Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Открытое письмо к читателям. 19 страница




Существуют и другие особенности эктоплазматических выростов, о которых следует упомянуть. Помехой их разрастанию может стать не только свет (если только в целях эксперимента эктоплазма не была акклиматизирована к постепенному увеличению светового потока), но даже эффект неожиданной вспышки. Он приводит к тому, что вещество возвращается обратно в тело медиума со скоростью резко отпущенного эластичного жгута. Мы утверждаем это, ни в коем мере не основываясь на желании оправдать медиума, застигнутого врасплох: реальность этого факта засвидетельствована многими очевидцами.

Любое вмешательство в процесс образования эктоплазмы, если только ее появление не является результатом мошенничества, должно быть предотвращено, равно как и всякое принудительное действие или применение любого предмета, влияющих на проявление эктоплазмы, так как это не менее опасно, чем внезапное включение света. Автор хотел бы рассказать об одном случае, когда невежественный участник заседания передвинул оловянную трубу, висевшую перед ним во время сеанса. Он передвинул ее и никому не сообщил об этом. Женщина-медиум, проводившая сеанс, пожаловалась на боли и недомогание, которые преследовали ее несколько дней. Другой медиум показал обширный кровоподтек на груди, который достигал плеча, появившийся после того, как незадачливый разоблачитель неожиданно включил электрический торшер, и поток эктоплазмы с силой ударил медиума, пытаясь скрыться в его теле. Автор неоднократно имел случай убедиться в правдивости подобных рассказов, присутствуя при подобных случаях, происходивших на некоторых сеансах. Бедняжке Сюзанне Харрис из Мельбурна пришлось слечь в кровать на целую неделю после таких «опытов».



Попытки рассказать в одной главе обо всех работах, посвященных такому глобальному явлению, изначально обречены на провал. Для детального изложения всех проявлений эктоплазмы потребовался бы не один том. Изучение этого странного, неуловимого, изменчивого и всепроникающего вещества из года в год пополняется новыми фактами. Можно предсказать, что если последнее поколение было всерьез увлечено изучением протоплазмы, то последующее будет изучать ее психический аналог. Хочется надеяться, что имя, так удачно присвоенное эктоплазме Шарлем Рише, будет сохранено за ней и в будущем, вместо таких не очень удачных терминов, как «плазма», «телеплазма» и «идеоплазма», которые, к несчастью, получили распространение в наше время.

Пока я писал настоящую главу, в различных уголках земного шара были засвидетельствованы новые проявления эктоплазмы. Наиболее замечательные из них произошли с Марджери (миссис Крэндон из Бостона), чьи психические силы были подробнейшим образом описаны в одноименной книге мистером Малкольмом Бердом.

Глава 19. Фотографии духов

ервое появление достоверных фотографий духов датируется 1861 годом. Они были получены Уильямом Х. Мамлером из Бостона (США). До этого в 1851 году англичанин Ричард Бурснель получил, по-видимому, подобные результаты, но ни одна из его фотографий, к сожалению, не сохранилась до наших дней. Первое достоверное изображение духов в Англии получил фотограф Хадсон в 1872 году.

Это новое направление, как и возрождение современного спиритизма в целом, было предсказано жителями загробного мира. В 1856 году оптик мистер Томас Слэйтер, проживавший в доме 136 на Юстон-Роуд в Лондоне, проводил сеанс с лордом Бругемом и мистером Робертом Оуэном. Они получили сообщение из мира духов о том, что мистеру Слэйтеру суждено заниматься спиритической фотографией. Мистер Оуэн заметил, что как только ему придет время перейти в мир иной, то его портрет обязательно проявится на фотопластинке. В 1872 году, когда мистер Слэйтер упражнялся в фотографировании духов, он получил на пластинке лица мистера Роберта Оуэна и лорда Бругема[256]. Мистер Слэйтер продемонстрировал их Альфреду Расселу Уоллесу, который сказал:

«Первым и несомненным успехом было появление изображения двух голов на обратной стороне фотографической пластинки с портретом его сестры. Одна из этих голов вне всякого сомнения принадлежала лорду Бругему; другая, менее четкая, изображала Роберта Оуэна, с которым мистер Слэйтер общался лично до самого момента его смерти»[257].

Далее доктор Уоллес приводит описание других фотографий духов, полученных мистером Слэйтером:

«Независимо от того, можно ли узнать лица, изображенные на пластинках, в настоящее время установлен факт наличия четких человеческих фигур, которые появлялись на пластинках. Получить эти фотографии ему помогли его друзья: оптик и фотограф-любитель, которые собрали аппарат своими руками. В его студии при этом присутствовали члены их семей, которые признали эти изображения настоящим чудом. В одном случае дополнительная фигура появилась на пластинке, где был изображен мистер Слэйтер, позировавший сам себе, сидя в кресле…»

Мистер Слэйтер показывал мне все эти изображения и описал условия, при которых он их проявлял. Ясно, что это — не подделка, и первым объективным подтверждением тому явилось признание их подлинности профессиональными фотографами. Значение этого было неоценимым.

В период с 1861 года вплоть до наших дней, начиная с Мамлера и заканчивая Уильямом Хоупом, перед нами прошла целая вереница из двадцати-тридцати признанных медиумов психической фотографии. За это время ими были получены тысячи тех сверхъестественных изображений, которые известны под названием «двойники-призраки». Кроме Хоупа и миссис Дин мы можем назвать целый ряд хорошо известных экстрасенсов — это Хадсон, Паркес, Уайли, Бюге, Бурснель и Дюгид.

Мамлер, который работал гравером в крупной ювелирной фирме Бостона, не был ни настоящим спиритом, ни профессиональным фотографом. В свободное время он пытался заниматься фотографией в студии своего приятеля и однажды получил на пластинке неясные очертания какой-то фигуры. Метод, придуманный им самим, заключался в том, что он сначала фокусировал объектив на пустом кресле, снимал крышку с объектива, а затем быстро занимал позицию у кресла и стоял там до тех пор, пока не сработает экспозиция. На обороте фотографии мистер Мамлер написал:

«Эта фотография была сделана мною в воскресенье, причем кроме меня в комнате не было ни души. В фигуре, стоявшей справа от меня, я узнал свою кузину, которая умерла двенадцать лет назад. У. Х. Мамлер».

На фотографии можно было разглядеть молодую девушку, сидящую в кресле. Кресло и часть стола отчетливо просвечивали сквозь руки и тело. Фигура, по свидетельству очевидцев, одетая в платье с низким вырезом и короткими рукавами, растворялась в неясной дымке. Интересно отметить, что эта дымка была заметна и на других фотографиях.

Новость быстро распространились в обществе, и Мамлера просто завалили приглашениями на спиритические сеансы. Сначала он отказывался, но в конце концов сдался. После того, как изображения «призраков» были получены вновь и вновь, слава его достигла такого масштаба, что он был вынужден отказаться от своей профессии и посвятить себя новой работе. Мы начали свой рассказ с Мамлера, поскольку все остальные психические фотографы опирались на его опыт. О некоторых его последователях мы упомянем в настоящей главе.

Некоторые господа, пользующиеся хорошей репутацией, позировали перед камерой по собственной воле, при этом они получали отчетливые портреты своих друзей и родственников и не подвергали сомнению подлинность результатов. Затем наступила очередь профессиональных фотографов, которые были уверены, что эти портреты не более, чем ловкая подделка. Фотографы пытались воспользоваться любой возможностью, чтобы проверить процесс получения этих изображений, установив собственные условия проведения эксперимента. Таким образом они могли проконтролировать весь фотографический процесс, включая проявление изображений. Они приходили один за другим со своими собственными пластинками, камерами и химическими реактивами, но даже после проведения эксперимента под их собственным руководством они не смогли обнаружить никаких махинаций. Мамлер, в свою очередь, приходил в их фотостудии и разрешал им фотографировать, после чего они получали те же результаты. Эндрю Джексон Дэвис, который в то время был редактором и издателем «Гералд ов прогресс» («Herald of Progress») в Нью-Йорке, направил к Мамлеру профессионального фотографа — мистера Уильяма Гвэя — для проведения тщательного исследования. Мистер Гвэй доложил, что после того, как ему позволили контролировать весь фотографический процесс, на пластинке все равно появлялось изображение духа. Он экспериментировал с этим медиумом несколько раз и каждый раз получал подтверждения подлинности его медиумических способностей.

Другой фотограф — мистер Гораций Уэстон — был послан для расследования работы мистера Блэка, известного фотографа-портретиста. После своего возвращения он засвидетельствовал, что получил фотографию духа и не заметил ничего необычного в проведение всего фотопроцесса — он проводился так же, как любой другой. Затем приехал Блэк собственной персоной и самостоятельно продемонстрировал все те действия, которые он производил при проявлении фотопластинок. После проявки пластинки на ней появился какой-то силуэт на фоне его собственного изображения: это был мужчина, рука которого лежала на плече Блэка. Блэк воскликнул в изумлении: «Бог мой, разве это возможно?»

Мамлер получал очень много приглашений на сеансы, проводить которые у него физически не хватало времени: проходили недели, прежде чем он мог посетить то или иное общество. Его приглашали министры, доктора, юристы, судьи, мэры, профессора и бизнесмены, которых почему-то особенно интересовал этот вопрос. Полный список полученных Мамлером результатов можно найти в публикациях того времени[258].

В 1863 году Мамлер, как и многие другие фотографические медиумы — его современники, часто находил на пластинках «двойников» живых людей. Даже самые преданные его сторонники не были способны понять и принять этот факт. Они, хотя и не подвергали сомнению его дар, считали все же, что без фокусов здесь не обошлось. Доктор Гарднер в письме, адресованном к «Баннер ов лайт» (Бостон, 20 февраля 1863 г.) и содержащем отзывы о последних достижениях Мамлера, писал:

«Несмотря на то, что я полностью уверен в том, что он, благодаря своим медиумическим способностям, получал подлинные изображения духов, все-таки, по крайней мере в двух случаях, я получил доказательства обмана, причем весьма убедительные… Господин Мамлер или кто-то другой из числа людей, собирающихся у миссис Стюарт, были замешаны в обмане путем подмены изображений духов изображением человека, ныне живущего в этом городе».

Появление на двух разных пластинках одновременно изображения «духовного двойника» живого человека давало возможность обвинителям честно выполнить свой долг перед обществом. Это разоблачение вызвало волну общественного возмущения против Мамлера, и в 1868 году он был выслан в Нью-Йорк. Здесь его дела процветали до того времени, пока с санкции мэра Нью-Йорка его не арестовали по требованию репортера газеты, который получил подозрительное (по его мнению) изображение «призрака». После продолжительного судебного разбирательства Мамлер был освобожден, репутация его не пострадала. Ниже мы приводим свидетельство профессионального фотографа, который не был спиритом, но поддерживал Мамлера.

Показания мистера Джеремии Гарнея:

«Я занимаюсь фотографией на протяжении двадцати восьми лет и изучил фотопроцесс Мамлера с полной скрупулезностью. Я не нашел в нем ничего предосудительного — ничего такого, что свидетельствовало бы о мошенничестве или трюке… единственно, что было необычно — это его рука, которую он все время держал на камере».

Мамлер, скончавшийся в полной нищете в 1884 году, оставил после себя интересное и убедительное описание своей карьеры в книге «Личные опыты Уильяма Х. Мамлера в фотографировании духов»[259], экземпляр которой можно увидеть в Британском музее.

Говорят, что Хадсону, получившему первую фотографию духа в Англии (и у нас есть неоспоримые тому доказательства), было в марте 1872 года около шестидесяти лет. Позировала ему некая мисс Джорджиана Хоктон, которая оставила полное описание этого случая[260]. Существует достаточно доказательств в пользу подлинности фотографий, выполненных Хадсоном. Мистер Томас Слэйтер, которого мы уже цитировали, использовал свои собственные камеру и пластинки и после краткой экспертизы заявил, что «все обвинения в сговоре и подлоге полностью им исключаются». Мистер Уильям Хоуит, посетив медиума без предварительной договоренности, получил хорошо узнаваемые изображения «призраков» двух своих покойных сыновей. Он констатировал, что фотографии были «убедительными и точно повторяли их облик».

Доктор Альфред Уоллес получил отчетливое изображение своей матери. Вот, что он рассказывает о своем визите к медиуму (март 1872 г.):

«Я позировал три раза и всегда выбирал позу сам. Каждый раз на негативе рядом со мной появлялась дополнительная фигура. Первой была мужская фигура с коротким мечом, вторая фигура поместилась на фотографии в полный рост и стояла примерно в нескольких футах за мной чуть сзади, держа в руках букет цветов. В третий раз, как только пластинка была помещена в камеру и я удобно расположился в кресле, я мысленно попросил, чтобы фигура стояла на очень близком расстоянии от меня. На третьей пластинке появилось изображение женской фигуры, стоящей очень близко впереди меня так, что складки ее одежды закрывали нижнюю часть моего тела. Я видел, как проявлялись все три пластинки и в каждом случае дополнительная фигура начинала вырисовываться в тот момент, когда наливали проявитель, в то же время мой портрет оставался невидимым в течение почти двадцати секунд после появления неясных очертаний духа. Я не мог узнать ни одной фигуры на негативах, но когда получил проявленные снимки, то с первого взгляда безошибочно узнал на третьем из них изображение моей матери. Он точно воспроизводил ее облик и выражение лица, но отличался от всех ее прижизненных портретов: это было изображение задумчивой женщины, несколько идеализированное, но такое, которое я ни с чем и никогда не спутаю»[261].

Во втором портрете, хотя и расплывчатом, доктор Уоллес также узнал изображение матери. Появившаяся первой «призрачная фигура» мужчины не была им опознана.

Мистер Джей Трейл Тэйлор, который стал впоследствии редактором «Бритиш джорнэл ов фотографи»[262] («British Journal of Photography»), засвидетельствовал получение сверхъестественного результата при участии того же медиума, используя при этом свои собственные пластинки. Он утверждал, что «во время приготовлений, экспозиции и проявления фотографических пластинок мистер Хадсон не приближался к камере или к темной комнате ближе, чем на 10 футов».

Мистер Ф. М. Паркес, проживающий в тупичке на Гроув-Роуд, в лондонском Ист-Энде, был настоящим экстрасенсом, который получал достоверные видения из своего детства. Он ничего не знал о спиритизме до 1871 года, но уже в начале следующего года провел эксперимент, по фотографированию духов со своим другом мистером Ривесом — владельцем закусочной недалеко от Кингз-Кросс. В то время Паркесу было тридцать девять лет. Сначала на пластинках проявлялись отдельные отметины и светлые пятна, но спустя три месяца был получен образ некоего «призрака». Позировали им доктор Секстон и доктор Кларк из Эдинбурга. Для проведения тщательной экспертизы камеры, темной комнаты и всех используемых приборов доктор Секстон пригласил доктора Баумэна из Глазго, который был опытным фотографом. Доктор Баумэн все тщательно проверил и заявил, что подлог со стороны Паркеса исключается. В течение нескольких лет этот медиум не брал никакого вознаграждения за свои услуги. Мистер Стэнтон Мозес, который посвятил мистеру Паркесу целую главу своей книги, пишет:

«Перелистывая альбом мистера Паркеса, я отметил невероятное разнообразие изображений; меня действительно поразило то, что изображения не были похожи одно на другое и полностью отличались от нашего представления об образе призрака. Среди тех 110 фотографий, которые лежат сейчас передо мной, сделанных в период с апреля 1872 года и по сегодняшний день (с некоторыми перерывами), нет двух совершенно похожих изображений — за исключением одной пары, которая имеет некие схожие черты. Каждое изображение обладает собственным характером и индивидуальностью»[263].

Он подчеркивает, что значительное число фотографий было опознано участниками сеансов.

Мистер Эдмон Бюге — французский спиритический фотограф, посетил Лондон в июне 1874 года. В его студии на Бейкер-стрит в доме 33 перебывало много известных личностей. Мистер Харрисон, редактор газеты «Спиричуалист», рассказал об эксперименте, проведенном этим фотографом, при котором от стеклянной пластинки отрезался уголок и после проявления прикладывался к негативу. Мистер Стэнтон Мозес приводит следующее описание Бюге: «…высокий худой мужчина с серьезным выражением лица и четко выраженными чертами, с пышной черной шевелюрой». Говорят, что во время экспозиции пластинки он находился в частичном трансе. Полученные им изображения не имели высокого качества и не были отчетливыми, в отличие от тех, которые были получены другими медиумами. Следует отметить, что многие из полученных спиритических портретов были опознаны. Самым забавным было то, что Бюге получил несколько портретов двойников присутствовавших на сеансе людей, а также своих здравствующих друзей, находившихся в других местах. Так, Стэнтон Мозес, который в тот момент пребывал в состоянии транса в Лондоне, вдруг оказался на пластинке в Париже, где на сеансе позировал перед камерой мистер Гледстэйнз.

В апреле 1875 года Бюге был арестован и осужден правительством Франции за производство фальшивых фотографий духов. В целях самосохранения он признался, что все результаты были получены им путем мошенничества. Его приговорили к штрафу в 500 франков и к году тюремного заключения. На судебном заседаний несколько известных общественных деятелей подтвердили свою уверенность в том, что его «призраки» были подлинными, а не «тряпичными куклами», которые Бюге использовал при фотографировании. Впрочем, злоключения медиума не смогли повлиять на истинность полученных им результатов. Те, кому будет интересно ознакомиться с подробностями его ареста и судебного процесса, могут составить собственное мнение о личности Бюге, обратившись к публикациям. После суда мистер Стэнтон Мозес говорил: «Я не только верю — я знаю, так же как знаю самого себя, что некоторые фотографии Бюге были истинными»[264].

Джеймс Коутс отзывается о Бюге, как о слабохарактерном человеке, который вместо того, чтобы доказывать свою правоту, в испуге делает лживое признание. По его мнению, новое явление в медиумизме ничего не потеряет без такого человека, касается признания, то оно было буквально вырвано из уст Бюге, поскольку обвинение против него и «Ревю спирит» («Revue Spirite») выдвинул не кто иной, как архиепископ Римской католической церкви в Тулузе. При этом редактор издания также был предан суду и осужден. Бюге рассказывал, что единственным шансом для него оставалось чистосердечное признание. Таким образом, он совершил то, что делали до него многие жертвы инквизиции — признался под нажимом, но это не спасло его от двенадцати месяцев тюремного заключения.

Ричард Бурснель (1832–1909) сыграл заметную роль в период расцвета спиритической фотографии. Он был партнером профессионального фотографа с Флит-стрит и, как известно, получал на пластинках «следы духовного присутствия» в виде рук и лиц еще в 1851 году. Его партнер обвинил его в том, что он плохо обрабатывал пластинки (это было время появления в фотографии влажно-коллодийного процесса)[265], и после продолжительного спора Бурснель заявил, что не хочет иметь ничего общего с этим делом. Прошло около сорока лет, прежде чем он снова начал получать световые пятна на пластинках, а затем и фигуры «призраков» на своих фотографиях, что вызывало у него только раздражение, так как наносило определенный ущерб его основному занятию и «портило массу пластинок». С огромными трудностями мистер У. Т. Стид уговорил его продолжать сеансы. Установив собственные условия эксперимента, мистер Стид получал неоднократно то, что старый фотограф называл «портреты теней». Сначала они были нечеткими, но позже удалось получить несколько портретов, которые были полностью идентифицированы. Мистер Стид приводит подробный список предпринятых им мер предосторожности, в частности, использование помеченных пластинок и так далее, но отмечает, что никогда не придавал им большого значения, рассматривая появление на пластинке изображений не знакомых ему родственников, похожих на незнакомую ему модель, более важным результатом, нежели соблюдение мер предосторожности, от которого любой фокусник или трюкач-фотограф могли уклониться в случае проверки. Он говорит:

«Снова и снова я посылал своих друзей к мистеру Бурснелю, не информируя его о том, кто они, не говоря ему ничего о личности умершего друга или родственника, чей портрет они желали получить, и о времени посещения. После того, как негатив был проявлен, портрет появлялся позади, а иногда и перед фигурой модели. Это случалось так часто, что я вполне убедился в невозможности какого-либо мошенничества. Один французский редактор, разглядев на своем проявленном портрете изображение покойной жены, был вне себя от радости и начал целовать мистера Б., что немало смутило старого фотографа. Или другой случай происшедший с инженером из Ланкашира, который и сам занимался фотографией. Он использовал пластинки с пометками, следуя всем возможным мерам предосторожности. При этом он получил портреты двух своих родственников и еще один с изображением известной личности, с которой находился в тесных дружеских отношениях. То же повторилось с ближайшим соседом мистера Б., который по чистой случайности зашел в студию: и получил портрет своей умершей дочери».

В 1903 году медиуму был вручен кошелек с золотыми монетами и наградной лист, подписанный сотней известных лондонских спиритов. При этом стены помещений Психологического общества на Джордж-стрит рядом с Портмэн-сквер были увешаны 300 специально отобранными спиритическими фотографиями, предоставленными Бурснелем.

Что касается точки зрения Мистера Стида в отношении «подлинного сходства», критики заявляли, что модель зачастую просто воображала сходство и временами две модели одновременно признавали в одном и том же изображении своих родственников. В ответ на это можно напомнить случай с таким серьезным экспертом, как доктор Альфред Рассел Уоллес, который признал в изображении на пластинке свою покойную мать. Доктор Кашмэн (о котором мы расскажем ниже) показал фотографический «призрак» своей дочери Агнес многим друзьям и родственникам, и все они подтвердили полное сходство. Но даже если оставить в стороне спорные случаи, существует огромное число доказательств получения тысяч таких сверхъестественных портретов, которые были идентифицированы.

Мистер Эдвард Уайли (1848–1911) обладал подлинными медиумическими способностями, которые были проверены многими квалифицированными исследователями. Он родился в Калькутте, его отец — полковник Роберт Уайли находился на службе у правительства Индии в должности военного советника. Уайли-младший получил звание капитана во время Маорийской войны[266] в Новой Зеландии, после которой он и занялся фотографией. Однако регулярное появление на негативах светлых пятен грозило его бизнесу полным крахом. Он никогда не слышал о фотографировании духов, пока одна леди, позировавшая ему, не предложила вниманию Уайли спиритическую трактовку световых пятен на негативах. Он попробовал провести с ней эксперимент, и на пластинке в пятне света им были получены изображения лиц. Впоследствии эти пятна стали проявляться очень часто и уже с другими позирующими ему людьми. Уайли решил забросить свой бизнес и посвятить себя фотографированию духов. Здесь ему пришлось столкнуться с новыми проблемами: его обвинили в мошенничестве, и это настолько потрясло его, что он попытался полностью изменить свою жизнь, однако потерпел неудачу и вернулся к работе как фотомедиум (именно так его и называли). 27 ноября 1900 года комитет Общества психических исследований Пасадены[267] провел в Лос-Анджелесе заседание с его участием. Вопросы, которые ему задавали члены комитета, представляют несомненный исторический интерес:

«Вопрос: Вы рекламировали свои сеансы, обещали получить портреты духов или что-либо необычное присутствующим на ваших сеансах?

Ответ: Вовсе нет. Я никогда ничего не гарантировал и не обещал. Я не контролирую этот процесс. Правда, я брал небольшую плату за мое время и материалы, как вы видели — на стене висит карточка с ценами. Я брал один доллар за сеанс; и в случае, если первый сеанс оказывался неудовлетворительным, то я давал второй без дополнительной платы.

В.: Вы когда-нибудь терпели неудачи на сеансах?

О.: О, да и довольно часто. В прошлую субботу я работал весь день, дал пять сеансов и не получил никаких результатов.

В.: Как часто вы получаете отрицательные результаты?

О.: Я должен сказать, что в обычный рабочий день бывает 3–4 неудачи, иногда — больше, иногда — меньше.

В.: Часто ли те, кто позирует вам, узнают в полученных изображениях своих родственников или знакомых?

О.: Несколько месяцев в прошлом году я записывал все свои результаты и обнаружил, что около двух третей всех заседаний не проходят без того, чтобы одно-два лица не были опознаны моими моделями. Иногда это может быть одно лицо, иногда пять-шесть, а однажды даже восемь. Я не веду подсчет, я знаю только общее число присутствующих, что и отражено в моей записной книжке.

В.: Когда вы проводите сеансы, то в состоянии ли вы как экстрасенс предсказать заранее, сколько лиц „призраков“ вы могли бы получить на пластинке?

О.: Иногда я видел свечение вокруг позирующего и затем ощущал уверенность, что результат в этом случае может быть Получен, но какой именно — я не знал до тех пор, пока не получал негативы после проявления и не выносил их на свет.

В.: Если посетитель испытывал очень сильное желание увидеть своего усопшего друга на пластинке, мог ли он надеяться на результат больше, чем остальные?

О.: Нет. Возбуждение, эмоциональная напряженность, страстное желание, тревога или внутренний конфликт усложняют использование силами духов магнетизма присутствующих для своих проявлений, таким образом, уменьшается реальность получения изображения на пластинках. Непринужденная, спокойная, доброжелательная атмосфера наиболее предпочтительна для получения хороших результатов.

В.: Те, кто называет себя спиритами, получают лучшие результаты, чем те, кто не являются последователями этого учения?

О.: Нет. Я достигал наилучших результатов тогда, когда мне позировали самые отъявленные скептики».

Комитету не удалось получить портретов «призраков», тогда как в процессе работы предшествовавшего ему «Комитета семерых» в 1899 году, который подверг медиума суровым тестам, четыре пластинки из восьми «показали результаты, на которые Комитет мог обратить свое внимание». Кроме краткого перечисления предпринятых мер предосторожности отчет содержал следующие выводы:

«Так как комитет не имеет на этот счет собственной теории, мы свидетельствуем только то, в чем точно уверены. Персонально мы не отрицаем возможность подобных случаев, но единодушно подтверждаем лишь объективные факты… Мы выплатим 25 долларов любому фотографу из Лос-Анджелеса, который путем трюка или подделки получит сходные результаты при сходных условиях эксперимента.

Подписано: Джулиан Мак-Крэ, П. К. Кэмпбелл, Джей У. Макки, У. Н. Слокам, Джон Хенли».

Дэвид Дюгид (1832–1907) — известный пишущий и рисующий медиум достиг значительных успехов в тщательном исследовании природы спиритических фотографий, полученных им совместно с мистером Дж. Трейлом Тэйлором — редактором «Бритиш Джорнэл ов фотографи». 9 марта 1893 года последний ознакомил собрание Лондонской региональной ассоциации фотографов с серией газетных статей на эту тему и протоколами последних сеансов, проведенных Дюгидом. Он пишет:

«Мои условия были предельно простыми… Поскольку в то время для меня все они были мошенниками, я, для того чтобы предотвратить возможность трюков, использовал собственную камеру и нераспечатанную пачку чистых пластинок, купленных У надежных лавочников. Кроме того, я собирался не выпускать пластинки из своих рук до самого окончания процесса проявления. Но точно так же, как я предпринял свои меры предосторожности против них, так и они могли предпринять ответные меры, поэтому я потребовал, чтобы все происходило в присутствии двух свидетелей. Я предупредил, что хочу положить свои часы на камеру под предлогом того, что хочу установить точно такую же экспозицию. Другими словами, я собирался использовать бинокулярную стереоскопическую камеру и требовал выполнения всех своих условий».

После окончания эксперимента, проведенного в соответствии с выдвинутыми им условиями, он зафиксировал появление на пластинках дополнительных фигур:

«Некоторые из них оказались резкими, некоторые — нет; некоторые были освещены справа, хотя позирующий был освещен слева… одни выходили за размеры пластинки, представляя собой искаженные изображения реальных людей; другие выглядели, как заурядные обыватели на украшенном виньетками портрете плохого качества. Иногда складывалось впечатление, что кусок фотографии, где располагалось изображение „призрака“, был вырезан консервным ножом (овал с неровными краями) и криво прикреплен к портрету самой модели. Но одно очевидно: я не видел ни одной из тех фигур, которые так ясно были видны на негативах, до тех пор, пока не закончилось время проявления. Могу серьезно поручиться за тот факт, что никто не имел никакой возможности доступа к любой из этих пластинок и не мог ни поместить что-либо на ее светочувствительную сторону, ни повлиять на процесс проявления. С точки зрения техники, изображения были низкого качества, но как же все-таки они появились там?»




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (270)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.022 сек.)