Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Новые игры и фальсификации норманнистов вокруг стронциевого анализа





Норманнисты и их оппоненты


Как показали последние без малого 300 лет, спорить о норманнизме – дело совершенно пустое, непродуктивное. Это спор разных (обычно двух) мировоззрений, спор всегда «по понятиям», спор патриотов с русофобами. Фактов в таком споре практически нет, есть исключительно идеологии. Эти споры сродни тем, что есть «наш доблестный разведчик» и есть «их гнусный шпион». Это – у патриотов. Норманнисту идеологически близок Запад, он вводит понятие «наш гнусный разведчик» и «их доблестный шпион». Вот и прикидывайте, чем и когда такой «спор» закончится. Ответ прост – никогда и ничем. Норманнист утверждает, что древнее имя Олег происходит от скандинавского Хельга, а патриот – что от русского Вольга. Фактов там и там – никаких, потому и пустая трата времени.

Норманнисту по причине своего врожденного или приобретенного русофобства очень хочется, чтобы русские произошли от скандинавов, и не без причины, а потому, что Россия и русские вызывают у него ментальное отторжение. Патриотам мило обратное, и происходить от скандинавов им унизительно, тем более когда это никогда и никем не было показано. Норманнисты уговаривают патриотов – ну что вам, жалко что ли? Вон англичане от норманнов произошли, и ничего, не жалуются, а даже гордятся, чтут свое норманнское прошлое. Патриоты упрямо отвечают, что нам нет дела до англичан, пусть происходят от кого хотят, у них это дело с норманнами давно доказано, и они, англичане, не возражают. А у нас никогда и никем доказано не было, и с какой это стати мы будем происходить от тех, кого многократно били на поле боя. Вспомним хотя бы Карла XII. Или Наполеона, в составе армии которого были разные шведы.

Сразу обозначу свою позицию – норманнисты вызывают у меня не только отторжение, но и брезгливость. Суета, с которой они хотят непременно возвысить древних скандинавов за счет принижения славян, для меня отвратительна, вызывает мое к норманнистам презрение. И дело не только в том, что никаких фактов в пользу норманнистов нет, там любые фантазийные интерпретации выдаются за «факты». Дело еще в том, что мне отвратительно их непременное желание передернуть, обмануть, выдать желаемое за действительное. Клейн – их типичный представитель. В последние годы Клейн принял другую тактику – он начал отрицать вообще существование норманнизма. Приговаривать, что норманнизма никогда и не было, это плод фантазий оппонентов, что «норманнизм лопнул как мыльный пузырь», в том смысле, что его как бы не было. Прием, конечно, смешной и примитивный, типа – ну не было норманнизма, о чем вообще речь? А раз не было, то и оппонентов нет и быть не должно. Всех просим разойтись. Просто рюриковичи были скандинавами, а славяне были неспособны создать ничего путного, ни ремесел, ни военного дела, ни торговли, ни мореплавания, ни дипломатии, ни государственного устройства. Просто по всей Русской равнине жили скандинавы, от которых русские и произошли, и скандинавов тех было видимо-невидимо. Вот они всё и создали, чем славяне стали пользоваться, разумеется, под управлением скандинавов. А как же иначе, когда славяне были такими несамостоятельными, и культуры у них никакой не было? Ну какая же это «норманнская теория»? Нет и не было такой.

Именно это Клейн в очередной раз проповедует в своей последней, майской статье. Опять заводит свою шарманку, что никакого «норманнизма» никогда не было, тем более что за пределами России никто ему, норманнизму, не возражает (замечаете очередное передергивание? Что норманнизма якобы не было, но в то же время ему никто не возражает), что «солидные ученые» никогда «норманнистами» не были, и никаких соответствующих цитат у них не найти. Иначе говоря, Клейн опять начинает вилять как уж на сковородке. Цитат, разумеется, сколько угодно, но приводить их – все равно что кормить тролля, пардон, Клейна. Потому что тут же пойдет «парирование», или что тот, цитируемый автор – не «солидный ученый», или что это не о норманнизме, а о чем-то другом, и действительно, никто из «солидных ученых» не пишет типа «я норманнист». Стало быть, они вовсе не норманнисты.



 

Новые игры и фальсификации норманнистов вокруг стронциевого анализа


В относительно недавнее время крен профессиональных пропагандистов норманнизма стал смещаться, возможно, под воздействием результатов и выводов ДНК-генеалогии. Им стало яснее, что никаких доказательств основных положений норманнизма нет и вряд ли будут, исчерпались и истощились. Ни будет ни признания скандинавского происхождения Рюриковичей (об этом ниже), ни скандинавского происхождения Руси, ни русского государства. Они еще держатся за то, что скандинавов на Руси было видимо-невидимо, но ДНК-генеалогия и это выбила из рук норманнистов, как показано ниже. Поэтому уже любое присутствие скандинавов на Руси выдается за аргумент в пользу норманнизма. Норманнисты уже и за это цепляются. Только что прошла статья Русской службы Би-би-си (характерный источник, не так ли?), в который руководитель группы археологов в Гнёздовском заповеднике (вблизи Смоленска) сообщает, что они нашли череп женщины, которая «определенно» была скандинавского происхождения, и более того, «вероятно» происходила из Бирки (которое считается сакральным местом норманнизма) в древней Швеции.

Автор этих «данных» рассказывает, что это удалось найти с помощью определения отношения изотопов стронция Sr87/Sr86, и это отношение характерно для Швеции и Бирки. Забавно, не так ли? Ниже немного остановимся на этом очередном жульничестве очередного норманниста, который раструбил о своей «находке» в «Русской службе Би-би-си», но сейчас спросим – ну и что, даже если что такое нашли? Скандинавская женщина в Гнёздове – это уже подтверждение норманнской теории? Да, измельчали норманнисты. Славяне по всей Европе в те времена гуляли, ну и что? Это говорит об определяющей роли славян в зарождении европейской государственности? Занятно, что находка женского черепа недалеко от Смоленска в совокупности с якобы рассчитанным соотношением изотопов стронция провозглашается в «шапке» статьи как подтверждающее «взгляды на формирование древнерусской народности и государства». В самом деле, оскудела «норманнская теория» своими пропагандистами…

Теперь о жульничестве. Обычный читатель, ясно, и понятия не имеет, что там за стронциевый анализ отношения изотопов, и как это он показывает, что та женщина прибыла в Гнёздово из Швеции, а именно «вероятно» из Бирки. А дело в том, что отношение указанных изотопов стронция в эмали зубов характерно для региона, в котором рос – до подросткового или молодого возраста – обладатель тех зубов. Это соотношение определяется почвой того региона, значит – продуктами питания, собранными или полученными из той почвы, которая в свою очередь покоится на каменных отложениях в том регионе. В молодом возрасте рост зубов замедляется, соотношение изотопов стронция стабилизируется, и является показателем для конкретного региона. Все, кто выросли в данном регионе, имеют практически одинаковое соотношение Sr87/Sr86, которое определяется с весьма высокой точностью масс-спектрометрическими методами, и «чужак», который прибыл в данный регион уже после подросткового возраста, легко выявляется такими методами. Так что если упомянутая древняя женщина прибыла в Гнёздово со стороны, это можно выявить, если, конечно, то «со стороны» не характеризуется таким же соотношение изотопов, что в Гнёздово. Но вот определить, что она прибыла из Швеции, да еще из Бирки, можно только в том случае, если картировать всю Европу, а то и всю Евразию, а то и дальше, и это соотношение в Швеции-Бирке окажется совершенно уникальным.

Беда в том, что такого картирования нет, и указания на Швецию-Бирку в принципе не получить. Что еще хуже, уже известно, что соотношение указанных изотопов в Швеции-Бирке вовсе не является уникальным. Посмотрим на данные. В Швеции (и в Бирке, в восточной части центральной Швеции) указанное соотношение варьируется от 0.7166 до 0.7262, в трех зубах ископаемой женщины там (названной женщиной-викингом) это соотношение оказалось 0.71842, 0.71623 и 0.71887, попав в современный интервал этих значений, но в его нижнюю зону. Авторы статьи предполагают, что она уже после подросткового возраста прибыла в Бирку, но откуда – разумеется, они сказать не могли. В отличие от залихватских выводов гнёздовского археолога по имени Василий Новиков, который объявил службе Би-би-си: «Данные анализа соотношения изотопов стронция 87Sr и 86Sr в костной ткани с высокой вероятностью указывают, что женщина …родом была из Средней Швеции, возможно, из Бирка — важного центра эпохи викингов». Данные, разумеется, не приведены. Будем ждать публикации, тогда и повеселимся над очередным блефом норманнистов.

А блеф потому, что в Чехии, например, это соотношение варьируется от 0.7062 до 0.7153 и от 0.7082 до 0.7147 (на разных территориях), то есть практически смыкается с тем, что найдено на востоке центральной Швеции, в Дании от 0.70844 до 0.71069, то есть пересекается с тем, что в Чехии. Костные останки в захоронении бронзового века в Дании имеют это соотношение, равное в среднем 0.710241, то есть опять, как в современной Чехии. В Германии это соотношение (по далеко неполным данным) варьируется от 0.7089 до 0.7108, то есть перекрывается и с Данией, и с Чехией. В Южной Скандинавии – от 0.7090 до 0.7108, определено по нескольким точкам. Короче говоря, если действительно определили соотношение изотопов Sr87/Sr86 для ископаемого черепа женщины в Гнёздово, то максимум, что можно сказать, что она местная или пришлая, но уж никак, что она пришлая из Швеции, для этого нужно тщательно картировать всю Европу, а то и Евразию или дальше.

Этот пример приведен для того, чтобы показать отчаянное положение норманнистов, которые кидаются во все тяжкие, включая фантазийные интерпретации своих данных на уровне фальсификаций; впрочем, это для норманнистов было характерно всегда.

 

Он сказал, она сказала…


Среди представителей естественнонаучного направления в науке общим местом являются высказывания, что история – это не наука. Обычно при этом добавляется, что где нет математических расчетов – там науки нет по определению. И не случайно на Западе с этим давно разобрались, там есть science, и есть humanity. Исторические науки – это humanity, то есть гуманитарные направления. Когда я такое слышу, я обычно (вяло) возражаю, что да ладно, типа будьте добрее, наука, конечно, потому что направлена на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. На что обычно мне (справедливо) отвечают, что без чисел никакой объективности не получится, будет «он сказал, она сказала».

Спорить с этим трудно. Действительно, для меня как воспитанника естественнонаучной школы было малоприятным узнать, что в исторических науках наиболее часто встречающимся аргументом является «мнение». По мнению Иванова…, Петров считает, что…, Смит предположил…, Уильямс уверен в том, что…, и так далее. В науках естественных такой формат «аргументации» практически исключен. Мало кого интересует мнение того или иного специалиста, это удел исследований по истории науки. Достаточно привести формулу или уравнение, результаты расчетов, и что там кто думает по этому поводу становится далеко третьестепенным. Я не раз обращал внимание историков на то, что мнение меня не интересует, мне надо знать, на каком основании это мнение было сформулировано, какие были исходные данные. Мой опыт подсказывает, что у тех данных был отнюдь не один вариант интерпретации. На это я получал ответ, что «у нас это не принято». Ситуация с точки зрения естественников совершенно нездоровая.

Вот, пожалуйста, с чего началась «норманнская теория». Обратите внимание на стиль изложения Иоганна Шумахера, секретаря Петербургской Академии наук (с 1724 года): «Я же, основываясь на свидетельствах, сохраненных шведскими писателями, представляю себе, что русская нация ведет свое начало от скандинавских народов». Он «представляет»! Какие писатели, какие «сохраненные» свидетельства – ничего здесь не указано, есть исключительно его «мнение», и на основании его мнения делается вывод, который норманнисты мусолят уже 270 лет. Как будет показано ниже, мнение оказалось неверное, и это – на основании не разговоров, а количественных данных, конечно, немыслимых не только во времена Ломоносова, а еще несколько лет назад.

Мнение Шумахера подхватил Герхард Миллер в своем сочинении, которое было представлено в виде речи на торжественном заседании Академии: «Происхождение народа и имени российского». Немногочисленные в то время русские академики (Ломоносов, Крашенинников, Попов) нашли речь «предосудительной России», и выразили свое мнение (опять мнение), что «во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может, а именно: как их многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнём и мечом пустошили и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили». Даже Шумахер отметил, что речь написана «с большой ученостью, но с малым благоразумием».

И «норманнская теория» действительно это демонстрирует. С тем отличием, что никакой учености у норманнистов нет. Есть мнения, которые они перетирают почти три столетия.

Как уже обсуждалось выше, норманнистов и их оппонентов, которых условно называю патриотами, обычным делом является отсутствие фактов. Спорят на самом деле мировоззрения и идеологии, антипатриотизм и патриотизм. Научным патриотизмом последний назвать никак нельзя, это (симпатичная мне) убежденность в своей правоте. Антипатриотизм, она же русофобия, западничество в противовес России – тоже убеждение в своей правоте, но оно мне несимпатично. Это, разумеется, не аргумент с моей стороны, это восприятие, которое аргументом быть никак не может. Этот тип «спора» продолжается без малого 300 лет. Фактов, повторяю, нет и не было, за факты обычно обеими сторонами выдаются интерпретации. Они обычно симметричны, в том числе и для редких фактов, которые обе стороны трактуют в одну или другую сторону. Например, как уже упоминалось выше, норманнисты трактуют имя Олег как производное от Хельга, патриоты – как производное от Вольга. Или от другого русского имени. Доказательств нет, фактов нет, есть перетягивание каната.

И так – всё остальное. Годами, десятилетиями и столетиями перетираются истории, изложенные Нестором, ибн-Фадланом, Ибн-Хордадбехом, Константином Багрянородным, причем обе стороны и не пытаются что-то опровергать, они игнорируют противоположные интерпретации и бесконечно повторяют свои. Это касается и названий днепровских порогов, и имен послов, и происхождения слова «рус», и пресловутые «гребцы», и так далее и тому подобное. Разумеется, этим путем здесь я не пойду. Мне, признаться, удивительно, как обе стороны не устают повторять одно и то же десятилетиями, если не столетиями. Видимо, мое естественнонаучное образование и соответствующая школа этого органически не принимают. Тем более что обе стороны бесконечно повторяют, что необходимо объективное и беспристрастное исследование темы. Разумеется, эту же фразу повторил в своей последней, майской статье, Клейн. Это он-то ратует за «объективное и беспристрастное»? Кроме как издевательство и бесконечное лицемерие это воспринять никак нельзя.

Наиболее часто употребляемый оборот при «объективном и беспристратном исследовании темы» – это «признаю» или «не признаю». Вот и все «объективное» и «беспристрастное».

Перечислим навскидку наиболее часто повторяемые положения этого бесконечного пинг-понга между норманнистами и их оппонентами, но, вопреки принятой практике в этой области квази-науки, я не буду в этих положениях разбираться. Пустое дело.

Археологам на протяжении многих десятилетий не удалось обнаружить никаких следов скандинавов или их влияния в среднем и нижнем течение Днепра для периода до 860 года. Норманнисты это игнорируют. Бесконечно повторяются «скандинавские» имена послов, которые «Мы от рода рускаго» в разделе «Договор Ольгов» Повести Временных лет. Там же упомянуты «князь руский» и прочие варианты оборота «руские», равно как боги Перун и Волос, которыми Олег клялся при заключении договора с греками («роту учинил»). Боги эти не скандинавские. Норманнисты это игнорируют. Норманнисты бесконечно повторяют, что в мае 839 года к Людвигу Благочестивому, королю франков и императору Запада (814-840) из династии Каролингов прибыли послы, назвавшиеся «рос», в которых франки признали свеонов. При этом норманнисты умалчивают, что послы были от византийского посольства, непременно переводят «рос» как «русский», «свеоны» как «шведы» или «скандинавы», что, как утверждают оппоненты, вовсе не обязательно. Норманнисты при этом умалчивают о подробном исследовании этимологии «свеон», которого нет в древнем шведском языке, и которое многие выводят из славянских языков и переводят как «представители балтийских славян». Норманнисты обычно ссылаются на Тацита, но у того не «свеоны», а Suionum. На эту тему есть целые форумы с обсуждением разных точек зрения. Но опять мы имеем здесь не факт, как любят подавать норманнисты, а мнения. Днепровские пороги не будем и перечислять, бесполезно. Ибн Хордадбех называет русских славянами в своей «Книге путей и стран» (вторая половина 9-го века). Норманнистам это не нравится, и они оспаривают достоверность сообщений Хордадбеха, напирая на то, что тот был начальником почт Северной Персии, и что якобы другие арабские авторы различают русских и славян. Оппоненты подчеркивают, что Ибн-Хордадбех не ошибался. Обе стороны ломают копья в отношении «скандинавского каганата» и «русского каганата», но у них опять мнения, не факты.

Норманнисты настаивают, что Ибн-Фадлан описывает не славянский, а шведский ритуал похорон «знатного руса» (сожжение в ладье), хотя другие норманнисты сообщают, что «ни в Скандинавии, ни в Восточной Европе этот обряд не был господствующим», а третьи высказывают мнение (именно мнение), что да, не был характерным, но потому, что применялся только для узкого социального слоя воинской аристократии. Согласимся, что такой акробатикой можно объяснить, как и опровергнуть что угодно. Тем более что тот «знатный рус» мог бы быть кем угодно, и тем более что Ибн-Фадлан записал то, что ему сказали другие очевидцы, которые не обязательно были из воинской аристократии. Норманнисты настаивают, что русы – это этнические скандинавы, хотя ДНК-генеалогия (см. ниже) наглядно показывает, что это не может относиться к русским и славянам. У норманнистов здесь явный сбой в «логической цепи», которая оказывается и не логической, и не цепью. Норманнисты считают (опять мнение), что варяги были скандинавами, их оппоненты это оспаривают, считая, что варягами были балтийские славяне. Некоторые приравнивают варягов и викингов, другие убеждены, что викинги были разбойниками, а вовсе не этносом, третьи уверены, что вопрос об этнической (да и любой) принадлежности варягов давно зашел в тупик, и завален грудой мнений (опять мнений). «Основываясь на свидетельствах, сохраненных шведскими писателями, представляю себе, что русская нация ведет свое начало от скандинавских народов» – эта цитата повторялась норманнистами бесчисленное количество раз, и оспаривалась их оппонентами, но только сейчас ДНК-генеалогия поставила крест на этом утверждении (см. ниже). Клейн постоянно утверждает, что у оппонентов норманнизма «преобладает идеологическая составляющая», забывая посмотреться в зеркало. Но ДНК-генеалогия оперирует фактами, что и будет в очередной раз показано ниже.

То, что норманнистам подходит, объявляется «надежными источниками», то, что не подходит (по идеологическим причинам), объявляется, что «признать их надежными не могу». При этом поясняется, что время было тогда такое, что обстановка не способствовала надежности источника. Понятно, что так можно маневрировать как угодно, поддерживая что угодно и отвергая что угодно. Пример – комментарии Клейна в дискуссии по его последней статье. В ответе Клейну в той дискуссии справедливо отмечается, что «толк от этих однообразных препирательств – нулевой». Норманнисты повторяют, что название Ладоги имеет скандинавское происхождение, их оппоненты напоминают, какая цена этим упражнениям, и как часто подобные «происхождения» пересматривались и отвергались. А я скажу – да какая здесь разница в отношении «норманнской проблемы»? Что это дает, в том или другом варианте названия? В Европе масса славянских названий населенных пунктов, и что, славяне Европу основали? Ее государственность?

Норманнисты педалируют слова Повести Временных лет, согласно которым «По сему же морю (Варяжскому) к востоку обитают варяги…», и «к западу по оному морю» они тоже обитают, согласно тому же источнику. И еще – «И согласяся, по завесчанию Гостомыслову (словенский князь), избрали князя от варяг, называемых руссов. Варяги бо суть разных званий, яко свиа, урмани, ингляне и гути. А сии особно варяги руссы (се есть фини) зовутся. Старейшины, положивше тако, послали от себя за море к варягом руссом просити князя. И послы, шед, упросили князей к себе на княжение, Рюрика князя со двемя браты его». Почти триста лет эти слова интерпретируют бесконечно разными вариантами, или даже не интерпретируют, называя Повесть Временных лет «официозной версией, имеющей очевидный и подтверждаемый политический смысл». Сюда же оказались подверстаны «фини», которые есть «руссы», что ни в каком варианте не проходит по современным данным как возможные предки Рюриковичей (см. ниже). Оппоненты норманнистов сообщают и приводят доказательства, что гнездовские «молоточки Тора» – точь в точь «секирки Громовержца» с южной Балтики, то есть не «скандинавские», норманнисты это игнорируют.

Еще – норманнисты утверждают значимую роль скандинавов в возникновении слявянского государства, их оппоненты это отрицают. Это взаимное опровержение продолжается тоже почти триста лет, и толк тоже нулевой, потому что ни то, ни другое недоказуемо при отсутствии фактов, тем более что обе стороны за (отсутствующие) факты выдают интерпретации. В любом случае, данные археологии «значимую роль скандинавов» и их «значимую военную силу» не подтверждают. Норманнисты этот вопрос обходят, или обсуждают «по понятиям», без фактов. Типичный оборот – «влияние скандинавов опосредовано, но оно значительно». Когда фактов нет, норманнисты их заменяют идеологией. Естественно, русофобской.

Надо сказать, что за века обсуждения «норманнской проблемы» выработался особый ментальный склад людей, «перетирающих» эту «проблему». Они бесконечно ходят по кругу, бесконечное количество раз повторяя одни и те же «аргументы». Они прекрасно понимают, что ничего нового не выработают и ничего друг другу не докажут. Но из этой ментальной ямы выйти не могут. Вот и по последней статье Клейна, в которой он затронул (бестолково, как всегда) целый ряд вопросов, комментаторы опять поехали по накатанной дороге, «перетирая аргументы» за и против норманнизма. Более сотни комментариев, и опять, разумеется, ничего нового. Но это еще немного. Незадолго до этого была дискуссия по тому же вопросу, в которой было более 1330 комментариев. Стиль – тот же. Участники во многом те же. Ничего нового.

Поэтому в этом очерке я только приведу пару новых фактов (именно фактов) и их совершенно очевидных пояснений. Прекрасно понимаю, что норманнисты тут же сунут голову в песок, и ни комментариев, ни тем более покаянных признаний от них не последует. Да, собственно, эти факты я опубликовал еще лет пять назад, и так и получилось. Ни один норманнист их не упомянул, но – что новость – и не попытался их опровергнуть, или выставить что-то симметрично-норманнистское. Вот это и есть иллюстрация научного патриотизма – переход от пустой говорильни к фактам, полученным с помощью четкой научной методологии, которые разом сдвигают баланс от норманнизма к противоположному пониманию истории. Первый факт касается наличия якобы видимо-невидимо скандинавов на Русской равнине, второй – что рюриковичи (в их теперешнем отнесении профессиональными генеалогами) от скандинавов не происходят.

И действительно, что до появления ДНК-генеалогии в этом отношении можно было бы сделать? Норманнисты утверждали, что древних скандинавов на Русской равнине было огромное количество (впрочем, термина «Русская равнина» они не выносят по причине своей русофобской сущности, Клейн много лет назад с возражениями против этого термина тоже отметился, причем тут же выяснилось, что он не понимает, где Русская равнина находится, пришлось его отсылать к энциклопедиям), начиная с оценки их в 20 тысяч человек (в работах начала 20-го века), потом это число выросло до 50 тысяч человек, потом до 100 тысяч, потом Л.С. Клейн оценил их число в 13%, что для Руси давало примерно их полмиллиона. Понимаю, что все эти числа норманнистами будут тут же оспорены, норманнисты же, но оспариваний не принимаю без сообщений, сколько же их было, с приведением соответствующих обоснований и доказательств. В пустые споры я не ввязываюсь. Оппоненты тоже не знали, сколько скандинавов на Руси было, но вяло оспаривали, что не так много. Одни утверждали, что в Гнёздово 96% археологических находок славянские, а остальные 4% отнести не получается, другие возражали, что скандинавов было четверть от населения Гнёздова, третьи указывали, что в Гнёздове из тысячи курганов только 60 оказались погребениями скандинавов. Я умышленно не даю имен авторов этих утверждений и ссылок, потому что не собираюсь ввязываться в эти споры, трехсот лет для того мне предствляется достаточным. Ниже приведу новые, количественные данные ДНК-генеалогии.

Норманнисты утверждали, что Рюрик произошел от скандинавов. Их оппоненты это отрицали, но данных не было ни у тех, ни у других. Что толку тогда спорить? А ведь спорили веками. Ну как же, говорят норманнисты, нашли же в захоронениях скандинавские мечи и прочие предметы скандинавского происхождения? Не скандинавские, а франкские, утверждают оппоненты, да и вообще, во-первых, могли быть привезенные славянами после военных походов, а во-вторых, при чем здесь варяги и основание российской государственности? Славяне тоже ходили по Европе, ну и что? Педалирование норманнистами фактов нахождения скандинавских предметов (да и то не фактов, а интерпретаций, что это «скандинавские») идет в духе известной байки о пистолете Вальтер, найденном во Владивостоке, и послужившим основой «теории» о том, что немцы в Великой Отечественной войне дошли до Тихого океана. «Историки» типа Клейна всегда найдут «артефакты», которые можно согнуть под их идеологию и политические пристрастия.

Я отношусь к послевоенному поколению, и любой ребенок того поколения рассказал бы, как после войны весь Советский Союз был наводнен немецкими елочными игрушками, которые узлами и чемоданами солдаты везли из Германии для своих родственников, девушек, жен, детей. А спроси о причинах такого обилия елочных игрушек у Клейна, Губарева, Петрухина, Жукова и других норманнистов, так они тут же выдвинут «теорию», как немцы после 1945 года кружились в радостных хороводах вокруг новогодних елок в России, и было тех немцев вокруг елок «сильнейшее присутствие». Ниже будут приведены данные ДНК-генеалогии.

 




Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)