Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ВЗЛЕТ ЛИ, ПАДЕНИЕ ЛИ





 

 

Это возвращался Белый Кролик, неторопливо семеня и озабоченно

осматриваясь по сторонам, будто потерял что-то. До Алисы доносилось его

бормотание: "Ох, Герцогиня! Ах, Герцогиня! Ой, мои бедные лапки! Ай, мои

ушки и усикиОна отрубит мне голову, это и ежику понятно! Ну где, где я мог

их обронить? !" Алиса сразу поняла, что он ищет те самые белые перчатки и

веер. Искренне желая помочь, она стала искать их вокруг себя. Однако ни

перчаток, ни веера нигде не было видно. И вообще все как-то изменилось с тех

пор, как она переплыла море слез: огромный зал, стеклянный столик и

маленькая дверца -- все исчезло без следа.

Вскоре Кролик заметил бродившую неподалеку Алису, которая увлеклась

поиском, и сердито окликнул ее: "Ася! Что, что ты здесь делаешь? А ну, марш

домой и принеси мне перчатки и веер! Мигом!" Алису так испугало столь

неожиданное обращение, что она немедленно побежала по направлению, в котором

Кролик гневно потрясал лапой. Алиса даже не попыталась объяснить ему

произошедшее недоразумение.

"Он принял меня за свою служанку," -- думала она, продолжая бежать --

"Как же он удивится, когда обнаружит, кто я на самом деле. А пока уж лучше я

принесу ему его перчатки и веер, конечно, если найду их." Только Алиса так

подумала, как увидела перед собой небольшой аккуратный домик. На двери

красовалась медная табличка с надписью "Б. КРОЛИК". Алиса вихрем влетела в

домик, даже не постучавшись, и бросилась стремглав по лестнице. Она очень

боялась, что прежде чем найдет перчатки и веер, встретит настоящую Асю, и та

выставит ее за дверь.

"Как это странно," -- рассуждала Алиса -- "Я на побегушках у

КроликаТак, глядишь, и Дина начнет понукать мною!" И она стала представлять

себе дальнейшие события: "Али-иса! Быстренько собирайся на прогулку! -- Одну

секундочку, няня! Я должна дождаться Дину. Она приказала мне покараулить эту

норку, чтобы мышка не убежала." "Только не думаю, что Дине позволят

оставаться у нас дома, если она начнет нами командовать," -- добавила про



себя Алиса.

Тем временем лестница окончилась, и Алиса очутилась в маленькой

опрятной комнатке. Ее надежды оправдались -- возле окна на столике лежал

веер и две или три пары перчаток. Алиса взяла веер, пару перчаток и

собралась было уходить, как вдруг ее взгляд упал на крошечную бутылочку,

стоящую подле зеркала. На этот раз не было никакой этикетки с надписью

"ВЫПЕЙ МЕНЯ". Тем не менее она откупорила ее и пригубила содержимое. "Знаю,

уж что-нибудь да произойдет непременно, что бы я ни съела или ни выпила," --

подумала Алиса -- "Вот и посмотрим, на что этот пузырек способен. Надеюсь,

он поможет мне снова вырасти, а то я по-настоящему устала все время быть

крошкой!"

Так и случилось, причем намного быстрее, чем она полагала. Не успела

Алиса выпить и половины, а уже почувствовала, как голова так сильно уперлась

в потолок, что пришлось пригнуться, дабы не свернуть себе шею. Она отбросила

бутылочку, сказав про себя: "Это уж через чур, достаточно. Надеюсь больше

расти не буду, а то я и без того в дверь не пролезу. Ох, если б я не выпила

так много!"

Кошмар! Как же поздно Алиса спохватилась! Она все росла и росла, так

что вскоре ей пришлось встать на колени. Через минуту уже и для этого

комната стала мала. Теперь Алиса попыталась лечь, уперевшись локтем левой

руки в дверь и обвив правой рукой голову. Она продолжала расти. Тогда она

использовала последнюю возможность -- просунула руку в окно и разместила

одну ногу в дымоходе камина. "Теперь я уже ничего не смогу поделать, чтобы

ни случилось. Что же со мною будет? " -- с ужасом думала она.

К счастью волшебство бутылочки иссякло, рост прекратился. Алисе было

очень неудобно, а поскольку возможности выбраться из комнаты не было, она

чувствовала себя несчастной. "Как же хорошо было дома!" -- думала бедняжка

Алиса -- "Там ты то и дело не растешь и не уменьшаешься, тобой не командуют

всякие там мыши и кролики. Я уже начинаю жалеть, что полезла в эту кроличью

нору, к тому же... к тому же все-таки довольно забавно, знаете ли, вести

такой образ жизни! Интересно, что же могло произойти со мною? ! Читая

сказки, я была убеждена, что в жизни чудес не бывает. И вот, пожалуйста,

сейчас я в самой гуще чудес какой-то сказки. Пора уже книжку обо мне писать,

давно пора! Вот вырасту и напишу обязательно..."

"Однако, я уже выросла," -- добавила Алиса печально -- "По крайней мере

здесь, в этой комнате, расти больше некуда. Что же это получается, значит я

не стану старше? С одной стороны это хорошо -- не стану старухой, но с

другой -- что ж мне всю жизнь зубрить уроки? ! Ох, я ведь этого не вынесу!"

"Ну и дурочка же ты, Алиса!" -- ответила она сама себе -- "Как же ты

собралась здесь уроками заниматься? Комнаты едва для тебя-то самой хватает,

об учебниках и всем прочем и говорить не приходится!"

Так она продолжала этот диалог, то ругая себя, то оправдывая, пока

спустя несколько минут не услышала чей-то голос снаружи: "Ася! Ася!" Алиса

умолкла и прислушалась. По лестнице мягко затарабанили шаги -- кто-то

поднимался, выкрикивая: "Сейчас же неси мне перчатки!" Алиса сообразила, что

это Кролик ищет ее, и вся задрожала, сотрясая дом. Она совсем забыла, что

теперь в тысячу раз больше Кролика, а потому нет смысла бояться его.

Кролик подошел к двери и налег на нее, силясь открыть. Поскольку дверь

открывалась вовнутрь, а локоть Алисы был крепко прижат к ней, у Кролика

ничего не вышло. Алиса услышала, как, попыхтев за дверью, он буркнул себе

под нос: "Что ж, придется лезть в окно."

"Ах, вот чего ты захотел!" -- подумала Алиса. Она подождала, пока

Кролик спустится и обойдет дом. Когда, как казалось Алисе, Кролик был под

окном, она резко высунула руку, пытаясь схватить его. Поймать кого-либо ей

не удалось, зато послышался короткий визг, звук падения и звон разбитого

стекла. Из всего этого Алиса сделала вывод, что скорее всего Кролик угодил в

теплицу или что-то в этом роде. Затем последовал сердитый крик Кролика:

"Пак! Пак! Где ты? " После этого зазвучал голос, который Алиса раньше

никогда не слышала: "Конесно тут! Яблоки выкапываю, хосяин!" "Яблоки,

значит! Ага, конечно!" -- рявкнул Кролик. -- "Хватит мне лапшу вешать! Иди и

помоги мне выбраться из этой дряни!" (Продолжительное позвякивание и хруст

разбитого стекла.)

-- Ладно, теперь может ты скажешь мне, Пак, что это там в окне такое?

-- Конесно, хосяин! Там рука! (Он произнес это как "люка".)

-- Рука? ! Болван! Когда и где ты еще такое видел? Она ж все окно

занимает!

-- Конесно, хосяин! Но все-таки это рука, как ни крути.

-- Да какая разница? ! Все равно нечего ей там делать. Иди и вытащи ее

оттуда!

Воцарилось долгое молчание. Теперь Алиса улавливала лишь отдельные

фразы, произносимые шепотом: "Конесно, хосяин. Только что-то не нравится она

мне, совсем не нравится! Ох, не нравится!.." -- "Делай, как я тебе сказал,

трус несчастный!"

В конце концов Алиса вновь высунула руку в окно и хватанула по воздуху.

На этот раз одновременно раздались два визга и более громкий звон разбитого

стекла. "Это сколько ж там теплиц? !" -- подумала она -- "Интересно, что на

этот раз они придумали! Если хотят вытащить меня из окна, то мне остается

только желать им удачи! Я не хочу задерживаться здесь ни на минуту дольше!"

После недолго длившейся тишины послышался приближающийся скрип тележных

колес и нестройный хор голосов. До Алисы то и дело доносилось:

-- Где другая лестница?

-- А я чаво? Сказали эту взять. Вон, у Ли какая-то.

-- Ли, браток, тащи ее сюда скорее!

-- Сюда, сюда! Ага, ставь на угол.

-- Да нет! Свяжите их сначала! Во-от!

-- Чаво вот-то? ! И до половины не достают даже!

-- Ничего, пойде-ет! Хватит с ними сюсюкаться.

-- Ли, сюда! Лови веревку!

-- Крыша выдержит?

-- Осторожнее, шифер хрупкий!

-- Ой, шифер ползет!

-- Побереги-ись!!! (Оглушительный грохот.)

-- Ну, и кто это сделал?

-- Ли, конечно!

-- Кто по трубе в камин спустится?

-- Не-е, я-- ни за что! Сам лезь!

-- Еще чего!!

-- Тогда Ли.

-- Эй, Ли! Хозяин сказал, чтобы ты в трубу лез!

"Ага! Так, Ли собрался лезть в камин, вот значит как! Что ж, похоже Ли

у них всегда крайний. Я бы не хотела оказаться на его месте. Для моих

размеров камин конечно узок, но думаю слегка пнуть-то я смогу!" -- подумала

Алиса. Она поглубже, насколько смогла, просунула ногу в дымоход камина и

затаилась. Долго ждать не пришлось. Вскоре из камина раздался шорох и

царапанье-- вниз по трубе карабкался какой-то маленький зверек (Алиса не

смогла угадать какого вида). Когда он ткнулся в ногу и озабоченно завозился,

Алиса сказала себе: "Это Ли," -- и, дав резкий пинок, прислушалась, выжидая,

что будет дальше.

Первое, что она услышала-- как снаружи дружно грянули: "Ли летит!!Летит

Ли!!!" Затем раздался крик одного лишь Кролика: "Ловите! Эй, вы там у

плетня, ловите же!" Небольшое затишье и снова суетливые выкрики:

-- Приподымите ему голову. Вот так, вот так!

-- Воды! Воды-ы несите!

-- Осторожнее! Смотрите, чтоб не захлебнулся.

-- Ну, как это было, дурень старый? Что случилось, а?

-- Расскажи-ка нам все как было!

Когда все немного угомонились, раздался слабый писклявый голос ("Это

Ли," -- подумала Алиса): "Ох, я только знаю... Не так много и знаю-то...

Спасибо, у-ух! Мне уже лучше. Однако мне трудно говорить, я слишком

перенервничал. Все что я знаю -- это то, что я как будто не в трубу, а в

дуло пушки залез: что-то как даст в меня, и я как снаряд полетел!" "Это уж

точно, лопух ты старый!" -- поддакнули остальные. "Мы должны спалить дотла

этот дом!" -- сказал вдруг Кролик. Услышав такое, Алиса крикнула, что есть

сил: "Только попробуйте, я на вас как натравлю Дину!" Сразу воцарилось

гробовое молчание.

"Интересно, что же сейчас они делать будут? ! Если бы у них ума

хватило, давно бы крышу сняли". Спустя пару минут движение снаружи

возобновилось. Было слышно, как Кролик сказал кому-то: "Для начала и тачки

хватит." "Тачки чего? " -- с тревогой думала Алиса. Но недолго ей пришлось

теряться в догадках, в следующую секунду целый град мелких булыжников с

грохотом ворвался в окно, некоторые попадали в лицо. "Я подожу конец этому!"

-- решительно сказала себе Алиса и выкрикнула: "Перестаньте, по-хорошему

прошу!" -- что породило в очередной раз гробовую тишину. Она с некоторым

удивлением заметила, что булыжнички, разбросанные по полу прям на глазах

превращались в крохотные пирожки. Алису осенило: "Что если я съем один из

них. Наверняка это как-то повлияет на мой рост. А поскольку расти мне здесь

уже просто невозможно, то, вероятнее всего, я уменьшусь." Придя к такому

выводу, она проглотила пирожок и почувствовала, как в тот же миг стала

уменьшаться, что ее ужасно обрадовало.

Как только Алиса уменьшилась достаточно, чтобы пройти в дверь, она

поспешила выбраться из дома. Прежде всего она увидела огромную толпу зверей

и птиц, собравшуюся у дома. Посреди стояли две морские свинки и поддерживали

маленького лисенка Ли, чем-то отпаивая его из бутылочки. Заметив Алису,

толпа ринулась на нее, но она побежала прочь изо всех сил и вскоре скрылась

в лесной чаще.

"Первое, что я должна сделать -- это обрести свой нормальный рост," --

размышляла Алиса, бредя по лесу -- "Во-вторых, нужно найти дорогу в тот

чудный сад. Думаю, на сегодня это лучший план."

Несомненно, план был великолепен, сработан четко и со вкусом.

Единственной проблемой было то, что она не имела ни малейшего представления,

как его исполнить. Так Алиса шла, погрузившись в раздумья и время от времени

озабоченно вглядываясь в просветы между деревьями, пока какое-то отрывистое

тявканье прямо над головой не заставило посмотреть ее вверх.

Увиденное повергло Алису в ужас. Сверху на нее смотрел чудовищных

размеров щенок, хлопая огромными глазами-тарелками. Он осторожно протягивал

к Алисе лапу, пытаясь дотронуться. "Ах, бедняжка, мой ты маленький!" --

выдавила из себя она как можно ласковее, силясь при этом посвистеть. Однако

вместо свиста получился хрип, поскольку Алиса была страшно перепугана. К

тому же ей не давала покоя одна кошмарная мысль о том, что щенок должно быть

голоден, и в таком случае с удовольствием съест ее, не смотря на все эти

нежности.

Не осознавая толком что делает, Алиса подобрала с земли палочку и

протянула ее щенку. Это очень его обрадовало, и он с радостным визгом

подпрыгнул, взмыв в воздух всеми четырьмя лапами. Затем щенок кинулся,

пытаясь схватить палочку, чем в очередной раз напугал Алису. Она увернулась

и спряталась за пышным кустом чертополоха, дабы не быть растоптанной. Но

стоило ей показаться с другого края куста, как он опять стремительно

бросился на палочку. Но на этот раз щенок переусердствовал, а потому полетел

кубарем через куст. "Боже, это очень похоже на игру с бешеным слоном," --

подумала Алиса и, рискуя угодить под лапу, снова обежала куст чертополоха.

На этот раз щенок стал нападать сериями коротких атак, сопровождаемых

хриплым полаиванием. Каждый раз он не столько стремился схватить палочку,

сколько пятился назад.

В конце концов щенок выдохся и сел поодаль с высунутым языком, тяжело

дыша и прищурив огромные глаза. Алисе это показалось прекрасной возможностью

для побега. Не медля ни секунды, она вихрем сорвалась с места. Хотя лай

щенка и замер вдали довольно скоро, Алиса бежала, пока совершенно не

выбилась из сил.

"А все-таки, какой же милый щеночек попался!" -- пробормотала она,

прислоняясь к лютику, чтобы отдышаться, и обмахиваясь его листиком-- "Я бы с

удовольствием подрессировала его, если б... Если б рост мой соответствовал

этому! ОхБог ты мой! Я совершенно забыла, что мне необходимо срочно вырасти!

Так, так, так! Как же это делается? Ага, думаю мне нужно чего-нибудь такого

поесть или попить. Только чего такого -- вот в чем вопрос."

Конечно, найти это самое чего-то такое было проблемой. Алиса

осмотрелась, но вокруг не было вообще ничего съедобного, одни цветочки да

кусточки, кроме... кроме огромного гриба, растущего неподалеку. Алиса

подошла к грибу, и оказалось, что она ростом чуть ниже его. Алиса осмотрела

его со всех сторон: и снизу, и под ним, и вокруг него-- ничего особенного,

обычный гриб. Тогда ей пришла в голову идея, как следует осмотреть верх

шляпы. Алиса привстала на носочках и посмотрела поверх шляпы и тотчас

встретилась взглядом с большой голубой сороконожкой. Она сидела на самой

макушке гриба, скрестив все свои сорок рук (или ног), и преспокойно курила

длиннющую сигару, не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на что

другое.

 

* * *

Глава 5:

СОВЕТ СОРОКОНОЖКИ

 

Сороконожка и Алиса некоторое время молча смотрели друг на друга, пока,

вынув, наконец, изо рта сигару, Сороконожка не обратилась к Алисе. "Ты кто?"

-- произнесла она как-то вяло и сонно.

Такое обращение не очень-то располагало к началу разговора. Поэтому

Алиса ответила довольно-таки робко: "Я... Я с трудом понимаю, Мадам, кто я

сейчас. Точно знаю лишь, кем была сегодня утром, однако, полагаю, с тех пор

я изменилась много раз".

Сороконожка в миг оживилась и сурово спросила: "Что ты хочешь этим

сказать? Объяснись!"

"Боюсь, я не смогу объясниться", -- стала разъяснять Алиса по-прежнему

осторожно, поскольку беседа складывалась как-то недружелюбно, -- "Со мною

произошло столько всего необъяснимого, что я уже не поддаюсь объяснению,

поскольку я -- уже не я, видите ли..."

"Не вижу", -- оборвала Сороконожка.

"Что ж, боюсь, яснее выразиться я не могу", -- продолжила Алиса как

можно вежливее, -- "Начать надо бы с того, что я и сама не могу в этом

разобраться. Я нахожу такое обилие перемен в росте за день сильно сбивающим

с толку".

"А я нет", -- буркнула Сороконожка, продолжая все также не мигая

смотреть на Алису.

"Ну, может пока и не находите", -- сказала Алиса, -- "Но когда вам

придется превращаться в куколку -- а вы знаете, придется в один прекрасный

день -- а затем и в бабочку, вот тогда-то, надо полагать вы и почувствуете

себя слегка странно. Ведь так?"

"Ничуть", -- только и ответила Сороконожка.

"Да-а, наверно у вас чувствительность другая", -- предположила Алиса.

-- "Все, что я знаю так это то, что я бы точно чувствовала себя весьма

странно".

"Ты бы! Да кто ты?" -- презрительно воскликнула Сороконожка, вернувшись

тем самым к началу разговора.

Алиса почувствовала легкое раздражение от этих очень коротких реплик

Сороконожки, а потому выпрямилась и весьма жестко заметила ей: "Думаю,

сперва вы должны сказать мне, кто вы!"

"Почему?" -- преспокойно спросила Сороконожка, в очередной раз

обескуражив Алису своим вопросом. И поскольку она не смогла придумать в

ответ веской причины, да к тому же Сороконожка, похоже, была совсем не в

духе, Алиса решила уйти.

"Вернись!" -- окликнула ее Сороконожка. -- "У меня есть кое-что важное

для тебя!"

Звучало заманчиво, поэтому Алиса повернулась и поспешила обратно.

"Сдерживайся!" -- выпалила Сороконожка и смолкла.

"И это все?" -- воскликнула Алиса, едва сдерживаясь.

"Нет", -- опять-таки коротко ответила Сороконожка и, уставившись в

никуда, словно заснула.

Алиса решила, что можно и подождать, спешить-то все равно некуда, может

она и скажет что-нибудь стоящее. Сороконожка пару минут шумно попыхтела

своей сигарой, затем расплела все свои руки-ноги, вынула ее изо рта и

осведомилась: "Так ты думаешь, что изменилась, да?"

"Боюсь, да", -- произнесла со вздохом Алиса. -- "Я позабыла все, что

раньше знала, и рост свой я не могу сохранить и пять минут".

"Не можешь вспомнить что?" -- снова спросила Сороконожка.

"Ну, я попыталась рассказать "Ворону и Лису", а вышло что-то

несуразное!" -- уточнила Алиса с грустью в голосе.

"Расскажи "Бородино"", -- задумчиво пробормотала Сороконожка.

Алиса сложила руки за спину и начала:

 

-- Скажи-ка, дядя, ведь недаром

Ты, лысину намазав салом,

Стоишь на голове?

Редки власа твои седые,

Но возникают и в года младые

От этого болезни головные.

А каково ж тебе?!

 

-- Сынок, здесь логика простая:

Болеть не будет голова пустая.

Со мною не тягайся тут.

Стоять коль будешь на макушке,

Перед глазами замелькают мушки,

И мозги сквозь твои ушки

Сразу потекут!

 

-- Но ты ведь, дядя, очень старый,

Имеешь ты живот немалый.

Как удается, но не ври,

Тебе запрыгивать в окошки,

Куда с трудом залазят кошки,

Когда передвигают еле ножки

Старики к двери?

И молвил он, сверкнув очами:

"Сынок, пусть будет это между нами.

Я гибким остаюсь,

Поскольку по рублю за пачку

У лавочника покупаю жвачку.

Сжевал ее, наверно, тачку!

А хочешь, поделюсь?"

 

-- Дядя, тебе только жвачку жевать,

Но как ты смог гуся умять?

Вот в чем вопрос!

Хрустя, разгрыз ты клюв и кости,

Как хищники в голодной злости,

И рты пораскрывали гости,

Когда ты съел поднос.

 

-- Я грыз гранит наук пять лет,

Грызусь с женою, встав чуть свет.

Тебе я расскажу,

Как от тренировки упорной такой

Челюсти силой налились большой.

Готов поспорить я с тобой

Кирпич перекушу!

 

-- А как же, дядя, верность глаза

Ты отточил, как грань алмаза?

Я не могу понять.

Червяка на нос ты ставишь,

И на носочки чуть привстанешь,

Его подкинешь и поймаешь

Носом раз так пять!

 

-- Ну, хватит, парень. Надоело!

Ты думаешь, что нет другого дела,

Как мне тут слушать

Вопросы глупые весь день,

Сидеть с тобою здесь как пень.

Уж надвигается ночная тень,

Пора б покушать!

 

"Неправильно", -- фыркнула Сороконожка. "Боюсь, не совсем правильно",

-- робко поправила Алиса, -- "некоторые слова чуточку изменены".

"Неправильно от начала до конца", -- решительно провозгласила Сороконожка,

после чего на некоторое время повисло молчание.

Первой заговорила опять-таки Сороконожка: "Какого бы роста ты хотела

быть?"

"Да мне уже все равно, лишь бы он не менялся так часто, знаете ли", --

поспешно ответила Алиса.

"Я не знаю", -- буркнула Сороконожка.

Алиса промолчала, до сих пор никто с ней так не пререкался, и она

почувствовала, что теряет терпение.

"Сейчас ты довольна?" -- поинтересовалась Сороконожка, не заставив себя

долго ждать.

"Да, но хотелось бы стать чуть выше", -- сказала Алиса -- "Восемь

сантиметров -- такой жалкий ростик".

"Это весьма солидный рост!" -- возмущалась Сороконожка, одновременно

вставая на дыбы во всю свою длину (она как раз была длиной восемь

сантиметров).

"Но я не привыкла к нему", -- жалобно оправдывалась бедная Алиса,

подумав про себя: "Если б эти существа не были так обидчивы!"

"Со временем привыкнешь", -- проворчала Сороконожка, всунула в рот

сигару и снова закурила.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, когда она опять заговорит. Через

минуту-другую Сороконожка выплюнула сигару, зевнула пару раз и потянулась.

Затем она слезла с гриба и поползла в траву, обронив на ходу: "Один край

сделает тебя выше, другой край сделает ниже".

"Один край чего? Другой край чего?" -- подумала Алиса.

"Грибной шляпы", -- добавила Сороконожка, так, как если бы Алиса

спросила вслух, и тут же скрылась в траве.

Алиса с минуту тщательно осматривала гриб, пытаясь понять, где у него

эти самые два края. Задача оказалась не из легких, так как шляпа у гриба

была идеально круглой. В конце концов она обхватила грибную шляпу так

широко, насколько это было возможно, и отломила каждой рукой по куску.

"Так, а теперь какой из них какой?" -- спросила себя Алиса и отгрызла

немножко от кусочка в правой руке. В тот же миг она почувствовала мощный

удар в подбородок -- он столкнулся с ее собственными ногами! Алису здорово

перепугали столь неожиданные изменения. Нельзя было терять ни минуты, так

как она быстро уменьшалась. Алиса с трудом приоткрыла рот, поскольку

подбородок был плотно прижат к туфлям, и принялась за другой кусок гриба из

левой руки.

 

* * *

 

"Ну вот, наконец-то голова свободна!" -- воскликнула Алиса с радостью,

которая через миг переросла в тревогу, так как она заметила, что плечей нет

на месте. Все, что она увидела, глянув вниз, -- длиннющую шею,

возвышавшуюся, словно скала из моря зелени, которое раскинулось где-то

далеко внизу.

"Интересно, чем может оказаться вся эта зеленая масса?" -- заговорила

сама с собой Алиса -- "И куда запропастились мои плечи? И..., о, мои бедные

ручки, что ж я вас не вижу-то?" Она пошевеливала руками, пока говорила, но

безрезультатно, возникало лишь слабое шевеление там, внизу, среди зелени.

Поскольку, судя по всему, поднять руки к голове не представлялось

возможным, Алиса попыталась опустить к ним голову. Она сильно удивилась,

когда обнаружила, что шея легко изгибается в любом направлении, точно как

змея. Алиса согнула шею в изящную извилину, и спикировала вниз, собираясь

нырнуть в зеленое море, которое оказалось ничем иным, как верхушками

деревьев, под которыми она бродила до этого. Однако, резкий свист остановил

Алису и заставил отпрянуть в тревоге: на нее налетела крупная горлица и

стала хлестать ее крыльями по щекам.

"Змея! Змея!" -- пронзительно кричала Горлица.

"Я не змея!" -- возмутилась Алиса -- "отстаньте от меня!"

"А я говорю -- змея!" -- повторила Горлица, но более мягко, и

продолжила как бы навзрыд, -- "Я все испробовала, но им, похоже, ничем не

угодишь!"

"Я не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите!" --

недоумевала Алиса.

"Я пробовала и корни деревьев, и обрывы вдоль рек, и колючие заросли",

-- щебетала без умолка Горлица, -- "Но эти змеи! Нет для них преград!"

Алису это все больше и больше озадачивало, но она решила, что не стоит

перебивать Горлицу, пока она не выговорится.

"И без того нелегко высиживать яйца, а тут еще и змей караулить днем и

ночью!" -- жаловалась Горлица -- "Я ведь за три недели и глаз не сомкнула!"

"Я весьма сожалею, что вам так докучали", -- посочувствовала Алиса,

начиная понимать, что к чему.

"И вот, только я выбрала самое высокое в лесу дерево", -- продолжала

Горлица, повышая голос до пронзительного крика, -- "Только я подумала, что

наконец-то отделалась от них, и, вот, пожалуйста, они уже ползут, извиваясь,

с неба! У-у, змея!"

"Но я не змея, говорю же вам!" -- сказала Алиса -- "Я..., я..."

"Ну, ну! Кто же ты?" -- подхватила Горлица -- "Вижу, как ты пытаешься

что-нибудь выдумать!"

"Я... Я маленькая девочка", -- пробормотала Алиса довольно-таки

неуверенно, поскольку помнила, сколько уже изменялась за этот день.

"Правдоподобно, что и сказать!" -- воскликнула Горлица, выражая полное

презрение. -- "Уж я-то столько перевидала маленьких девочек на своем веку,

но ни одной не видела с такой шеей! Нет, нет, нет! Ты змея, и нечего это

отрицать. Сейчас ты еще скажешь, что яиц даже не пробовала!"

"Конечно, я пробовала яйца", -- простодушно ответила Алиса, так как

была честным ребенком. -- "Но, знаете ли, маленькие девочки едят яйца так

же, как и змеи".

"Не верю!" -- отрезала Горлица. -- "Но если это так, то они --

разновидность змей, вот и все, что я тебе скажу".

Эта мысль так огорошила Алису, что она некоторое время не могла сказать

ни слова. Это позволило Горлице добавить: "Ты ищешь яйца. Я это прекрасно

знаю. А потому, какая мне разница, кто ты, маленькая девочка, или змея".

"Зато мне есть разница", -- поспешила вставить Алиса -- "Не ищу я яйца,

вот в чем все дело. А если бы и искала, то ваши были бы мне не нужны: я не

люблю их сырыми".

"Что ж, тогда уходи" -- мрачно буркнула Горлица, усаживаясь в гнездо.

Алиса поспешила восвояси. Ей приходилось изгибаться к низу,

старательно, по возможности, обруливая деревья, так как шея запутывалась в

ветвях, и приходилось, то и дело, останавливаться, чтобы распутать ее.

Вспомнив, что в руках еще остались куски гриба, Алиса принялась за них,

осторожно откусывая то от одного, то от другого. Так она то росла, то

уменьшалась, пока ей не удалось установить свой привычный рост.

Сначала Алиса чувствовала себя немного странно, ведь уже столько

времени прошло, прежде чем она смогла вернуться к своему росту. Но Алиса

вскоре обвыклась и стала, как обычно, разговаривать сама с собой: "Так,

полплана выполнено! Ой, сколько ж было хлопот от всех этих перемен! Никогда

не знаешь, что с тобой произойдет с минуты на минуту! Но как бы там ни было,

теперь я вернула свой рост. Следующая задача -- попасть в тот чудный сад.

Да, но как? Вот что интересно!"

Только она закончила рассуждать, как тут же вышла на окраину леса.

Дальше простиралась обширная поляна, посреди которой стоял маленький домик

высотой чуть больше метра. "Кто бы там не жил, я не могу им показаться с

таким-то ростом. Они с ума сойдут от страха, увидев меня ", -- подумала

Алиса и откусила немного гриба из правой руки. И только когда она

уменьшилась до двадцати сантиметров, рискнула выйти на поляну и направилась

к дому.

Глава 6:

ПОРОСЕНОК И ПЕРЕЦ

 

Алиса остановилась и постояла минуту-другую, осматривая издали домик и

соображая, как ей быть дальше. Вдруг из лесу выбежал лакей в ливрее (только

благодаря ливрее она признала в нем лакея, судя же только по его плоской

вытянутой физиономии, можно было смело назвать его лососем) и громко

затарабанил в дверь костяшками пальцев. В дверях показалась пучеглазая

округлая (совсем как у лягушки) физиономия другого лакея, наряженного также

в ливрею.

Алиса заметила, что у обоих лакеев головы были просто усыпаны густо

напудренными завитушками. Ее разобрало любопытство, что бы все это значило,

и она осторожно выбралась на окраину леса, поближе к дому, и прислушалась.

Лосось-Лакей начал с того, что вынул из-под мышки конверт величиной

чуть ли не с него самого, и передав из рук в руки другому лакею,

торжественно провозгласил: "Для Герцогини. Приглашение от Королевы на игру в

крокет". Лягушка-Лакей повторил также торжественно, слегка изменив порядок

слов: "От Королевы. Приглашение для Герцогини на игру в крокет". Затем они

откланялись друг другу, спутавшись при этом своими завитушками.

Алису это так рассмешило, что ей пришлось опять скрыться в лесу, дабы

ее не услышали. Когда она снова выглянула из лесу, Лосось-Лакей уже убежал,

а другой сидел прямо на земле у входа, тупо уставившись в небо. Алиса робко

подошла и постучала в дверь.

"Стучать совершенно бесполезно", -- произнес Лягушка-Лакей -- "И тому

есть два объяснения. Во-первых, потому что я по ту же сторону двери, что и

ты. Во-вторых, потому что они там так шумят, что вряд ли тебя услышат".

И действительно, в доме стоял невообразимый гам: непрерывный вопль и

чиханье, к тому же время от времени раздавался сильный грохот, будто

разбивалось вдребезги блюдо или чайник.

"Да, пожалуй. Тогда как же мне войти?" -- спросила Алиса.

"Стучать тогда б имело смысл", -- продолжил Лакей, не обращая на нее

внимания, -- "Если бы нас разделяла дверь. Например, была бы ты внутри,

скажем, могла бы постучать, а я бы мог выпустить тебя..."

Разглагольствуя, он при этом все время смотрел в небо, и Алиса

подумала, что это крайне невежливо с его стороны. "Однако возможно иначе он

и не может", -- рассуждала про себя Алиса. -- "Ведь у него глаза чуть ли не

на самой макушке. Но по крайней мере он мог бы и ответить на мой вопрос".

"Так как же мне войти?" -- громко повторила она.

"Я буду сидеть здесь до утра..." -- заметил ни с того ни с сего Лакей.

В этот момент дверь распахнулась, и в голову Лакею полетело огромное

блюдо, но, лишь чиркнув по носу, разбилось вдребезги о дерево напротив него.

"...Или может даже до послезавтра", -- добавил Лакей так спокойно,

будто ничего и не произошло.

"Как мне войти?!" -- в очередной раз спросила Алиса, но еще громче.

"Войдешь ли ты вообще?" -- ответил наконец Лакей -- "Вот, знаешь ли, в

чем весь вопрос!"

Так-то оно так, конечно, но Алисе не понравилась манера его разговора.

"Это просто отвратительно", -- пробормотала она себе под нос, -- "С ума

сойти можно, как все эти созданья умничают-то!" Лакей счел эту паузу в

разговоре хорошей возможностью, чтобы еще раз заметить, но уже несколько

иначе: "Я буду сидеть здесь бесконечно, день за днем".

"А что же мне делать?" -- спросила Алиса.

"Да что угодно", -- ответил Лакей и стал что-то насвистывать.

"Ох, с ним бесполезно разговаривать. Он полный дурак!" -- в сердцах

воскликнула Алиса, открыла дверь и вошла.

За дверью простиралась огромная кухня полная смрада от пола до потолка.

Посредине на трехногом табурете сидела Герцогиня и нянчила ребенка. Над

очагом сгорбилась кухарка и помешивала суп в огромном котле (похоже,

наполненном до самых краев).

"Да-а, прям перечный суп!" -- подумала Алиса, когда зачесался нос и

страшно захотелось чихать.

Да и воздух был перечный. Даже Герцогиня изредка покашливала, дитя же

ревело и чихало не передыхая. И только два существа на кухне не чихали --

кухарка и огромный кот, гревшийся у очага с застывшей на морде улыбкой до

ушей.

"Будьте так любезны, скажите", -- произнесла Алиса немного робея, так

как сомневалась, прилично ли начинать разговор первой, еще и с вопроса --

"Почему ваш кот так улыбается?"

"Это Чеширский Кот", -- ответила Герцогиня, -- "Вот почему. Свинья!!!"

Последнее слово она так яростно рявкнула, что Алиса аж подпрыгнула. Но

увидев, что оно обращено не к ней, а к ребенку, она набралась смелости и

продолжила разговор: "Я и не знала, что Чеширские коты постоянно улыбаются.

Я даже и не подозревала, что коты вообще могут улыбаться".

"Все они могут", -- отрывисто сказала Герцогиня, -- "И многие из них

так и делают".

"Странно, почему же я ничего об этом не знаю", -- очень мягко

произнесла Алиса, радуясь, что удалось завязать разговор.

"Да ты вообще ничего не знаешь", -- внезапно отрезала Герцогиня, -- "И

это факт!"

Алисе совсем не понравился тон этого замечания, и она подумала, что

хорошо бы сменить тему разговора. Тем временем, пока она думала над этим,

кухарка сняла котел с огня и принялась кидаться в Герцогиню и ребенка всем,

что попадало под руку. Первой полетела кочерга, затем на них обрушился град

кастрюль, подносов и блюдец. Герцогиня не обращала никакого внимания, даже

когда они попадали в нее. Дитя же продолжало безудержно реветь, а потому

невозможно было определить, попадала в него посуда или нет.

"Прекратите! Пожалуйста, подумайте, что вы делаете?!" -- взмолилась

Алиса, мечась из стороны в сторону от страха. "Ой-ей-ей!!! Осторожно, здесь

же его драгоценный носик!!!" -- завизжала она, когда необычайно огромное

блюдо просвистело у лица ребенка, чуть не снеся ему нос.

"Если б каждый думал прежде чем лезть не в свое корыто", -- хрипло

прорычала Герцогиня, -- "Корабли не тонули б!"

"И не в корытах дело", -- подхватила Алиса, радуясь возможности

блеснуть немного знаниями, -- "Например, на "Титанике" их и не было, были

шлюпки, но и не в них причина. Отсеки матросы от верхней палубы вовремя

второй и третий отсеки и..."

"Отсеки отсеки, значит", -- перебила Герцогиня, -- "Отсеки ей голову!"

Алиса опешила и не на шутку встревожилась. Она украдкой посмотрела на

кухарку, как та воспримет эти неожиданные слова. Но, похоже, кухарка была

слишком поглощена помешиванием супа, чтобы вникать в разговор. Успокоившись,

Алиса продолжила: "...Я думаю второй и третий, хотя может и четвертый, я..."

"Ай, не приставай ко мне! Цифры меня только расстраивают", --

проворчала Герцогиня и принялась убаюкивать ребенка. При этом она напевала

нечто вроде колыбельной, резко встряхивая дитя в такт:

 

 

Баю-баюшки-баю

Рот разинешь -- отлуплю.

Слезы, слюни -- надоело!

Досаждаешь больно смело.

 

Хор

(в составе кухарки и ребенка)

Агу! Агу-Агу!

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (292)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.124 сек.)