Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Северная и западная Англия



2015-11-27 713 Обсуждений (0)
Северная и западная Англия 0.00 из 5.00 0 оценок




Иллюстрация к сочинению Джона Гауэра «Глас вопиющего», описывающему восстание

Восстание охватило и остальные части Англии, в частности северные города, традиционно бывшие центрами политических волнений[ 1]. В городе Беверли возникли противоречия между богатой торговой элитой и городской беднотой[ 1]. К концу месяца повстанцы захватили власть в городе и заменили прежнюю администрацию на свою собственную[ 1]. Восставшие попытались заручиться поддержкой Александра Невилла, архиепископа Йоркского, а в конце июля даже заставили бывшее городское правительство согласиться предстать перед судом архиепископа[ 1]. В июне 1382 года восстание было подавлено и восстановлен мир, но напряжённость в регионе существовала ещё несколько лет[ 1].

Вести о распространении восстания с юго-востока на север очень медленно доходили в другие регионы из-за плохой системы связи средневековой Англии[ 1]. В Лестер, где находился замок Джона Гонта, пришли предупреждения о том, что повстанцы движутся к городу из Линкольншира, намереваясь разграбить замок[ 1]. Под руководством мэра город приготовился к обороне, была мобилизована местная полиция, однако восставшие так и не появились[ 1]. Сам Джон Гонт находился в Берике, когда 17 июня получил вести о восстании[ 1]. Не зная, что Уот Тайлер уже убит, Джон Гонт привёл свои замки в Йоркшире и Уэльсе в состояние боевой готовности[ 1]. В Берик продолжали прибывать слухи, многие из которых были неверными; они говорили о масштабном восстании на западе и востоке Англии, о грабежах имущества герцога в Лестере. Также говорили, что повстанцы охотятся на самого герцога[ 1]. Гонт начал поход к замку Бамборо, однако вскоре изменил курс к северу, в Шотландию, и вернулся на юг только после окончания волнений[ 1].

Около 17 июня вести о лондонских событиях достигли и Йорка, где сразу же начались нападения на имущество Доминиканского ордена, францисканские монастыри и другие религиозные учреждения[ 1]. Последующие недели волнение не утихало, а 1 июля вооружённая группа людей под предводительством Джона де Гисбоурна ворвалась в город и попыталась захватить в нём власть[ 1]. Мэр Симон де Куикслэй стал постепенно восстанавливать контроль над городом, однако полностью этот процесс завершился лишь к 1382 году[ 1]. Когда новости о восстании на юге страны достигли Скарборо, там 23 июня также вспыхнули массовые беспорядки и бунты против правящей элиты; повстанцы при этом одевались в белые плащи с красным хвостом на спине[ 1]. Члены местного правительства были смещены с должности, а один сборщик налогов чуть не линчёван[ 1]. Однако к 1382 году элита снова заняла места в правительстве[ 1].

19 июня вспыхнуло восстание в сомерсетском городе Бриджуотер; повстанцев возглавляли Томас Инглеби и Адам Брюгг[ 1]. Толпа напала на здание августинцев и заставила их предводителя отказаться от своих привилегий, а также заплатить за себя выкуп[ 1]. Затем повстанцы обратили внимание на Джона Сиденхема, местного купца и чиновника; они разграбили его усадьбу и сожгли документы. Также был казнён местный житель барон Вальтер[ 1]. Также была атакована илчестерская тюрьма и казнён один из заключённых, непопулярный в народе[ 1].

Подавление восстания

Работа XIV века, изображающая Генри ле Диспенсера, предводителя королевских войск в битве при Норз-Уолшем

15 июня, вскоре после смерти Уота Тайлера, начались ответные действия королевских властей по подавлению восстания[ 1]. Для восстановления порядка в столице были назначены Роберт Ноллес, Николас Брембр и Роберт Лоунд[ 1]. Солдаты были призваны на службу, в Лондоне было собрано около 4 тысяч человек, и направлены экспедиции в проблемные части страны[ 1][ 1].

Восстание в Восточной Англии было подавлено Генри ле Диспенсером, епископом Норвичским, без помощи королевских сил[ 1]. Когда восстание началось, он находился в Стамфорде в Линкольншире и, узнав об этих событиях, отправился на юг с восемью пехотинцами и небольшим отрядом лучников, по дороге пополняя свои силы[ 1][ 1]. Сначала он отправился в Питерборо, где разгромил силы местных повстанцев и казнил всех, кого удалось захватить, включая нашедших приют в местном аббатстве[ 1]. Затем он отправился на юго-восток через Хантингдон и Или, достиг Кембриджа 19 июня, а затем перешёл в районы Норфолка, контролируемые повстанцами[ 1]. 24 июня у повстанцев был отбит Норвич, а затем Генри ле Диспенсер отправился на поиски лидера повстанцев Джеффри Литстера[ 1]. Армии встретились в битве при Норз-Уолшем 25 или 26 июня; верх взяли войска епископа. Литстер был взят в плен и казнён[ 1]. Быстрые действия Генри были необходимы для подавления восстания в восточной Англии, однако казни повстанцев были незаконными, так как Диспенсер не имел королевского разрешения[ 1][ 1].

17 июня король отправил своего сводного брата Томаса Холланда и сэра Томаса Тривета с небольшими силами в Кент, где те должны были восстановить порядок[ 1]. Они провели суды в Мэйдстоуне и Рочестере[ 1]. Граф Суффолка Уильям де Аффорд вернулся в свои земли 23 июня, поддерживаемый войском в 500 человек[ 1]. Он быстро покорил эту территорию и вскоре провёл в Милденхолле суд, на котором многие из обвиняемых были приговорены к смертной казни[ 1][ 1]. 6 июля он прибыл в Норфолк и провёл суды в Норвиче, Грейт-Ярмуте и Хэкинге[ 1]. В Кембриджшире судебным разбирательством против повстанцев руководил лорд ла Зоуч Хью[ 1]. В Сент-Олбанс аббату удалось арестовать Уильяма Гриндекобба и его сторонников[ 1].

20 июня для организации специальных комиссий по всей Англии были назначены дядя короля Томас Вудсток и Роберт Тресилиан, новый лорд главный судья Англии и Уэльса[ 1]. Вудсток отвечал за проведение судов в Эссексе, куда также были направлены войска, так как сопротивление там ещё продолжалось[ 1]. Ричард сам посетил Эссекс, где встречался с делегацией повстанцев, которые хотели, чтобы король подтвердил истинность обещаний, данных в Майл-Энде[ 1]. Ричард отказался от своих прежних слов, якобы заявив: «мужиками (англ. rustics) вы были, мужиками и останетесь. Вы останетесь в рабстве, но не таком как раньше, а ещё более жёстком»[ 1][комм. 12]. Вскоре к Вудстоку присоединился Тресилиан, и ими была проведена 31 казнь в Челмсфорде; в июле они отправились в Сент-Олбанс для дальнейшего проведения судебных процессов[ 1]. Томас Вудсток продвинулся дальше в Глостер с 200 солдатами для подавления беспорядков там[ 1]. Порядок в Йоркшире было поручено восстановить графу Нортумберленду Генри Перси[ 1].

На этих процессах подсудимым вменялись нарушения множества разных законов от государственной измены до сжигания книг и разрушения домов; принятие решений осложнялось относительно узкой трактовкой понятия «государственная измена»[ 1][ 1]. Информаторы и доносы стали обычным делом, из-за чего среди населения распространился страх; к ноябрю по меньшей мере 1500 человек было казнено либо убито в бою[ 1][ 1].

Довольно быстро были захвачены лидеры повстанцев[ 1]. Лидер, в хрониках называемый Джек Строу, был пойман и казнён в Лондоне[ 1]. Джона Болла схватили в Ковентри, затем судили в Сент-Олбансе и казнили 15 июля[ 1]. Гриндекобб также был осуждён и казнён в Сент-Олбансе[ 1]. Джона Уорва судили в Лондоне; вероятно, что он дал показания против 24 судимых вместе с ним в надежде получить помилование, однако был повешен, потрошён и четвертован 6 мая 1382 года[ 1][ 1]. Роджер Бэкон, возможно, был арестован после битвы в Норфолке, был осуждён и находился в заключении в Тауэре, пока не был помилован королём[ 1]. Известно, что в сентябре 1381 года Томас Инглби ещё успешно скрывался от властей[ 1].

 

Крупнейшее в средневековой Англии (и во всей Зап. Европе XIV в.) антифеод. крестьянское восстание (1381), вызванное ухудшением положения основной массы крестьянства в связи с развитием товарно–денежных отношений, что сопровождалось заменой натуральных платежей высокой денежной рентой, захватом общинных земель, увеличением доли наемного труда при одновременном усилении (особенно в крупных поместьях) барщины и др. элементов крепостничества (так наз. сеньориальная реакция). Социальные противоречия еще более обострились в связи с эпидемией чумы 1348–1349 гг. (см. «Черная смерть») и принятыми правительством после эпидемии суровыми статутами о рабочих. Поводом послужили сборы подушной подати, следовавшие один за другим (1377–1380) и сопровождавшиеся вопиющими злоупотреблениями.

Восстание началось в мае 1381 г. и отличалось широтой охвата (более половины графств Англии). Число участников достигло нескольких десятков тысяч. Восстание носило преимущественно крестьянский характер, хотя в нем принимали участие и др. социальные элементы: горожане, представители низшего духовенства. Руководителями восстания стали деревенский кровельщик Уот Тайлер, по имени которого обычно и называют восстание, и «бедный священник» Джон Болл. Восставшие двумя большими отрядами (из Эссекса и Кента) двинулись к Лондону, чтобы встретиться с королем Ричардом II и вручить ему заранее подготовленные петиции. 15 июня 1381 г. восставшие, застав врасплох правительство короля, вошли в столицу, поддержанные гор. беднотой. Состоялись две встречи восставших с королем – в Майл–Энде и Смитфилде, в ходе которых были предъявлены требования крестьян.

Объединяющим эти две программы было радикальное требование восставших: в Англии не должно быть вилланов, все должны быть свободными и одного сословия. Легковерие восставших, их наивная вера в «доброго короля», разрозненность действий восставших, а также вероломное убийство приближенными короля одного из руководителей восставших – Уота Тайлера – все это внесло замешательство в ряды восставших и предрешило исход восстания. Жестокой казни подверглись зачинщики и предводители, остальных король «милостиво простил», ограничившись крупными штрафами. Однако восстание имело и др. последствия: оно значительно ускорило процесс освобождения англ. крестьян от личной зависимости.

Вопрос 3. Итоги

Последствия

Портрет Ричарда II конца XIV века

По окончании восстания королевское правительство и парламент начали восстанавливать прежнюю систему управления; историк Майкл Постан пишет, что современные ему историки считают восстание в некотором смысле «мимолётным событием»[ 1][ 1]. 30 июня король приказал крепостным вернуться к своим хозяевам на прежних условиях работы, а 2 июля были отменены все подписанные королём под давлением повстанцев хартии[ 1]. В ноябре был собран парламент для обсуждения событий прошедшего года и решения, как лучше реагировать на подобные проблемы[ 1]. Виновными были объявлены королевские чиновники, чьи действия были расценены как неправомерные, а сами они были названы слишком жадными и властолюбивыми[ 1]. Палата общин стояла за сохранение действующего трудового законодательства, но просила внести некоторые изменения в состав королевского совета, которые Ричард обязался выполнить[ 1]. Ричард также объявил всеобщую амнистию тем, кто казнил повстанцев с нарушением правовой процедуры, всем восставшим против власти, за исключением людей из Бери-Сент-Эдмендс, всем имевшим отношение к убийствам королевских чиновников и тем, кто до сих пор скрывался от тюрьмы[ 1].

Хотя и применяя насилие для подавления восстания, правительство и местные феодалы были осмотрительны, восстанавливая порядок, и в течение нескольких десятилетий к новым восстаниям относились с особым беспокойством[ 1][ 1]. Почти все землевладельцы решали конфликты со своими крестьянам через суды; мало кто пытался отомстить крестьянину лично, насилием[ 1]. Малые местные волнения, однако, не утихали ещё несколько лет[ 1]. В сентябре 1382 года были беспорядки в Норфолке, где, среди прочего, была совершена попытка покушения на епископа Норвичского; в марте следующего года состоялся процесс по делу о заговоре с целью убийства шерифа Девона[ 1][ 1]. При обсуждении арендной платы с помещиками крестьяне вспоминали об восстании и угрозе насилия[ 1].

Со стороны парламента перестали исходить попытки введения новых подушных налогов или реформирования системы налогообложения Англии[ 1]. Более того, в конце 1381 года Палата общин заявила, что военные действия на континенте должны быть «осторожно, но существенно сокращены»[ 1]. Не имеющее возможности введения новых налогов правительство было вынуждено пересмотреть свою внешнюю политику, свернуть военные походы и рассмотреть варианты заключения мирных договоров[ 1][ 1]. Уровень закрепощения крестьян после событий 1381 года уменьшился, однако под влиянием скорее экономических, нежели политических причин[ 1]. Заработная плата сельских рабочих продолжила расти, и землевладельцы часто отпускали своих крепостных на свободу за денежный выкуп либо изменяли традиционные формы аренды земли[ 1][ 1]. К XV веку институт крепостничества в Англии окончательно прекратил своё существование[ 1].

Повстанцы

Сельская сцена XIV века: надзиратель руководит работой крестьян; миниатюра из псалтыря королевы Марии

Хронисты описывают повстанцев прежде всего как крепостных крестьян, используя при этом уничижительные латинские термины, такие как serviles rustici, servile genu и rustictas, эпитеты, в переводе на русский равносильные слову «мужичьё»[ 1][ 1]. Однако некоторые хронисты, включая Найтона, отмечали наличие в составе повстанцев сбежавших подмастерьев, ремесленников и других[ 1][ 1]. Данные протоколов послевосстанческих судебных заседаний также показывают участие широких слоёв общества, опровергая бытовавшее ранее мнение об участии в восстании только крепостных[ 1][ 1][ 1].

Сельские повстанцы принадлежали к различным слоям общества, но в основном у них было достаточное для нормальной жизни количество земли и имущества, а бедняки составляли меньшинство в повстанческом движении[ 1][ 1][ 1]. Многие из них занимали места в органах местного самоуправления сёлами, и это, скорее всего, и обеспечило восстанию хороших руководителей[ 1]. Некоторые были ремесленниками; как перечисляет Роберт Хилтон, в составе повстанцев были: «плотники, пильщики, каменщики, сапожники, портные, ткачи, сукновалы, перчаточники, кожевники, пекари, мясники, трактирщики, повара»[ 1]. В основном они были мужчинами, но присутствовали в повстанческих рядах и женщины[ 1]. Повстанцы, как правило, были неграмотны; в Англии того периода могли читать лишь 5—15 процентов населения[ 1]. Также восставшие происходили из большого количества различных сельских общин, включая не менее 330 участвовавших в восстании восточно-английских деревень[ 1].

Многие повстанцы имели городское происхождение; так, скорее всего, большинство участников лондонских событий были местными жителями, а не крестьянами[ 1][ 1]. В некоторых случаях городские повстанцы принадлежали к бедноте, которая хотела поживиться за счёт местной элиты[ 1]. В Лондоне, например, горожане-повстанцы в большинстве своём были бедны и неграмотны[ 1]. Кроме того, некоторые восставшие горожане сами были частью этой элиты, как, например, в Йорке, где протесты, как правило, организовывались зажиточными членами местного общества[ 1][ 1].

Подавляющее большинство тех, кто участвовал в восстании 1381 года, не было представлено в Парламенте и не могло участвовать в процессе принятия решений[ 1]. В некоторых случаях, однако, к повстанцам присоединялись или даже руководили ими представители местного дворянства; например в Норфолке восстание возглавлял сэр Роджер Бэкон[ 1]. Позднее некоторые из них утверждали, что к восстанию их заставили присоединиться[ 1]. В рядах повстанцев были также и члены духовенства; кроме заметных лидеров, таких как Джон Болл или Джон Уорв, в записях о восстании в юго-восточной Англии упоминаются почти 20 священников[ 1]. Некоторых из них преследовало местное правительство, другие находились в неблагоприятном положении из-за недостатка средств; некоторые, возможно, присоединялись к восстанию из-за своих радикальных убеждений[ 1].

Многие из участников восстания использовали псевдонимы; в частности, в письмах, рассылаемых по всей стране для стимулирования новых восстаний[ 1][ 1]. Псевдонимы использовались как для защиты отдельных лиц от их компрометации, так и для отсылки к популярным у народа историям[ 1]. Одним из популярных для псевдонимов было имя Петра-Пахаря, главного героя стихотворения Уильяма Лэнгленда[ 1]. Также было популярным брать псевдоним Джек, что, как предполагают историки Стивен Джастис и Картер Ревард, резонировало с произошедшим незадолго до этого восстанием во Франции, получившим название от распространённого во Франции имени Жак[ 1].

Память

Историография

Историк Уильям Стаббс, назвавший восстание «одним из самых знаменательных событий нашей истории». Портрет работы Губерта фон Геркомера (1885 год)[ 1]

Важным источником для историков являются летописцы, являющиеся современниками восстания. Хронисты часто были негативно настроены по отношению к повстанцам и описывали их, по словам историка Сьюзен Крэйн, как «зверей, чудовищ или дураков»[ 1][ 1]. Лондонские летописцы часто не желали признавать роль жителей своего города в восстании, предпочитая возлагать вину исключительно на крестьян с юго-востока[ 1]. Среди ключевых источников Anonimalle Chronicle, автор которой, скорее всего, служил при королевском дворе и был очевидцем многих событий[ 1]. Застал большую часть восстания хронист Томас Уолсингем, который очень боялся социальных потрясений и был поэтому настроен против повстанцев[ 1][ 1]. Жан Фруассар имел источники, написанные близкими к восстанию людьми, но был склонен к смешиванию реальных фактов с выдуманными историями[ 1]. Положительных мнений того времени о восстании не сохранилось[ 1].

В конце XIX века имел место всплеск интереса к восстанию Уота Тайлера, вызванный развитием рабочего и социалистического движения[3]. Ход восстания описали в своих работах Чарльз Оман, Эдгар Пауэл, Андре Ревилль и Джордж Тревельян[ 1][ 1][ 1][ 1][ 1]. К 1907 году работы летописцев были широко доступны в печатном виде; также были определены основные государственные архивы, касающиеся событий[ 1]. Ревилль стал использовать судебные заключения, вынесенные по проводимым после восстания делам, как новый источник исторической информации; в течение следующего столетия были проведены обширные исследования местной социальной и экономической истории восстания, причём были использованы местные архивные источники со всей юго-восточной Англии[ 1][ 1].

Интерпретация восстания и его последствий менялась на протяжении веков. Историки XVII века, такие как Джон Смит, придерживались позиции, что восстание положило конец крепостному праву в Англии[ 1]. Такого же мнения были и историки XIX века, например, Уильям Стаббс и Торольд Роджерс; Стаббс назвал восстание «одним из самых знаменательных событий нашей истории»[ 1]. В XX веке подобное мнение было оспорено историками, к примеру, Мэйем Маккисаком, Майклом Постаном и Ричардом Добсоном, пересмотревшими влияние восстания на последующую политическую и экономическую историю Англии[ 1]. В середине XX века восстанием заинтересовались историки-марксисты, симпатизировавшие повстанцам[ 1][ 1][ 1][ 1]. Восстание Уота Тайлера получило больше академического внимания, чем любые другие средневековые восстания[ 1].

Восстание занимало значительное место в российской и советской медиевистике, где оно приводилось как пример борьбы угнетаемого класса с угнетателями-феодалами, членами разлагающейся системы. Основополагающей работой, впоследствии дополняемой и критикуемой другими учёными, стал труд Дмитрия Моисеевича Петрушеского под названием «Восстание Уота Тайлера: очерки из истории разложения феодального строя в Англии»[4]. Впоследствии эта работа критиковалась советскими учёными за то, что в его работах классовой борьбе как причине восстания было уделено мало места[5][6].

В культуре

«Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был дворянином?» Иллюстрация Эдварда Бёрн-Джонса к первому изданию «Сна о Джоне Болле» Уильяма Морриса (1888)

Восстание Уота Тайлера стало популярной темой литературы[ 1]. Поэт Джон Гауэр, имевший тесные связи с участвовавшими в подавлении восстания, написал своё знаменитое стихотворение Vox Clamantis в десятилетие после восстания и осудил в нём повстанцев, сравнив с дикими животными[ 1][ 1][ 1]. Джеффри Чосер, который жил в Олдгейте и мог сам присутствовать в Лондоне во время восстания, ссылался на убийство повстанцами фламандцев в «Рассказе монастырского капеллана», части «Кентерберийских рассказов», пародирующей стихотворение Гауэра[ 1]. Чосер более не упоминает восстания в своей работе, возможно, из-за того, что он был королевским служителем, это бы отразилось на нём неблагоприятно по политическим причинам[ 1]. Уильям Лэнгленд, автор стихотворения «Видение о Петре-Пахаре», которое было очень популярно у повстанцев, после восстания сделал в своей работе ряд изменений, чтобы избежать критики за связь с восстанием[ 1][ 1].

Восстание легло в основу пьесы начала XVI века «Жизнь и смерть Джека Строу», возможно, написанной Джорджем Пилем и, вероятно, первоначально предназначавшейся для постановки на городском конкурсе гильдий[ 1]. В пьесе Джек Строу представлялся трагической фигурой, вовлечённой в противоправное восстание Джоном Боллом; в пьесе проводились чёткие связи между политической нестабильностью Англии конца правления Елизаветы и XIV веком[ 1]. История о восстании служила основой для памфлетов времён Английской гражданской войны XVII века; использовал эту тему в своих произведениях и Джон Кливленд[ 1][ 1]. Эта тема получила распространение в предостерегающих политических речах XVIII века; во времена восстаний якобитов и войны за независимость США получил популярность лубок, озаглавленный «История Уота Тайлера и Джека Строу»[ 1][ 1]. Спорили о том, какие уроки нужно извлечь из восстания, Томас Пейн и Эдмунд Бёрк, Пейн выражал повстанцам сочувствие, а Бёрк ругал их за применение насилия[ 1]. Поэт «озёрной школы» Роберт Саути написал в 1794 пьесу «Уот Тайлер»[ 1].

Восстание широко использовалось в произведениях писателей-социалистов XIX и XX веков[ 1]. Уильям Моррис опирался на Чосера в стихотворении «Сон о Джоне Болле», опубликованном в 1888 году, в нём показан рассказчик, открыто симпатизирующий крестьянскому делу, который хоть и живёт в XIX веке, но во сне попадает в XIV век[ 1]. Повествование оканчивается пророчеством, что в один день идеалы социализма воплотятся в жизнь[ 1]. В свою очередь, такое представление о восстании повлияло на утопическо-социалистическую работу Морриса «Вести из ниоткуда»[ 1]. Более поздние социалисты XX века также проводили параллели между восстанием Уота Тайлера и современной им политической борьбой[ 1].

Теории заговора

Существуют теории заговора, основанные на событиях восстания 1381 года. Их создатели пытаются объяснить основные пробелы в большинстве описаний событий историками, к примеру, скорость, с которой координировалось восстание[ 1]. Например, по некоторым теориям, восстание контролировалось тайной оккультной организацией, которая образовалась из уцелевших частей ордена тамплиеров, уничтоженного в 1312 году; по другим теориям, в организации восстания принимали участие масоны[ 1][ 1].

 

 



2015-11-27 713 Обсуждений (0)
Северная и западная Англия 0.00 из 5.00 0 оценок









Обсуждение в статье: Северная и западная Англия

Обсуждений еще не было, будьте первым... ↓↓↓

Отправить сообщение

Популярное:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2024 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (713)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)