Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Разработка, источники, структура




Лекция 4. Государственная централизация XIII - XV вв. Судебники XV - XVI вв. (2 часа)

План: 1) Создание единого Русского (Московского) государства в XIII – XV вв.: предпосылки, этапы централизации. Особенности социально-экономического и политического развития Московского княжества. Новая государственная идеология. 2) Развитие правовой системы: источники права, формы законодательства, частные акты. 3) Судебники XV – XVI вв.: разработка, источники, структура, отраслевая характеристика

 

II. Развитие правовой системы Московской Руси в XIV - XVI вв.

Источники права, формы законодательства, частные акты

В период централизации главным источником права становитсязакон. Однако сохраняется влияние таких источников права как юридический обычай и судебный прецедент. Например, термин «приговор» не только буквально означает судебное решение Боярской думы как высшего судебного органа, которое становилось основанием (прецедентом) для нижестоящих судов, но и закон, принятый Боярской думой в качестве законосовещательного органа. Многие вопросы государственного права, в том числе и деятельность самой Думы, регламентировались нормами правительственного обычая.

Формы законодательства.

Законы Московского периода можно разделить на 2 основные группы:

А) Общегосударственные законы, действие которых распространялось на все население Московского государства: указы великого князя Московского; приговоры Боярской думы; грамоты Земских соборов (с середины XVI в).

Б) Локальные (или сепаратные) законы – грамоты великого князя Московского, действие которых распространялось либо на население отдельной территории Московского государства, например уезда (территориальные акты), либо на частных лиц – физических или юридических (частные акты).

Рассмотрим основныевиды территориальных грамот:

1) Уставные грамоты наместничьего управления(XIV - первая половина XVI вв.). Выдача данной грамоты Московским князем рассматривалась как пожалование населению определенной местности, которое жаловалось («било челом») князю на злоупотреблении его чиновников – наместников и волостелей. В грамотах регламентируется финансовая, административная, судебная деятельность указанных должностных лиц. Наиболее интересными примерами уставных грамот являются Двинская грамота 1397 г. и Белозерская грамота 1488 г., в которых регламентируются нормы «корма» - содержания наместников, виды пошлин, повинностей для населения; определяется компетенция, порядок судопроизводства в местных судах. Например, в Двинской грамоте впервые в московском праве появляются нормы о смертной казни, телесных наказаниях, понятие рецедива.

2) Уставные грамоты земские и губные (30-е гг. – кон. XVI в.). Данный вид грамот появляется в ходе реформирования системы местного управления в середине XVI в., когда на смену княжеским чиновникам – наместникам и волостелям, пришли выборные органы самоуправления - земские и губные избы. Грамоты регламентируют порядок формирования, финансовую, административную, судебную деятельность изб (например, Важская земская грамота 1552 г., Белозерская губная грамота 1539 г.).

 

Рассмотрим основные виды частных грамот – жалованных,поскольку грамоты содержали пожалование Московским князем отдельных привилегий или льгот частным лицам – физическим (например, боярам) или юридическим (например, монастырям):

1) Вотчинные грамоты - пожалование земли, угодий.

2) Льготные (иммунитетные) грамоты – освобождение от общих налогов (обельная грамота) или от общей подсудности (несудимая грамота).

3) Тарханные грамоты – освобождали и от налогов, и от подсудности. Были отменены Судебником 1550 г. (ст. 43), сосредоточившим все суверенные права (судебные, финансовые) в руках великого князя Московского.

Помимо территориальных и частных грамот можно отметить особый вид грамот, регламентировавших отношения между князьями (вопросы по разделу территории Московского княжества, распределению уделов, вопросы военного, административного, судебного характера)духовные грамоты (завещания) Московских князей и договорные (крестоцеловальные) грамоты великого князя Московского с удельными князьями (древнейшей является грамота 1341 г. – договор между сыновьями Ивана Калиты, самой поздней – грамота 1531 г. – договор Василия III с братьями Юрием и Андреем).

III. Судебники XV – XVI вв. как памятники права

Разработка, источники, структура

Судебники 1497 и 1550 гг. являются первыми правовыми памятниками общерусской кодификации. Государственно-политическая централизация XV - XVI вв. сопровождалась созданием единой правовой системы и перестройкой феодального суда.В этот период повышается роль писаных источников права, значительно увеличивается объем законодательного материала, что является отражением тенденции к упрочению государственной власти, усилению централизации русской общественной жизни. Судебник 1550 г. прямо предписал: «А вперед всякие дела судити по сему Судебнику и управу чинити по тому, как царь и великий князь в сем своем Судебники с которого дни уложил» (ст. 97). К высшей государственной власти надлежало обращаться и при решении дел, не предусмотренных Судебником. В этом случае издавался дополнительный указ, который «приписывался» к Судебнику, т. е. также получал письменную форму (ст. 98).

Судебник Ивана III (великокняжеский) стал первым опытом составления единого для всей Руси законодательного сборника. Рукопись Судебника (единственный известный список данного документа) была обнаружена в 1817 г. П. М. Строевым и опубликована им совместно с К. Ф. Калайдовичем в 1819 г. В рукописи нет постатейной нумерации. М. Ф. Владимирский-Буданов при публикации текста в своей Хрестоматии, изданной в 1873 г., разделил его на 68 статей. Данная нумерация стала общепринятой в историко-правовой науке.

Судебник был принят в сентябре 1497 г. («лета 7006 месяца септемврия») великим князем Московским Иваном III совместно с другими членами правящей фамилии и Боярской думой («уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детми своими и с бояры»). У исследователей нет достаточно точных данных о непосредственном процессе выработки текста Судебника. Традиционно в историко-правовой науке считалось, что составителем данного документа был «сын боярский» Владимир Елизарович Гусев, казненный вскоре после принятия Судебника за участие в антиправительственном заговоре. Я. С. Лурье и Л. В. Черепнин, исследовав краткие сведения летописи, высказали предположение о непричастности Гусева к выработке текста Судебника. По их мнению, основными участниками составления сборника были бояре-князья Патрикеевы. Однако пока нет достаточных оснований отходить от традиционной точки зрения. Можно лишь полагать, что работу над проектом Судебника осуществлял не один Гусев, а целая правительственная комиссия; заголовок Судебника, гласящий о принятии данного акта Иваном III совместно со своими детьми и боярами, позволяет думать, что проект Судебника обсуждался на заседаниях Боярской думы при участии Ивана III и его детей.

Источниками Судебника 1497 г являются Русская Правда (ст. 55 о займах, ст. 62 о меже, ст. 66 о холопах), нормы обычного права, Псковская судная грамота (ПСГ впервые в законодательстве вводит понятие государственной измены, различает следственный процесс от искового, допускает использование наймитов в судебном поединке и т. д.). Важнейшим источником являются уставные грамоты наместничьего управления. Например, Двинская уставная грамота 1398 г. впервые в русском законодательстве вводит смертную казнь через повешение и обязанность общины выдавать убийцу наместнику; выделяет посул уже как взятку, т. е. должностное преступление; противопоставляет умышленное убийство неумышленному; впервые в светском законодательстве выделяет новый вид преступления — оскорбление словом, дифференцируя ответственность в соответствии с социальной принадлежностью оскорбленного; значительно ужесточает наказание за третью кражу, вводя понятие рецидива; устанавливает ответственность наместников перед центральной судебной властью за учинение злоупотреблений. Уставная грамота 1488 г., данная Иваном III Белозерскому княжеству вскоре после включения его в состав великого княжества Московского, определяет виды, размеры и порядок взимания кормов наместниками и их помощниками (тиунами, доводчиками), а также права и обязанности их по сбору пошлин и в области суда и управления. В ней же закреплялась необходимость участия в суде у наместников «дворских, старост и лучших людей». Это положение, направленное на ограничение прав кормленщиков, получило подробную регламентацию в Двинской уставной грамоте 1549/50 г. Помимо перечисления участвующих в суде должностных лиц, грамота определяет их права и обязанности.

К числу источников Судебника, помимо уставных грамот наместничьего управления, можно отнести разного рода жалованные грамоты, княжеские указы, приговоры Боярской думы, инструкции в области суда и управления. Например, согласно исследованиям С. В. Юшкова, при составлении Судебника были использованы: «Указ наместником о суде городскым» 1483/84 г., предусматривавший привлечение к участию в суде представителей местного населения, регламентацию судебных пошлин, установление твердых сроков, которых должны придерживаться кормленщики, вызываемые через приставов к ответу; «Указ о езду», содержащий таксу пошлин за поездку приставов в различные города Московского государства; «Указ о недельщиках». Источниками при составлении Судебника служили также грамоты отдельных княжеств, устанавливавшие срок «отказа» крестьян (первой грамотой, определившей срок «отказа» крестьян в Юрьев день, была, очевидно, грамота Белозерского княжества середины XV в.), сроки исковой давности по земельным спорам (об исковой давности в три года и шесть лет по земельным спорам говорят грамоты Звенигородского уезда, а также Правосудие Митропольчье).

Источниками права рассматриваемого периода, и в частности, Судебников, являются не только нормы светского, но и церковного законодательства: Кормчая книга, Правосудие Митрополичье, Мерило Праведное.

Система великокняжеского Судебника обусловлена задачей создания единого для всей Руси права. Для выполнения этой задачи требовалась систематизация законодательства, но — систематизация особого рода. Речь шла, в первую очередь, не об организации правового материала по отраслям и институтам, а о том, чтобы свести нормы, разбросанные по различным законодательным актам Московского государства и бывших самостоятельных княжеств, содержащиеся в различных правовых памятниках прошлых эпох, в единый общерусский судебник.

Однако, создатели Судебников не ограничились компиляцией законодательного материала, а подвергли его соответствующей переработке. Причем важно подчеркнуть, что отбор и переработка правовых норм носили целенаправленный характер. Они были подчинены интересам укрепления государственной власти, усиления централизации общественной жизни. М. А. Дьяконов, давая оценку Судебнику 1497 г., отметил, что он «очень краток и беден содержанием даже по сравнению с Русской Правдой, не говоря уже о Псковской судной грамоте». Это вполне объяснимо. Составители Судебника отбирали из предшествующей законодательной практики то, что имело наибольшее значение для возникшего централизованного государства. Естественно, что это были, прежде всего, нормы, регулирующие различные аспекты управления и отправления правосудия.

Наличие в Судебнике 1497 г. определенной системы по сравнению с предшествовавшими актами впервые отметил М. Ф. Владимирский-Буданов. Данная система обусловлена объединительной, централизаторской задачей и, прежде всего, задачей централизации судебной системы: 1-я часть – о суде центральном (ст. ст. 1 – 36; внутри этой части уголовное право представлено ст. ст. 9 -14); 2-я часть – о суде местном (ст. ст. 37 – 45; во 2-й части встречается много повторов норм 1-й части: ср. ст. ст. 4, 5, 6 со ст. 38, ст. 8 со ст. 39, ст. 16 со ст. 40, ст. 18 со ст. 42, ст. 20 со ст. 43); 3–я часть – постановления, относящиеся к процессуальному и гражданскому праву (ст. ст. 46 – 66; в этой части много заимствований из Псковской судной грамоты, которая, однако, относительно гражданского права стоит неизмеримо выше Судебника); 4-я часть – дополнительные процессуальные статьи 67 и 68. Предложенное М. Ф. Владимирским-Будановым выделение из состава Судебника четырех частей было воспринято всеми последующими исследователями.

Таким образом, Судебник 1497 г. является памятником преимущественно уголовно-процессуального права, актом, определившим устройство судебной власти в Московском государстве.

Судебник Ивана IV (царский) является уже более высокой ступенью развития кодификации. Его текст сохранился более чем в 40 списках и содержит постатейную нумерацию (100 ст.ст.).

Первая публикация текста Судебника 1550 г. связана с именем В. Н. Татищева. В 1734 г. он преподнес рукопись Судебника «яко вещь дивную» императрице Анне Ивановне. В 1768 и 1786 гг. текст Судебника, снабженный примечаниями Татищева к большинству из 100 статей и дополненный указами правительства с 1550 по 1607 гг., был издан Г. Ф. Миллером. Впоследствии тексты Судебников 1497 и 1550 гг. издавались неоднократно.

Заголовок, аналогичный тексту заголовка Судебника 1497 г. свидетельствует о том, что царский Судебник был утвержден на заседании Боярской Думы в июне месяце 1550 г. («лета 7058 месяца июня»). Большинство исследователей высказывают точку зрения, что Судебник был принят на созванном в 1550 г. Земском соборе. В 1549 – 1551 гг. в Москве было созвано несколько совещаний, задачей которых являлось навести порядок в «земском устроении». В феврале – марте 1549 г. состоялось собрание бояр и духовенства, к участию в котором были привлечены и служилые люди («Собор примирения»). На этом собрании был решен вопрос о подготовке нового свода законов. В июне – июле 1550 г. состоялось еще одно собрание Боярской думы, Освященного собора, служилых людей и, возможно, представителей верхушки московского купечества (гостей) в присутствии царя. Это фактически и был первый Земский собор, который принял новый Судебник и поставил ряд важнейших вопросов государственной жизни. В 1551 г. царский Судебник был утвержден Освященным (Стоглавым) собором.

Таким образом, Судебник 1550 г. не только оформил успехи политической централизации, но и открыл новый этап истории Московского государства, стал первым законодательным актом сословно-представительной монархии.

Источники. По мнению большинства исследователей, Судебник 1550 г. представляет собой исправленный «по старине» Судебник 1497 г., дополненный грамотами (уставными, губными, жалованными) и указами, вышедшими за 53 года после издания первого Судебника. Так, Судебник 1550 г. включал, например, судный список 1498—1505 гг., содержащий ссылку на 40-летний срок давности по суду о земельных делах; правую грамоту 1550 г., упоминавшую «указ вотчинам». Закон от 28 февраля 1549 г. об ограничении суда наместников в отношении боярских детей, которых они не могли судить ни в чем «окромя душегубства и разбоя», явился прообразом ст. 64 Судебника, так же как уставные грамоты о введении целовальников и избных старост вошли в ст. ст. 62 и 68. Определяющими для монастырской и вотчинной юрисдикции были несудимые грамоты 1534— 1538 гг., а законодательство 40-х годов, представлявшее верхам посада большие права в местном самоуправлении, отразилось в ст. ст. 26, 43, 91, предусматривавших ряд льгот для горожан в ущерб церковному землевладению. В Судебнике использованы постановление от августа 1503 г., предусматривавшее ответственность духовных властей за мздоимство, «приговор» от 15 сентября 1550 г. о запрещении духовным феодалам создавать новые слободы и ставить в старых новые дворы и др.

Система. Представляя новый шаг в развитии юридической техники, Судебник 1550 г. разбит по содержанию на статьи, которые большей частью тематически сгруппированы, например ст. 76—97, относящиеся к гражданскому праву. Основываясь на системе М. Ф. Владимирского-Буданова в комментарии к Судебнику 1497 г., С. И. Штамм дает следующую систему норм Судебника 1550 г.: 1) нормы о суде центральном (ст. ст. 1 – 61, из которых часть относится к уголовному праву); 2) нормы о суде местном (ст. ст. 62-75); 3) нормы материального, преимущественно гражданского права, и процесса (ст. ст. 76 – 97); 4) дополнительные статьи, посвященные процессуальному праву (ст. ст. 98 – 100). Аналогично предыдущему Судебнику, основное внимание уделяется нормам, регулирующим судоустройство и судопроизводство в направлении дальнейшего усиления центральных судебных органов. Однако, сравнительно с великокняжеским Судебником, нормы гражданского права получили в царском Судебнике большее развитие.

По мнению А. А. Зимина, из 100 статей царского Судебника 37 были совершенно новыми, а в остальных текст великокняжеского Судебника подвергся кардинальной переработке. Одним из наиболее распространенных приемов переработки законодательного материала был прием, заключающийся в дополнении содержания какой-либо старой нормы новым положением. Так, при формулировании ст. ст. 9—10 Судебника 1550 г. было воспроизведено содержание уголовных ст. ст. 4—5 Судебника 1497 г., но одновременно в заключении было определено наказание за правонарушение, которое ранее не устанавливалось. При составлении ст. 35 Судебника 1550 г. было заимствовано содержание ст. 17 Судебника 1497 г. с одним добавлением, согласно которому правомочие выносить судебное решение по делам о холопах и выдавать холопам отпускные грамоты предоставлялось, помимо боярина, также служащим государственного аппарата: дворецким, казначеям. Сопоставление ст. 77 Судебника 1550 г. со ст. 18 Судебника 1497 г. дает пример несколько иного приема переработки старой нормы. В данном случае не новое положение дополняет ранее сформулированную статью, а, наоборот, содержание старой статьи дополняет новое положение. Очень часто переработка законодательного материала шла путем замены отдельных терминов или фраз. Так, при формулировании ст. 16 Судебника 1550 г. было повторено основное содержание ст. 48 Судебника 1497 г., но фраза «ино судити на того волю, на ком ищут» была заменена на более определенную «ино судити на ответчикову волю».

Тексты общерусских Судебников XV—XVI вв. не показывают сколько-нибудь развитой систематизации законодательного материала по отраслям и институтам. Тем не менее, в некоторых случаях приемы группировки сходных правовых норм все же применялись. Так, при работе над Судебником 1550 г. были сгруппированы ст. ст. 39 и 9 Судебника 1497 г., посвященные одному и тому же предмету правового регулирования. Они составили соответственно ст. ст. 60 — 61. Одновременно была осуществлена определенная редакционная переработка. Интересный пример дает нам ст. 87 Судебника 1550. г. При ее составлении была воспроизведена без каких-либо существенных изменений ст. 62 Судебника 1497 г. Однако была исключена фраза «и за рану присудят, посмотря по человеку и по ране и по рассуждению». В этом можно видеть попытку обособить уголовно-правовое содержание от гражданско-правового.

По сравнению с великокняжеским Судебником, царский Судебник значительно усиливает роль центральных судебных органов и одновременно – зависимость кормленщиков от органов местного самоуправления. Более детально регламентируются права служилого дворянства (например, пытаясь уничтожить привилегированность крупных землевладельцев, Судебник отменяет выдачу тарханных грамот и предусматривает отобрание старых – ст. 43; освобождает дворянство от подсудности бояр-наместников и т.п.). Судебник 1550 г. выделяет новые, особо опасные виды преступлений, впервые вводит тюремное заключение, значительно увеличивает применение торговой казни. Впервые в русском законодательстве вводится положение о том, что закон обратной силы не имеет, определяется порядок издания новых законов и обязательность «вершения» всех дел, за исключением дел церковной подсудности, по Судебнику. При отсутствии закона предписывается издание нового, который становится дополнением Судебника (ст. 98). Сформулированные в царском Судебнике общие определения о силе действия закона во времени и порядке составления новых законов, помогли, по словам, Ф. М. Дмитриева, за столетие от Судебника 1550 г. до Уложения 1649 г. выработать ту форму судопроизводства, которая являет собой уже целую систему.




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (533)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)