Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


РАЗВЕРТЫВАНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. СРАЖЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ




СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение

1. Начало войны

2. Развертывание военных действий. Сражения в Восточной Пруссии

3. Дальнейший ход военных событий. Галицийская битва

4. Летне-осенний кризис 1915 г. Великое отступление и его причины

5. Брусиловский прорыв

6. Нарастание общенационального кризиса. Февральская революция

7. Развитие событий после Февральской революции

8. Июньское наступление. Последние сражения русской армии

9. Брестский мир

Заключение

Список литературы

 

ВВЕДЕНИЕ

Первая мировая война выросла из противоречий двух групп империалистических держав, соперничавших в борьбе за раздел и передел мира.

Хотя главными предпосылками войны были экономические противоречия союзов великих держав, политические расхождения и споры между ними, конкретным поводом к ней явилась драма, порожденная национально-освободительным движением славян против австрийского владычества.

Возникший конфликт можно было бы урегулировать мирным путем, но Австро-Венгрия считала, что настал удобный момент, чтобы навсегда покончить с национальным движением (в том числе и террористическим), базировавшимся на Сербию, а ее мощный покровитель и союзник Германия полагала, что в данный момент она лучше подготовлена к войне, чем Россия и даже ее союзники Франция и Англия.

В отношении последней кайзер питал иллюзии, что она останется нейтральной. В итоге европейская война, давно и многими ожидавшаяся, разразилась неожиданно и вызвала первый в истории военный конфликт, разросшийся до мирового масштаба.

Он стал возможным вследствие того, что к этому времени Германия из отсталого государства превратилась в сильную державу. Сформировалось два блока стран:

1) Англия, Франция, Россия

2) Германия, Австро-Венгрия и Италия, которые обладали высокими темпами экономического развития и почти не имели колоний. Эти страны сначала заключили между собой экономический договор, затем политический, а следом и военный. Образовался «Тройственный союз», который явился первым военным союзом.

«Тройственному союзу» нужны были колонии (для торговли и добычи сырья), они ратовали за передел уже «поделенного» мира.

В 90-е годы образовался второй военный союз «Антанта», в который вошли Англия, Франция, Россия. Этим странам были свойственны низкие темпы экономического развития, все они имели колонии, которые стремились сохранить. В начале 20-го века обострились Англо-Германские, Франко-Германские, Русско-Германские, Русско-Австрийские отношения. Англия пытается ослабить Германию, направив ее на Россию. Франция хочет реванша, а Германия не желает уступать ей первое место. Русско-Германские и Русско-Австрийские отношения обострились из-за влияния на Балканах: Австро-Венгрия требует прекращения помощи Балканам. Именно эти противоречия двух групп крупных империалистических держав явились главными предпосылками первой мировой войны.

 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

 

На конец июня 1914 года Австро-Венгрия назначила проведение военных маневров на границе с Сербией. 28 июня на открытие маневров должен быть приехать наследник престола эрцгерцог Франц-Фердинанд.

Сербская националистическая организация «Народна одбрана» постановила совершить террористический акт против эрцгерцога. Покушение должны были осуществить два серба: Гаврила Принцип, гимназист, и рабочий Неделько Чабринович. 28 июня в центре города Сараево Принцип убил из пистолета эрцгерцога и его жену, ехавших в открытой машине. Сараевские выстрелы положили начало экстренной политической активности. Почти месяц готовили австрийские власти свою ответную меру. И 23 (10) июля Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, поставив срок в 48 часов для пресечения антиавстрийской пропаганды и деятельности с территории страны. Большинство пунктов ультиматума были приемлемы. Но два из них – допущение австрийских следователей на территорию страны и введение ограниченного контингента войск – задевали суверенитет и национальное достоинство маленького славянского государства.

О предъявлении ультиматума и его примерном содержании в Петербурге узнали в тот же день от советника итальянского посольства Мотереале. 24 (11) июля пришла телеграмма из Белграда, а австро-венгерский посол вручил текст ноты официально. Российский министр иностранных дел С.Д. Сазонов, ознакомившись с новостями из Белграда и Вены, воскликнул: «Да это европейская война!» Сазонов позвонил царю, и тот после доклада о содержании ультиматума заявил: «Это возмутительно!» - и приказал держать его в курсе дел. В этот же день в 3 часа дня состоялось заседание Совета Министров, на котором, в частности, было принято решение просить совместно с другими державами Австро-Венгрию продлить срок для ответа Сербии, посоветовать Сербии не принимать боя с австрийскими войсками и обратиться к главным европейским державам с просьбой коллективно рассудить возникший спор. Одновременно было решено о мобилизации четырех военных округов и Балтийского и Черноморского флотов. Эта мера предпринималась исключительно как демонстрация силы против Австро-Венгрии, но никак не против Германии.

Послам в Вене, Берлине, Париже, Лондоне и Риме Сазонов просил предложить правительствам важнейших европейских государств поддержать перед Австрией российское предложение о продлении для Сербии срока ответа на австрийский ультиматум. В этот же день государственный секретарь по иностранным делам Великобритании Э. Грей предложил, чтобы Англия совместно с Германией, Италией и Францией предприняли переговоры в Вене и Петербурге в пользу умеренности, если отношения между Австрией и Россией станут угрожающими. Россия и Италия уже одобрили это предложение. Но события с каждым днем принимали масштабы, несоизмеримые с этими дипломатическими маневрами. 25 июля Россия опубликовала правительственное сообщение о том, что она зорко следит за развитием Сербско-Австрийского столкновения и не может остаться к нему равнодушной. 25 (12) июля Австро-Венгрия заявила, что отказывается продлить срок для ответа Сербии. Последняя же в своем ответе по совету России выражала готовность удовлетворить австрийские требования на 90 % (отвергался только въезд чиновников и военных на территорию страны). Сербия была также готова к передаче дела в Гаагский международный трибунал или на рассмотрение великих держав.

В 18 часов 30 минут этого дня австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что ее ответ на ультиматум является неудовлетворительным и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Еще до этого в Сербии была объявлена мобилизация, а правительство и дипломатический корпус покинули столицу и отправились в город Ниш. Утром 26 (13) июля кризис вступил в еще более острую фазу. В утренних телеграммах российского МИД в Рим, Париж и Лондон указывалось, что Россия не может прийти на помощь Сербии, и выражалась надежда, чтобы Италия подействовала на свою союзницу в умеряющем смысле. В своих дипломатических шагах Австро-Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает ее целостности. Единственная цель – обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность. Англия выступила с предложением созвать конференцию совместно с Францией, Германией и Италией, чтобы вчетвером обсудить возможные выходы из положения. 27 (14) июля Россия соглашалась на это, одновременно были начаты прямые переговоры с австрийским посланником в Петербурге. Вечером того же дня в Париже от австрийского посла стало известно, что на следующий день Австрия предпримет против Сербии «энергичные действия», включая, возможно, и переход границы.

Утром 28 (15) июля надежды на переговоры еще оставались, но спустя несколько часов сербский посланник принес Сазонову телеграмму от своего министра иностранных дел: «В полдень австро-венгерское правительство прямой телеграммой объявило войну сербскому правительству». В Берлин было сообщено, что 29 (16) июля будет объявлена мобилизация четырех военных округов против Австрии )Одесского, Киевского, Московского и Казанского). При этом сообщалось для сведения германского правительства, что у России нет каких-либо наступательных намерений против Германии. Данное сообщение было передано также в Вену, Рим, Париж и Лондон.

Тогда же французский посол Морис Палеолог уведомил Сазонова, что в случае необходимости Франция выполнит свои союзнические обязательства по отношению к России. 29 (16) июля Николай II в телеграмме Вильгельму предлагал передать австро-сербский конфликт на рассмотрение Гаагской конференции, чтобы предотвратить кровопролитие. Днем германский посол Пурталес попросил немедленного приема у Сазонова для вручения ему заявления Германии. В нем утверждалось, что, если Россия не прекратит своих военных приготовлений, германское правительство объявит мобилизацию. Сазонов указал на то, что первой мобилизацию 8 корпусов произвела Австрия. После принятия в Петербурге сообщения об австрийской бомбардировке Белграда царь разрешил Сазонову провести совещание с высшими военными чинами. Это совещание высказалось за объявление всеобщей мобилизации, доложили об этом царю, и тот согласился. Но в 23 часа 29 (16) июля 1914 года военный министр В.А. Сухомлинов сообщил Сазонову о том, что Николай II отменил распоряжение о всеобщей мобилизации.

Утром 30 (17) июля Сазонов, Сухомлинский и начальник Генерального штаба генерал Н.Н. Янушкевич пытаются убедить Николая II в необходимости объявления общей мобилизации. Николай отказывался. Царь не хотел войны и всячески старался не допустить ее начала. Высшие дипломатические и военные чаны были настроены в пользу военных действий и старались оказать на Николая сильнейшее давление. Этим же утром царь вновь убеждал «Вилли» оказать немедленное давление на Австрию. Именно против Австрии, указывал император, направлены и мобилизационные мероприятия России. Затем царь послал в Берлин личное письмо кайзеру с генералом В.С. Татищевым, в котором также просил о посредничестве в деле мира. Сазонов пытался переломить эти настроения Николая II. Несколько часов царь сопротивлялся и только к вечеру уступил и дал разрешение приступить сразу к общей мобилизации.

Сазонов считал, что мобилизационные меры России должны проходить в обстановке глубокой тайны. Но его ожидания не оправдались. Германский посол пытался убедить Сазонова приостановить мобилизацию, но получил от последнего отрицательный ответ. В эти минуты мир доживал свои последние часы. В Берлине Ягов вызвал французского посла Ж.Камбона и заявил ему, что виду общей мобилизации русской армии Германия вводит положение «кригсгефар» (военной опасности). Германия просит Россию демобилизоваться, иначе она начнет свою мобилизацию. Собравшийся совет министров Франции решил ответить на германскую мобилизацию своей.

Накануне в России Николай II принимал германского посла. Он тщетно убеждал его, что мобилизация не означает угрозы для Германии. Ввиду огромных размеров страны мобилизацию за один час остановить невозможно. Пурталес немедленно сообщил содержание беседы с Берлин.

Но там расценили это как отказ от германских условий. Телеграмма германского посла послужила сигналом к принятию решения о войне. Так в ходе предоставленного России срока для отмены мобилизации германская сторона подменила вопрос о начале мобилизации вопросом о прямом объявлении войны.

В седьмом часу германский посол Пурталес предъявил Сазонову ноту германского правительства, которая содержала объявление войны. Там указывалось, что мобилизация в России сорвала посредничество, которое вел германский император по просьбе российского. Так как Россия отказывается отменить эти меры, германский император, принимая вызов, от имени империи заявляет, что считает себя в состоянии войны с Россией.

1 августа Италия объявила о своем нейтралитете в начавшемся конфликте, поскольку он начался из-за агрессивных действий Австрии против Сербии и не представляет случай исполнения союзных обязательств для Италии. 2-3 августа Франция заявила о поддержке России, а Англия о поддержке Франции. Первым днем французской мобилизации стало 2 августа. Вечером 3 августа Германия объявила войну Франции. Германский войска нарушили нейтралитет Бельгии и Люксембурга. Бельгия обратилась к Франции, Англии и России, как к державам-поручительницам, с призывом к сотрудничеству в защите ее территории. Вечером 4 августа служащим германского посольства в Лондоне были вручены паспорта с требованием выезда, а английский флот получил приказ открыть огонь. 5 августа австрийское правительство в Вене потребовало выезда российского посла, а 6 августа в Петербурге австрийский посол Сапари заявил Сазонову об объявлении войны. Так началась первая мировая война.

Почти во всех странах начало «великой войны» было встречено с воодушевлением и энтузиазмом. Не стала исключением Россия, даже пацифисты – противники войны приветствовали ее как «последнюю войну на свете», «войну против войны». Например, пацифистское Московское общество мира одобрило войну, назвав ее «войной за мир». У авторитетного генерала В Драгомирова в августе 1914 года спросили: «Как Вы думаете, сколько времени продлится война?». «Четыре месяца», - с уверенностью отвечал он.

«Ни один человек на свете, - писал кадет Владимир Набоков, - не поверил бы, если бы ему сказали в 1914 году, что тогдашние тринадцатилетние дети окажутся участниками войны, что через четыре года она будет в полном разгаре…»

20 июля в Петербурге огромные толпы народа приветствовали Николая II. В этот день император поклялся на Евангелии и святой иконе, что не подпишет мира, пока хоть один враг останется на русской земле. Принеся эту торжественную клятву, царь появился перед народом на балконе Зимнего дворца. Дворцовую площадь заполняли тысячи людей – представителей всех слоев общества. В едином порыве, встав на колени перед императором, они с глубоки чувством пели гимн «Боже, царя храни».

«Наверное, за все двадцать лет своего царствования, - писал великий князь Александр Михайлович, - он не слышал столько искренних криков «Ура!», как в эти дни. Наступившее «единение царя с народом» очень радовало его. Он говорил об этом искренно и просто. В разговоре со мной у него вырвалось признание, что он мог бы избежать войны, если бы решился изменить Франции и Сербии, но что он этого не хотел…»

Такие же настроения царили и в Государственной думе. Депутаты единогласно приняли решение о кредитах на военные нужды. От голосования по этому вопросу воздержались только социалисты. Народные чувства в те дни приобрели явную анти-немецкую направленность. Демонстранты разгромили германское посольство. Горели подожженные толпой здания немецких фирм. Живущим в России немцам с первых дней войны пришлось испытать немало оскорблений и иных проявлений враждебности. В Москве толпа забросала камнями карету великой княгини Елизаветы Федоровны, сестры императрицы. К царице и ее сестре, бывшим германским принцессам, относились враждебно, как к немкам. Отразились эти настроения и в решениях властей. Так, 18 августа 1914 года переименовали столицу государства. Санкт-Петербург утратил свое «немецкое» название и стал Петроградом.

Царское правительство обвиняют в плохой подготовке русской армии и военной промышленности к первой мировой войны. И действительно, в отношении артиллерии, особенно тяжелой, русская армия оказалась хуже подготовленной, чем Германия. Но никто из тех, кто планировал эту войну, ни в одном генеральном штабе любой страны не предполагали, что она продлится 4 года и 3 с половиной месяца. Ни одна страна не имела ни вооружения, ни снаряжения, ни продовольствия на такой огромный срок. Генеральные штабы рассчитывали максимум на 3-4 месяца, в худшем случае на полгода.

 

РАЗВЕРТЫВАНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. СРАЖЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ

Сообразно этим взглядам на ход военных событий все стороны стремились к быстрому развертыванию наступательных действий. С 20-25 августа на французско-бельгийской границе происходило пограничное сражение, закончившееся поражением для французских и английских войск. Для спасения союзников русские армии ускорили подготовку наступления так как правительство Франции опасалось, что ее вооруженные силы не выдержат этого напора. % августа 1914 года французский посол в России Морис Палеолог говорил Николаю II: «Я умоляю Ваше Величество приказать Вашим войскам немедленное наступление. Иначе французская армия рискует быть раздавленной».

Выполняя эти просьбы, Россия поспешно бросила две армии в наступление с целью захватить Восточную Пруссию. Ими командовали генералы Павел Ренненкампф и Александр Самсонов, прославившиеся на русско-японской войне.

Наступление началось успешно. 7 августа армия Ренненкампфа одержала блестящую победу в крупном сражении под Гумбиненом. Немцам не помогло их превосходство в артиллерии; они отступили, потеряв свыше 10 тысяч человек.

В русских военных кругах говорили, что Ренненкампф марширует прямо на Берлин и через два три месяца войдет в столицу Германии. Однако победоносный марш оказался недолгим и внезапно сменился тяжелейшими поражениями, Две русские армии наступали в разных направлениях, и армия Самсонова неожиданно попала в расставленную немцами ловушку. Немцы нанесли по ней мощный удар, собрав почти все имевшиеся здесь войска. Оказавшись в окружении, армия Самсонова была разгромлена. В болотах Восточной Пруссии погибли отборные гвардейские полки, считавшиеся лучшими частями русской армии и надежной опорой престола. Генерал Самсонов в самый тяжелый момент отправился на наиболее опасный участок сражения. Здесь в глухом лесу, он потерял связь с остальными частями своей армии. Чтобы избежать плена, который генерал считал позором, он покончил жизнь самоубийством, застрелившись из револьвера в ночь на 17 августа.

Между тем генерал Ренненкампф получил приказ держаться до последнего, ни в коем случае не отступать. Но в тяжелых боях его армия несла большие потери и в сентябре вынуждена была все-таки отступить под напором противника.

Таким образом, выполнить задуманное и захватить Восточную Пруссию, русским войскам не удалось. Однако своими жертвами они помогли французской армии. В разгар сражений Германия перебросила с запада на восток часть своих сил. Это позволило французам сдержать натиск немцев и разгромить их в битве на реке Марне. Французский генерал Фердинанд Фош позднее говорил: «Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим, прежде всего мы обязаны России».

Судьба генерала Ренненкампфа оказалась весьма печальной. Его обвинили в том, что он предал Самсонова, не придя ему своевременно на помощь.

Сам Ренненкампф объяснил это тем, что приказ поступил слишком поздно. Из-за немецкой фамилии генерала в войсках появилось стойкое убеждение, что Ренненкампф изменник. Уволенный в отставку, он поселился в Петрограде. На улицах ему часто приходилось слышать тяжкие обвинения и оскорбления в свой адрес. В 1918 году толпа солдат учинила самосуд над генералом.

Поражение в Восточной Пруссии несколько охладили в России воодушевление, вызванное началом войны. Надежды на молниеносную победу постепенно испарились. Стало ясно, что война обещает быть долгой и нелегкой.

 




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (669)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)