Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Аристотелевское учение о субстанциях




ГБОУ СПО Колледж Сферы услуг №44

Реферат

по дисциплине: «Основы философии»

 

Тема: «Философия Аристотеля»

 

Выполнила:

Студентка группы 209

Петрова Юлия

Москва 2013

Содержание

Введение

Биография

Аристотелевское учение о субстанциях.

4. Учение Аристотеля о человеке и душе.

 

5. Заключение.

Список литературы

Введение

Аристотелевское определение оказало определяющее влияние на все последующее развитие западноевропейской философии: позднеантичный неоплатонизм (элементы восточной магии и мифологии), средневековой аристотелизм, вплоть до поздней схоластики 16-17 вв. созданный Аристотелем понятийный аппарат до сих пор пронизывает философский лексикон.
Философ открыл, в полной мере осознал и выразил на языке понятий, собственно философскую сферу исследований - "первую философию".
Колебания Аристотеля в философии определили двойственность его последующего влияния: материалистические тенденции его учения сыграли важную роль в развитии прогрессивных идей в философии феодального общества, идеалистические элементы были раздуты средневековыми церковниками, сделавшими из учения Аристотеля «мертвую схоластику», выбросившими «все поиски, колебания, приемы постановки вопросов». Глубокие прозрения в области фундаментальных философских проблем познания и бытия, энциклопедическая широта творчества Аристотеля дают правовые основания называть его выдающимся философом всех времен.
Главные идеи. Идеи не имеют независимого существования вне ума, но существуют в вещах. Материальный субстрат, представляющий собой потенциальную возможность существования конечных вещей, следует отличать от абсолютного небытия, или лишенности. Существования всех конечных и преходящих вещей может пониматься как движение от бытия в возможности к бытию в действительности. Субстанции вещей являются сочетанием формы и материи. Тело и душа соединяются, как форма и материя.
Мир существует вечно, и движение всех вещей – непрекращающееся движение. Источником этого движения является неподвижный, вечный Перводвигатель, действительность которого проявляется, в изведении конечных вещей из бытия в возможности к бытию в действительности (от потенциального существования к актуальном).
Эмпирический миропорядок является подходящей сферой для исследования, опирающегося на чувственное восприятие. Если логический порядок требует дедуктивного доказательства, заключающего от общих начал к частным выводам, то рассмотрение природного порядка осуществляется индуктивно и заключает от частного наблюдения к общим выводам. «Благо» - это, то, к чему стремятся все вещи». Поэтому всякое человеческое исследование и поведение определяется задачей и целью, представляющими собой частное благо.



 

Биография

 

Аристотель (384-322 до н.э.) – величайший древнегреческий философ, создавший своё оригинальное учение, составившее эпоху философии. Происходил из г.Стагиры. Его отец Никомах был врачом при дворе Македонского царя Аминты III. Быть врачом означало в Древней Греции занимать большое общественное положение, и Никомах был известен всей Македонии.

Аристотель, по словам очевидцев, с молодости был невзрачного вида.

Худощавый, он имел худые ноги, маленькие глазки и шепелявил. Но зато любил одеться, носил по несколько дорогих перстней и делал необычную прическу. Воспитываясь в семье врача, и поэтому, самостоятельно занимаясь медициной, Аристотель, однако, не стал профессиональным врачом. Но медицина осталась для него на всю жизнь настолько родной и понятной областью, что впоследствии в своих труднейших философских трактатах он дает пояснения на примерах из медицинской практики.

В 367г. до н.э., когда Аристотелю было 17 лет, он уехал в Афины для продолжения образования и поступил в платоновскую Академию, став учеником Платона.

В Академии он пробыл 20 лет до самой смерти Платона, после чего переселился в Атарней, а затем – в Митилену.

Вернувшись в Афины в возрасте 50 лет после 12-летнего отсутствия, в Афинах он создаёт школу под названием Ликей, так как она находилась на территории гимназия, примыкавшая к храму Апполона Ликейского.

 

Критика учения Платона об идеях.

 

Приехав с севера Греции, Аристотель в самом раннем возрасте (в 17 лет) вошел в школу Платона. Он был сначала принципиальным «платоником», а впоследствии отошел от строгого платонизма. Первые

сочинения Аристотеля в стенах Платоновской Академии, куда он поступает, отличаются склонностью его к риторике, которой он впоследствии прозанимался всю жизнь. В 364 году до н.э. Аристотель встречается с Платоном, и зародившаяся дружба продлилась до самой смерти Платона, т.е. в течение 17 лет. Аристотель представлялся Платону ретивым конем, которого приходится сдерживать уздой. Некоторые античные источники прямо говорят не только о расхождении, но и даже о неприязни между двумя философами.

Платон сильно не одобрял свойственной Аристотелю манеры держать себя и одеваться. Аристотель придавал большое значение своему внешнему виду, а Платон считал, что это неприемлемо истинному философу. Но Аристотель, по-видимому, еще и дерзко нападал на Платона, что в дальнейшем привело к созданию Аристотелем собственной школы. За все эти споры, добродушный Платон сказал, что "Аристотель меня брыкает, как сосунок жеребенок свою мать".

В Платоновской школе Аристотель получает важнейшие основы

знаний, обладая которыми, впоследствии, он открывает напротив Платоновой свою собственную школу, и становится завзятым противником

своего учителя.

Имя Аристотеля в мировой литературе непосредственно связано с именем Платона. Попробуем рассмотреть философию Аристотеля и соотнести ее с философией Платона. Центральная идея философии Платона - эйдос - перешла к Аристотелю почти целиком. Ни Платон, ни Аристотель не

мыслит вещей без их идей, или эйдосов. Вся философия Сократа, а

затем и Платона проистекала из практики и жизненной необходимости,

выходя в чисто теоретическую область лишь в высшем своем проявлении

- в учении об идеях.

По Платону, мир вещей, воспринимаемый посредством чувств, не есть мир истинно существующего: чувственные вещи непрерывно рождаются и погибают, изменяются и движутся, в них нет ничего постоянного, прочного, совершенного и истинного. И все же вещи не полностью отделены от истинно существующего, они все каким-то образом причастны ему. А именно: всем, что в них есть истинно сущного, утверждает Платон, чувственные вещи обязаны своим причинам.

Эти причины - формы вещей, не воспринимаемые чувствами, постигаемые только умом, бестелесные и бесчувственные. Платон называет их "видами" или гораздо реже "идеями". "Виды", "идеи" зримые умом формы вещей.

Каждому классу предметов чувственного мира, например классу "коней", соответствует в бестелесном мире некоторый "вид" или "идея"

- "вид" коня, "идея" коня. Этот "вид" уже не может быть постигаем

чувствами, как обычный конь, но может быть лишь созерцаем умом, к

тому же умом, хорошо подготовленным к такому постижению. Эти "идеи"

или, "эйдосы" не рождаются, не умирают, не переходят не в какое

другое состояние.

Существует "царство идей":

1.Идеи высших по ценности категорий бытия. Сюда входят такие понятия,

как красота, справедливость, истина.

2.Движение физических явлений - идеи движения, покоя, света, звука и

т.п.

3.Идеи разрядов существ - идеи животного, человека.

4.Идеи для предметов производимых человеческими усилиями - идеи стола, кровати и т.п.

5.Идеи науки - идеи чисел, равенства, отношения. Принципы

существования идей:

а) идею делает идея;

б) идея является образцом , взирая на которые, Демиур творил мир вещей;

в) идея является целью, к которой как к высшему благу стремится все

существующее. Мир вещей и мир идей объединяет душа Космоса. Она

заставляет идеи присутствовать в вещах и наоборот. Между миром вещей

и миром идей - божество - Демиур.

Аристотель решительно критикует принципиальный отрыв идеи вещи от самой вещи. Идея вещи, по Аристотелю находится внутри самой же вещи.

Тезис о пребывании идеи вещи внутри самой же вещи есть то основное и принципиальное, в чем заключается основное различие между Платоновской и Аристотелевской школах. Идея вещи, по Аристотелю, обязательно есть некоторого рода общность, т.е. эйдос во всех смыслах. Но эйдос вещи, есть не только обобщенность ее отдельных элементов. Он представляет собой еще и нечто единичное. Этой единичностью данный эйдос вещи отличается от других эйдосов, и, следовательно, от всяких других вещей.

Эйдос вещи, будучи некой общностью и некой единичностью, в то же самое время является и определенного рода цельностью. Совершенно невозможно

отрывать общее от единичного, единичное от общего. Т.е. удалив какой-то один момент цельности, тем самым мы ликвидируем саму цельность. Сняв, к примеру, крышу с дома, дом перестает быть цельным, и собственно говоря, перестает быть домом.

Свое учение о вещи как организме Аристотель излагал много раз и

разными способами. Он выделяет четыре причины, или четыре принципа любой вещи, понимаемой как организм.

Первый принцип - о том, что эйдос вещи вовсе не является ее занебесной сущностью, но такой ее сущностью, которая находится в ней самой и без которой вообще нельзя понять, что такое данная вещь.

Второй принцип затрагивает материю и форму. Кажется, что материя и

форма - обычное и всем понятное противопоставление, и кажется, здесь

даже не о чем говорить. К примеру, материя этого стола есть дерево. А форма этого стола есть тот вид, которые приняли деревянные материалы, обработанные для определенной цели.

Кажется, что все здесь очень просто и понятно. Тем не менее, эта проблема

являлась одной из глубочайших философских проблем Аристотеля. Ведь у Аристотеля материал вовсе не просто только материал. Материал у Аристотеля уже имеет собственную форму. Все, даже самое сумбурное, беспорядочное, бесформенное и хаотичное уже имеет свою собственную форму. Облака и тучи во время грозы выглядят абсолютно бесформенно.

Однако если туча не обладала в самом деле никакой формой, то как бы она могла быть для нас какой-то познаваемой вещью. Отсюда Аристотель делает вывод, что материя вещи есть только еще самая

возможность ее оформления, и возможность эта - бесконечно

разнообразная. И, тем не менее, без материи эйдос оставался бы

только ее отвлеченным смыслом, без всякого воплощения этой мысли в

действительности. Только полное отождествление материи вещи с ее

эйдосом делает вещь именно вещью. Эйдос и материю умел различать и

Платон, и совсем неплохо их отождествлял, но то, что сделал

Аристотель в этой области, является почти, можно сказать революцией

в отношении платонизма.

Из тех философов античности, кто различал форму и материю, Аристотель был самым глубоким и самым тонким их

отождествителем. Материя не есть эйдос, ни эйдос вообще, ни какой-

нибудь эйдос в частности. По Аристотелю, только космические сферы

выше Луны являются эйдетически полноценными. А то, что совершается

внутри лунной сферы, в подлунной, это всегда частично и

несовершенно, а иной раз и совсем уродливо.

Аристотель выступает, как принципиальный материалист, т.е. проповедуматерию в качестве принципа живой реальности существующего вокруг на мира, лишь в своем учении о материи в виде царства случайности.

По Аристотелю, движение - это вполне специфическая категория и ровно ни

на что другое не сводимая. Таким образом, по Аристотелю, движение

является такой же основной категорией, как и материя и как форма.

Аристотель ставит вопрос о возможности самой категории движения. Он

выделил четыре принципа существования всякой вещи как организма:

материя, форма, действующая причина. Последним принципом существования

всякой вещи по Аристотелю является цель.

Цель - специфическая категория, ни на что другое не сводимая. Аристотель своей теорией четырех принципной структуры вещи исходил исключительно из того, что каждая вещь есть результат творчества. Причём не важно, хорошее ли

это произведение или плохое. Всё многообразие вещественного мира, по

Аристотелю, основано на разных соотношениях эйдоса (формы, или идеи)

и материи в их причинно - следственном воплощении. Переходу к миру

одушевлённых существ, мы видим у Аристотеля и здесь на первом плане

четырёхпринципную структуру. Аристотель различает три типа души -

растительную, ощущающую (животную) и разумную. Разумная душа тоже имеет

и свой эйдос, и свою материю, и причинно - целевую направленность.

Эйдос живого тела есть принцип его жизни, т.е. его душа. А всякая

душа движущая телом, тоже имеет свой собственный эйдос, который

Аристотель называет Умом. Так что душа, по Аристотелю, есть не более

чем энергия Ума. А Ум есть эйдос всех эйдосов.

По Аристотелю Ум и есть высшая степень бытия. Этот Ум, будучи наивысшей степенью бытия в целом, является у Аристотеля, если сказать кратко, предельным понятием вообще. Он - "эйдос эйдосов". Ум, взятый сам по себе, уже

ровно ничем ни связан и зависит только от самого себя. В этом

смысле он вечно неподвижен. Аристотель считает, что Ум, несмотря на

всю свободу от умственной материи, содержит свою собственную, чисто

умственную материю, без которой он не был бы художественным

произведением. Никакие философы до Аристотеля не допускали в Уме

существование материи. Никто так остро и принципиально не

противопоставлял материю и Ум, как это сделал Аристотель. Аристотель

создал три концепции Ума перводвигателя.

Первая концепция - чисто платоническая. Она сводится к тому, что Ум

является наивысшим и окончательным бытиём. Ум - есть не что иное,

как царство богов - идей высших, или надкосмических, низших, или

звёздных.

Во второй концепции, Ум у Аристотеля есть мышление, и мышление

самого же себя, т.е. "мышление мышления". Ум содержит в себе свою

собственную умственную материю, которая даёт ему возможность быть

вечной красотой (т.к. красота есть идеальное совпадение идеи и

материи).

Третья концепция Аристотеля сильно отличается от Платоновской. У

Платона космосом управляет Мировая душа. У Аристотеля же это - Ум,

который движет решительно всем, и поэтому он есть жизнь как вечная

энергия. "Если Ум по Аристотелю, есть всеобщая цель, и поэтому всё

его любит, то сам он, будучи целью не то, что вообще никого не

любит, но поскольку всё вообще любит его самого, Ум, несомненно,

тем более должен любить самого себя."

Аристотель говорил: "Платон мне друг, но истина дороже"

 

Аристотелевское учение о субстанциях

 

Определив свое отношение к философии Платона и ее центральному пункту –

учению об "идеях", Аристотель разрабатывает исходные принципы своей

философии. Большое внимание он уделяет наиболее существенным вопросам

философии, ядром которой он считает онтологию – науку о сущем.

В теоретической философии Аристотель вводит понятие "субстанция". Под

субстанцией он понимал бытие вполне самобытное, существующее в самом себе, но

не в чем-либо ином. Как таковое бытие, не способное существовать ни в чем

ином, субстанция никогда не может выступать в суждении, как его предикат, или

атрибут, но только как его субъект. Субстанцией, считал Аристотель, может

быть только единичное бытие. Только оно одно самобытно в точном смысле этого

слова. Он неуклонно имеет в виду это бытие как предмет познания, протекающего

в понятиях. Другими словами, но полагает, что существующее само по себе и

потому совсем независимое от сознания, что бытие уже стало предметом

познания, уже породило понятие о бытие и есть в этом смысле уже бытие как

предмет познания. Здесь следует отметить, что в плане бытия "форма" –

сущность предмета.

Сущность. При изучении конкретных вещей как реального бытия Аристотель

говорит о первых и вторых сущностях. Представление Аристотеля о сущности –

наиболее трудная для понимания проблема его метафизики. Проблеме сущности

специально посвящены VII и частично VIII книги "Метафизики".

Аристотель далекот древних физиков, сводивших сущность к той или иной форме существования вещества; сущности также не идеи и не числа. Философ не согласен и с теми, кто "сущностью признают субстрат, суть бытия и то, что из них состоит, а

также всеобщее". Вообще же "о сущности говорится если не в большем числе

значений, то в четырех основных во всяком случае: и суть бытия, и общее, и

род принимают за сущность всякой вещи, и рядом с ними, в-четвертых,

субстрат". Из этих двух отрывков можно извлечь по крайней мере шесть

возможных определений сущности:

1) субстрат;

2) суть бытия;

3) то, что состоит из сути бытия и субстрата;

4) всеобщее;

5) общее;

6) род.

Что же является сущностью по Аристотелю? Каковы ее критерии?

Два критерия сущности. Критериями сущности, по мнению философа, являются:

1) познаваемость в понятии

2) способность к отдельному существованию.

Парадокс в том, что эти два критерия противоречат друг другу. Ведь Аристотель

признает, что лишь единичное обладает самостоятельным существованием

безоговорочно. Но единичные вещи не постигаются умом, они – до понятия, им

нельзя дать определения. Аристотель ищет золотую середину. Рассмотрим же

вышеперечисленные определения сущности.

Субстрат определяется Аристотелем как "то, о чем сказывается все остальное,

тогда как сам он уже не сказывается о другом". Субстрат "лежит в основе

двояким образом, или как эта вот отдельная вещь. или как материя для

осуществленности".

Материя Аристотелем понимается двояко. Во-первых, это бесформенное вещество:

"То, что само по себе не обозначается ни как определенное по существу, ни как

определенное по количеству, ни как обладающее каким-либо из других свойств,

которыми бывает определено сущее". Такова первая материя. Эта первичная

материя не определена (принципиально неопределима) ни одной из категорий,

которыми мы определяем реальные (конкретные) состояния сущего. Она образует

потенциальную предпосылку существования. И хотя она является основой всякого

бытия, ее нельзя отождествлять с бытием и даже нельзя считать простой

составной частью конкретного бытия.

Наипростейшей определенностью этой первой материи являются, по Аристотелю,

четыре элемента – огонь, воздух, вода и земля. Они представляют определенную

промежуточную ступень между первой материей, которая чувственно непостижима,

и реально существующим миром, который чувственно воспринимаем. У

воспринимаемых чувствами вещей можно различить две пары взаимно

противоположных свойств – тепло и холод, влажное и сухое. Четыре основных

соединения этих свойств, по Аристотелю, характеризуют четыре основных

элемента: огонь является соединением теплого и сухого, воздух – теплого и

влажного, земля – холодного и сухого, а вода – холодного и влажного. Эти

четыре элемента – основа реальных (чувственно воспринимаемых) вещей. Правда,

позднее в связи с проблемами небесных сфер Аристотель вводит пятый элемент –

"пятую сущность" – эфир.

Во-вторых, в более широком смысле слова, материя – это "то, из чего вещь

состоит" и "из чего (вещь) возникает". Такое понимание включает в себя и

первый смысл, ведь в конечном счете все возникает и все состоит из первой

материи. Отдельные же вещи (исключая четыре стихии) возникают и состоят из

уже предварительно оформленной "своей", "специальной", или "последней"

материи. Поскольку материя – то, из чего все состоит, то и "форма из материи,

(однако из материи), свойственной форме". Будучи бесформенной, первая материя

и есть искомый субстрат и сущность. И в самом деле, Аристотель допускает, что

"материя также есть сущность", а тем более субстрат, ведь "все другие

определения сказываются о сущности, а сущность о материи", ведь в силу своей

неопределенности материя, будучи в физическом плане лишь носителем свойств, в

логическом плане ни о чем не сказывается, тогда как о ней сказывается все

остальное. Но, допустив, что материя – сущность, Аристотель спохватывается:

"Но это невозможно: ведь и способность к отдельному существованию, и данность

в качестве вот этого определенного предмета считаются главным образом

отличительными чертами сущности", материя же не определена.

Общее, всеобщее и род. Что касается рода в качестве сущности, то Аристотель

пишет: "Если взять философов современных, они скорее признают сущностями

общие моменты в вещах (роды – это общие моменты), а родам, по их словам,

присущ характер начал и сущностей в большей мере, ибо они разбирают вопрос

под углом понятия".

Аристотель не согласен с "современными философами". Он утверждает, что "роды не существуют помимо видов". Не является сущностью и всеобщее: ведь оно "по своей природе присуще многому". Но в таком случае оно будет сущностью или у всех вещей, которые тем или иным всеобщим объемлются, или не будет ни у одной. Но у всех всеобщее сущностью быть не может. А если всеобщее будет сущностью у одной вещи, тогда и все остальное, к чему относится это всеобщее, будет этой же вещью. Итак, делает вывод Аристотель, "ни всеобщее, ни род не есть сущность", Категории. В "Метафизике" категории упоминаются нередко. Но для наших целей полного перечня категорий здесь не требуется.

Важно одно: Аристотель всюду подчеркивает, что только сущность существует сама по себе, что же до других категорий, то "ни одно из этих свойств не существует от природы само по себе и не способно отделяться от сущности"; "все другие определения сказываются о сущности"; кроме сущности, ни что не может существовать отдельно, так что "эти (дальнейшие) определения нельзя даже, пожалуй, без оговорок считать

реальностями".

Сущности существуют безоговорочно, все остальное существует через них и благодаря им как качества, количества, отношения сущностей. Эта мысль проходит через все труды Аристотеля.

Единичное. В таком случае, казалось бы, сущностью должна быть "вот эта

отдельная вещь". Ведь отказывая материи в праве быть сущностью, Аристотель

подчеркивает, что главными отличительными чертами сущности является

способность к отдельному существованию и данность в качестве вот этого

определенного предмета.

Говоря о субстрате, Аристотель допускает, что им

может быть наряду с материей вот эта отдельная вещь. В самом деле, о ней все

сказывается, она же ни о чем не сказывается. Например, о Жучке можно сказать

многое (например, что это хорошая черная собака и т. п.), но сама Жучка не

может быть предикатом суждения, если только это не суждение наименования:

"Это хорошая черная большая собака – Жучка". Но эту вот отдельную вещь

Аристотель называет "чувственной сущностью", а также "составной сущностью"

или "составным целым", и состоит она, по его мнению, из двух начал: "сути

бытия (формы) и субстрата (материи), а то, что состоит из начал, позднее

самих начал, а следовательно, вторично. Но самое главное, чувственная

составная сущность не соответствует второму критерию сущности – постижимости

умом и определимости. Итак, сущность – не субстрат, не всеобщее, не общее, не

род и, наконец, не то, что состоит из сути бытия и субстрата. Однако

представление о сущности у Аристотеля противоречиво.

Главное противоречие онтологии Аристотеля. Для Аристотеля реально существует

только сущность. Он путается не в категориях рода и вида, для него

несомненно, что роды существуют только через виды. Но он путается между

конкретной вещью и видом ее, ибо существует только эта конкретная вещь, а

определим только ее ближайший вид.

Что же принять за сущность?

Суть бытия и форма как сущность. Аристотель склоняется к тому, чтобы принять

за сущность вид. Он говорит, что "последнее видовое отличие – это будет

сущность вещи и (ее) определение", а "определение (вещи) – это формулировка,

состоящая из видовых отличий и притом – из последнего из них". Это

определение и выражает сущность, или суть бытия вещи, или, что то же самое,

форму, или первую сущность. "Формою я называю, - пишет философ, - суть бытия

каждой вещи и первую сущность". Это общее Аристотель стремится максимально

приблизить к единичной вещи, слить с нею.

Первую сущность он отождествляет с индивидуальным бытием, с конкретной вещью. Первая сущность выступает индивидуальным, неделимым и чувственно познавательным бытием. От первых сущностей Аристотель отличает вторые сущности (вторичные). Они производны от первых сущностей. Вторичные сущности не постигают конкретное индивидуальное бытие, а являются в большей или меньшей степени родовым или видовым определением. Например: стол, стул, кровать и т. д. – это первичные сущности, в то время как мебель уже вторичная сущность.

Еще раз скажем, что категории сущности Аристотель считал основным средством

познания мира. Все другие категории служат для их определения.

Материя и форма. Итак, каждая чувственно воспринимаемая сущность есть нечто

составное: она слагается из материи и формы (сути бытия, сущности, первой

сущности). "Индивидуальная", или "составная" сущность вторична, материя и

форма первичны. Вещь преходяща, тогда как материя и форма вечны. При этом

материя как первоматерия едина, форм же много: их столько, сколько низших,

ближайших к вещам видов, т. е. таких видов, которые уже далее на виды не

распадаются. Необходимо подчеркнуть, что форма – это не качество, не

количество, не отношение, а то, что несет в себе суть вещи. Форма вечна и

неизменна; "никто не создает и не производит, но вносит ее в определенный

материал, и в результате получается вещь, состоящая из формы и материи".

Какова же роль материи?

Во-первых, хотя сама материя вечна, вещи дает она временность, преходящесть, ведь природа материи такова: может быть и может не быть. Во-вторых, материя – источник индивидуализации. Как ни стремится Аристотель сблизить форму, суть бытия вещи и саму вещь, форма остается общим, и философ, говоря об индивидуализации, ссылается на материю: ".то, что по числу образует множество, все имеет материю", "предметы различаются по материи". Остается неясным, как материя – то, что не имеет своей

определенности, - может быть источником индивидуализации.

В-третьих, материя – источник случайности.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.074 сек.)