Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Множественные позиции восприятия




 

Теперь мы займемся вторым паттерном, принимающим явную форму в новом коде – паттерном под названием «множественные позиции восприятия». При создании нового кода способ образования паттернов (формат), дающий возможность занимать множественные позиции восприятия, сделан явным. Важно оценить, что представляет собою эта возможность в эпистемологическом смысле, и каким образом она доставляет опоры для выбора.

 

Как мы подчеркнули в эпистемологии, развитой в начале книги, и в других ее местах, то, что обычно называется миром, есть в основном преобразованное множество представлений (ПД). Прежде чем мы получаем доступ к нему, данные, полученные от наших рецепторов, подвергаются неврологическим преобразованиям, определяемым человеческой нервной системой. Мы отметили это вызывающим утверждением, что Кожибский был слишком консервативен: не только карта не является территорией, но даже территория в его смысле не является территорией. Мы показали далее, что после Первого Доступа мы как правило применяем второе множество преобразований, лингвистических по своей природе (или производных от лингвистических отображений).

 

Теперь мы попросим вас осознать дальнейшую фильтрацию, или дальнейшее преобразование нашего опыта, единственное и специфическое для каждого из нас как индивида – мы имеем в виду кумулятивные эффекты того, что мы называем нашей личной историей.

 

Как следует понимать термин личная история в этом контексте? Во всяком случае ясно, что каждый естественный язык представляет богатое множество преобразований, которые могут применяться к ПД. Однако в то время, когда мы осваиваем основы нашего родного языка, мы никоим образом не осознаём ни одного из этих фактов. В действительности мы интуитивно моделируем лингвистическую компетентность (или недостаток таковой) некоторых фигур, особенно влиятельных в этот период нашей жизни – обычно наших родителей и членов семьи. Это равносильно утверждению, что из всего множества преобразований, представляемых нашим естественным языком, мы подсознательно принимаем некоторое меньшее подмножество – более конкретно, подмножество наших моделей. Отсюда следует, что мы редко достигаем мастерства в использовании всего многообразия выборов, представляемых нашим родным языком (для чего требуется большая личная дисциплина и вспомогательные средства). Эта ситуация аналогична подсознательному моделированию, приводящему в каждом из нас к развитию подсознательно предпочитаемой системы представления.

 

Раннее подсознательное моделирование объясняет также, каким образом действует при создании выбора метамодель – поскольку это явный метод для пересмотра и расширения множества лингвистической компетентности индивида, клиента или пользователя. Кумулятивный эффект подсознательного и систематического применения нашего личного ограниченного подмножества лингвистических преобразований к нашим переживаниям (ПД) составляет со временем то, что мы называем нашими мысленными картами, или нашими моделями мира. В свою очередь, эти мысленные карты становятся, с помощью процесса прямой связи, добавочным множеством фильтров для нашего опыта. Итак, наша личная история лучше всего представляется мысленными картами, обобщающими то, что мы делали в течение нашей жизни, пользуясь той лингвистической компетентностью, какую нам довелось развить.

 

Многие исследователи НЛП, особенно поддаваясь первоначальному энтузиазму, вызванному эффективным использованием паттернов, ставят перед собой некоторую эпистемологически странную (и невозможную) цель. Они пытаются освободиться от всех фильтров восприятия, часто утверждая, что они смогут таким образом постигать мир без искажений. Такой наивный проект, конечно, неосуществим. Значительная часть того, что делает нас членами нашего вида, как раз определяется множеством фильтров, описанных нами как преобразования f1. Трудно представить себе, что могло бы означать подлинное освобождение человека от таких фильтров.

 

Но хотя и невозможно освободиться от любой фильтрации окружающего нас мира, можно манипулировать искажениями, возникающими от специфических преобразований f2. Мы снова напоминаем, что в детстве мы выбираем (из набора лингвистических паттернов, доступных нам в качестве отображающих функций) некоторое ограниченное подмножество, обычно доставляемое нашей семьей. Кумулятивные эффекты этого подсознательного выбора приводят в течение всей жизни к развитию наших мысленных карт. Если теперь сосредоточить внимание на преобразованиях f2, то возникает некоторая когерентная возможность; а именно, человек может научиться намеренно сдвигать фильтры – то есть в самом деле переходить в другую перцептуальную позицию, что равносильно сдвигу фильтров восприятия.

 

Когда индивид намеренно тренируется, чтобы овладеть искусством сдвига фильтров восприятия, он расширяет этим мир своего выбора. Если он вооружен процессом, позволяющим ему систематически предлагать себе ряд ранее недоступных выборов, то у него проявляется способность порождать новые формы поведения в старых контекстах. Естественным следствием создания множественных описаний мира – и тем самым более широкого выбора – является бóльшая гибкость конкретного образа действий в любом данном контексте.

 

Среди простейших способов создания новых выборов – составляющих опору для гибкости – можно указать следующие:

 

1. Сдвиг внимания – более конкретно, намеренный выбор новых частей воспринимаемого мира, на которые обращается внимание, и особых способов обращать на них внимание.

 

2. Принятие характеристик и восприятий некоторой определенной группы. Чтобы дать читателю понятие, что это значит, приведем следующий пример: представьте себе, чем является ломоть зрелого сыра с точки зрения

 

а. мыши

 

б. коровы

 

в. голодного студента

 

г. пациента, не выносящего лактозы

 

д. торгового служащего

 

е. юриста

 

ж. бухгалтера

 

и т. д.

 

3. Систематический сдвиг позиции восприятия с одной из трех указанных в Тройном Описании привилегированных позиций на другую. Заметим здесь, что предыдущий пункт 2 может быть описан как обобщенная вторая позиция.

 

4. Развитие и дисциплинированное расширение искусства множественного описания посредством явной манипуляции наличной лингвистической компетентностью. В частности, мы предлагаем читателю использовать различия между процессами описания, интерпретации и оценки.

 

Заметим, что в потенциально безграничном множестве перцептуальных позиций, которые мы можем научиться занимать, есть некоторое привилегированное множество, указанное выше под номером 3, которое мы называем Тройным Описанием.

 

Тройное Описание

 

Одно из различий между классическим кодом и новым кодом состоит в агрессивной эксплуатации силы и мудрости подсознательной обработки данных – при надлежащей организации и в подходящем контексте. Именно это свойство подсознательной деятельности мы используем в приложениях Тройного Описания и его следствий. Среди форматов нового кода Тройное Описание составляет один из способов, позволяющих, в его приложениях, переносить опору на подсознательную деятельность и на явный формат сдвига перцептуальных фильтров. В основном Тройное Описание – это эпистемологический формат.

 

Тройное Описание было первоначально вдохновлено представлением Бейтсона о двойном описании (см. Этапы экологии разума, а также Разум и природа, например, стр. 235) – представлением о неизбежности и связанной с этим мудрости восприятия любого частного явления более чем с одной перцептуальной позиции. Как отметил Бейтсон, это стремление к двойному описанию начинается с самых основных уровней неврологической организации – например, с бессознательных прерывистых движений глаз, происходящих у всех нас и позволяющих нам воспринимать все виденное в двух все время чередующихся перспективах – и доходит до самых высоких уровней организации (таких как система противовесов в современных политических системах Западной Европы и Северной Америки).

 

Тройное Описание также весьма напоминает нам определение воина, принадлежащее Кастанеде: воин – это человек, собирающий множественные описания мира (нисколько не пытаясь решить, какое из этих описаний представляет действительность). Эта позиция вполне конгруэнтна эпистемологии, развитой в Главе 1. Вопрос НЕ в том,

 

Что реально?

Вопрос в том,

 

Сколько есть способов оценки окружающего?

 

Само по себе Тройное Описание есть способность войти в три различных и высоко ценных перцептуальных позиции, а именно:

 

1) 1-ая позиция: это перцептуальная позиция самого человека – то есть он видит собственными глазами, слышит собственными ушами и ощущает собственным телом. Человек полностью присутствует.

 

2) 2-ая позиция: это перцептуальная позиция другого человека (или других людей), участвующих в рассматриваемом контексте, видящих этот контекст (в том числе вас самого как участника контекста) глазами (и с перцептуальной позиции) другого человека или других людей; слышащего контекст ушами другого человека или других людей; и ощущающего то, что другой человек или другие люди кинестетически ощущают в рассматриваемом контексте.

 

3) 3-я позиция: это перцептуальная позиция, с которой вы можете ясно и отчетливо видеть и слышать то, что происходит в рассматриваемом контексте, включая самого себя, представляемого как одно из действующих лиц, и рассматривая все это с привилегированной внешней перцептуальной позиции. Эта привилегированная позиция иногда называется метапозицией, управляющей17 или наблюдающей позицией. Подробное объяснение 3-ей позиции приводится после следующего примера.

 

Следующий дальше пример представляет собой историю, изображаемую с каждой из трех перечисленных выше перцептуальных позиций. Рассказ описывает конкретную ситуацию, включающую человека, насадившего сад (Анджела) и человека, нанятого для ухода за этим садом (Джеральдо). Диалог переходит с 1-ой позиции (я – Анджела) на 2-ую позицию (он – Джеральдо – второй человек, участвующий в контексте), и, наконец, на 3-ю позицию Анджелы (метапозиция, наблюдающая, управляющая или консультирующая позиция). Обратите внимание, что в этом конкретном примере Анджела, входя во 2-ую и 3-ю позицию, всегда возвращается в 1-ую позицию (я – Анджела). Это повторное возвращение в 1-ую позицию после входа в каждую другую позицию в высшей степени эффективно и представляет собою одну из вариаций в операционном осуществлении Тройного Описания. Следующее далее подробное описание примера должно доставить читателю явный формат приложения для индивидуального использования тройного описания.

 

Конкретный пример

 

Диалог с 1-ой позиции (я, Анджела):

 

Я нахожусь в парке, где луг, усеянный дикими цветами, ограничен лишь естественными травами, дубами, земляничными деревьями и долинами, спадающими, насколько я могу видеть, к открытому глубокому океану. Я глубоко дышу, втягивая свежий морской воздух и наслаждаясь прохладой, входящей в мои ноздри. Я смотрю на цветы, и когда мои глаза обходят эту панораму, я замечаю, что мое внимание задерживается на этих цветах, краски которых доставляют мне больше всего удовольствия. Я наслаждаюсь ароматом некоторых цветов, но не других – и я чувствую, как мой нос сморщился и невольно чихает. Я усмехаюсь. Теперь я прислушиваюсь к звукам беспорядочно движущихся пчел – легкая боль в теле напоминает мне, как я однажды была укушена, и я становлюсь внимательной, когда какое-то насекомое опускается на мою лодыжку. Гм, это просто красивая бабочка, привлеченная красным лаком моих ногтей.

Я иду намеренно осторожными шагами, чтобы не наступить на какое-нибудь растение, или не возобновить знакомство с какой-нибудь деловитой пчелой, или не потревожить прилетевшую с визитом колибри; я ощущаю лучи солнца на моем лице, на моих руках и мягкую влажность плодородной земли под ногами, когда я прохожу среди разнообразных оттенков лаванд, желтых, голубых, красных и оранжевых. Я в саду – я сливаюсь с садом в этот момент – я живу в этом буйстве цветов, в этой жужжащей деятельности, в ощущениях и меняющихся ароматах – подсознательно бдительная к любой опасности – и я вся в саду в этот момент.

Продолжение рассказа

 

Джеральдо, человек нанятый Анджелой для ухода за газоном, с условием не трогать дикие цветы, прибыл в это утро со своим персоналом и оборудованием. Он только что сказал ей, что работа, для которой она его наняла, невозможна. Основываясь на отчете Джеральдо об ее саде, Анджела имеет нужную информацию, позволяющую ей перейти в перцептуальную позицию Джеральдо, рассматривая сад его глазами, ушами и ощущениями, с его вопросами и профессиональными фильтрами.

 

Анджела выходит тем самым из 1-ой позиции, сбрасывает с себя чудесное переживание, в котором она была частью сада, и переходит в другое особое место, входя в перцептуальные фильтры Джеральдо. Вот диалог со 2-ой позиции (он – Джеральдо):

 

Анджела поставила передо мной цель ухаживать за лугом, не трогая диких цветов. Когда я подъезжаю и смотрю с дороги на эту местность, я не вижу луга. Я вижу много разновидностей цветов, высоких и средних, однолетних и многолетних, покрывающих приблизительно 1 акр земли, спадающей пологими склонами к долине.

Когда я вхожу на участок с насаждениями, я вначале вижу узкие травянистые дорожки с разбросанными вокруг алиссумами и покрывающими землю невысокими цветами. В других местах я вижу узкие заросшие травой пути, окруженные множеством диких цветов. Я смотрю на лезвие моей косилки, выгружаемой из машины. Я слышу при этом голос Анджелы, говорящей мне, что она хочет выкосить этот луг, и в моих ушах звучит ее предупреждение: «Будьте осторожны, не скосите дикие цветы».

Когда я иду по узким, заросшим травой тропинкам через цветы, в некоторых местах моя нога ощущает мягкую влажность земли, а в других местах мой носок попадает в дыру, куда, вероятно, голодный суслик втоптал на бегу целое растение; а кое-где я вижу камни, выстроенные как будто нарочно в холмик – конечно, это раскопки трудолюбивого суслика.

Анджела выходит из 2-ой позиции, сохраняя эту перцептуальную позицию отдельной. Она выполняет это, отбрасывая переживания и переходя обратно на место своей первой позиции. Затем, в 1-ой позиции, она сообщает себе следующее:

Хотя мое переживание прекрасного сада было по существу иным, когда я пользовалась глазами, ушами, ощущениями и профессиональными фильтрами Джеральдо, я понимаю теперь его ответ, что прокосить тропинки на лугу невозможно. Его косилка велика. Но я все же хочу, чтобы сегодня нечто произошло. Здесь для этого все есть – Джеральдо, его оборудование и его персонал.

 

Тут Анджела осознаёт, что она эмоционально втянута в ситуацию, и в этом момент подошла к границе своих ресурсов. Ее разрывает противоречие межу двумя стремлениями. С одной стороны она чувствует, как много времени и усилий она затратила на свой проект, испытывая сильное влечение к цветам; с другой стороны, здесь ожидают люди со своим оборудованием, и она хочет, чтобы теперь нечто произошло. Ей нужны свежий взгляд и ресурсы – совет с некоторой внешней перцептуальной позиции, бескорыстный и эмоционально не связанный с тем, что ее тревожит в этот момент. Она выходит из 1-ой позиции и переходит в 3-ю (наблюдающую) позицию, чтобы использовать мудрость ее управляющего положения (3-ья позиция – наблюдатель, управляющий). Анджела продолжает диалог с 3-ей позиции, с голосом, глазами, ушами и ощущениями руководителя:

 

Я вижу ее стоящей среди диких цветов рядом с Джеральдо. Его команда стоит поблизости со своим оборудованием, разговаривая и лениво бросая камешки в коньон. Я вижу ее расхаживающей кругом с разведенными руками, я слышу ее возбужденный рассказ Джеральдо, как она любит дикую случайность этого сада. Я слышу, как Джеральдо объясняет ей, почему невозможно выполнить задачу, для которой она его наняла, и спрашивает, чтó она хотела бы поручить ему вместо этого, глядя на своих сотрудников и на часы. Я слышу, как она говорит Джеральдо, что он уже совершал для нее чудеса в других случаях, и уверена, что он может сделать это снова.

 

Управляющий вопрос (3-я): Что нужно Анджеле (находящейся там) в этот момент?

 

Ответ Анджелы (1-ая): Какие-нибудь идеи, как использовать сегодня Джеральдо и его команду.

Управляющий ответ (3-я): Ты можешь послать команду охотиться на сусликов, а Анджела (находящаяся там) может приготовить из них обед; или ты можешь заставить эту команду сорвать все цветы на букеты, а потом выкосить весь участок; или просто сказать, чтобы они ушли и пришли в другой раз.

 

Ответ Анджелы (1-ая): Очень забавно! Ты меня насмешила, нотеперь скажи мне, как согласовать эти твои предложения с моей целью иметь дикие цветы, растущие не в вазах, а под открытым небом? Твои предложения относятся к лугу. Но луга так скучны.

Управляющий ответ (3-я): Теперь это кажется мне очень интересным – если ты не хотела иметь луг, то зачем было садить траву, а потом нанимать Джеральдо, чтобы ее скосить?

 

Ответ Анджелы (1-ая): Мое намерение в общем было иметь дикие цветы, случайно рассеянные по участку. Траву я насадила всего лишь как фон.

 

Управляющий вопрос (3-я): А знает ли это Джеральдо? Что именно надо ему знать?

 

Ответ Анджелы (1-ая): Интересные вопросы. Я в самом деле не знаю ответа на первый из них и подумаю о втором.

 

 

Анджела отчетливо выходит из 3-ей позиции и возвращается в 1-ую позицию, с 1-ой позиции она смотрит в сторону своего управляющего и продолжает рассказ:

 

Благодарю, ты предложила мне интересные возможности, но я оставляю в стороне твое предложение сварить обед из сусликов. С другой стороны, вопрос, на который я не могу ответить, подсказал мне следующий шаг.

 

Анджела, в 1-ой позиции, подходит к тому месту, где терпеливо ждет Джеральдо. Она отчетливо сообщает ему свое намерение в следующем разговоре:

 

Я только что поняла, что в самом деле не объяснила вам, как был устроен этот сад и что я имела в виду, когда насадила его. Когда была подготовлена почва, я разбросала семена всевозможных диких цветов, какие могла купить. Поскольку я никогда не сажала раньше диких цветов, я не знала, какие из них вырастут в этом месте. Через несколько недель полива цветы начали пробиваться маленькими кучками. Тогда я бросила семена нескольких трав в пустые места. И вдруг все начало расти. Я была в восторге, пока трава не стала душить некоторые виды цветов.

Я хотела видеть, подъезжая к моему офису, все это буйство красок. Я хотела создать вокруг офиса такую среду, чтобы я могла смотреть на нее во время работы, наслаждаясь бабочками, птицами или оленями, которых будут привлекать цветы. Я хотела чего-то активного. Но луга просто пассивны.

Джеральдо ответил на это надлежащим образом, парафразой сказанного Анджелой:

 

«Если я вас правильно понимаю, вы хотели, чтобы трава просто покрывала места, не занятые цветами, но теперь трава вырастает высокой и мешает цветам. Вы в самом деле вовсе не хотите травы. Это верно?»

 

Анджела согласилась с этим истолкованием Джеральдо:

 

Правильно, трава была просто фоном!

 

Джеральдо ответил Анджеле:

 

«Теперь я понимаю. Здесь, кажется, все хорошо растет. Что ж, я представляю себе декоративные, но вполне естественные с виду камни, которыми можно замостить тропинки среди цветов. Сегодня я набросаю план и закажу материалы, а моей команде скажу поливать цветы, полоть траву, а также делать починки и охотиться на сусликов. Камни можно будет доставить, вероятно, завтра. Согласны ли вы считать это чудом?»

 

Анджела ответила:

 

Принимаю ваше чудо!

 

Здесь произошло следующее: разумное использование Тройного Описания позволило Анджеле явно выразить свои желания, осознав необходимость сообщить Джеральдо свои намерения. Хотя Анджела сумела оценить, как видел, слышал и ощущал ситуацию Джеральдо, человек, который должен был выполнить работу, Анджела вовсе не хотела отступить от своей позиции, в которой она хотела, чтобы нечто случилось немедленно и тут же. Это важный момент, потому что часто индивиды переходят во 2-ую позицию, отступаясь от намерения, какое у них было в 1-ой. Так происходит, если им не удается вернуться в 1-ую позицию и использовать информацию, приобретенную во 2-ой, чтобы решить, как можно конкретно осуществить их первоначальное намерение. К несчастью, постоянное неумение в течение всей жизни использовать 2-ую позицию как средство сбора информации, а не как образ жизни, для некоторых индивидов становится ловушкой, и многие со временем теряют способность знать, чего они сами хотят в 1-ой позиции. В самом деле, «синдром пустого гнезда» – не что иное как пример этого паттерна.

 

Дальнейший важный момент в этом примере – это признание18 со стороны Анджелы, что она исчерпала свои ресурсы, либо вследствие своей эмоциональной вовлеченности в ситуацию (состояние), в которой она сама не представляла себе ясно своего намерения, либо вследствие неумения сообщить это намерение другой стороне взаимодействия. Именно здесь проявляется магия вполне отчетливой 3-ей позиции – способность принимать информацию из 1-ой и 2-ой позиции и помещать в этой (3-ей) позиции, приспосабливая ее к фильтрам внешнего наблюдателя – в этом случае способность управляющего оценивать информацию свежим взглядом, ушами и ощущениями заинтересованного наблюдателя, единственная задача которого – найти выход из положения. Это и есть ключевой момент при правильном использовании 3-ей позиции – важно объяснить, что 3-я позиция не является диссоциированной позицией в том смысле, что в ней позиции отсутствует кинестетика. Хорошо сформированная 3-я позиция всегда включает сильную кинестетику – различие в том, что сильная кинестетика в 3-ей позиции выбирается предварительно индивидом (обычно это состояния, соответствующие таким выражениям, как ресурсность, любознательность, творческая способность19 и т. д.) и, что наиболее важно, кинестетика 3-ей позиции по определению НИКОГДА не является кинестетикой 1-ой или 2-ой20 . Заметим, что 3-я позиция находится на более высоком уровне иерархии, чем 1-ая и 2-я позиции, поскольку она очевидным образом включает представления двух других перцептуальных позиций – 1-ой и 2-ой.

 

Предыдущий пример весьма напоминает то, что происходит внутри культуры, или внутри делового предприятия. В течение последних 13 лет авторы в своей компании QL (Квантум Лип)21 сосредоточили внимание на моделировании, кодировании и проектировании паттернов превосходства в больших системах – компаниях, учреждениях и иногда правительствах. Читатели, работающие в бизнесе, испытывали ситуации, возникающие в компаниях, когда человек приглашается его начальником или вызывается в компанию для выполнения некоторой функции – и почесывает себе затылок в сомнении. Тот, кто дает ему указание или нанимает его, требует от него сделать нечто граничащее с нелепостью. В ряде случаев человек, дающий указания этому наемному служащему, не представляет себе ясно свою конкретную цель. Иногда этот человек (тот, кто дает указания) испытывает конфликт целей; в других случаях он просто не продумал ситуацию и хочет только, чтобы нечто произошло, но не знает конкретно, что это такое и каковы необходимые условия.

 

Читатели, имевшие опыт работы c QL в своей компании, в этом месте улыбнутся. Процессы, применяемые QL, чтобы прояснить цели, заявляяемые компанией или руководителем, выходят за пределы этой книги. Однако цель этого объяснения – предложить очень простое описание процесса, именуемого Тройным Описанием, в не слишком проблематических ситуациях. В таких ситуациях как парк с дикими цветами видна эффективность Тройного Описания в уточнении мысленных карт, получении коммуникации и разъяснении целей, что может привести к некоторым творческим результатам. Если человек попадает в проблематичную ситуацию или в ситуацию, которую он ощущает как безвыходную, процесс приносит еще бóльшую пользу.

 

Здесь мы хотели бы сосредоточить наше внимание, более конкретно, на некотором важном аспекте 3-ей позиции. В предыдущем примере с парком, в определениях трех перцептуальных позиций, входящих в Тройное Описание, мы предложили разумное явное представление 3-ей позиции – мы повторим это описание для удобства читателя.

 

3. 3-я позиция: это перцептуальная позиция, с которой индивид может ясно и отчетливо видеть и слышать происходящее в рассматриваемом контексте с внешней перцептуальной позиции – иногда называемой матапозицией, управляющей или наблюдающей позицией.

 

Отметим переменную, упомянутую в этом определении:

 

рассматриваемый контекст

 

 

Конкретный рассматриваемый контекст этого определения в примере с парком – это контекст, в котором индивид уже испытал 1-ую и 2-ую позиции, а затем переносит всю информацию (главным образом подсознательную) в 3-ю позицию, чтобы рассмотреть имеющиеся выборы. Отметим, что 3-я позиция есть переменная, и как таковая не ограничена никаким частным контекстом.

 

Поэтому занять 3-ю позицию по отношению к рассматриваемому контексту значит перейти в метапозицию по отношению к этому конкретному контексту. Решающее значение состоит здесь в том, чтобы при переходе в 3-ю позицию для оценки ситуации извне (с новой перцептуальной позиции) избежать давления реального времени исполнения. Освободившись от давления реального времени (то есть находясь в высокоресурсном состоянии), надо разумно развить полный набор выборов и затем вернуться в 1-ую позицию, чтобы применить выбранное поведение. Заметим однако, что предыдущее определение позволяет использовать и другие контексты, а также производить другие переходы из 1-й и 2-й позиции и обратно, попросту подставляя вместо переменной рассматриваемый контекст некоторые другие значения, чем 1-ая и 2-ая позиции. Одним из таких контекстов является позиция индивида, уже находящегося в 3-ей позиции по отношению к 1-ой и 2-ой позициям. Иными словами, если индивид способен ясно и отчетливо видеть и слышать происходящее в рассматриваемом контексте с внешней перцептуальной позиции, то одним из таких контекстов является первоначальная 3-я позиция. Из этого примера ясно, что 3-я позиция действительно является переменной. Таким образом, добавочная 3-я позиция, которую может развить индивид, есть 3-я позиция по отношению к первоначальной 3-ей. По-видимому такой ход можно мотивировать как проверку с внешней позиции (3-ей) того, что происходит в рассматриваемом контексте – то есть в первоначальной 3-ей позиции. Для индивида это может быть стратегией, позволяющей проверить, что его исполнение в первоначальной 3-ей позиции правильно. Кажется, это то самое, о чем говорили Дилтс (4-ая позиция) и Холл (мета-метапозиция), пытаясь расширить нумерацию перцептуальных позиций после 3-ей позиции. Мы предпочитаем просто отметить, что 3-я позиция есть переменная, и чтобы явно указать, что в нее подставляется, надо только фиксировать определенный рассматриваемый контекст. Если сказать, что некто находится в 3-ей позиции, такое утверждение неполно. Чтобы сделать его понятным, надо уточнить, что упомянутая 3-я позиция является 3-й по отношению к некоторому частному рассматриваемому контексту (а может быть к некоторому конкретному множеству перцептуальных позиций).22

 

Внимательный читатель, вероятно, уже заметил, что мы говорим теперь о некотором отношении порядка – в частности, о некоей иерархии. Заметим, что эта иерархия порождается объемом. Приведем обычный пример объема: подрядчик, выполняющий строительный проект, спрашивает субподрядчика (по водопроводу), включается ли поставка подлежащего установке водопроводного оборудования в объем его контракта. Это равносильно вопросу, покрывает ли его договор с субподрядчиком поставку этого оборудования. Второй обычный пример нередко встречается в нашей книге, в выражении

 

выходит за пределы этой книги,

 

означающем, что каков бы ни был предмет, обозначенный многоточием, он не покрывается этой книгой.

 

Грубо говоря, вопрос об объеме равносилен вопросу, какие элементы входят в область влияния других элементов, и каких именно.

 

Объем – хорошо изученное явление лингвистики.

 

Рассмотрим, например, предложение

 

Девушка прогнала парня без ботинок.

 

Это предложение двусмысленно, что делает его относящимся к нашей цели; его двусмысленность происходит от явления объема. Люди, свободно владеющие языком, обычно понимают его либо в смысле:

 

Девушка, которая была без ботинок, прогнала парня

 

либо в другом смысле:

 

Девушка прогнала парня, который был без ботинок.

 

Двусмысленность возникает, поскольку выражение без ботинок может относиться либо к именному обороту (девушка), либо к обороту дополнения (парень). В лингвистической терминологии это можно выразить равносильным образом, сказав, что двусмысленность возникает потому, что выражение без ботинок имеет два возможных объема (два именных оборота). Несколько более обычным образом можно сказать, что двусмысленность происходит от того, что мы не можем решить, покрывает ли выражение без ботинок только подлежащее (девушка), или только дополнение (парня).23

 

Объем первоначальной 3-ей позиции (в исходном определении и примере) покрывает 1-ую и 2-ую позиции. Объем 3-ей позиции в расширенном смысле – где намерение индивида, как предполагается, состоит в проверке эффективности его первоначальной 3-ей позиции – покрывает 1-ую, 2-ую и его первоначальную 3-ю позицию. Таким образом, рассматриваемая иерархия – тройное описание (и его расширение в указанном смысле) – порождается упорядочивающим отношением объема.

 




Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (370)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)