Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ РАССМОТРЕНИИ ...158 7 страница




Поясняя смысл «значимого взаимодействия», П. Сорокин приводит такой пример. Кусок дешевой ткани на палке может


стать национальным флагом страны, ради которого люди могут отдать жизнь. В зависимости от особенностей взаимодействия значение враждебности многолико: к ней можно отнести стрельбу, отравление, утопление, повешение, закалывание ножом, экономи­ческое разорение или выдачу человека властям. Но и любое мате­риальное явление выполняет функцию носителя широкого спектра значений. Половой акт в одном случае - проституция, в другом -совращение, в третьем - адюльтер, в четвертом - изнасилование, в пятом - законное соитие супружеской пары.

Эту же проблему можно рассматривать и с другой стороны. Обычный человеческий организм, говорит П.Сорокин, может стать святым, или пророком, или обожествляемым монархом, или увенчанным славой революционером-вождем. Свойства, опреде­ляемые как «священные», «святые», «героические», «добродетель­ные» и т.п. и их противоположности, принадлежат не биофизиче­ским чертам соответствующих субъектов, но значениям, которые на них накладываются.

Поскольку взаимодействие выполняет ключевую роль в раз­витии человека и общества, постольку важное значение в сорокин-ской концепции социологии придается выяснению структуры взаимодействия. Эта структура включает в себя три взаимосвязан­ных компонента.

J. Личность как субъект взаимодействия.

* 2. Общество как совокупность взаимодействующих индиви-

дов с их социокультурными отношениями и процессами.

3. Культура как совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, а также совокуп­ность носителей этих значений и ценностей,- людей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения.

П. Сорокин убежден, что не существует личности как со­циума, т.е. как носителя, создателя и пользователя значениями, ценностями, нормами без корреспондирующих с ней культуры и общества. Точно так же нет и не может быть общества без взаимо­действующих друг с другом личностей в их непрестанном взаимо­действии с культурой. Но в реальной жизни нет и культуры без взаимодействующих личностей и общества. Поэтому ни одно из этих явлений, составляющих неразрывную триаду (см. рис. 10), нельзя должным образом исследовать без рассмотрения двух дру­гих членов этой триады.



 


групповая дифференциация, различение статусов различных для разных индивидов — управляющих и управляемых, богатых и бед­ных и т.п.

Возникает вопрос: что же такое социальная стратификация? Отвечая на этот вопрос, П. Сорокин утверждает, что социальная стратификация - это дифференциация данной совокупности лю­дей (населения) на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанностей, наличии или отсутствии соци­альных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества.

П. Сорокин рассматривает широкий диапазон социальных расслоений, выделяя из них в качестве основных три типа: 1) экономическое расслоение (богатые-бедные); 2) политическую дифференциацию (имеющие власть и не имеющие ее); 3) про­фессиональную дифференциацию (различение между учителями, врачами, инженерами и т.п.). Эти три основных типа социальной стратификации тесно переплетены друг с другом. Представители высших экономических слоев зачастую одновременно относятся к высшим политическим и профессиональным слоям. Чтобы убе­диться в этом, достаточно вспомнить ступени градации от Генри Форда - до нищего, от Президента США - до полицейского, от ректора университета - до студента.

Однако социальные страты не являются неизменными, они подвержены изменениям. Социальная динамика выражается в данном случае в том, что как между различными стратами, так и внутри каждой из них существуют перемещения индивидов, кото­рые П. Сорокин обозначил термином «социальная мобильность». Социальная мобильность — это и есть социальные перемещения индивидов, групп и других социальных объектов (скажем, ценно­стей) от одного социального положения к другому. Основную причину социальной мобильности он видит в наличии в обществе на любом этапе его развития определенного «дефекта», заклю­чающегося в том, что общество всегда отстает в распределении благ для своих членов в соответствии с их личными качествами и способностями.

П. Сорокин выделяет два типа социальной мобильности: го­ризонтальный и вертикальный. Горизонтальная мобильность -это перемещение из одной социальной группы в другую, располо-


женную на одном и том же уровне общественной стратификации. Это может быть смена индивидом гражданства, семьи, места рабо­ты (в одной и той же должности), а гакже переход каких-либо ценностей от одного субъекта (индивида или группы) к другому в пределах той же социальной страты. Таким образом, горизонталь­ная мобильность может осуществляться в двух формах: индивиду­альной и коллективной. В качестве примеров горизонтальной мо­бильности П. Сорокин приводит территориальную миграцию внут­ри и между странами, а также усиление перемещения ценностей (материальных и духовных) вследствие распространения газет, те­лефонной и телеграфной связи, торгового обмена и т.п.; циркуля­цию индивидов между религиозными группами или политически­ми партиями.

Вторым типом социальных перемещений является верти­кальная мобильность. Под нею понимается перемещение индиви­да из одного слоя в другой или каких-либо ценностей (моды, идео­логии, танца и др.) за пределы данного класса и распространение их среди других социальных страт. В зависимости от направлен­ности такого перемещения П. Сорокин говорит о двух видах вер­тикальной мобильности: восходящей и нисходящей циркуляции, т.е. о социальном подъеме и социальном спуске. Каждый из этих видов также может осуществляться в индивидуальной и коллек­тивной формах.

Вертикальная мобильность, считает П. Сорокин, может реа­лизоваться в трех аспектах, соответственно трем основным видам социальной стратификации.

1. Внутрипрофессиональная или межпрофессиональная цир­
куляция, когда индивид или группа перемещается вверх (либо
вниз) по ступеням профессионального роста или переходят в дру­
гую, более престижную и высокооплачиваемую профессиональную
группу.

2. Политические перемещения, когда индивид (реже— груп­
па) перемещается вверх или вниз по ступеням политического влия­
ния и власти.

3. Продвижение по «экономической лестнице» вниз или вверх
по уровню экономического успеха, богатства или бедности и т.п.

Традиционными каналами социальной вертикальной мо­бильности являются семья, школа, церковь, армия, политические, экономические, профессиональные организации, которые содейст-


вуют своим членам в социальном перемещении в другие, более престижные социальные страты.

П. Сорокин различает социальную мобильность в нормаль­ные периоды развития общества и в экстремальных условиях об­щественных потрясений и катастроф. Во втором случае упорядо­ченная мобильность нарушается, старое «социальное сито», отсеи­вающее индивидов, разрушается, возникает новое «сито», пропус­кающее вверх по социально-экономической или политической лестнице других индивидов и другие социальные группы.

В своей социологической концепции П. Сорокин уделял первостепенное внимание выяснению сущности и значимости культуры в развитии общества. Он неизменно подчеркивал, что «всякая великая культура есть не просто конгломерат разнообраз­ных явлений, сосуществующих, но никак друг с другом не связан­ных, а есть единство, или индивидуальность, все составные части которого пронизаны одним основополагающим принципом и вы­ражают одну, и главную, ценность» (6; 429). Стало быть, культура предстает в его понимании как многогранная и многоуровневая, динамично развивающаяся система, в которой существует некая основополагающая первоценность, составляющая ее системообра­зующее ядро, и именно наличие этой первоценности и составляет ее своеобразие, ее «индивидуальное» отличие от всех других куль­тур. Какую бы из многочисленных и неповторимых граней такой целостной системы культуры мы ни рассматривали - ее изящные искусства или философию, ее науку или религию, ее этику или право, ее основные формы социальной, экономической или поли­тической организации, ее нравы и обычаи, свойственный ей образ жизни или менталитет (мышление), - все они вместе и каждая в отдельности выражают и воплощают в себе (естественно, по-своему) ее основополагающий принцип, ее ценность. Именно та­кая ценность служит фундаментом всякой культуры и предопреде­ляет всю ее направленность. По этой причине важнейшие состав­ные части такой интегрированной системы культуры органично взаимосвязаны и в случае изменения одной из них остальные не­избежно подвергаются схожей трансформации.

В качестве примера такой интегрированной и целостной системы П. Сорокин приводит средневековую культуру Западной Европы, в которой главным принципом, главной истиной и ценно­стью был Бог. Все компоненты средневековой культуры (разуме­ется, каждый своим специфическим образом) выражали этот фун-


даментальный принцип, или ценность. Совсем иной принцип, а следовательно, и иная система ценностей, стали системообразую­щим началом яркой и красочной культуры Эпохи Возрождения.

Поскольку фундаментальные основания культуры, ее базис­ные ценности затрагивают и несут в себе свод основных идеалов, норм, стереотипов поведения, которыми люди руководствуются в своей повседневной жизни, переход от одной системы культуры к другой не проходит безболезненно, а совершается через потрясе­ния и конфликты. Периоды перехода от одной фундаментальной формы культуры и общества к другой, когда рушится здание ста­рой культуры, а новая культура еще не возникла, когда социокуль­турные ценности становятся почти полностью «атомизированны-ми», и конфликт между ценностями различных людей и групп ста­новится особенно непримиримым, - такие периоды порождают борьбу особой интенсивности, отмеченную широчайшей вариа­тивностью форм. В рамках общества она принимает в дополнение к другим конфликтам форму роста преступности и жестокости на­казаний, особенно взрыва бунтов, восстаний и революций (7; 356-357). Эта тенденция особенно отчетливо проявилась в XX столе­тии, которое, по словам П. Сорокина, оказалось «самым крова­вым» за последние 25 веков.

Такое своеобразие XX века предопределило, по мнению П. Сорокина, существенный сдвиг в понимании динамики социо­культурных изменений. Социальная мысль XVIII и XIX веков бы­ла занята большей частью созданием разнообразных линейных тенденг/ий развития, разворачивающихся во времени и простран­стве. В XX же веке в центре внимания исследования социокуль­турной динамики оказались совершенно иные аспекты процессов, протекающих в социокультурном универсуме, в частности, прояв­ляющиеся в постоянных и повторяющихся чертах, силах, взаимо­связях. Эти аспекты социокультурной динамики, утверждает П. Сорокин, таковы: контакт, изоляция, взаимодействие, культи­вация, имитация, адаптация, конфликт, отчуждение, дифферен­циация, интеграция, дезинтеграция, организация, дезорганизация, мобильность и т.п. А такой сдвиг дал возможность глубоко иссле­довать устойчивые и повторяющиеся значимо причинно — функ­циональные связи между различными космосоциальными, биосо­циальными и социокультурными переменными, и как они высту­пают в постоянно изменяющемся социокультурном мире. В связи с этим стало возможным углубленное и всестороннее социологи-


ческое исследование повторяющихся ритмов, циклов и периодич-ностеп в развитии социокультурных процессов. Именно такая пе­реориентация дала выдающимся социологам XX века М. Веберу, О. Шпенглеру, А.Дж. Тойнби, П. Сорокину и др. глубоко изучить ритмику и цикличность социокультурных процессов, их роль в развитии цивилизации, возрастающую значимость социокультур­ных факторов в развитии общества, в его трансформациях. Это позволило, считает П. Сорокин, не только создать «систематиче­скую теорию социокультурной причинности», отличную от есте­ственнонаучных каузальных концепций, но и сформулировать «предсказания, касающиеся ... крупномасштабных социокультур­ных процессов» (8; 392).

Итак, в социологической концепции, развиваемой П. Соро­киным, очень важное место принадлежит учению о социокультур­ной динамике. Он считал, что при подходе к социологическому анализу культуры необходимо применять два взаимосвязанных метода исследования: каузально-функциональный и логико-смы­словой. Их единение, по его словам, дает возможность не только осветить «более широко и полно хаотичный мрак бесконечного множества фрагментов культуры», но и упорядочить их в «систе­му социокультурного пространства», увидеть за множеством раз­личных феноменов культуры их «подлинное единство».

П. Сорокин выделяет четыре основных формы интеграции культурных элементов:

1. Пространственное, или механическое сосуществование,-
случайное совпадение или совмещение культурных ценностей,
идей, предметов в данном социальном и физическом пространстве,
а также механическое объединение элементов в одно структурное
единство.

2. Соединение, обусловленное внешним фактом, когда эле­
менты культуры не имеют внутренней связи, а объединяются в не­
кий конгломерат по случайным признакам (например, в результате
завоевания одного народа другим).

3. Каузальная, или функциональная интеграция, при которой
изменение или исчезновение одного из важных элементов приво­
дит к изменению всего культурного комплекса.

4. Логико-смысловая интеграция культуры - наивысшая фор­
ма интеграции, при которой ценности, идеи, предметы культуры
объединяются на основе единого, интегрирующего их в целост­
ность, стиля.


Каждая культурная сверхсистема, по мысли П. Сорокина, формируется под воздействием двойственной природы человека как существа мыслящего и как существа чувствующего. Всякая великая культура, считает он. есть не просто конгломерат разно­образных явлений, сосуществующих, но никак не связанных друг с другом, а представляет собой единство, все составные части кото­рого пронизаны одним основополагающим принципом и выража­ют одну, но главную, ценность. В общей ткани социодинамики культуры существуют три основных типа - чувственный, идеа-циональный и идеальный. Если преобладает чувственный образец культурных ценностей, мы имеем перед собой чувственную куль­турную сверхсистему. Если основное внимание сконцентрировано на разуме, то перед нами умозрительная или идеациопалъпая су­персистема. Если же существует баланс чувственных, эмоцио­нальных и рациональных компонентов, то возникает идеальный тип культурной сверхсистемы. Чувственная и идеациональная культурные суперсистемы, являясь достаточно устойчивыми, мо­гут существовать довольно долго, а идеальная, пытающаяся синте­зировать две предыдущие, в силу несовершенства такого синтеза протекает за более короткий промежуток времени, охватывая пе­риод в 100-200 лет.

Чувственный тип культурной суперсистемы базируется на таком принципе: объективная реальность и ее смысл - чувствен­ны. Именно такова культура античности, где в центре всего- и в трагедии, и в изобразительном искусстве, и в скульптуре, и даже в религиозных верованиях - находится чувственно воспринимаемое человеческое тело. Венера Милосская, Апполон, Геракл, Медея -ярчайшие образцы именно такого чувственного типа культуры. Но чувственная сверхсистема культуры существовала не только в ан­тичной Греции. П. Сорокин отмечал, что, начиная с XVI века в За­падной Европе, после нескольких столетий иных типов культуры, стала доминировать современная форма чувственной культуры. Суть ее выражена в принципе: объективная действительность и ее смысл - сенсорны. Этот принцип становится господствующим и в искусстве, и в науке, и в философии, и в этике, и в праве. Культура этого типа живет и развивается в эмпирическом мире чувств. Ре­альный пейзаж, реальные события и приключения, чувственно воспринимаемые, реальные портреты —таковы ее темы.

Совершенно иные особенности имеет идеационалъный тип культуры. В его изображении и объяснении объективная реаль-


ность - сверхчувственна, главным принципом (ценностью) являет­ся Бог. Все ценности культуры такого типа воплощены в христи­анском credo — символе веры, что проявляется и в художественной литературе, и в изобразительном искусстве, а архитектура и скульптура были в средние века ничем иным, как Библией в камне. Литература средневековья также насквозь пронизана религиозны­ми темами, а философия была идентична религии и теологии. Та­кая унифицированная система культуры, основанная на принципе сверхчувственности, сверхразумности Бога как единственной са­модостаточной реальности и ценности, в концепции П. Сорокина предстает как идеациональная. Такой тип культуры, по мнению П. Сорокина, характерен также для брахманской Индии, буддист­ской лаоистской культуры соответствующего исторического пе­риода.

Третьим типом суперсистемы культуры в сорокинской со­циокультурной динамике является идеальная культура. Ее основ­ной постулат: объективная реальность частично сверхчувственна и частично чувственна. Такой тип культуры охватывает сверхчувст­венные и сверхрациональные аспекты человеческого бытия, до­бавляет к ним рациональные и сенсорные (чувственные) аспекты, образуя единство многообразия. Эта суперсистема культуры воз­никает на основе синтеза двух прежних подходов при относитель­ном балансе чувственного, интуитивного и рационального стиму­лов и стилей. В этом типе культуры героями могут быть и люди, и боги; его стиль частично символичен, частично реалистичен. Та­кой тип суперкультуры достигает расцвета в V веке до нашей эры - во времена Фидия, Эсхила, Софокла, Поликлета. Примером такого искусства является знаменитый Парфенон, который напо­ловину религиозен, наполовину эмпиричен. Из чувственного мира он получил только свои благородные формы и позитивные ценно­сти. Это — идеализированное, типологическое искусство. Его порт­реты - великолепные типажи, реальные изображения данных ин­дивидов. Оно не искажено ничем низким, вульгарным или унизи­тельным, оно светлое, спокойное и величественное. Во всем про­является стремление художника избежать всего того, что могло бы нарушить идеальный порядок и гармонию идеального образа жиз­ни. Эта система культуры не представляет собой искусства ради искусства, в нем реальное изображение чувственно воспринимае­мого органически сопряжено с религиозными, моральными и гра­жданскими ценностями. В ней великолепно сливаются небесное


совершенство с благородной земной красотой, религиозные и дру­гие ценности— с возвышенными чувственными формами. Расцвет такого типа культуры, считает П. Сорокин, наступает и в XIX веке. Но такие типы культуры недолговечны, чаще всего в социокуль­турной динамике господствуют либо чувственная, либо идеацио-нальная суперсистема культуры.

В XX веке, по мысли П. Сорокина, господствующее значе­ние приобретает чувственная суперсистема культуры, которая пе­реживает глубокий кризис. Порочность современной чувственной культуры состоит в ее главной установке: настоящая реальность и настоящие ценности исключительно посюсторонни, чувственны. Плодами этой установки стали беспрецедентное развитие естест­венных наук и технологических изобретений, массовое распро­странение преступности, насилия, порнографии, использование че­ловека как средства, обесценение человеческой жизни. Однако в этих оценках П. Сорокин отнюдь не является пессимистом. Он убежден: современный кризис культуры и общества— это не обыкновенный декадансный кризис, а переход от одного из вели­чайших типов культуры к другой, в которой чувственная форма сольется с прекрасным содержанием, возвышающим человека ду­ховно, нравственно, социально.

Вопросы для самоконтроля и повторения

1. Какие отличительные черты П. Сорокин считал характерными для
общества?

2. Как понимал П. Сорокин специфику социологии в системе общест­
венных наук?

3. Какова структура социального взаимодействия в сорокинском пони­
мании?

4. Что такое социальная стратификация и социальная мобильность?

5. В чем сущность горизонтальной и вертикальной мобильности?

6. Каково содержание и значение социокультурной динамики?

7. Каковы, в сорокинской классификации, основные типы культуры?

Литература

1. Жиромская И.П. Интегральная социология П.А. Сорокина //Социоло­
гия. Учебное пособие /Под ред. Э.В. Тадевосяна. Гл. 2, §7. М., 1995.

2. ЗыглинаТ.С. Кризис современного Западного общества в контексте
социокультурной динамики П.А. Сорокина //Вестник Моск. у-та
Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 1.


3. Сорокин П. Интегрализм - моя философия //Социологические науки.
1992. № 10.

4. Сорокин П. Система социологии. М., 1993.

5. Сорокин П. Социологические теории современности. М., 1992.

6. Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М, 1992.

7. Сорокин П.А. Кризис нашего времени //Американская социологиче­
ская мысль. Тексты. М, 1996.

8. Сорокин П.А. Социокультурная динамика и эволюционизм //Аме­
риканская социологическая мысль. Тексты. ML, 1996.

Глава 8. Т. ПАРСОНС И ЕГО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ

Видное место среди наиболее известных социологов XX ве­ка принадлежит по праву профессору Гарвардского университета (США) Толкотту Парсонсу (1902-1979). В своем стремлении соз­дать общую теорию систем действия, опирающуюся на принципы изменения, интеграции и стабильности, он предлагал альтернативу марксистскому пониманию первенствующего значения революции и радикального преобразования мира. Его работы заслуженно оце­ниваются как «трудные для понимания». Но за частоколом абст­рактных определений и сложной аргументации в них прослежива­ется единая идея: социальная реальность, несмотря на всю свою необъятность, сложность и противоречивость, организована ра­ционально и обладает системным характером. С точки зрения Т. Парсонса, социологическая теория представляет собой тот ас­пект теории социальных систем, который занимается явлениями институционализации образцов ценностных ориентации, а также мотивационными процессами, протекающими в социальной сис­теме.

Т. Парсонс считал, что основной проблемой социологии как теоретической дисциплины является исследование процессов ин­теграции социальных систем. Поэтому социология должна зани­маться широким кругом особенностей, факторов и последствий «интегральных состояний» социальных систем самых различных уровней, начиная с семьи и малых групп, через промужеточные уровни локальных общностей и формальных организаций, и кон­чая обществами как таковыми и даже целыми системами обществ.


4 Зак 2030



Социальная система в связи с этим рассматривается не как конкретное целое, а как определенный набор абстракций, полу­ченных логическим путем из конкретных форм взаимосвязи и по­ведения, исследуемых с точки зрения взаимодействия. А это озна­чает, что социальная система состоит из взаимодействий индиви­дов, каждый из которых одновременно является и действующим лицом (актором), имеющим определенные цели, установки, стрем­ления и т.п., и объектом ориентации как для других действующих лиц, так и для себя самого. Вместе с тем социальная система рас­сматривается Т. Парсонсом как «открытая», находящаяся в отно­шениях взаимозависимости и взаимопроникновения с рядом ок­ружающих систем.

Любую социальную систему, считал Т. Парсонс, можно представить в двух ее неразрывных аспектах. С одной стороны, она выступает как структура, т.е. как ряд единиц или компонентов со стабильными свойствами. В этом выражается статика систе­мы, составляющая объект ее синхронного аспекта исследования С другой стороны, система предстает как ряд событий, процессов, в ходе которых нечто происходит, изменяя некоторые свойства и отношения между структурными единицами. Эти изменения со­ставляют в своей совокупности динамику системы, служащую объектом диахронного аспекта ее исследования. Если рассматри­вать социальную систему с точки зрения ее структуры, то мини­мальной единицей такой системы является роль участвующего ин­дивидуального субъекта действия, а минимальное отношение пред­ставляет собой стандартизированное взаимодействие, когда ориен­тируясь на других, и наоборот, каждый является объектом для всех остальных. Таким образом, даже на самом своем элементарном уровне социальная система предстает в органической взаимосвязи структуры и событий, с ней происходящих, т.е. изменений, свя­занных с действием.

Из этого следует, что социальные системы рассматриваются не как агрегации взаимодействующих людей и проявляющих себя в поступках, а как сложные и целостные совокупности социальных действий людей, включающих в себя различные взаимодействия и изменения структур, возникающих в результате взаимодействий. «Мы предпочитаем использовать термин «действие», а не «пове­дение», - подчеркивает Т. Парсонс, — поскольку нас-интересует не физическая событийность поведения сама по себе, но его образец, смыслосодержащие продукты действия (физические, культурные и


др.), - от простых орудий до произведений искусства, а также ме­ханизмы и процессы, контролирующие этот образец» (5; 494).

Т. Парсонс выделяет общую модель действия, названную им «единичным актом», который включает в себя два основных ком­понента:

1. Действующее лицо (актор), т.е. субъекта действия, наде­
ленного стремлением действовать, имеющего определенные цели,
способного описать способы их достижения и осуществить их.

2. Ситуационное окружение - изменяемые и неизменные
факторы окружения, по отношению к которым направлено дейст­
вие и от которых оно зависит.

Таким образом, действие предстает как некоторый процесс в системе «субъект действия - ситуация», имеющий мотивационное значение для действующего индивида или - в случае коллектива-для составляющих его индивидов. Это значит, что ориентация со­ответствующих процессов действия связана с достижением удов­летворения или уклонением от неприятностей со стороны соответ­ствующего субъекта действия. Поэтому отношение к ситуации со стороны субъекта действия носит мотивационный характер и свя­зано с удовлетворением или неудовлетворением как от самого действия, так и от полученного в результате его итога. Кроме это­го, действующее лицо развивает систему ожиданий (экспектаций), относящихся к различным объектам ситуации. Эти ожидания мо­гут быть организованы (структурированы) только относительно его собственных потребностей - установок и вероятности удовле­творения или неудовлетворения в зависимости от альтернатив действия, которое может осуществить данное действующее лицо. Но в случае взаимодействия с социальными объектами в эту схему (модель) добавляются новые параметры. Часть ожиданий «Я» (субъекта действия), а во многих случаях наиболее значительная их часть, сводится к вероятным реакциям «другого» на возможное действие «Я», что существенно влияет на собственные выборы «Я». Вследствие этого различные элементы ситуации приобретают специальные «значения» для «Я» в качестве «знаков» или «симво­лов», соответствующих организации (структуре) его системы ожи­даний. Такие знаки и символы, особенно там, где существует со­циальное взаимодействие, приобретают общее значение и служат средством коммуникации между действующими лицами.

Но когда возникают символические системы, способные стать посредниками в коммуникации, можно говорить о началах


культуры, которая становится частью систем действия соответст­вующих действующих лиц. Поэтому Т. Парсонс рассматривает со­циальные системы только на таком уровне их развития, где систе­мы взаимодействия между действующими лицами и определен­ными ситуациями включают в себя общепринятую систему куль­турных символов. Таким образом, согласно Т. Парсонсу, социаль­ная система состоит из множества индивидуально действующих лиц и их коллективов, взаимодействующих друг с другом в опре­деленной ситуации, а их отношение к ситуации, включая отноше­ние друг к другу, определяется и опосредуется системой общепри­нятых символов, являющихся элементами культуры.

Ситуационное окружение действующих субъектов состоит из определенного числа социальных, культурных и физических факторов, делающих возможным действие, но вместе с тем огра­ничивающих пространство совершаемого действующим лицом выбора.

Первым фактором ситуационного окружения, считает Т. Пар­сонс, является биологический организм, первичной структурной характеристикой которого выступает не анатомическое строение, а видовой тип организма, рассматриваемый с точки зрения физиче­ских требований органической жизни. Первичными среди этих проблем являются обеспечение пищей и жильем, а также разделе­ние на два пола, влияющего на все человеческие действия. С этим тесно связаны технологические процессы, очевидным образом служащие реализации человеческих потребностей и желаний. Рас­сматриваемый фактор включает в себя общие органические про­цессы, которые обеспечивают адекватное функционирование лич­ности, в особенности в отношении к комплексам родства, места жительства и здоровья. А это означает, что данный фактор ситуа­ционного окружения рассматривается Т. Парсонсом не в чисто фи-зическо-биологическом смысле, а скорее в смысле социетальном, т.е. преобразованном решающим влиянием социальной системы.

Вторым фактором ситуационного окружения действующей системы является, согласно Т. Парсонсу, система культуры. Яд­ром общества как системы, выступает, по его мнению, структури­рованный нормативный порядок, посредством которого организу­ется коллективная жизнь популяции, т.е. всех членов общества. Этот порядок состоит из культурных объектов, представляющих собой символические элементы культурной традиции: идеи, веро­вания, ценности, нормы и правила. Именно он задает понимание




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (320)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)