Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Причины возникновения негативных ярлыков




 

Сначала можно рассмотреть вопрос о причинах устойчивости определенных стереотипов пожилых людей, которые сохраняются несмотря на то, что на самом деле лишь немногие пожилые беспомощны. Одну из причин можно найти в работе на тему о применении эвристики доступности и репрезентативности при оценке частоты какого-либо явления. Результаты этого исследования говорят о том, что чем легче людям вспомнить пример какого-либо поведения, тем более распространенным они его считают. Сопоставим этот факт с тем, что физически крепкие старые люди часто кажутся моложе своих лет, из-за чего наиболее заметными представителями категории пожилых становятся люди с крайне выраженными признаками старости. (Старо выглядящих молодых людей, конечно, тоже иногда ошибочно принимают за лиц более старого возраста, что приводит к таким же выводам.) Поэтому когда люди думают о старости, им легче всего приходят на ум образы беспомощных стариков, на основе чего они делают неправильные выводы о характеристиках пожилого возраста.

 

Кроме ошибок, связанных с эвристикой доступности, существуют и другие факторы, которые вносят свой вклад в сохранение негативных стереотипов. Лангер, Тэйлор, Фиске и Чановиц (Langer, Taylor, Fiske, Chanowitz, 1976) показали, что люди часто ощущают дискомфорт в присутствии представителей относительно незнакомых им трупп и стараются их избегать. Причиной таких негативных реакций является то, что, столкнувшись с членом незнакомой группы, человек попадает в конфликтную ситуацию. С одной стороны, у человека существует мотивация внимательно рассматривать незнакомые или непривычные стимулы, чтобы попытаться их понять; но с другой стороны, существуют строгие нормы вежливости, которые запрещают пристально смотреть на малознакомого человека. Люди разрешают подобный конфликт, стараясь избегать встреч с его источниками. Было продемонстрировано, что это верно и тогда, когда незнакомыми стимулами являются люди с физическими недостатками или беременные женщины. Говоря конкретнее, проверялась гипотеза о том, что если

 

испытуемые получат санкционированный визуальный доступ к непривычному стимулу (человеку) до взаимодействия с ним, то в дальнейшем их поведение не будет отличаться от поведения по отношению к «нормальному» взрослому после санкционированного визуального доступа к нему. Эта гипотеза получила убедительное подтверждение в работе Лангер и соавт. (1976).

 

Молодые взрослые и дети проводят больше всего времени в ситуациях, где маловероятно присутствие большого числа пожилых людей, например занимаясь спортом или на работе. Поэтому в тех случаях, когда старые люди присутствуют — например, в ресторанах, — они являются относительно непривычными стимулами для окружающих более молодого возраста. Следовательно, можно заключить, что в подобных случаях вероятно возникновение негативных чувств и стремления избежать встречи со стариками. Если устранить конфликт, который возникает из-за непривычности стимула, то желание избегать пожилых людей уменьшится. Таким образом, мы пришли к выводу, что, сделав пожилых менее непривычными, можно хотя бы частично устранить предубеждение по отношению к ним.

 

Если окружающие стараются избегать пожилых людей, но, как было показано в других контекстах, желание избежать общения с человеком можно снизить, просто позволив окружающим понаблюдать за ним, то имеет смысл расширить круг исследуемых нами вопросов в двух направлениях:

 

1) изучить влияние нежелания окружающих общаться с пожилыми людьми на их Я-концепцию и поведение;

 

2) исследовать влияние длительного наблюдения за эффективно действующими пожилыми людьми на поведение представителей популяций пожилых и молодых людей.

Мы уже начали исследование влияния избегания пожилых людей другими на их Я-концепцию и поведение. В литературе на тему старения было высказано предположение о том, что причиной диссоциации является культурное неприятие. Стросс (Strauss, 1963), например, утверждает, что те пожилые люди, которые считают себя малоценными в глазах окружающего мира, в результате склонны отстраняться от участия в общении со своим окружением и вместо этого больше заниматься ин-дивидуальной деятельностью. Хотя этот аргумент весьма убедителен, фактически все результаты, полученные в этой области, имеют корреляционный характер, поэтому трудно понять, что является причиной, а что — следствием. Замыкаются ли люди в себе из-за того, что их отвергают, или они


просто добровольно уходят в себя, из-за чего создается впечатление, что их отвергают, как утверждается в теории рассоединения?

 

Занимаясь влиянием избегания на Я-концепцию, мы разрабатываем экспериментальную модель процесса отвержения, используя в качестве испытуемых представителей популяции нестарых людей. Мы хотим выяснить, может ли отвержение привести к социальной замкнутости и направленному на рассоединение с обществом поведению, которые часто наблюдаются у престарелых. Ясно, что уже состарившиеся люди не подходят для исследования каузальных факторов этого процесса, поскольку считается, что в этом возрасте люди демонстрируют его следствия. Поэтому мы тестируем нестарых испытуемых, помещая их в условия, когда окружающие избегают или не избегают общения с ними. Ожидается, что в условиях избегания возникнут негативные чувства и появится замкнутость. Чтобы устранить эти последствия, в половине случаев испытуемых подталкивают к тому, чтобы они приписали такой результат какому-либо аспекту ситуации. Ожидается, что если человек будет припи-сывать избегание ситуации, а не своим личным качествам, то влияние социального избегания можно снизить.

 

Атрибуции и старение

 

Результаты наших наблюдений показывают, что хронологический возраст сам по себе не является достаточным основанием для того, чтобы человек признал себя «старым», несмотря на несомненное существование некоторой связи между хронологическим возрастом и самовосприятием. Не возраст сам по себе, а скорее ряд определенных событий или переживаний заставляет человека неохотно принять тот факт, что он стар. Часто в основе этих событий лежит избегание и/или потеря контроля над своей жизнью. После подобных событий пожилые люди, возможно, начинают при оценке своих чувств и поведения приписывать их старению, а не внешним условиям или обстоятельствам.

 

Негативные процессы атрибуции, являющиеся следствием чувства избегания и потери контроля, порождают минимум два типа проблем пожилых людей. Из-за этих проблем они могут предпринимать меньше попыток справиться с трудностями, что оказывает вредное влияние на их здоровье. Во-первых, существует тенденция приписывать большинство негативных физических симптомов непосредственно старению, особенно предполагаемому ухудшению здоровья, с которым обычно связывают старение. Биологические атрибуции могут необоснованно отвлекать внимание человека от ситуативных и социальных факторов, таких как потеря любимого человека или чувство ненадежности; эти факторы вызывают определенный

 

стресс, поскольку они связаны с потерей контроля. Недавние исследования показывают, что даже у здоровых студентов колледжей потеря контроля связана с увеличением количества физических симптомов. Во-вторых, когда какое-либо событие объясняется процессом старения, оно рассматривается как неизбежность; поэтому не предпринимаются корректирующие шаги, которые могли бы принести большую пользу.

 

Из-за негативной Я-концепции происходит дальнейшее повышение вероятности того, что пожилые люди, воспринимая истинное или кажущееся избегание или ощущая снижение чувства контроля, будут приписывать это собственным диспозициям, а не ситуативным факторам. Поэтому можно разработать планы вмешательств с целью изменения направленности подобных вредных атрибуций. Мы уже провели некоторую работу по этому вопросу, рассмотрев с более общих позиций последствия про-цессов атрибуции и возможность их изменения.

 

Мы брали интервью у людей, неделю назад помещенных в дом престарелых, и отобрали из них (в количестве 80% от общего числа) таких, кто был явно склонен к негативным атрибуциям, объясняя ухудшение здоровья старением и считая его главной или одной из главных причин некоторых своих проблем. Предварительно мы провели разнообразные количественные оценки, в том числе интервью с испытуемыми, оценки их здоровья и наблюдения за уровнем их активности. Испытуемые были слу-чайным методом распределены на три группы: одна группа не получала никакого воздействия; другая группа получила только информацию, которая позволяла опровергнуть мнение, что истинным источником проблем пожилых людей является связанное со старением ухудшение здоровья (материалы из докладов врачей и журнальных статей); третья группа получила объяснения, что их проблемы были вызваны внешними причинами (или, по крайней мере, взаимодействием возрастных и внешних факторов).

 

В качестве примера использованных нами внешних атрибуций можно привести случай, когда испытуемым из последней группы сказали, что в доме престарелых очень скользкие полы, потому что они выложены плиткой, чтобы легче было поддерживать чистоту. Даже молодой человек может поскользнуться на таком полу. Таким способом мы пытались добиться, чтобы испытуемый не объяснял то, что он поскользнулся, слабостью в коленях или неуверенностью движений, связанными с воз-


растом. В другом случае испытуемым напомнили, что их разбудили в 5:30 утра, и на их месте большинство людей к вечеру ощущали бы усталость. Опять-таки, мы пытались свести к минимуму вероятность объяснения утомляемости непосредственно старением. Таким образом, мы просто пытались перенести атрибуции их собственных чувств и поведения на благовидные внешние факторы, которые могли быть источником некоторых физических симптомов, вероятно, имевшихся у престарелых.

 

В результате вмешательства по переносу атрибуции поведение пациентов значительно улучшалось, в том числе возрастала их активность и общительность по сравнению с группой, которой просто предоставлялась информация, и с контрольной группой, не получавшей никакого воздействия. Происходили также благоприятные изменения общих показателей здоровья, и уменьшались признаки стресса. Таким образом, можно получить полезные результаты, перенося часто преувеличенную и ослабляющую человека атрибуцию с физического состояния, связанного со старением, на аспекты внешнего мира, которые легче поддаются изменениям.

 

В другой работе мы продемонстрировали, что качество выполнения испытуемыми одного и того же задания резко менялось в зависимости от его атрибуции: одни испытуемые считали это задание проверкой их памяти, а другие — новым видом деятельности, которую собираются ввести в доме престарелых. Испытуемые, ожидавшие проверки своей памяти, показывали значительно худшие результаты по сравнению с теми, кто предполагал испытать себя в новом виде «деятельности».

 

Восстановление памяти

 

Переоценка влияния старения по сравнению с влиянием среды в сочетании с описанными выше процессами присвоения негативных ярлыков вызывает снижение самооценки и ухудшение функционирования. Часто это приводит не к неспособности принимать участие в разнообразных видах деятельности, а к слабой мотивации. Неиспользуемые способности могут со временем также ухудшаться и сами по себе.

 

Взяв в качестве примера ухудшение памяти, мы подумали, что некоторые компоненты этого процесса могут быть обусловлены действием социально- психологических факторов, порождающих симптомы забывчивости и потери ориентации, которые не имеют ничего общего непосредственно со старением. Мы пришли к выводу, что у некоторых старых людей, страдающих очевидным ухудшением памяти, ее можно восстановить, усилив мотивацию мышления и запоминания.

 

Мы провели два исследования, в которых пытались мотивировать стариков, проживающих в домах престарелых, придерживаться в течение определенного времени рекомендованного им образа действий, а именно — думать о различных событиях и вспоминать их. В первой работе мы пытались усилить мотивацию запоминания, предоставив возможность взаимного самораскрытия

 

испытуемому и его интервьюеру, который рекомендовал ему конкретный вид когнитивной деятельности. Дженис и Родин (Janis, Rodin, 1979) выдвинули гипотезу о том, что установление референтной власти является важным способом усиления мотивации и повышения чувства ответственности. Люди обладают референтной властью над теми, кто воспринимает их отношение к себе как доброжелательное и одобрительное. Одним из факторов, играющих решающую роль в установлении референтной власти, является самораскрытие, иногда взаимное. Во втором исследовании мы попытались усилить мотивацию использования памяти путем организации ситуации, в которой за большими когнитивными усилиями следовала более ощутимая награда (выдавались фишки, которые можно было затем обменять на призы). В обоих исследованиях рекомендованный образ действий включал запоминание ряда вопросов и поиск необходимой для ответа на них информации в окружающем мире и в собственной долговременной памяти.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (401)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)