Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Поэма в прозе Ерофеева «Москва – Петушки». Принцип карнавализации. Библейские реминисценции в произведении



2016-01-26 1457 Обсуждений (0)
Поэма в прозе Ерофеева «Москва – Петушки». Принцип карнавализации. Библейские реминисценции в произведении 0.00 из 5.00 0 оценок




Авторское обозначение «Москвы - Петушков» - поэма или «трагические листы». Однако, ее текст настолько необычен, что авторское определение требует серьезных дополнений. Некоторые исследователи относят изучаемый текст к жанру поэмы. Однако существуют и другие варианты обозначения жанровой природы «Москва - Петушков». Одни видят в ней повесть. Другие - исповедь. Так как поэма была издана в серии «роман-анекдот» то, третьим это дало право причислить ее к соответствующему жанру. Кроме того, в поэме угадывается жанровая модель сентиментальных путешествий; аллегорических странствий души; фольклорных, сказочных скитаний; карнавальной структуры; пародии… В ней много фантастического, провокационного, скандального, эксцентричного, в ней есть сочетание мистико-религиозных элементов с крайним грубым параллелизмом. Одним словом, жанровая природа «Москвы - Петушков» очень свободна.

«Москва - Петушки» - прозаический текст, ее жанровое определение отсылает нас к «Мертвым душам» Н. Гоголя, которые автор тоже называет поэмой, представляющей собой лирико-эпический травелог.

Как уже отмечалось, прием путешествия использовали А. Радищев, Н. Карамзин, но внимание их в изображении пути следования сосредоточивалось не на перегонах, а на самих остановках. Классики писали о том, что они видят «окрест себя» - из окна вагона, их взгляд был направлен изнутри наружу. В «Москве - Петушках» автор концентрирует взгляд на субъективной реальности, его интересует происходящее внутри вагона (эмоционально-психологическое состояние), поэтому поэмная жизнь протекает именно на перегонах, а не на платформах. Как только поезд доходит до остановки, течение жизни прекращается. Такое построение текста дало автору возможность показать поведение героев, их внутреннюю жизнь. Как видно, Вен. Ерофеев выступает в определенном смысле писателем-полемистом по отношению к предшественникам. На протяжении всего повествования персонажи поэмы ведут дискуссии-беседы, отсылающие к жизненному опыту читателя, активизирующие память и воображение.

Текстовая организация «Москвы - Петушков» - не формальное соединение отдельных деталей, а сложная смысловая картина человеческой жизни. Но если обратиться к жанровой характеристике каждой главы, то встречаются главы - рассказы, сказы, истории, загадки, сны. Главы образуют четкую циклическую структуру, в которой фабульная линия и вставные элементы объединены единым динамически развивающимся героем, вернее, авторским сознанием, скрепляющим текст.

Поэмное действие включает в себя путешествие героя (алкоголика Венички) из Москвы в маленький городок Владимирской области Петушки. Это райское место, где живет любимая им женщина и ребенок.

Действие поэмы происходит в 60-е годы XX века, в мертвом мире обветшавших идей, скомпрометированных советских ценностей. Начинается путешествие как реальное, но чем ближе к финалу, тем яснее оно становится философско-символическим. Герой совершает движение сквозь евангельскую мифологию, отечественную и мировую историю, культуру. Текст насыщается подробностями авторской биографии, герою дается, как уже отмечалось, имя автора. Это подчеркивает субъективизм «Москвы - Петушков», что, в свою очередь, делает ее и лирическим произведением. В сущности, она представляет собой исповедь героя/автора, где все события происходят в пространстве его внутреннего мира.

В «Москве - Петушках» присутствуют практически все основные элементы поэмного текста. Ее пространственно-временная динамика включает и внешний/узкий сюжет (попытка достижения героем цели), и внутренний /широкий - общекультурный сюжет, разворачивающийся в картину современной автору (советской) жизни.

В поэме как собственно авторский текст располагаются отрывки из романсов и арий, советских песен, стихотворные цитаты.

Для жанра «Москвы - Петушков» характерно изображение героя с необычной судьбой, отражающего грани духовного мира нации. До недавнего времени в советской России обозначались примерно три жизненных позиции - можно было либо целиком вписаться в социалистический образ жизни, либо обстроиться в нем на особых правах, либо же стать «лишним»… Веничка с веселой благодарностью принимает свою роль изгоя и отщепенца как жизненное назначение.

Стиль поэмы Вен. Ерофеева «Москва - Петушки» - виртуозная словесная игра. В ней воскрешается классическая традиция использования противоиронии, ставшей важнейшей чертой ерофеевского творчества. Противоирония, черный юмор - главная стилевая доминанта поэмы. В «Москве - Петушках» отчетливо ощутима интонация разговорной речи. Поэма создается как бы на глазах читателя, поддерживается иллюзия диалога с ним. Автор то описывает место событий, то диктует рецепт алкогольного коктейля, то обращается к читателю с заведомо невыполнимыми просьбами, то философствует.

Среди многочисленных подтекстов поэмы “Москва – Петушки”, выделяемых исследователями, присутствует и библейский. Целому ряду эпизодов из жизни Венички ставятся в соответствие определенные этапы жертвенного пути Христа. “В свете категорий авторского кругозора поэма “Москва – Петушки” предстает в виде апокрифического евангелия от Ерофеева, в котором пьяница и сквернослов Веничка обретает облик Сына Божьего, посланного в мир людей, вкусившего все страдания человеческие и распятого злой силой этого мира”. Вместе с тем, насколько нам известно, причины такого параллелизма обычно полагаются заведомо понятными и не нуждающимися в особых комментариях. Гибель Венички в финале поэмы, рассматриваемая как “смерть… энтропия… или переход в иную плоскость” , как метафора несвободы человека в тоталитарном государстве или как убийство героя уличными бандитами, объясняется исследователями более или менее сходным образом. “Мир, в котором обитают герои поэмы Ерофеева, абсурден. В нем нет места человеку с золотым сердцем и чистой душой младенца – Веничке” .

Как нам представляется, в указанной учеными параллели, вполне убедительно аргументированной, все же остается опущенным одно важное звено. Христос пришел на землю с ясным осознанием своей миссии: взять на себя грехи мира и мученической гибелью искупить их. Этого нельзя сказать о герое “Москвы – Петушков”. “За чьи грехи погибла душа Венички Ерофеева?” . И есть ли основания утверждать, что его смерть, подобно смерти Христа, была добровольной (пусть даже подсознательно) жертвой во имя человечества?

Некоторые фрагменты поэмы, действительно говорят в пользу последнего предположения. Так, в первой же главе, “Москва. На пути к Курскому вокзалу”, герой выбирает свою дорогу: “Я пошел направо, чуть покачиваясь от холода и от горя…” Здесь “пародируется традиционная фольклорная ситуация “витязя на распутье”.

 

Творчество Саши Соколова. Идейно-художественные особенности романов «Школа для дураков», «Между собакой и волком» и «Палисандрия». Проблематика, основные мотивы, идейная направленность произведений.

Русский постмодернизм. Саша Соколов «Школа для дураков».

Постмодернизм в литературе – литературное направление, пришедшее на смену модерну и отличающееся от него не столько оригинальностью, сколько разнообразием элементов, цитатностью, погруженностью в культуру, отражающее сложность, хаотичность современного мира; «дух литературы» конца 20 в; литературу эпохи мировых войн, научно-технической революции и информационного «взрыва».

Постмодернизм часто рассматривают как своеобразный художественный код, т.е. как свод правил организации "текста" произведения. Трудность этого подхода заключается в том, что постмодернизм с формальной точки зрения выступает как искусство, сознательно отвергающее всякие правила и ограничения, выработанные предшествующей культурной традицией.

Освоение любого художественного произведения можно представить в такой последовательности задач (каждая новая задача ставится на основе решения предшествующей): понять героя произведения, — понять автора произведения, — понять самого себя.

Важнейшим инструментом познания и осмысления окружающей действительности, бесспорно, является культурная память, позволяющая человеку ориентироваться в мире как системе смысловых отношений.

Культура «как коллективный интеллект и коллективная память» предполагает способы обработки информации (культурные коды), способы ее оформления (знаки) и способы ее хранения (архетипы и архетипические символы).

Термин постмодернизм часто употребляется для характеристики литературы конца 20 в. В переводе с немецкого постмодернизм означает «то, что следует после модерна».

Таким образом, уже в самом понятии постмодернизм отразилась двойственность (амбивалентность) породившего его времени. Неоднозначны, зачастую прямо противоположны и оценки постмодернизма его исследователями и критиками.

Многие художественные произведения, созданные в стилистике постмодернизма, отличаются прежде всего сознательной установкой на ироническое сопоставление различных литературных стилей, жанровых форм и художественных течений.

В литературе постмодернизм выделяется наиболее просто – это определенный стиль письма. Согласно постмодернизму, выражение современной мысли возможно только посредством поэтических языка и мышления.

Для литературы постмодернизма характерно стремление к разрушению литературного героя и вообще персонажа как психологически и социально выраженного характера.

В самом литературном тексте акценты переносятся с описания событий и изображения участвующих в «постмодернистском романе» лиц на пространные рассуждения о самом процессе написания этого текста. Роман в значительной степени становится философским эссе, а поэтическое мышление выдвигает на первый план интуицию, ассоциативность, образность, метафоричность, мгновенные откровения.

В произведениях посмодернистов пародия приобретает иное обличье и выполняет иную функцию по сравнению с традиционной литературой.

Постмодернизм как культурный код проявляется на двух уровнях. На первом представлены произведения постмодернизма, которые выглядят как предметы массового потребления и соответствующим образом разрекламированы. Это привлекает широкие массы не слишком художественно просвещенных людей, находящих в постмодернизме знаки реализующихся в современном мире тенденций.

На втором уровне развиваются ирония, сатира, широкое использование цитат из текстов эпохи модерна, что способно удовлетворить вкусы самой искушенной аудитории.

Постмодернизм ставит под вопрос само существование смысла в современных условиях, считая, что центральным методологическим понятием становится «деконструкция».

Оно было введено в 1964 г. Ж. Лаканом под влиянием М. Хайдеггера и теоретически обосновано Ж. Дерридой. Смысл деконструкции заключается в выявлении внутренней противоречивости текста, дискурсивных практик прошлого, закрепленных в языке в форме неосознаваемых мыслительных стереотипов, которые, в свою очередь, столь же бессознательно и независимо от автора текста трансформируются под воздействием языковых клише его эпохи.

О романе Саши Соколова "Школа для дураков"

"Школа для дураков"- роман русского писателя-эмигранта Саши Соколова (1974).

В этом смысле "Школа для дураков"- сложность художественного языка, автобиографическая подоплека, российские надполитические философские обобщения.

Сюжет "Школы для дураков" почти невозможно пересказать, так как, во-первых, в нем заложена нелинейная концепция времени-памяти и, во-вторых, потому, что он построен не по сквозному драматическому принципу, а по "номерному". Это музыкальный термин; по номерному принципу строились оратории и оперы в ХVII - ХVIII вв.: арии, дуэты, хоры, речитативы, интермедии, а сквозное действие видится сквозь музыку - музыка важнее. Вот и в "Школе для дураков" - "музыка важнее". Между сюжетом и стилем здесь не проложить и лезвия бритвы (позднее сам Соколов назвал подобный жанр "проэзией").

Музыкальность, между тем, задана уже в самом заглавии: "школами" назывались сборники этюдов для начинающих музыкантов ("для дураков"). Но в русской культуре Иванушка-дурачок, как известно, оказывается умнее всех, поэтому название прочитывается еще как "школа высшего мастерства для прозаиков", какой она и является. Другой смысл названия, вещный - это, конечно, метафора "задуренной большевиками" России.

В центре повествования рассказ мальчика с раздвоенным сознанием, если называть вещи своими именами - шизофреника. Между тем за исключением того факта, что с определенного времени герой считает, что их двое, и порой не отличает иллюзию, собственную мечту от реальности, в остальном это удивительно симпатичный герой редкой духовности и внутренней теплоты и доброты.

Действие "Школы для дураков" перескакивает с дачи, где герой живет "в доме отца своего", прокурора, фигуры крайне непривлекательной, в город, в школу для слабоумных. Герой влюблен в учительницу Вету Аркадьевну. У него есть также любимый наставник Павел (Савл) Петрович Норвегов, учитель географии, влюбленный, в свою очередь, в ученицу спецшколы Розу Ветрову. Впрочем, реальность этих "женских персонажей" достаточно сомнительна, так как Вета Аркадьевна Акатова в сознании героя легко превращается в "ветку акации", а последняя - в железнодорожную ветку, по которой едут поезда и электрички из города на дачу. А Роза Ветрова тоже легко "географизируется" в "розу ветров" - профессиональный символ учителя Норвегова, любимца всех учеников, разоблачителя всякой фальши и неправды, за что его ненавидят другие учителя и директор Перилло.

В центре сюжета-стиля три узла: влюбленность героя в учительницу и связанные с этим внутренние переживания и эпизоды, например явно виртуальное сватовство у отца учительницы, репрессированного и реабилитированного академика Акатова; превращение героя в двоих, после того как он сорвал речную лилию "нимфея альба" (Нимфея становится с тех пор его именем); alter ego Нимфеи выступает как соперник в его любви к Вете Аркадьевне; наконец, история увольнения "по щучьему велению" и странная смерть учителя Норвегова, о которой он сам рассказывает своим ученикам, пришедшим навестить его на даче.

Все остальное в "Школе для дураков" - это, скажем так, безумная любовь автора к русскому языку, любовь страстная и взаимная.

"Школе для дураков" предпосланы три эпиграфа, каждый из которых содержит ключ к сюжетно-стилистическому содержанию романа.

Первый эпиграф из "Деяния Апостолов": "Но Савл, он же и Павел, исполнившись Духа Святого и устремив на него взор, сказал: о, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних ?".

Сюжетно этот эпиграф связан с фигурой Павла (Савла) Петровича, обличителя школьной неправды и фальши, которого за это уволили "по щучьему". Стилистически эпиграф связан со стихией "плетения словес", стиля, господствующего в русской литературе ХVI в., с характерными нанизываниями однородных словосочетаний, что так характерно для "Школы для дураков

гнать, держать, бежать, обидеть,

слышать, видеть и вертеть, и дышать

и ненавидеть, и зависеть и терпеть.

Сюжетно этот эпиграф связан с нелегкой жизнью ученика спецшколы - в нем как бы заанаграммирован весь его мир. В стилистическом плане этот стишок актуализирует мощную стихию детского фольклора - считалок, прибауток, переделанных слов, без понимания важности этой речевой стихии не понять "Школу для дураков". Весь художественный мир романа состоит из осколков речевых актов, жанров, игр, он похож на изображенный в романе поезд, олицетворяющий поруганную и оболганную Россию.

Третий эпиграф: "То же имя, тот же облик" - взят из новеллы Эдгара По "Вильям Вильсон", в которой героя преследовал его двойник, и когда герою наконец удалось убить двойника, оказалось, что он убил самого себя. Здесь также важен не названный, но присутствующий в романе как элемент интертекста рассказ Эдгара По "Правда о случившемся с мистером Вольдемаром", где человек от первого лица свидетельствует о собственной смерти, так же как учитель Норвегов с досадой рассказывает ребятишкам, что он, по всей вероятности, умер "к чертовой матери".

Центральный эпизод "Школы для дураков" - когда мальчик срывает речную лилию и становится раздвоенным. Срывание цветка - известный культурный субститут дефлорации. Смысл этой сцены в том, что герой не должен был нарушать "эйдетическую экологию" своего мира, в котором каждая реализация несет разрушение. В то же время это сумасшествие героя становится аналогом обряда инициации, посвящения в поэты, писатели.

С точки зрения здравого смысла в романе так ничего и не происходит, потому что время в нем движется то вперед, то назад. "Почему, - размышляет сам герой, - например, принято думать, будто за первым числом следует второе, а не сразу двадцать восьмое? да и могут ли дни вообще следовать друг за другом, это какая-то поэтическая ерунда - череда дней. Никакой череды нет, дни проходят, когда какому вздумается, а бывает, что несколько сразу". Это суждение - очень здравое на закате классического модернизма: оно окончательно порывает с фабульным хронологическим мышлением, отменяет хронологию.

"Школа для дураков" - одно из последних произведений модернизма, и как таковое оно глубоко трагично. Но оно также одно из первых произведений постмодернизма и в этой второй своей ипостаси является веселым, игровым и даже с некоторым подобием "хэппи-энда": герой с автором идут по улице и растворяются в толпе прохожих.

Так или иначе, это последнее великое произведение русской литературы ХХ в. в традиционном понимании слова "литература".

 



2016-01-26 1457 Обсуждений (0)
Поэма в прозе Ерофеева «Москва – Петушки». Принцип карнавализации. Библейские реминисценции в произведении 0.00 из 5.00 0 оценок









Обсуждение в статье: Поэма в прозе Ерофеева «Москва – Петушки». Принцип карнавализации. Библейские реминисценции в произведении

Обсуждений еще не было, будьте первым... ↓↓↓

Отправить сообщение

Популярное:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2024 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1457)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.016 сек.)