Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава двадцать первая




Двадцатитысячное войско стояло за главными вратами Лародара и готовилось к битве.

Фелблейд обошелся безо всяких преамбул и отчётов перед собственным войском, которые душой и телом принадлежали ему и не могли поднимать никакие бунты и восстания против правителя – уж таковой было система Лародара.

Агарсакарийцы двинулись вперед.

 

Итак, как известно читателю, эссермин – это человек. Фелблейд являлся человеком, так же как и Ормаллен. Халвест и Гаркон находились в плену у сына Фелблейда, оставив на новых завоеванных землях определенное количество воинов. Но кого же увидел Кухонный Воришка Дьябло? Халвестом и Гарком они быть не могли. Но неужто ему попались на глаза Максвелл и Джон?

 

Войско двигалось по направлению к деревням зеленокожих рессов – последнему пристанищу зеленокожих.

Рессы обладали одними из самых странных и великих построек во всем Агарсакаре: подземные ходы, строившиеся их предками столетиями,

Лучше было бы дождаться срока, когда планировалось нападение на этих деревень, но Фелблейд думал лишь об одном – о человеках, которые попали в плен к его врагам.

Атака должна была состояться через три дня: под предводительством Ормаллена войско армалоров должно было штурмовать деревни близ водопада Пристанище Рессов. “Пристанищем рессов” городок был назван вполне справедливо: перебитый и изморённый народ зеленокожих рессов потерял все свои населенные и военные пункты. Некогда великое войско рессов теперь состояло из жалких восьмидесяти тысяч хаотично расстановленных дилетантов военного ремесла Восемьдесят тысяч – большая цифра для земных полководцев, но здесь дело состояло в неподготовленном и необученном войске, тем более, когда их враги превосходили их мощью в сотни десятков раз.

Фелблейдовское войско бесшумно двигалось по направлению к Пристанищу Рессов в лесу.

Почему же бесшумно? Хоть рессы и были не столь разумны и изобретательны, они, все же сумели приблизить свою систематизацию как можно ближе к тем системам, с которыми приходилось иметь военные битвы – в их число входили армалоры. У них имелись шпионы – главная фишка всех царей и военачальников.

Один из зеленокожих шпионов вполне мог заметить войско армалоров и сразу же сообщить о нем своим повелителям.

С самых временных начал, расы армалоров и рессов извечно враждовали друг с другом. Несомненно, удача почти всегда стояла на стороне зеленокожих.

Огромные полчища и орды малахитовых существ атаковали и грабили деревни армалоров. Городов у синекожих не имелось; постоянные нашествия врагов, после которых обнаруживались горы трупов, не давали развиваться строительствам индиговых агарсакарийцев.

Наконец сообщество деревень начало развиваться в плане строений: создавался город. Большие защитные и наблюдательные башни окружали деревни. Даже полководцы с самыми многочисленными войсками не смели подходить к адским башням. Они считали, что эти башни были построены не армалорами – а их злыми богами.

Так образовался Лародар.

Но все равно великолепный город не был таким великолепным, каким стал с появлением эссерминов, а этого пришлось ждать еще нескольких столетий, хотя, может статься, даже тысячелетия, кто знает, чему равен год на Агарсакаре?

Читателю может показаться странным, насколько легко все происходит. В ряды «легко происходящих», несомненно, входит то, что нападение одного народа на другое отмечено на какое-то число, то, что правитель великого государства безо всякого предлога атакует врагов огромным войском и др. На сей счет есть одно крепкое оправдание: система, по которой построены народы Агарсакара, отличается от земной системы, по которой судит читатель.

До Пристанища Рессов оставалось два агарсакарийских дня пути, на седьмой день в то же место должен был прибыть Ормаллен, соединённое войско увеличило бы шансы на победу.

Фелблейд во все время военного похода, которые он совершал неоднократно, не проговорил ни единого слова с советниками. Единственный, кто имел честь вести диалоги с ним – это Кухонный Воришка Дьябло.

Барон был настолько взволнован предстоящей встрече, что, наверное, потерял год своей жизни.

У взволнованности смысл наличествовал: долгие годы (хотя ему они показались веками), проведенными в этом чужеродном мире, вместо того, чтобы навсегда заставить зачеркнуть прошлое и оставить надежду вернуться домой, приневолило его к ещё большей скуке по собственному миру. Но теперь надежда имелась.

Возможно, слишком рано праздновать возрождение последствий надежды Фелблейда, ибо люди (эссермины), которых видел Дьябло, вполне могут быть сейчас мертвы, но погаснувшая много лет назад надежда, как и всякая другая, возрождаясь, становится гораздо сильнее прежней и может вынудить своего носителя к ещё большим жертвам.

Бледное лицо Фелблейда и дрожавшие руки говорили о многом.

Наконец-то прошёл день. Лагерь находился в пяти милях от места стоянки войска.

- Что говорят разведчики? – вопросил барон первым делом, как только вышел из палатки.

- Разведчики сообщают, - начал Кухонный Воришка, - что рессы сейчас совершенно расслабленны. Их войны спят в своих домах и даже не подозревают, что мы здесь находимся. Если нападем на них – заставим врасплох.

Войско Фелблейда хоть и было мощно, но вряд ли кодоям удалось бы спастись от синего газа – самого хитрого изобретения рессов за всю историю их существования.

В то время, когда Ормаллен захватил главного повелителя рессов – старейшину, синий газ в лагере врагов окончился, этим газом зеленокожие и отключали космонавтов когда им хотелось того…

- Что же, атакуем! – решительно воскликнул Фелблейд после недолгого раздумья.

И войны начали готовиться к битве.

Подготовка прошла краткосрочно: армалоры никогда (даже во время сна) не снимали своих защитных одежд во время вое

нных походов, так как в любое время на них могли напасть враги, а оружия всегда находились под рукой.

Кодойнница двинулась вперед.

Меж двумя кодоями в армейском строении шагали волчьи всадники – самая быстрая и эффективная сила Лародара.

В самом середине находился кодой короля, которого окружали кодои телохранителей – они состояли из самых хорошо обученных армалоров, которые могли заменить сразу десятерых.

Показались первые кодои, вышедшие из леса, за ними – ещё и ещё.

У рессов не имелись часовые, поэтому войско заметил зеленокожий «мальчуган».

Он быстротечно направился в домик своей семьи и разбудил отца. Тот проснулся и пробудил остальных, а те – других. Вся деревня проснулась (хотя по численности и множеству зданий это скорее всего был примитивный город).

Войско армалоров остановилось на большой поляне. На них падали красные лучи внутремарсианского солнца.

Армалоры, никогда не нападали без предупреждений, впрочем, сейчас это было бы бесплодно.

Синекожие начали ожидать, пока соберется рессовское антагонистское воинство.

Вскоре меж зданий зеленокожих показались толпы вооруженных самцов-рессов, их оружия очень были схожи с оружиями древнего человека.

Рессы сейчас являлись телом, лишённым головы: их старейшина-правитель находился в плену у врага. Хоть и народ рессов не был знаком с планами атаки, со старейшиной они были более достойны являться противниками армалоров.

Один из малахитовых ратоборцев крикнул остальным зеленокожим, и несколько раз повторилось войнами его слово, рессы побежали в сторону изящно построенного Лародарийского полка.

Изумруднокожие кричали что-то вдохновляющее, воображая, что они станут победителями в этой битве. Никто из рессов, кроме Нуаду – сына старейшины, не имел ни одной мысли о превосходстве сил противника и о потенциальности собственной смерти.

Вдруг Нуаду, шедший впереди всех, остановился.

Другие зеленокожие сочли бы его трусом, если бы не были «заняты» бегом и малоосмысленными выкриками.

Нуаду вспомнил доложение шпиона – армалоры должны были атаковать их не в этот день. Неужели лародарцы вычислили их лазутчика и сказали неправильный день атаки, чтобы застать рессов врасплох? Нет, посланный разведчик и проделанная им миссия была слишком профессиональной, хотя, вряд ли термин «профессиональной» по известным причинам тут уместен, но Нуаду не верил и не хотел верить, что дело именно в обмане и раскрытии шпиона, чутье подсказывало ему другое…

Сын старейшины вдруг заметил ещё одно странное происшествие – вместо вызывающего жёлтокожего Ормаллена, всегда находившегося в самом начале войска и не думавшего о возможной смерти и телохранителях, во главе войска находился эссермин Фелблейд, сидевший на спине кодоя в окружении телохранителей.

Произошёл какой-то прокол в планах армалоров.

«Они пришли сюда не за тем, чтобы захватить и перебить нас, они пришли за чем-то иным» - думал Нуаду.

Такая странная сообразительность и логика, добравшуюся до ключа без каких-либо подсказок у первозданного существа, заслуживало удивления.

«Их правитель пришёл за себе подобными эссерминами» - вконец догадался Нуаду…

Многим читателям может показаться глупым то, что какое-либо действие происходит без веских причин – первобытное существо сделало то, чего не должно было сделать. На это есть один ответ – иногда в каждом разумном существе, лишенном беспрестанного гения, зарождается временный гений, включающий в себе бесконечное чутье и догадливость, то же самое произошло с Нуаду. Тот читатель, с которым происходило подобное, представит себя на месте сына старейшины, такому читателю требовалось провести глазами по тексту этого абзаца, содержащего объяснение и служащего поправкой допустимо ошибившегося чтеца, но, впрочем, поздно…

Нуаду повернул обратно к деревне и побежал в сторону здания, в которой лежали захваченные в плен эссермины.

В то время, когда он добежал до первого дома, был убит первый ресс.

Битва, стоит признать, была жесткой; копьестрелы не давали даже приблизиться рессам к своим врагам.

Несомненно, только что атаковавшие зеленокожие не являлись всеми войсками рессов: это была лишь семьдесят восьмая часть – едва двадцать тысяч. Несколько докладчиков уже отправились в другие деревни, чтобы привести всё войско.

Грады стрел летели в толпу рессов: но вскоре были окончено время градострела – так называли армалоры этот приём, принадлежавший части тактики. Теперь должны были вступить в бой волчьи всадники, а лучники на кодоях будут стрелять, целясь, стараясь не задевать адептов.

На поле битвы осталось всего пять сотен зеленокожих.

Волчьи всадники направились каждый к отмеченному рессу.

У управляющих волками имелись два оружие – длинный меч, размерами и конфигурацией схожий с самурайским мечом, но не имел длинной рукояти, и сеть, к концам которой были привязаны камни.

Один из волчьих наездников, добравшись до намеченного зеленокожца, накинул на него сетку. Армалор-наездник направил остриё клинка вперед, целясь в живот ресса, но произошло непредсказуемое.

Гигантский волк резко сменил позу и набросился на жертву.

Ресс быстротечно снял с себя сеть и “надел” её на голову хищнику. Сеть на минуту заставила волка отбросить планы насчёт нападение на зеленокожего.

Представитель народа малахитовых взял оружие – какое-то подобие на пику, и направил его в живот хищника. Несколько ударов – и гигантская собака упала наземь, но малахитовый заранее знал, что упасть под вражеского животного – значит, подписать себе смертный вердикт, посему он заранее подготовился и, несколько раз перевернувшись набок, оказался вне границ падения плоти животного.

Волчий всадник растерялся; ещё ни разу за всё время боевых подвигов подобного не происходило.

Армалор таки не понял, что его животное померло, он решил, что враг убит и волк сейчас рвет тело ресса на части, наездник поддался расслаблению… и зря…

Малахитовый держал подобие пики в руке; зеленая рука направила острие в туловище антагониста и направило оружие в цель.

Холодная сталь проткнула кожу армалора и повредив все внутренние органы, бесшумно вылезла с другой стороны.

Это был первый урон, нанесенный синекожим армалорам.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (300)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)