Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава двадцать вторая. что было с космонавтами




Нуаду добрался до здания, где находились пленные.

Сын вождя приказал охранникам забрать эссерминов и идти за ним.

Зеленокожий властитель вышел на улицу тривиального городка и побежал по «улицам» домов в сторону леса. Он планировал спрятать пленников в подземно-туннельном хранилище.

Это были Максвелл и Джон.

 

Внезапно бело-желтый огонек – «пуля» протонного пистолета, выскочил из своей намеченной и неповрежденной цели, и полетел обратно в сторону космонавтов, но не уничтожил их, протонный заряд уничтожил нижнюю часть древа, а остальная упала на астролётчиков и копыторукого, те моментально отключились от сильного удара в позвоночную артерию, даже безобидный травоядный копыторук лишился сознания.

Гигантское древо, которое краем лежало на путешественниках, вспыхнуло. Язык пламени быстро скользил по дереву и почти добрался до космических исследователей…

 

Но внезапно чья-то зеленая рука тремя пальцами схватила их. Зелёное существо вытащило космолётчиков из-под дерева.

 

- Куда они нас ведут? – спросил Джон.

- Мне ли знать их планы? – иронически сказал Максвелл.

 

***

 

Перед тем, как началась битва, лежавшие в палатке на кодое, обсудили план побега.

Гаркон обдумывал его с самого момента попадания в плен, и несколько раз в голову Рэкервелли приходили неплохие идеи, но положение резко поворачивало путь и не давало никаких шансов на удачного окончания задуманного.

Внезапно Рэкервелли поднял свои руки вверх.

- Разорвал! – прокомментировал Хал.

Бессловесно Гарк направился распутывать узы своего сотоварища.

Кодойщик, охранявший их, к счастью был небдителен во время переходов по лесу, откуда на каждом шагу подстерегают хищные существа, где внезапно из кронов деревьев на тебя могут выпрыгнуть страховитые безобразные существа.

Кодой был старым, шагать ему удавалось с трудом, посему иногда кодойщик останавливал его для небольших передышек. На сей раз произошло тоже самое.

Гарк, пригнувшись, тихо направлялся к ничего не подозревающему охраннику, сидевшего на седле, закрепленного ремнями к груди и шеи кодоя. Сзади наблюдал Хал.

Гаркон резко схватился за синекожую шею правой рукой, а левой схватил ладонь правой руки и начал душить армалора. Синие пятипальцевые руки схватились за алебастровую одежду космонавта, но схватка была слишком сильной, чтобы ослабить или уйти от нее неподготовленными руками против мастера – носителя схватки.

- Вот чему учат в армии. – Улыбаясь, сказал Рэкервелли своему другу.

Дальше убежать было нетрудно – кодой, везший эссерминов-пленников, находился на самом краю всего эскадрона.

Звездолётчики, схватившись за ремни, путы и прочее, привязанное к кодою, прыгнули на землю. Но они таки не заметили и не поняли предназначение сплетенных веревок, которых армалоры использовали в качестве лестницы.

Астронавты скрылись в лесной чаще…

***

Смерть одного из эссерминов вдохновила зеленокожих. Они громко закричали и зараженные гневом, убили нескольких волчьих всадников, приближавшихся к ним.

К этому времени меж домом рессов показались физиономии подоспевших ратоборцев.

Триста двадцать пять малахитовых, находившихся на поле, бегом направились в приспевшему войску.

Полчища изумруднокожих набросилась на волчих всадников, и когда последние были перебиты все до одного, рессы начали кидать в кодоев флаконы. Как только один флакон разбивался об голову кодоя, синий газ испускался из него и кодой с грохотом падал на землю.

Вскоре более трёхсот кодоев лежали на земле, и все были убиты – зеленокожие отлично изготовляли синий газ и добавляли в каждый флакон определённую дозу. Самая слабая приносила сон на час, самая мощная – смерть. К сожалению, синий газ, использованный рессами в этой битве, доставлял только смерть кодоям…

Уже шесть сотен трупов кодоев лежали на земле.

Насколько не были бы обучены армалоры, внезапная атака и смерти кодоев заставили их терпеть поражения и умирать.

Каждый армалор стоял вдалеке от другого, и каждый мог защищать одного себя. Против каждого синекожего выступало десятки зеленокожих.

Вскоре на поле побоища осталось всего пять тысяч армалоров!

Малахитовые уже подошли к кодоям телохранителей правителя Лародара. Произошло тоже самое: флакончики разбивались об тела кодоев, либо же об землю и синий газ заставлял животных падать на землю, унося на своей спине отряды телохранителей, также зараженных синим газом, но не умерших – данный газ был предназначен именно для животных, а у армалоров происходил лишь побочный эффект, заставляющий их чувствовать себя слабыми и недееспособными к битве. Естественно, были газы и для армалоров, но рессы все последние месяцы потратили на создание Гогонаша – так назывался у них газ, предназначенный для животных, а тот, что был предопределён для армалоров, малахитовые именовали Гонашем.

Половина антагонистского войска напала на отдельно-стоящих лародарийцев, а остальная помчалась в направлении телохранителей вражеского порфироносца.

Три тысячи профессиональных убийц – охранников Фелблейда, окружили своего господина.

Несмотря на большое количество противника и ослабляющий газ, армалоры-хранители, всё же, убивали врагов больше, чем те их. Не только хорошая военная подготовка помогала им, но ещё и понимание обреченности своего положения. Ведь чем больше сознаешь, что смерть неизбежна, тем дороже хочется продать её.

Фелблейд взял в руки длинный самострел и приложил сверху к нему приспособление, похожее на палку – это был «магазин» с пулями – искусно сделанного и заостренного куска железа, размером с гильзы. В каждом магазине имелось по шестьдесят снарядов. Самострел стрелял со скоростью о пяти до десяти пуль в три секунд, стрелок самостоятельно избирал нужную быстроту выстрелов.

То же самое правитель Лародара приказал сделать Дьябло и остальным телохранителям-стрелкам, только в самострелах вторых имелось всего тридцать пуль.

Барон направил свое оружие в сторону зеленокожих, и все свои патроны потратил на убийства и ранения двадцати четырёх рессов.

***

 

- Они сбежали, ваша воинственность! – Сказал кодойщик, охранявший эссерминов-пленников.

- Сбежали? – переспросил полководец. – Каким образом сбежали?

- Они попытались меня задушить, но вместо этого я всего лишь потерял сознание!

- В погоню! – Приказал полководец. – В погоню! Обыскать весь лес!

В это же время прибыл разведчик. Он сообщил обо всем, что происходило около Пристанища Рессов.

Полководец Лародара приказал отряду своих воинов отправиться вслед за сбежавшими пленниками.

Сев на отдохнувших кодоев, армалоры перешли рысь, до Пристанища оставалось совсем немного

Халвест и Гаркон со всей скоростью убегали дальше от синекожих инопланетян.

Полчаса они не снимали намеченной скорости и направлялись в неизвестную сторону.

- Всё, я не могу дальше! – С красным лицом произнес Халви.

- Нам нужно идти, - сказал Гарк, - эти существа, без сомнений, уже погнались за нами на своих собаках.

- Пусть гонятся! – твердо процедил Кальсогс. – Я встречу их и дам отпор, защищаясь за свою жизнь. Не принимай это за фарисейское и криводушное благородие, «защищаться за свою жизнь» - обыденное правило для всех людей.

- И умрешь от рук незнакомых тварей, убитый в вонючей дыре, - Рэкервелли процитировал Хала, - оставшись здесь навсегда, тогда же, как никто не узнает где ты и посчитают пропавшим без вести?

Американцу-ворчуну этот вариант показался не самым оптимальным, он поднялся с колен и продолжил бег.

Вдруг космонавты что-то впереди заметили.

Это был силуэт живого существа.

- Тихо. – Вымолвил Гарк. – Там что-то ест. – Рэкервелли пальцем показал на движущийся вдали объект, от которого их скрывал свисший гигантский лес пурпурного древа.

Звездолётчики присели. Они направились к стволу дерева слева от них. Их состояние нетрудно описать: страх и вместе с тем некоторая доля паники, подобное чувство возникает в случае достижения победы, и резкой потери её.

Космонавты не теряли существо из виду, в то время как он стоял спиной к нему и что-то делал. Чем именно занималось существо, звездоплаватели, самоочевидно не знали и не могли знать, так как определили огромную долю внимания самому присутствию существа.

Вдруг Гарк заметил под своими ногами красный внутремарсианский камень.

Он взял его в свои мертвенно-бледные от голода руки, которые были видны ему через алые «очки» - так внушали лучи светила Агарсакара.

Подняв камень, Гарк приготовился кинуть его в зеленое существо.

Почему же зеленое? Только тут астронавты вспомнили про тех тварей, чьими пленниками они являлись до синекожих армалоров. Несомненно, стоявшее перед ними творение внутремарсианской природы являлось сродником зеленокожих.

Наметив на спиной мозг (если конечно, он имелся) создания, Рэкервелли готовился бросить камень со всей силой, чтобы заставить цель потерять сознания, либо же оглушить, чтобы выйти из укрытия и нанести ей грады ударов.

Булыжник попал в цель, и намерение Гарка осуществилось; тварь упала на землю и больше не встала.

Звездолётчики вышли из укрытия и бегом направились к существу, чтобы штурмовать его кулаками, они ещё не знали, что бить жертву не требовалось.

- Он потерял сознание, - сказал Хал.

Астронавты принялись осматривать тело упавшего в обморок существа. Нежданно для себя они обнаружили в метре от плоти малахитовца вход в некое подземелье. Дверь, подобно той, которая находилась в палатке у скалы, где были пленены астролётчики, закрылась ещё до того, как зеленокожий впал в обморок.

Неожиданно из его безгубого показался зеленый язык, а за ним последовало несколько бессвязных звуков.

Гаркон схватился за шею инопланетного создания руками и принялся душить; с зеленокожим было покончено.

Вероятно, подземелье являлось укрытием, и изумруднокожий передавал соплеменнику, находившемуся по той стороне двери предметы (их было полно вокруг), чтобы потом самому войти.

Внезапно небольшая наклонённая дверь, которую легко можно было бы скрыть горсткой красной Агарсакарийской травой, отворилась, и в ней показался другой зеленокожий, удивленный тем, что его товарищ закрыл дверь и перестал подавать нужные припасы.

Космонавты и инопланетянин встретились глазами. Существо было удивлено, а астролётчики – напуганы.

Но выйдя из объятий «несознания», Рэкервелли сделал три молниеносно проделанных шага вперед, и, схватившись за руку ресса, резко потянул его на себя: житель Агарсакара упал на тело своего соплеменника, между Халвестом и Гарком.

Гаркон набросился на тварь, и, поставив ноги на зеленые руки, чтобы последние не могли сделать противодейственных движений, принялся наносить удары за ударом – что он планировал сделать с прежней тварью. Трёхпальцевые ноги ресса схватились за шею Рэкервелли, и тело последнего упало в метре от зеленокожца. Исконный враг армалоров приступил к поднятию на ноги, но не успел сделать и четверть всего процессуального действия, как на него набросился другой эссермин. Кальсогс со всею силой ударил меж грудью и животом, и удар сработал: у ресса имелись легкие, а всем известно, какую боль причиняет этот удар, тем более, если он был проделан с такой мощью. Хал попытался сломать шею существа, но так как ему никогда не приходилось сделать такой удар и он не был обучен ему, первый раз обвенчался фиаско. Этот приём не так-то уж и просто совершить. Халвест снова схватился за голову продолжавшей постанывать от боли твари, и после резкого движения раздался хруст ломающейся шеи.

В ту же минуту вдали послышались громкие крики преследующего отряда.

- Туда-туда! – пальцем показал вечно безапелляционный и ультимативный Рэкервелли на подземелье первобытных рессов.

- Но ведь наверняка находятся они, - главный механик «Красной Акулы» показал указательным пальцем на убитых зеленокожих. – И если поймают нас, то передадут этим синим чертам!

- Ты видел, что произошло со зданиями, где нас связали и сделали своими узниками эти зеленые существа, а потом, когда нас вывели синекожие, то вокруг было полно трупов зеленых? Это значит, что они – враги, и никто из них не станет передавать и выдавать нас другому. Кроме того, синих – полным полно, а в этих туннелях, - Гарк был уверен, что под землей их ожидают туннелях, - неизвестно сколько зеленых.

Этих аргументов было достаточно, чтобы заставить Халвеста войти в подземелье.

 

***

Двое рессов-воинов вели впереди себя Джона и Максвелла, в середине шагал Нуаду, указывавший, что делать.

Вскоре впереди показалась маленькая в дверь, для входа в которую требовалось сесть на колени.

Только оказавшись двадцати метрах от двери, рессы и пленники-эссермины лежавших на земле тела убитых зеленокожих.

Не успел Нуаду отойти от своих узников и на четверть всего расстояния до двери, как вдали послышался шум приближающегося отряда армалоров.

Бесспорно, малахитовцы по звукам поняли, что это их извечные ультрамариновые враги, и начали готовиться к бою.

Стражники заключенных бросили своих арестантов на землю, так как те были связаны, и вытащили со спины шпагообразные клинки.

Нуаду являлся единственным, кто размышлял о численности форсировавшего врага. Их могло быть гораздо больше, чем они, и среди них могли иметься те, кто владели боевым искусством в совершенстве.

Можно было бы избежать схватки, спрятавшись в туннелях и увлекши за собою тела, либо же трупы тех рессов, которые лежали перед дверь, но зеленокожие не владели особливой изобретательностью или хитростью. Все приспособления, наблюдения и прочие придумки, которыми они владели, не являлись плодом их гения – рессы остались бы дикими зверями, если не сворованные идеи у других народов. Ими управлял не разум, а инстинкт. Лишь умы их вождей не давали им погибать от рук других разумных существ и стать некультивированными вандалами. Такое наличествовало чудо: каждый вождь, когда он официально становился им, выходил из состояния несмышленого New-York York и становился рационален, целесообразен и благоразумен, что случилось и с Нуаду в этот день. Это было что-то вроде переходного возраста, лишь немногие рессы одарялись им, но у вождей их такое должно было обязательно иметься в наличии.

Нуаду был одержим каким-то азартом, огромная доля энергии, заигравшая в нем, заставляла чувствовать себя всесильным, не было вожделения убегать от веселья.

Скоро показался и отряд ловителей беглецов; он состоял всего из двух людей, остальные отстали в пути и направлялись сюда.

Главный среди армалоров, отправленных поймать эссерминов, заметил Джона и Максвелла, и, так как нужных эссерминов, то решил, что это они есть.

- Хэдид нарье вигс, аумало? – Произнес (именно п р о и з н е с, а не спросил) Нуаду.

Что означало: «Что вам надо, армалоры?». Но дабы не путать читателя, перейдем в уразумение агарсакарийцев.

- Эссермины, - проговорил Келен. – Вы забрали наших эссерминов, отдайте их обратно нам!

- Они наши!

Без сомнений, между существами, чья неприязнь и вражда к друг другу уходит в древние корни, чья ненависть наложена даже в инстинктах, не могло обойтись вынесение вердикта без боя.

Первый ход сделали рессы.

Зеленокожий Нуаду принял меч в ратной конфигурации и побежал в направлении к Келену, а каждый из оставшихся изумруднокожих наметили своих антагонистов-армалоров, тогда же, как вторые наметили в них своих противников.

Новый вождь зеленокожих дрался равновелико руководителю отряда.

Один из рессов с первого удара ранил своего супостата в бедро, и, оттолкнувшись от земли, налетел на него прямо распрямленными коленными чашками. Армалор ударил супротивника кулаком, и подставил руку под налетевший антагонистский удар. Лародариец являлся слабее в физиологическом плане, но долгие упражнения помогли ему недурно встать на защиту себя в этом бою. Ресс поднял к небу свои зеленые пятипальцевые руки, и могучий удар кулаком оглушил противника. После тело индигового агарсакарийца было пронзено насквозь шпагой-мечом. Труп синекожца величественно смотрелся на поле рати, труп грациозного воина был грациозен и после смерти…

Победивший ресс поднялся с земли. И очистив себя от пыли, поднял глаза и принялся наблюдать за боем, пытаясь найти, кому больше нужна ему помощь. Стражник направился к своему товарищу-коллеге.

Двое зеленокожих окружили лародарийцы.

Быстрорукий армалор парировал одновременно с обеими малахитовцами.

Джон лягнул на живот и начал направляться к выроненному оружию доблестно сражавшегося армалора.

Максвелл понял намерения сына с первого взгляда.

Райт-младший добрался до восхитительного меча и принялся развязывать себя.

Рессы и армалоры, полноместно (то есть, полностью) занятые битвой, не могли и не должны были увидеть космонавтов, а если бы и наблюли краем глаз, то не смогли остановить побег пленников, так как любой, кто даже немного отвлечется от сечи, будет сразу же убит антагонистом.

Максвелл невольно загордился своим сыном, который подошел к нему и быстротечно проведя лезвием по путам, развязал отца.

Будь то лесной лес, звездоплаватели, без сомнений, убежали бы в дебри, но так как их сопровождало чувство, при котором они воображали, будто бы весь лес наполнен ордами инородных чудовищ, то лучшим выходом им показалась дверь, ведущая в подземелье. Странное чувство аккомпанировало их и говорило, что именно за дверью найдется спасение, хотя, если провести логический анализ, то в помещении за дверью находятся другие создания Агарсакара, и войти туда – значит, загнать себя в ловушку.

Но астролётчики сделали выбор.

Максвелл и Джон вошли в тоннельное подземелье, один из армалоров заметил, как закрылась дверь…

Впереди был виден коридор, ведущий вперед, а дальше – какое-то помещение, перекрёсток, из которого слева и справа вели другие тоннели.

Здание отсвечивалось подобиями на факелов, которые были прикреплены к стенам.

- Идём! – твердо произнес Райт-старший.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (324)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)