Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Появление у детей потребности в общении с окружающими людьми 15 страница




Процесс становления планов порядка речевого высказывания
был также развернут. Первые тексты для пересказа должны были
строиться из простых предложений. Все слова текста должны быть
не только знакомы ребенку, но находиться в его активном словаре.
Рассказ должен описывать понятные и близкие ребенку события и
не включать больше одного эпизода. Но и в этом случае дети
не могли запомнить и воспроизвести даже самые простые словес-
ные тексты до тех пор, пока не был вовне построен план внутрен-
ней организации порядка речевого высказывания. В подтверждение
этого обстоятельства приведем следующий факт.

У двух девочек формировалась устная звуковая речь. И они уже
говорили со взрослыми устно. Учительница решила к празднику
выучить с Леной стишок в устной речи.

Все слова стихотворения из шести строк Лена хорошо произно-
сила устно. Учительница занималась с ней в течение 10 дней,
каждый день девочка по нескольку раз прочитывала стихотворе-
ние. Но время шло, а стишок оставался невыученным, хотя девочка
очень хотела выступить на празднике.

Мы организовывали запоминание по-другому, не сразу в уст-
ной форме, а вначале дактильно. Причем девочка не просто читала
дактильно, но сопровождала чтение показом действий с помощью
игрушечных предметов.

После первой же пробы драматизации всех эпизодов стихотво-
рения девочка правильно воспроизвела его в дактильной речи, а
затем и в устной, затратив на все эти шаги актуализации 15 минут.

Таким образом, репродукция текста в устной речи - результат
многоступенчатой организации высказывания: сначала на уровне
непосредственно-образных представлений о содержании высказы-
вания, которые организуются с помощью внешне развернутой
предметно-ситуативной драматизации, затем на уровне органи-
зации порядка слов в дактильной речи, а уж затем возможен план
порядка слов в форме устной речи. Самостоятельно проделать все
эти переходы девочка еще не могла. План внутренней организации
порядка речевого высказывания представляет здесь ещепрямую
проекцию
плана внешней организации содержания текста и без та-
ких наглядно-действенных опор возникнуть и существовать не
может.

С последующим освоением словесной речи и способов ее
порождения связано дальнейшее развитие мнемической функции
человеческой деятельности в направлении от выделения хроноло-
гического порядка к порядку логическому, от хронологии к логике и
далее - к их единству. Изучение этих переходов - задача особого
исследования.

Приведенные данные раскрывают многообразие переходных
форм, образующих процесс становления качественно различных


уровней функционирования непроизвольной повседневной памяти
в условиях обучения слепоглухонемого ребенка. Каждая из этих
переходных форм представляет собой ступень интериоризации
способов действия, позволяющих ребенку организовывать собст-
венный опыт во временных отношениях. Тот или иной уровень
интериоризации приемов временной регуляции поведения опреде-
ляетсвоеобразие структуры генетически различных форм памяти и
обеспечивает определенную степень реализации в актуальном
поведении ребенка целей и задач предстоящей деятельности.

Переход к новым генетическим формам памяти как внутри
каждого уровня ее функционирования, так и от одного уровня к дру-
гому не происходит спонтанно. Процесс развития памяти возможен
лишь при наличии специальных условий обучения, обеспечивающих
формирование новой структуры процессов памяти.

Развитие всех указанных форм памяти происходит в ситуации
совместной, разделенной со взрослыми и другими детьми деятель-
ности ребенка и вызвано требованиями социального упорядочива-
ния его поведения. Каждый из этапов развития памяти соответст-
вует определенной ступени социальной организации поведения
ребенка. И каждый из этапов продолжает одну линию - организа-
цию системы собственных действий ребенка, детерминированных
будущим.

ЛИТЕРАТУРА

1. Богданова В. И. Развитие начальных форм памяти в предметно-практической
деятельности слепоглухонамых детей //Психологические исследования. Вып. 6. М„
1974.

2. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. М., 1956.

3. Запорожец А. В. Роль Л. С. Выготского в разработке проблем восприятия
//Вопр.психологии.1966. № 6.

4.3инченко п. И. Непроизвольное запоминание. М., 1961.

^.Истомина 3. М. Развитие произвольной памяти в дошкольном возрасте //Изв.
АПН РСФСР. 1948. Вып. 14.

б.Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М., 1965.

Г.ЛеонтьевА.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.,1975.

в.ЛяудшВ. Я. Память в процессе развития. М., 1976.

9.ЛяудисВ. Я.. Мещеряков А. И. Обучение слепоглухонемых детей как экспери-
ментальный метод педагогической психологии //VI научная сессия по дефекто-
логии. М.,1971.

Ю.Мещеряков А. И. Слепоглухонемые дети. М., 1974.

И.СмирновА.^. Проблемы психологии памяти. М., 1966.

12. Jannet P. revolution de la memoire et de la notion du temps.
Paris, 1928.

13. Piaget J., Inhelder B. Memoire et intelligence. Paris, 1968.

Раздел IV. ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕНИЕ

А. В. Запорожец

ЗНАЧЕНИЕ РАННИХ ПЕРИОДОВ ДЕТСТВА ДЛЯ
ФОРМИРОВАНИЯ ДЕТСКОЙ ЛИЧНОСТИ1

В настоящее время внимание психологов, физиологов, мор-
фологов, генетиков и т. д. привлечено к дошкольному возрасту,
поскольку педагогический опыт и многочисленные исследования
свидетельствуют о том, что у детей в этом возрасте существуют
громадные психофизиологические резервы и что в дошкольные
годы при благоприятных условиях жизни и воспитания интенсивно
развиваются различного рода практические, умственные и ху-
дожественные способности, начинают формироваться первые
нравственные представления, чувства и привычки, вырабаты-
ваются черты характера. Н. К. Крупская и А. С. Макаренко указы-
вали на то, что в дошкольном возрасте закладываются основы
будущей личности, и от того, как в этом возрасте осуществляется
воспитание ребенка, во многом зависит его будущее.

В прошлом представители детской психологии характеризо-
вали маленького ребенка преимущественно с негативной точки
зрения, обращая основное внимание на то, что ему недостает по
сравнению со взрослым, отмечая ограниченность его опыта, недо-
статок знаний, отсутствие умения мыслить логически, произвольно
управлять своим поведением и т. д. Сейчас наметилась противопо-
ложная тенденция и ряд исследователей утверждают, что в до-
школьном возрасте якобы завершается в основном развитие
важнейших человеческих способностей (Bloom, 1964; Evans,
1971), явно недооценивая роль последующих возрастных стадий
детства и юности в формировании личности.

Анализ мировой психологической литературы показывает, что
значение дошкольного детства понимается весьма по-разному
представителями различных западноевропейских и американских
психологических направлений; в ряде случаев оно получает ложное
идеалистическое или грубо механистическое толкование.

При всем различии этих направлений обнаруживается общий
для них антигенетический, антиисторический подход к проблеме.
Все психические изменения, происходящие на протяжении детства,
сводятся либо к обнаружению уже присущих ребенку от рождения
свойств, либо к изживанию имеющихся у него биологических вле-
чений, либо, наконец, к механическому накоплению знаний и уме-
ний. Тем самым игнорируется диалектика психического разви-
тия ребенка, в ходе которого на протяжении следующих

1 Из кн„ Принцип развития в психологии /Под ред. Л. И. Анцыферовой. М., 1978.
С. 243-267. Публикуется с некоторыми сокращениями.


друг за другом возрастных периодов формируются качественно
своеобразные психические новообразования. Без учета этой диа
лектики нельзя решить проблемы специфического значения детстве
вообще и его ранних периодов в частности для общего хода фор-
мирования человеческой личности.

Одной из основных проблем детской психологии является
проблема движущих сил и причин развития ребенка. В противопо-
ложность широко распространенным в США и Западной Европе
биологическим концепциям в советской психологии Л. С. Выгот-
ским (1934), А. Н. Леонтьевым (1947), С. Л. Рубинштейном (1946)
было выдвинуто положение о решающей роли в психическом раз-
витии ребенка условий жизни и воспитания, при которых происхо-
дит овладение детьми общественным опытом, приводящее не толь-
ко к накоплению известной совокупности знаний и умений, но и к
формированию специфически человеческих душевных качеств и
способностей.

Общественное дошкольное воспитание получило чрезвычайно
широкое развитие в нашей стране. Советская система дошкольного
воспитания, основы которой были заложены Н. К. Крупской (1959) и
А. С. Макаренко (1946), существенно отличается от популярной в
ряде стран Западной Европы и США так называемой системы
„свободного воспитания", сторонники которой основываются на
ложной концепции спонтанности детского развития; они выступают
против систематического педагогического воздействия на детей,
предлагая создавать лишь внешне благоприятные условия для
„самораскрытия", для „самовыражения" якобы присущих ребенку
от рождения духовных способностей.

В противоположность этому, соответственно положениям,
выдвинутым в советской педагогике и психологии о ведущей роли
воспитания ребенка, в наших детских садах осуществляется систе-
матическая воспитательно-образовательная работа по единой
научно обоснованной программе, направленная на обучение детей
элементарным знаниям и умениям, на развитие их способностей,
на формирование нравственных качеств детской личности. Приня-
тая в Советском Союзе система дошкольного воспитания весьма
эффективна в педагогическом отношении. Как показали массовые
обследования, проведенные Институтом дошкольного воспитания
АПН СССР с помощью специально разработанных диагностических
методик (Венгер, 1972), введение в последние годы новой усо-
вершенствованной программы воспитания в детских садах с уче-
том передового педагогического опыта и результатов научных
исследований, позволило значительно поднять уровень -общего
развития дошкольников и улучшить их подготовку в школе.

Исследования показали, что дети, воспитывающиеся в детских
садах, к моменту поступления в первый класс школы достигают в
настоящее время более высокого уровня физического, умственно-
го и эстетического развития, чем в недавнем прошлом, а по ряду
показателей превосходят известные мировые стандарты. Заслу-
живает внимания тот факт, что воспитанники детских садов под
влиянием проводимой там систематической воспитательно-обра-
зовательной работы достигают в среднем более высокого разви'

тия, чем их сверстники, воспитывающиеся только в семейных ус-
ловиях.

Концепция фатальной обусловленности онтогенеза человече-
ской психики наследственными задатками была давно отвергнута
советскими учеными, а в последнее время критикуется и рядом
зарубежных авторов, исследующих роль социальных условий
жизни и воспитания в психическом развитии ребенка уже на ранних
возрастных ступенях (Брукнер, 1977; Influences on human develo-
pment, 1975; White, Watts, 1973; White, 1975).

Исследования, проводившиеся в последние годы в СССР и за
рубежом, показали, что дошкольники обладают значительно боль-
шими психофизиологическими возможностями, чем это предпола-
галось до сих пор, и что при определенных условиях они могут
усваивать такие знания, овладевать такими способами умствен-
ных действий, приобретать такие нравственно-волевые качества,
которые раньше считались недоступными детям этого возраста.
Говоря о подобного рода „потенциальных возможностях", часто
имеют в виду определенные врожденные психологические способ-
ности ребенка (или их наследственно предопределенные задатки),
якобы созревающие на данной возрастной ступени „спонтанно",
независимо от внешних воздействий. Однако накапливающиеся в
детской психологии и педагогике данные позволяют утверждать,
что указанные возможности представляют собой не готовые пси-
хические качества и способности, а лишь сложившиеся в ходе
предшествующего развития ребенка психофизиологические пред-
посылки, необходимые для их формирования, и что для такого фор-
мирования требуются соответствующие условия, соответствующее
обучение и воспитание.

Так, в исследованиях, проводившихся в Институте дошкольного
воспитания АПН СССР Л. А. Венгером (1974), Н. Н. Поддъяковым
(1973) и другими, было установлено, что до специального обучения
дошкольники часто обнаруживают все те негативные особенности
„дооператорного мышления", которые столь обстоятельно и глубо-
ко проанализировал Ж. Пиаже (1969). Картина существенно изме-
нилась после обучающих экспериментов, в ходе которых произво-
дилось последовательное формирование соответствующих умст-
венных процессов на основе практических действий с предметами
и предварительной организации ориентировки на существенные
признаки наблюдаемых явлений и т. д. Хотя мышление дошкольни-
ков сохраняло некоторые свои специфические возрастные особен-
ности и носило не отвлеченный, а наглядно образный характер, в
формирующихся у детей наглядных образах получило отражение не
только единичное, но и общее, не только внешнее сходство между
предметами и явлениями, но и некоторые существенные связи и
взаимоотношения между ними.

Так, по данным Поддъякова дошкольники могли успешно ос-
мыслить в наглядно-образной форме связь между температурой и
агрегатным состоянием вещества, внешними условиями и ростом
растений, образом жизни животного и с^оекие?^ <?.га тепа и т. д.

17S


Формирующиеся при этом у ребенка содержательные представле-
ния как бы несли в себе зародыш тех научных понятий, которые
должны были сложиться на следующей возрастной ступени под
влиянием школьного обучения.

О больших возможностях усвоения дошкольниками начал мате-
матики говорят исследования лаборатории подготовки детей к
школе Института дошкольного воспитания.

Существенным является то, что применение новых методов
обучения позволяет не только выработать у детей на ранних ступе-
нях их возрастного развития известную совокупность элементар-
ных навыков чтения и счета, но и развить у них широкую ориенти-
ровку в области языка и количественных отношений, заложив,
таким образом, необходимую основу для дальнейшего формиро-
вания их лингвистических и математических способностей.

Проведенные исследования показывают также, что при соот-
ветствующей организации жизни и деятельности детей у них еще в
дошкольном возрасте могут быть сформированы такие социальные
мотивы поведения и развиты такие чувства, возникновение кото-
рых ранее относили к значительно более поздним стадиям онто-
генеза.

Как известно, в западноевропейской и американской детской
психологии широкое распространение получили представления о
маленьком ребенке как об асоциальном, сугубо индивидуалисти-
ческом, эгоцентрическом существе, которое находится во власти
своих органических влечений и выполняет известные обществен-
ные правила и нормы лишь под влиянием внешнего принуждения.

В противоположность этому работы советских авторов, в част-
ности проведенные в Институте дошкольного воспитания психоло-
гические исследования Я. 3. Неверович (1965), а также исследова-
ния педагогические, говорят о том, что при соответствующей орга-
низации коллективной деятельности детей, направленной на дости-
жение социально значимого результата и требующей сотрудни-
чества, взаимопомощи, у них очень рано начинают формироваться
простейшие общественные мотивы поведения, побуждающие соб-
людать известные нравственные нормы поведения не под влияни-
ем внешнего принуждения, а по своей собственной инициативе, по
внутреннему убеждению.

В связи с этим существенно изменяется характер эмоциональ-
ных переживаний ребенка и их регулирующая роль в поведении.
Если более примитивные эмоции удовольствия или неудовольствия
возникают на основе сличения существующих условий с органи-
ческими потребностями и влечениями, то позднее появляются
более сложные переживания, связанные с тем, насколько соответ-
ствуют или не соответствуют совершаемые действия и их резуль
таты складывающимся у дошкольника социальным мотивам
нравственным и эстетическим идеалам, ценностным установкам
Начинается формирование высших, специфически человечески;

нравственных, эстетических и интеллектуальных чувств, которые
побуждают ребенка переходить к более сложным и более социаль-
но значимым видам деятельности.

Приведенные данные позволяют сделать вывод о несостоя-
тельности метафизических концепций возраста, согласно которым
психологические особенности детей, находящихся на определен-
ной возрастной ступени, остаются извечно одинаковыми, фатально
предопределяемыми созреванием задатков, независимо от усло-
вий жизни и воспитания.

Однако критика метафизических концепций возраста не сни-
мает проблемы возрастных психофизиологических особенностей,
характеризующих различные периоды детства, а требует поиска
новых путей ее решения.

Рассматриваемая проблема за последние 10-15 лет приобрела
особую остроту, поскольку некоторые психологи, основываясь на
данных о больших психофизиологических возможностях маленьких
детей и о высокой эффективности кх раннего обучения, склонны
вообще отказаться, подобно А. Бандуре (Bandura, Waiters, 1963),
от понятия возраста как качественно своеобразной ступени психи-
ческого развития и отрицать необходимость учитывать возрастные
особенности детей при их обучении, полагая, как выразился однаж-
ды Д. Брукнер, что „основы любого предмета в некоторой форме
можно преподавать в любом возрасте" (1962. С. 16).

На первый взгляд убедительным подтверждением этой точки
зрения могут служить результаты исследований М. Макгроу (Mac-
Grow, 1946), успешно обучавшей младенцев плаванию, катанию на
роликах и различным акробатическим упражнениям, О. Моора
(Moore, 1969), вырабатывавшего навыки чтения и печатания на
машинке на втором году жизни, П. Саппхса (Suppis, 1961), фор-
мировавшего довольно сложные логико-математические операции
у 4-5-летних детей.

Не входя сейчас в обсуждение конкретных результатов каждо-
го из упомянутых исследований в отдельности (некоторые из них,
несомненно, представляют известный научный интерес), остано-
вимся сейчас на критическом анализе общей концепции детского
развития, которая якобы обосновывается данными указанных
исследований. По существу, эта концепция представляет собой
современный вариант раскритикованной в свое время Л. С. Выгот-
ским, Г. С. Костюком, С. Л. Рубинштейном и другими старой бихе-
виористской теории, отождествлявшей развитие с обучением, отри-
цавшей качественное своеобразие последовательных возрастных
периодов детства, а заодно и специфическое значение ранних
этапов онтогенеза для общего хода формирования человеческой
вичности.

Для критического анализа подобного рода вульгарно-механи-
стических концепций и для позитивного решения проблемы воз-
раста требуются, по-видимому, более дифференцированный подход
к процессам обучения и развития, выделение различных видов и
форм этих процессов.

В частности, представляется существенным различение тесно
связанных, но все же нетождественных и часто неправомерно
смешиваемых процессов функционального и собственно возраст-
ного развития ребенка.

12-593


Процесс функционального развития, который может наблю-
даться у детей различных возрастов и который происходит при
усвоении ребенком, например, отдельных умственных действий и
понятий, был подвергнут углубленному систематическому ис-
следованию П. Я. Гальпериным и его сотрудниками.

Согласно П. Я. Гальперину (1959), после предварительной ори-
ентировки в задании формирование умственного действия прохо-
дит рлд этапов. Первоначально ребенок осваивает его в плане
внешнего материального действия с вещами. Потом оно перено-
сится в план громкой речи, а затем - в план речи про себя, пока,
наконец, не превращается в действие умственное, осуществляе-
мое в идеальном плане.

„Первая самостоятельная форма нового действия, - пишет
Гальперин, - материальная, окончательная форма - „умственная",
идеальная, а переход от первой к последней, процесс в целом есть
не что иное, как образование ряда качественно разных отражений
этого материального действия с последовательным отвлечением
определенной стороны его и превращением, таким образом, мате-
риального преобразования в способ мышления о них, явления ма-
териального "- в явление сознания" (1959, С. 199).

Обычно при традиционных методах обучения последователь-
ность указанных этапов во многом нарушается, отработка дейст-
вий а том или ином плане не осуществляется или осуществляется
неполностью, в связи с чем соответствующие умственные про-
цессы образуются медленно и часто оказываются в том или ином
отношении дефективными, обладающими существенными недо-
статками. В противоположность этому целенаправленное поэтап-
ное формирование позволяет в относительно короткий срок выра-
ботать полноценные умственные действия со всеми необходи-
мыми, заранее заданными их свойствами.

Выявленная П. Я. Гальпериным закономерность поэтапного
формирования носит, по-видимому, универсальный характер и
проявляется в том или ином виде (об этих „видах" мы еще будем
говорить в дальнейшем) на разных возрастных ступенях при овла-
дении детьми различными знаниями и умениями. Вместе с тем про-
веденное исследование свидетельствует о том, что функциональ-
ное и возрастное развитие не тождественны, не совпадают друг с
другом.

Так, хотя при целенаправленном, специально организованном
поэтапном формировании оказывается возможным уже на ранних
возрастных ступенях выработать у ребенка весьма сложные
отдельные действия и понятия, овладение ими само по себе, со-
гласно данным, полученным П. Я. Гальпериным (1969), далеко не
всегда приводит к более общим изменениям мышления ребенка и
характера его деятельности, знаменующих собой переход на новую
ступень возрастного развития.

В то же время выясняется, что, не будучи тождественными,
процессы функционального и возрастного развития органически
связаны друг с другом. С одной стороны, есть основания пола-
гать, что частные, парциальные изменения, происходящие при

формировании отдельных действий, создают необходимые предпо-
сылки для тех глобальных перестроек детского сознания, которые
характеризуют ход возрастного развития. С другой стороны, выясняется (и это имеет очень важное значение для обсуждаемой
(нами проблемы), что функциональное развитие протекает no-раз"
ному в разные возрастные периоды развития ребенка, так как
поэтапное формирование умственных действий предполагает
(последовательное их осуществление на различных уровнях, а
(различных планах, что было бы невозможно, если бы эти уровни
или планы уже предварительно не сложились на данной возрастной
ступени. Например, обработка действий в речевом плане невоз-
можна у младенца, у которого еще не сложилась „вторая сигналь-
ная система", а выполнение этих действий в „материализованном
плане", в плане оперирования наглядными моделями, недоступно
ребенку раннего возраста, у которого «ще не развита способность
соотносить изображение с изображаемым.
Как же образуются эти новые уровни, новые планы отражения
действительности, которые и знаменуют собой возрастное развитие ребенка?

П. Я. Гальперин (1969) на основании своих исследований при*
ходит к выводу, что такого рода более общие сдвиги в детской
психике, знаменующие собой переход на новую, более высокую
ступень развития, происходят при особом (третьем) типе учения,
связанного с кардинальной перестройкой ориентировочной основы
действия, с образованием новых „общих схем", новых структур
мышления.

Что же служит предпосылкой для такого рода перестройки,
такого рода переориентации? Есть основание полагать, что такие
фундаментальные изменения могут происходить лишь на базе су-
щественных изменений деятельности ребенка в целом. Так, напри-
мер, мало вероятно, чтобы упомянутая концептуальная ориентире-
I вочная схема могла бы образоваться в контексте специфической
для школьника игровой или практической деятельности. По-видимо-
му, для ее формирования необходим переход к учебной деятель*
ности школьного типа, которая, судя по результатам исследований
Д. Б. Эльконина и В. В. Давыдова (1962), имеет значительно более
сложное содержание, чем деятельность дошкольника, характери-
зуется своими особыми способами, задачами и мотивами.

Итак, в онтогенезе человеческой психики могут быть выделены
два тесно взаимосвязанных, но все же различных процесса разви-
тия функционального и общего - возрастного.

Не претендуя на точное определение соответствующих поня-
тий, отметим лишь, что развитие функциональное, которое может
происходить в пределах одного и того же возрастного уровня, а
пределах одной и той же „психологической формации", не приводя
само по себе к перестройке детской личности в целом, заключается
в парциальных измененияхее отдельных психических свойств и
функций, изменениях, связанных с овладением ребенком отдель-
ными знаниями и способами действия. В отличие от этого раз-
витие возрастное характеризуется не столько усвоением отдель-


ных знаний и умений, сколько более общими изменениями детской
личности, образованием нового психофизиологического уровня
формированием нового плана отражения действительности, обуо
ловленного коренной перестройкой системы отношений ребенка с
окружающими людьми и переходом к новым видам деятельности.
„Каждая стадия психического развития, - пишет А. Н. Леонтьев, ~
характеризуется определенным ведущим на данном этапе отно-
шением ребенка к действительности, определенным ведущим
типом деятельности. Признаком перехода от одной стадии к другой
является именно изменение ведущего отношения ребенка к дейст-
вительности" (1959. С.502).

Под влиянием ведущей деятельности происходят двоякого рсда
изменения в психике ребенка. Так, многочисленные исследования,
проведенные под руководством А. Н. Леонтьева, говорят о том, что
в дошкольном возрасте функциональное развитие, формирование
отдельных действий, переход от выполнения в материальном плане
к осуществлению их в плане представлений наиболее эффективно
происходят в игре и близких к ней по своему характеру формах
изобразительной деятельности. Наряду с этим в психике ребенка-
дошкольника происходят и более фундаментальные изменения,
заключающиеся уже не в овладении отдельными действиями в их
последовательном осуществлении на различных уровнях, в раз-
личных планах, а в формировании самих этих уровней, например с
возникновении на основе внешней игровой деятельности внутрея
него плана представляемых, воображаемых преобразований
действительности.

Так, например, согласно данным, полученным в разных иссле-
дованиях, когда на пороге раннего и младшего дошкольного воз-
раста возникают простейшие формы сюжетно-ролевой игры, дети
способны осуществлять эту игру лишь в плане внешней деятель-
ности с реальными предметами. На первых порах никакое дополне-
ние фантазией отсутствующих в данной ситуации объектов или
действий оказывается невозможным. Но, овладевая постепенно
обобщенными способами игровых замещений и усваивая специфи-
ческие формы игрового моделирования окружающей действитель-
ности, ребенок затем приобретает общую способность осущес-
твлять воссоздание и преобразование этой действительности в
воображаемом плане, оперируя уже не реальными предметами и
их внешними заместителями, а наглядными образами, представле
ниями о соответствующих предметах и тех действиях, которые с
ними могут быть произведены,

Сходные данные о формировании воображаемого плана, спо-
собности осуществлять известные преобразования проблемной
ситуации в плане представлений, однако формирующиеся в контек
сте другой, специфической для дошкольного возраста - продуктив-
ной, изобразительной деятельности, были получены в уже упоми
навшихся исследованиях Л. А. Венгера и Н. Н. Поддъякова.

Приведенные данные подтверждают выдвинутые ранее положе
ния о том, что формирующиеся в разные периоды детства пси
хологические новообразования, новые психофизиологически.




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (268)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.021 сек.)