Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Университетское образование в эпоху Возрождения




Эпоха европейского Возрождения ознаменовала переход от патриархально-клерикальной культуры к куль­туре преимущественно светской, городской, с интенсив­ным развитием ремесел, торговли, искусств. Она сфор­мировала новый образ жизни, новое мировоззрение, построенное на отрицании ценностей тысячелетней средневековой культуры и возрождении культа человека, природы, созданного античностью. Ценностная систе­ма Ренессанса антропоцентрична, сфокусирована на поиске нового, индивидуального, самоценности свобо­домыслящей личности.

Новые ценностные ориентации привели к оформле­нию новых идеалов образования, соответствующих идеалам эпохи. Возникновение и развитие книгопеча­тания значительно расширило возможности интеллектуального общения, способствовало освобождению человеческого разума от засилья ортодоксии и схолас­тики. Разумеется, эти изменения нельзя абсолютизи­ровать. Тем не менее отказ от дистанцированной, моно­логичной формы обучения стал совершенно очевидным, а позиции Учителя, Мастера как непререкаемого авто­ритета значительно пошатнулись. Их нужно было до­казывать и подтверждать, признавая право обучающе­гося на формирование собственной позиции. Произошли изменения и в содержании образования. Обращение к. наследию античности, трудам Платона и Аристотеля способствовало не обоснованию догматов веры, как это было в эпоху Средневековья, а титаническому возвы­шению личности.

Университетская традиция Возрождения определя­лась гуманистическими идеалами свободы, закреплени­ем права на индивидуальный выбор, признанием особой значимости светской духовности, гуманитарного образо­вания, развития способностей. Содержанием универси­тетского образования в этот период становится мораль­ная философия, изучение истории, языков, необходимых для самостоятельного прочтения подлинников антич­ности; его сущностью — стремление к индивидуально-осмысленной истине.

Studia humanitatis — познание человеком многооб­разия возможностей собственной жизни — способство­вало формированию конструктивного мышления, рас­смотрению знания как процесса и развитию культуры интеллекта, требовавшей усилий самосовершенствова­ния. Однако наряду с этими позитивными изменениями, свидетельствующими о возникновении нового типа уни­верситетской культуры, набирали силу и негативные тенденции, по существу перечеркнувшие перспективы, открывшиеся перед университетами после сумрака средневековья.



Несмотря на возрождение идей античности в каче­стве основного интеллектуального девиза эпохи, тра­диции либерального греческого образования примени­тельно к университету остались невостребованными. Были утрачены и многие достижения средневекового университетского образования. В этот период происхо­дит окончательный отказ от структуры тривиума и квад­ривиума, возвышение гуманитарного знания в ущерб формирующемуся естественнонаучному, становятся проблематичными традиционные ценности и авторите­ты, под вопросом оказывается и сама необходимость систематизированного, в частности университетского образования. Неприятие социально удостоверенных норм также не могло не сказаться на отношении к уни­верситету, влияние которого значительно снизилось. Соответственно центр интеллектуальной активности сместился в повсеместно открывающиеся научные ака­демии.

Невостребованным в университетах остался и инте­рес к природе, началам естественнонаучного знания. Обучение, даже в сравнении с периодом Средневековья, было содержательно значительно суженным, сосредото­ченным на гуманитарных дисциплинах. Проведение ис­следований стало привилегией научных обществ и ака­демий. Воспитание, хотя и предполагало ориентацию на основные принципы моральной философии как ве­дущей университетской дисциплины, но нередко от­вергалось с позиций придания большей ценности есте­ственному, «природному» состоянию человека. В ре­зультате относительная устойчивость ядра универси­тетского образования — основополагающих ценностных ориентации — обернулась своей противоположностью — нестабильностью, что сразу сказалось на снижении пре­стижа университета и его роли в развитии общества.

Предвосхищение ренессансных тенденций в тради­ции средневекового схоластического университета, ка­залось бы, должно было привести к подлинному рас­цвету университетского образования в эпоху Возрожде­ния. Однако прогрессивные изменения получили в ос­новном количественное выражение. На рубеже XIV— XV вв. в Европе по разным источникам насчитывалось от 31 до 34 университетов, а столетие спустя их числен­ность достигла уже 63.

И все же однозначность негативной оценки харак­тера эволюции университета в эпоху Возрождения была бы неадекватной и односторонней. Утверждение цен­ности человеческой личности, признание права на реа­лизацию собственных возможностей, свободу, счастье обладали высоким гуманистическим пафосом и произ­вели подлинный переворот в культуре, образовании и других видах социальной деятельности. Реабилитация и развитие личностного начала, даже с поправкой на чрезмерную индивидуализацию, придавали процессу обучения новое измерение и бесспорную позитивную значимость. Идея университета в эпоху Возрождения получает очевидное гуманистическое звучание, но ба­ланс исследования, обучения и воспитания и в этот период развития западноевропейской культуры остал­ся недостигнутым.

2.5. Эволюция университетов в эпохи Нового времени и Просвещения

В период Нового времени рассогласование фунда­ментальных оснований идеи университета только усу­губляется. Несмотря на то, что своеобразным мировоз­зренческим кредо эпохи становится изречение Ф. Бэко­на о том, что суверенитет человеческой личности обес­печивается знанием, роль университетов в развитии нау­ки, культуры и социальной жизни была весьма незна­чительной. Выдающиеся мыслители конца XVI— XVII вв., внесшие значительный вклад в приращение научного знания и развитие философской мысли, как правило, не получали университетского образования и не были связаны с ним и в своей исследовательской деятельности. Определяя ориентации, господствовавшей образовательной традиции этого периода, следует обра­тить внимание на то, что идеалы гуманизма не утрачивают своего звучания, но на смену идеалу дво­рянина, аристократа приходит идеал джентльмена.

И все же изменения, происходящие в университе­тах, .были существенными. Они обусловливались сово­купностью внешних по отношению к университетам факторов и внутренних процессов, связанных с оформ­лением самостоятельных областей естественнонаучного знания, дальнейшим развитием моральной философии,. с усиливавшимся противостоянием материалистическо­го и идеалистического мировоззрения. Значительными явлениями в формировании науки становятся разра­ботка представлений о системности научного знания, закрепление дисциплинарного подхода, развитие мето­дологического и теоретического сознания, что в сово­купности не могло не оказать воздействия на формы и содержание образовательного процесса в универси­тетах.

Изучение природы, разработка научного метода познания и первые опыты в попытке систематизации научных дисциплин связаны с именем Ф. Бэкона. Влия­ние его научных изысканий на изменение характера ис­следовательской деятельности трудно переоценить. С одной стороны, он способствовал «реабилитации» це­лостности образа научного знания как совокупности гуманитарных и естественнонаучных областей, оформ­лению логического обоснования изобретения и откры­тия. С другой стороны, настаивал на необходимости разделения философии на теоретическую и практиче­скую, рассматривая также обучение и исследование самостоятельными, не пересекающимися видами дея­тельности. Признание лишь инструментального знания истинным и освобождение науки от философского ана­лиза получили в дальнейшем наименование бэкониан­ской модели образования. Определяющими ориента­циями этой модели стали придание первостепенной зна­чимости обучению методам мышления и отказ от иссле­дования в образовательном процессе в университете.

Однако изменения порождались не только разви­тием научного и философского знания. Римско-католи­ческая церковь, в течение многих веков выступавшая высшим общепризнанным авторитетом, начала утрачи­вать свои монопольные позиции. Реформационное дви­жение в университетах, возникшее как реакция протес­тантизма на средневековую ортодоксию, с течением вре­мени начало испытывать противодействие католических контрреформационных университетов. Протестантизм поручил широкое распространение с начала XVIв. Ак­тивным его проповедником выступил Мартин Лютер, от­стаивавший суверенность человеческой личности, право каждого верующего на собственный путь к Христу. Усиление национального самосознания сопровождалось формированием представлений о необходимости рас­ширения доступа к высшему образованию, его демокра­тизации.

В свою очередь, контрреформационное движение, возглавленное Игнатием Лойолой — основателем Иезу­итского ордена, использовало образование как одно из средств борьбы с протестантизмом. Основные пред­ставления и определяющие для последующей деятель­ности ценности должны быть обеспечены и закреплены в образовательном процессе. В соответствии с этим изменениям подверглось содержание университетских дисциплин, но в значительно большей степени — мето­ды обучения с акцентом на постоянство упражнений в процессе поиска истины под контролем способных пре­лодавателей. Действенность этого подхода в образова­нии была очевидна. К началу XVIIIв. иезуиты распо­лагали 769 колледжами и 24 университетами. Упраж­нения в спекулятивной эпистемологии и математике, требования осмысления собственной позиции, ее обос­нования и защиты способствовали развитию самостоя­тельности мышления и, по существу, обеспечили усло­вия для перехода к «классической» германской модели исследовательского университета и закрепления идеа­лов Просвещения в образовании.

Веком Просвещения традиционно называется XVIII столетие. Однако было бы ошибкой считать, что про­светительская идеология является исключительной пре­рогативой этого исторического периода в развитии ци­вилизации. Ее элементы присутствуют в античной образовательной традиции, в образовательной культуре Средневековья и Возрождения. Новое время, значитель­но усилившее роль просветительского компонента в об­разовании, закрепило идеалы разума во главе иерар­хии социальных и образовательных ценностей.

Определяющей концепцией для развития универси­тетского образования, получившей обоснование в фило­софских сочинениях Ф. Бэкона и Дж. Локка, становится воспитание джентльмена. Воздействие взглядов, разви­ваемых французскими просветителями, было менее существенным. Ф. Бэкон как идеолог нового дворянства, по социальному статусу и интересам более тяготевший к буржуазии, сформулировал основные принципы мира джентльмена. Этот формируемый для самостоятельной жизни мир обусловливался не только и не столько пра­вом рождения, сколько воспитанием, завершаемым в университете. Дж. Локк, вообще определявший фило­софию как общую теорию воспитания, рассматривал целью последнего формирование разума, характера, ин­теллекта. В связи с чем университет оказывается наи­высшей и наиболее адекватной для развития умствен­ных способностей образовательной структурой.

Университетское образование со времен своего воз­никновения традиционно выступало основным механиз­мом передачи культуры, достигнутого и постоянно повышаемого уровня знания в соответствии с объективными историческими возможностями. Еще одним ме­ханизмом, не настолько очевидным и устойчивым для различных стадий развития университетского образо­вания, является возможность изменения социального статуса. Оно становилось следствием общественно удо­стоверенной оценки профессиональной деятельности, основывавшейся на использовании приобретенных зна­ний и навыков. Этот механизм хорошо прослеживается в практике средневековых университетов, особенно на­чального периода, в какой-то степени утрачивает свою операциональность в эпоху Ренессанса и получает вто­рое «рождение» в эпохи Нового времени и Просвеще­ния. Это объясняется тем, что социальный престиж бур­жуазии как привилегированного класса не мог быть достигнут демонстрацией только финансового благопо­лучия, но предполагал также приобщение к культур­ному наследию, знанию, требовал обнаружения изыс­канности мысли и хороших манер.

И все же идея всесторонности университетского об­разования, предполагающая единство обучения, иссле­дования и воспитания, остается и в этот период нереа­лизованной. Преимущественной ориентацией, наряду с обучением методам мышления и освоением разделов дисциплинарно оформленного знания, со времен гума­нистов остается воспитание как развитие умственных способностей и характера. Сам же идеал воспитания соотносится в большей степени не с образовательными», а с моральными ценностями. Ситуация меняется самым радикальным образом лишь в эпоху романтического гуманизма, сформировавшегося в Германии на рубеже XVIII—XIX вв. На сей раз основания для перехода к новому типу обучения и оформления классической идеи университета были совершенно конкретны и связаны с объединением Берлинского университета с Королевской академией наук. Этот новый тип университетского об­разования стал символом передового обучения XIX сто­летия и радикально повлиял на всю дальнейшую эво­люцию мировой университетской системы.

Нарушив логическую последовательность изложения, ограничим рассмотрение проблемы взаимодействия общества и образования в этом разделе учебника нача­лом XIX в. Это не означает, что впоследствии она утра­чивает свою актуальность. Реальная практика развития университетского образования приводит к совершенно противоположным выводам. Такого рода композицион­ное решение обусловлено тем, что, начиная с концепту­ального осмысления модели исследовательского уни­верситета В. фон Гумбольдтом, закрепляется традиция рефлексивного анализа проблем университетского обра­зования, получившая наименование развития «идеи университета». Эта традиция саморефлексии универси­тетской образовательной системы — достояние и пока­затель качественно нового состояния культуры. Стано­вится принципиально важным не только воздействовать на образовательную практику, но и сознательно опре­делять ближайшие и отдаленные цели, средства и мето­ды, диапазон возможностей будущих изменений. Социо­культурный подход к разрешению этих задач предпола­гает, что проблема взаимодействия образования и по­рождающего и поддерживающего его общества остает­ся в центре рефлексивного осмысления и находит свое место в системе философского, теоретически осмыслен­ного знания, объектом которого является образование, в нашем случае — университетское.

 





Читайте также:





Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)