть прогуляюсь.

Когда за Сириусом закрылась дверь, Гермиона осторожно села на край постели и подивилась тому, сколько вокруг Гарри было подушек, а из-за одеял практически не было видно его лица, торчала только макушка с разбросанными по белой подушке чёрными волосами. Девушка по привычке запустила в них руку и нежно растормошила пряди. Юноша чуть слышно застонал, повернул голову, но продолжал крепко спать. Его лицо было бледным, а в свете лампы казалось ещё белее на фоне чёрных, как смоль, волос. Под глазами залегли тёмные тени, говорящие о том, что он не спал уже ни одну ночь. На щеке — чуть покрасневшие царапины, и потрескавшиеся от нехватки воды губы. Гермиона с трудом смогла откопать его руку в этих подушках и одеялах. Она сжала его ладонь, и обрадовалась тому, что она была чуть тёплой и такой знакомой. Потом нежно поцеловала её и прислонила к своей щеке. Она хотела, чтобы он сейчас распахнул свои чудные глаза и улыбнулся, но Гарри крепко спал, сжав губы. Девушка немного подержала его ладонь у щеки и опять спрятала. Её удивляло такое количество подушек и одеял, похоже, Снейп немного перестарался. Всё же Гарри для него очень дорог, и он сильно волнуется за него. Вспомнить хотя бы то, когда алхимик получил это злополучное письмо — Гермиона никогда не видела профессора таким: с каким он рвением упрашивал Дамблдора отпустить его спасти Гарри. Однако, скорее всего, зельевар без спроса отправился бы в замок Слизерина, если нужно — даже пешком. Иногда даже удивляешься, насколько люди могут быть дороги друг другу…

От грустных мыслей девушку отвлёк тихий скрип двери. Она резко повернула голову и увидела Снейпа. Он нёс в руке маленькую бутылочку, наверное, какой-нибудь зелье. Профессор бросил быстрый взгляд на Гермиону, при этом его глаза блеснули в свете лампы.

— Он не просыпался?

— Нет.

— Пусть спит, ему нужно набираться сил, — Снейп обошёл кровать и, опустившись на мягкий матрас, откупорил баночку.

— Что это? — сама того не ожидая, спросила Гермиона.

— Жаропонижающие зелье, — не задумываясь, ответил профессор.

— А как же магия? Ведь можно воспользоваться волшебной палочкой?

— Мисс Грейнджер, — он поднял на неё глаза. — Я думал, вы догадаетесь сами. Он потерял слишком много сил, возможно, и магических. Мы точно не можем сказать, что с ним делали, какие заклинания использовали. Поэтому, сейчас опасно применять к нему магию, да и, вообще, колдовать в этой комнате, — невероятно спокойно объяснил алхимик. — Магия для него может оказаться губительной.

— Простите, я не подумала, — девушка чуть покраснела.

Снейп не прореагировал, а, смочив пальцы в растворе зелья, осторожно провёл ими по губам Гарри. Юноша непроизвольно облизнул их, профессор повторил эту процедуру несколько раз. Гермиона подивилась тому — насколько это было бережно и аккуратно сделано, он не хотел ненароком разбудить юношу.

— Мисс Грейнджер, вам следует отправиться спать, — строго сказал профессор.

— Я хочу побыть с ним! — запротестовала она.

— Вы ему ничем не поможете, а вот ещё лечить вас от переутомления, мне бы не хотелось, — в тоне, не принимающем отлагательств, продолжал Снейп.

— Но…

— Завтра утром можете зайти к нему, думаю, он уже проснётся. Вам тоже следует хорошо выспаться. — Снейп, сдвинув брови, посмотрел на девушку. — Если вы не пойдёте добровольно, мне придётся применить магию. Я думаю, вам бы не хотелось этого?! — вскинул бровь профессор.

— Да, конечно, — грустно кивнула Гермиона.

— Вот и отлично.

Девушка медленно встала с постели и направилась к двери, на прощание, взглянув на Гарри. Как только она вышла в коридор, то с силой стукнула ногой об пол. Почему ей не разрешают посидеть с ним, она уже не маленькая и может помочь. Гермиона глубоко вздохнула, внутренне успокаиваясь и уверяя себя, что Снейп лучше неё справится, потом направилась в другое крыло здания, в комнату Кристины.

 

Утром Гермиона вскочила от звука разбившегося стекла. Она резко поднялась и удивлённо захлопала глазами, пытаясь понять, где находится. Потребовалось всего пара секунд для этого. Оглядевшись, девушка увидела пустую кровать Кристины и сразу вылезла из-под одеяла, выбежав в гостиную. В доме Снейпа каждая комната была поделена ещё на несколько небольших: спальня, гостиная, рабочий кабинет. Так вот, Гермиона выскочила в гостиную, потому что, по её мнению, звук раздался именно оттуда. Она распахнула дверь и сразу всё поняла. Посреди комнаты стоял маленький домовой эльф, как потом оказалось, что этот — женского пола, хотя с домовыми эльфами не разберёшь, а в её ногах — осколки от стекла.

— Простите, мисс, — пропищала она, теребя маленькую вязаную юбочку. — Я сейчас всё уберу.

— Нет, подожди, — Герми остановила её. — Как тебя зовут?

— Клара! — вскрикнула Кристина за спиной Гермионы. — Тебя ищет мама.

— Я сейчас, — эльф поклонилась и растаяла в воздухе.

— У вас есть домовые эльфы? — Гермиона посмотрела на подругу.

— Мама с папой долго спорили по этому поводу, — Кристина взмахнула палочкой, и осколки снова превратились в вазу. — Мама хотела, чтобы её эльфы переехали в этот особняк, а отец говорил, что здесь полно маглов, и они могут что-то заподозрить.

— И чем всё это кончилось?

— Мама настояла на своём — эльфы остались в доме, но работают предельно осторожны, и обслуживают только верхние этажи. Папа нанял служанок из волшебного мира, чтобы маглы не удивлялись отсутствием обслуживающего персонала.

— Ясно, — улыбнулась Гермиона и подняла глаза на часы. — Уже полдень, — вскрикнула она. — Я побежала к Гарри.

Она схватила тёплый халат и выскочила в коридор. Проходя в другое крыло через гостиную, девушка остановилась у библиотеки, потому что услышала странный разговор. Из комнаты доносились голоса Снейпа, Сириуса и, к её удивлению, иногда Дамблдора, только для того, чтобы успокоить двух мужчин.

— …Но сейчас с ним всё хорошо! — восклицал Сириус. — Он сейчас спокойно спит и вполне здоров.

— Но это ещё не значит, что завтра с ним будет тоже, — раздражённо говорил Снейп. — Мы знаем, что Тёмный Лорд смог открыть магический канал.

— И что?!

— Блэк, ты всё так же туп…

— Северус?! — раздался хриплый голос Дамблдора.

— А я разве не прав? — заметил Снейп. — Это способствует тому, что Тёмный Лорд забирает у Поттера магические силы, и мы не можем сказать, сколько это ещё продлится… — профессор замолчал, а потом тихо добавил. — Я уверен, что Тёмный Лорд заберёт его силы без остатка и тогда…

— Мы его спасём, слышишь, — закричал Сириус.

— Интересно, как?

— Ты же уже лечил это чёртово Клеймо у кого-то, ты сам говорил об этом, — проворчал Сириус.

— Это было давно, — заметил Снейп. — И тогда дело было проще, и тот человек был старше.

— Но Гарри же наследник Годрика, может быть, у него больше потенциальных сил, — осторожно предположил Сириус. — Он очень сильный мальчик, он разве что не уступает своему отцу…

— Северус, ты должен ему сказать это, — раздался тихий голос Дамблдора. — Знаю, что Джеймс просил тебя, но его уже как пятнадцать лет нет с нами. Думаю, сейчас не будет вреда в этом.

— Хорошо, — небольшой глубокий вздох. — Пациент, которого я в прошлый раз лечил… в общем, — это был его отец. Волдеморт поставил Клеймо Джеймсу, чтобы получить силу Годрика, но я вовремя спас его. Он был под действием Клейма меньше суток, — наступила тишина. Гермиона еле стояла на ногах, она даже не могла себе представить, что Тёмный Лорд ещё тогда пытался получить силу Стихии Огня.

— Но почему ты мне раньше этого не говорил? — раздался тихий, но обиженный голос Сириуса.

— Он просил меня, потому что не хотел волновать Лили или злить тебя.

— Ты же его спас, — напомнил Сириус.

— Да, но я сказал, что всё было гораздо проще. Он поборол действие Клейма сразу, а Гарри… он слишком долго подвержен его воздействию, и боюсь, те методы, которые я применял, не помогут.

— Почему ты так в этом уверен?! — язвительно заметил Блэк.

— Лечение основано на борьбе внутри человека, когда он сам — своими силами — пытается выгнать чёрное из себя. Другого выхода здесь нет, только борьба внутри себя. Гарри слишком слаб и измучен, чтобы бороться…

— Но ведь есть какое-то зелье, которое может хоть как-то помочь или заклятие, — с надеждой в голосе прошептал Сириус. — Или нет! Может, есть противоядие… и ты его сваришь…

— Любопытно из чего, я не знаю его рецепта, — проворчал Снейп.

— Но ты же самый лучший специалист по зельям…

— Только вот зелье, о котором ты говоришь, возможно, даже не существует, а если есть, то это чистая Чёрная Магия, — заметил алхимик. — И его рецепт может знать только Волдеморт. Я готов отправиться за ним, только вот проникнуть в замок будет не просто, там куча всяких заклятий.

— А как же вы сбежали?

— Я точно не уверен, но, похоже, он отпустил нас, — тихо сказал профессор. — Ему уже не нужен Поттер, он забрал у мальчика всё что можно. Уизли был прав, когда отказался возвращаться с нами, только это и помогло нам спастись… Волдеморт теперь ждёт, когда последние капли магической силы перейдут к нему от Гарри…

Снейп осёкся, наступила тишина. Гермиона, стоя у двери, затаила дыхание и с ужасом смотрела, ничего не видя впереди себя. Значит, всё же Гарри до сих пор в смертельной опасности. Неужели ничего не спасёт его, неужели она его потеряет. Девушка с ужасом закрыла лицо, но через пару минут раздался тихий голос Сириуса.

— Я не верю, что ничего нельзя сделать.

— К сожалению, именно так, — голос Снейпа чуть дрогнул. — Мы дождёмся Ральфа, он должен прибыть сегодня. Узнаем у него все подробности.

— Но мы можем хотя бы не дать Тёмному Лорду забрать магические силы Гарри, чтобы стать ещё сильнее? — поинтересовался Сириус. — Что может нам помочь?

— Смерть! — ответил Дамблдор. — Смерть разорвёт связь, и вся сила вернётся к Гарри. Смерть одного из них.

— Нам не убить Волдеморта просто так, — сказал Снейп. — А смерть Гарри…

— Это решать только ему, — твёрдо сказал Дамблдор. — Его сила в его руках.

— Я поговорю с ним, — сказал Снейп.

Гермиона услышала шаги и отошла от двери, быстро направившись в сторону комнаты Гарри. Её сердце сдавливала страшная боль и пришедшее отчаяние, после услышанного разговора. Неужели всё решает только смерть, неужели Гарри должен умереть. Волдеморт, действительно, всё просчитал хорошо, выбрав самого сильного из четырёх. Он заберёт у него всю силу Огня, и могущество Тёмного мага возрастёт. У него в руках будут две Стихии: Огня и Воды. Он будет способен захватить мир, и только четверо Избранных спасут его. И он тут уже всё предвидел: один у него в руках, другой умрёт, отдав свою силу. Гермиона вздрогнула и остановилась перед дверью, с трудом заставив себя улыбнуться. Гарри должен видеть вокруг себя только счастливые лица. Она вошла в комнату. Портьеры были плотно закрыты, возможно, он ещё спал. Девушка сразу заметила графиню, она сидела напротив кровати, на диване, чуть прикрыв глаза, но сразу открыла их, едва услышав шаги.

— Доброе утро, Гермиона, — произнесла она с улыбкой.

— Он всё ещё спит?

— Ещё не просыпался, — ответила хозяйка дома.

— Я побуду с ним? — девушка вскинула глаза на графиню.

— Конечно, конечно, — та ещё раз улыбнулась. «До чего Кристина на неё похожа», — подумала Гермиона. — Когда он проснётся, сразу сообщи мне. Ему нужно обязательно немного поесть.

Девушка кивнула уходящей женщине и подошла к постели. Гарри спал, свернувшись калачиком и спрятав голову в подушках. Гермиона осторожно присела на край кровати и внимательно посмотрела на него. Через пару минут он зашевелился и, перевернувшись на спину, распахнул глаза.

— Как ты, Гарри? — она нежно поцеловала его в лоб.

— Герми?! — прошептал он хриплым ото сна голосом. — Сколько прошло времени?

— Ты проспал ночь и пол дня. Сейчас около часа, — Гермиона потянулась за очками и нацепила их ему на нос.

— Теперь я совсем другой человек, — он попытался улыбнуться, но сразу сморщился. — Я не помню точно, как оказался здесь…

— Это дом Снейпа, вчера мы привезли тебя, — ответила девушка и села глубже.

— Дом Снейпа?! — юноша задумчиво осмотрел комнату. — Здесь такая роскошь…

— О! Наш профессор оказался весьма богатым, точнее, его жена, — заметила девушка.

— Это заметно, — Гарри попытался приподняться.

— Ты хочешь что-нибудь? — Гермиона помогла ему сесть, подложив за спину подушку.

— Если честно, — он устало прикрыл глаза. — Спасти Рона от этого злодея.

— Гарри, — девушка испуганно посмотрела на него. — Мы тебя еле вытащили, а ты опять хочешь в это жуткое место. Рон умный и знает, что делать.

— Ты не понимаешь, он в опасности, — Гарри резко выпрямился и сразу сморщился от боли в плече. — Ему тяжело…

— Ты подумал обо мне, — дрожащим голосом вскрикнула Гермиона и вскочила с кровати. — Подумал, каково будет мне, Снейпу, Сириусу, даже Рону… если ты…

— Я всё равно умру — днём раньше, днём позже, — холодно сказал юноша. — Клеймо открыло магический канал, и Волдеморт забирает мои силы. Возможно, скоро их не останется ни капли. Но я должен успеть сделать что-то полезное для мира. Например, спасти Рона…

— Ты и так слишком много сделал, но тебе не отплатили тем же, — голос Гермионы дрожал, как натянутая струна. — Ты забыл, что многие до сих пор считают тебя сумасшедшим…

— Мне всё равно, Герми, — он вскинул на неё глаза.

— Ты не можешь так говорить. Тебе не безразлично. Ты — Гарри Поттер!

— Который лежит в постели и не состоянии даже стакан удержать, — монотонно закончил Гарри.

— Снейп тебя вылечит, — твёрдо сказала девушка. — Он не позволит тебе умереть.

— Хотелось бы верить! — устало сказал юноша, опустившись на подушки. — Я должен выжить, чтобы спасти Рона.

— Конечно, должен, — Гермиона обняла его. — И ты выживешь.

— Спасибо, — прошептал Гарри, обнимая её левой рукой, правая бессильно лежала рядом.

— Ты не хочешь поесть? — она отстранилась от него.

— Не знаю, я уже привык без пищи прозябать в камере, — пожал плечами Поттер.

— Но теперь ты должен питаться, чтобы встать на ноги… — звонко сказала девушка.

— Я и так могу, — Гарри улыбнулся и скинул одеяла. — Господи, сколько подушек?! — воскликнул он.

— Это Снейп постарался, чтобы ты не замёрз.

— Да?! — юноша вскинул брови, а потом свесил ноги с постели.

— Гарри, может всё же не стоит, — жалобно прошептала Гермиона.

— Я могу встать, я чувствую прилив сил, — Гарри свесил ноги с кровати. Голова кружилась, но он ни за что бы не признался в этом девушке. Вырваться из того жуткого подземелья было для него, приговорённого к смерти, равносильно помилованию, юноше хотелось верить, что теперь всё будет хорошо — ему помогут, он преодолеет Клеймо и выживет. И видеть Гермиону наяву, а не в бреду и видениях, было таким счастьем, что ему казалось — всё по плечу, он сможет всё превозмочь.

Юноша подошёл к окну. Солнце… Как он соскучился по солнечному свету и теплу… Он отдёрнул штору левой рукой, сноп золотистых лучей ворвался в комнату, заплясал зайчиками на блестящих поверхностях. Гарри улыбнулся, слабо, но радостно. Гермиона ловила мельчайшие оттенки сменяющихся выражений на его лице. И тут ОНО пришло вновь. Девушка увидела, как его глаза стали пустыми, словно обращёнными внутрь, зрачки мгновенно расширились — приступ боли скрутил его и повалил на пол. Обрывая штору, Гарри упал на колени и сжался, обхватив себя руками. Чёрный водоворот неумолимо затягивал, он чувствовал, как высасывается из него жизнь, как дробятся кости, и он всё дальше втягивается в чёрную воронку, горящую призрачным светом. Кажется, он кричал. Гермиона опустилась на колени, губы дрожали, она обхватила трясущегося и стонущего от боли Гарри, и замерла, пытаясь забрать его боль себе…

В этот момент в комнату вошёл Снейп с подносом полным фруктов. Не увидев в постели Гарри и заметив сорванную занавеску, он, не думая, швырнул поднос в сторону и подбежал к скорчившимися на полу юноши и девушки. Он сел на одно колено и, оторвав Гермиону от свернувшегося калачиком Гарри, быстро извлёк из кармана баночку с зельем. Профессор резко развернул юношу и влил ему в полуоткрытый рот зелье. Постепенно тот перестал дёргаться, а расслаблено уткнулся Снейпу в грудь.

Гарри почувствовал, что кто-то влил ему в рот жидкость, и боль сразу отступила, но перед глазами наступила темнота, всё тело ныло и, казалось, совершенно не своим. Он уже не помнил, как профессор поднял его на руки и опустил в постель, укутав в одеяла. Гарри был без сознания, ослабленный организм не смог перебороть боль, поэтому силы оставили его.

— Что случилось, мисс Грейнджер? — Снейп поднял на неё грозные глаза.

— Он захотел встать… — дрожащим голосом начала она. — Я пыталась остановить его, но Гарри поднялся на ноги… Сначала всё было нормально, он дошёл до окна, открыл одну штору, а потом… — она замолчала.

— Он упал на пол и закричал от боли, — закончил профессор, девушка кивнула. — Это всё Клеймо, Тёмный Лорд причиняет ему боль…

— Его можно уничтожить? — спросила Гермиона и покосилась на бледное лицо бессознательного Гарри.

— Да, — ответил профессор.

— Вы сможете это сделать?

— Мисс Грейнджер, это причинит ему сильнейшую боль, и он сам должен решить. А сейчас вы не могли бы меня оставить, я должен его осмотреть.

— Да.

Как только Гермиона вышла за дверь, то устало прислонилась к стене и, обхватив себя руками, уставилас<




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (336)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)