Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Несколько заключительных слов от автора




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Несколько вступительных слов от автора

О произведении




Дорогой читатель, я очень рада, что ты открыл это произведение и даже читаешь авторское слово.
Недавно мне попалась одна статья, коими сейчас наполнен ФБ. Статья о штампах (таких статей много, я ни в коем случае не имею в виду никого конкретно). Начинать со звонка будильника, описывать природу в первом абзаце каждой новой главы и прочее повторяющееся безобразие. Я очень порадовалась за сознательность нынешнего поколения. А ещё за то, что у меня всё это есть. И будет. И было. И, уверена, вам это понравится.
В этом произведении будут дружба, любовь, от которой замирает сердце, приключения и капелька юмора. Сильный и необычный герой, яркие и интересные персонажи. Не будет иногда присущей мне чернухи (вроде изнасилований и жесточайшего ангста). Потому что всё это я вылила в другое своё творение, которое вы, возможно, тоже скоро увидите. Это же для того, чтобы вы окунулись в описанный мной мир, попробовали на вкус проблемы современного и необычного школьника и влюбились в одного из самых замечательных людей. Которого, конечно, будут сравнивать с Яном из «Меня больше нет», но, знаете, я плакалась своей бете по этому поводу, а она в ответ сказала: «Это же классно!». Мой типаж. И если вы всё ещё читаете, то, думаю, и ваш. Мои произведения в чём-то похожи друг на друга. И, не гонясь за рейтингами, я люблю их все. Что-то получилось лучше, что-то хуже. Ну, так жизнь она такая. И в этом весь её кайф.



Глава 1

Первый день в новой школе всегда особенный, а для меня особенный вдвойне, потому что я умудрился проспать, а затем вляпаться в историю. Будильник привычно не прозвонил. Беда с будильниками у меня какая-то: они никогда не звонят. Или звонят, но не вовремя, что, в принципе, одно и то же. За лето я отвык от этого чуда человеческой мысли, хоть и просыпался около десяти утра, чтобы успеть к двенадцати в супермаркет на свою подработку. Ничего особенного: товары выгрузить из коробок, расставить их по полкам, отнести мусор на задний двор. Работал я до шести, а потом или гулял, или сидел за компом. Второе, конечно, чаще. Потому что невесело гулять одному. Город новый, друзей я за три месяца лета так и не завёл. Но вернёмся к утру первого сентября.
Я нащупал рукой сотовый и разлепил глаза, чтобы глянуть время. Через секунду моё тело было в ванной комнате и чистило зубы. Ужас какой. На секунду я завис, глядя на себя в зеркало. Задумался. Нет, не о том, какой я офигенный и классный, а о том, почему многие истории начинаются со звонка будильника? Сколько я читал таких? Разных: смешных и грустных, печальных и весёлых, тяжёлых и лёгких. Жизнь однообразна и скучна. Была бы. Если у меня не было бы двух необычных способностей. Первую способность, наверное, можно было бы назвать совсем уж обычной, даже тривиальной. Дело в том, что я всегда и везде умудряюсь попадать в истории. За угол я сверну и застану сцену, где грабитель угрожает случайному прохожему; в автобус сяду – обязательно он сломается или, ещё хуже, попадёт в ДТП; пойду в магазин – в нём обязательно что-то произойдёт, то отключат электричество, то вода его зальёт сверху. Нет, не подумайте, что со мной такое каждый день. Не каждый, но частенько.
Вторая моя способность более интересна. Она загадочна и мистична. Я могу двигать вещи усилием воли. Небольшие, правда, но могу. Например, ту же зубную пасту, или тарелку, или книгу. Микроволновку уже не смогу. Об этом никто не знает. Даже мама. Обнаружил я эту способность в себе недавно и что-то подсказывало мне, что сегодняшний мир не готов к такому. Мне или не поверят, или возьмут под пристальное наблюдение. Честно говоря, эта способность приносит не особо много пользы. Ну двигаю я предметики по мелочи, а толку? Так, если лишний раз лень встать за пультом.
В остальном я среднестатистический подросток со среднестатистическими проблемами. Прыщи, к счастью, меня миновали. Зато всё остальное - пожалуйста: замкнутость, неумение общаться с противоположным полом, робость и невероятный тупизм в серьёзных ситуациях. Ответы на свои вопросы я узнавал в инете (где и втихую скачивал порнушку), искал в книгах, журналах, блогах.
У меня есть теория, почему многие истории начинаются так банально. Когда что-то меняется, ты отчётливо помнишь эти глупые мелочи, которые и составляют твою жизнь. К примеру, я не люблю обычную зубную пасту. Не нравится до тошноты её запах. Мама покупает мне детскую. Со вкусом арбуза, дыни или клубники. Также, свою зубную щётку мама никогда не споласкивает, ставит прямо так, в мятной пене, в стаканчик. Что меня жутко бесит.
Глобальный вопрос подростка – что надеть в новую школу, да ещё и первого сентября, решался легко. Были обязательными белый верх и тёмный низ. Я решил, что белая водолазка подойдёт к тёмным джинсам, схватил рюкзак и побежал. Спрыгивая по ступенькам, я достал плеер и воткнул наушники в уши. Заиграла идеальная для «опоздунов» песня - Bon Jovi - It`s My Life. Именно то, что нужно. Я летел, не разбирая дороги, стараясь не думать о том, какой же я олух и что же меня ждёт. Мир очень быстро менял картинки перед глазами. Аллея, снующие люди, перекрёсток, застывшие люди, зелёный сигнал светофора и оглушающий удар. Некоторое время я сидел на асфальте дезориентированный. Рюкзак отлетел, как и плеер, и где последний находился, я не представлял. Из сбившей меня машины медленно вышел мужчина в тёмных очках. Вместо того чтобы извиниться, он бросил:
- Смотреть нужно, куда идёшь.
- Э-э, - протянул в ответ я. Мне сейчас было гораздо интересней, где мой плеер. Я на него работал всё лето вообще-то. А! Вот он! Стоило мне его заметить в паре метров на «зебре», как по нему проехала машина. Вот же блин. Я попытался встать. Левая нога болела. Замечательно.
- Изверг! Пареньку-то в больницу нужно! – высказалась сердобольная старушка, стоящая рядом, и замахнулась на изверга авоськой с хлебом и молоком.
Как по мановению волшебной палочки, вокруг нас стали собираться люди, забыв о своих делах и о каждодневной спешке на работу или учёбу. Мужчина в очках вздохнул, схватил меня за плечо и запихнул в свою машину.
- Дяденька, - сказал я, когда мы тронулись, - мне в школу нужно.
Мужчина не ответил. Не то, чтобы он был слишком сосредоточен на дороге, он просто будто бы меня не замечал. Стоило мне ещё задать пару вопросов, как он демонстративно сделал громче радио. Минуту я сидел смирно. Затем в голову полезли нехорошие мысли. А вдруг он маньяк? Учитывая моё паталогическое «везение»… Детей всегда учат не садиться в машину к незнакомцам. Да что там, с ними-то и разговаривать нельзя. Я украдкой взглянул на водителя. Мужчина как мужчина. Деловой, в костюме. Ну, такие обычно и маньяки. Ладони мгновенно вспотели. Нужно что-то делать. Иначе найдёт моя мама моё тело на свалке в разных пакетах.
Стоило нам остановиться на светофоре, как я дёрнул ручку двери и был таков. Конечно, в фильмах это выглядит офигенно круто, а я, распахнув дверь, наступил прямо на повреждённую ногу, охнул от вспышки боли и упал на асфальт, прямо под колёса проезжающей мимо машины. Её водитель вильнул в сторону, раздался скрип тормозов, глухой удар и отборный мат.
Меня за шкирку поставили на ноги. Мужчина снял свои очки и смотрел мне прямо в глаза. Не знаю, что он там хотел увидеть, но от неловкости и, что уж там, испуга, я стал наглым. Дёрнул плечами, освобождаясь от его руки, и дерзко проговорил:
- Что стоим? Давай, дядя, или в больницу, или в школу. Лучше в школу. Я и так опоздал. Чего смотришь?
- Да вот, не видел ещё таких придурков.
- Пацан, ты охренел? – это подоспел чуть не проехавшийся по мне водитель. Невысокий армянин. – Что за дела?
Сбивший меня мужчина снова затолкал меня в свою машину и задержался на пару минут с армянином. В конце разговора я видел, как он дал ему свою визитку. Мне бы тоже не помешала, знал бы хоть, как к нему обращаться.
- Как вас зовут? – тут же спросил я, когда он сел в машину.
Нехотя, мужчина ответил:
- Валерий Иванович.
- А меня Даниэль.
Я ожидал обычной реакции – удивления там, улыбки. Но получил лишь почти безразличный вопрос:
- Еврей?
- Нет, мама…
Меня грубо оборвали:
- Это древнееврейское имя.
- Я в курсе. И что, русского так назвать нельзя?
- Можно, - мужчина ловко свернул на перекрёстке. – Но я считаю, прежде чем назвать ребёнка, нужно изучить историю имени.
- Она и изучила…
- Приехали.
Мы, и правда, оказались у дверей городской больницы, где находился травмпункт. В тесном полутёмном коридорчике на облезлых деревянных скамьях сидело несколько человек. Мужчина с перемотанной рукой, невесёлая женщина, прижимающая к ноге окровавленное полотенце и прочие личности с травмами разной степени тяжести.
Валерий Иванович, лениво постучав костяшками пальцев по двери врача, распахнул её и смело вошёл. Очередь даже не всколыхнулась. Представляю, что было бы, зайди я. Через пару минут меня повели в соседний кабинет на рентген, проигнорировав очередь туда, а после снова оставили в коридоре. На меня смотрели с уважением. Ещё бы. Я и сам себя зауважал. Здорово, когда можно всё сделать без ожидания. Удобно, что. Мой спутник вышел достаточно скоро. Скользнул по мне взглядом и направился к выходу. Я, ковыляя, поспешил за ним. Так как он молчал, в машине пришлось спросить мне:
- Ну что?
- Жить будешь.
- А точнее?
- Нормально всё.
- А в тюрьму вас посадить можно?
Он очень серьёзно на меня посмотрел:
- Ты хоть знаешь, о чём говоришь?
Невольно я смутился, перевёл тему:
- Перелома нет?
- Нет. Ушиб.
На этом наш диалог кончился. Валерий Иванович вёл машину, лавируя в плотном потоке, а я пялился в окно, прикидывая, стоит ли идти в школу. У светофора мужчина припарковался, оставил меня одного и вскоре вернулся с пакетом из аптеки, который положил мне на колени.
- Инструкцию сам прочтёшь?
- Ага.
- Тебе какая школа?
- Двадцать пятая.
- Хорошая школа, - одобрил он и, спустя двадцать минут, высадил меня у неё.
- Сказал бы спасибо, да не за что, - вырвалось у меня.
Мужчина не ответил. Я увидел, что венка на его шее бешено запульсировала. Схватив рюкзак, я вышел из машины и вздохнул, когда он уехал. Вообще-то, можно было и не идти в школу. Остался последний урок, который к тому же начался десять минут назад, но будет ещё хуже завтра. С тянущим неприятным чувством поднимаюсь по ступенькам и толкаю тяжёлую школьную дверь. Тишина. Ну как же, уроки. Охранник сурово оглядывает меня, заставляя оправдываться:
- Я из 10 «Г». Опоздал.
Охранник не отвечает, будто бы теряет ко мне интерес, но я чувствую его тяжёлый взгляд до того момента, как скрываюсь из его вида. Мама узнала моё расписание на сегодня. Последний урок у нас физика. У, ненавижу физику, зубы от неё сводит. Только выбора нет. Поднимаюсь на четвёртый этаж, ищу нужный кабинет. Как же мне оправдываться-то? Минуты две я топчусь под дверью. Лучше постучать, пока не кончился урок. Момент истины. Стучусь и, просовывая в дверной проём голову, спрашиваю:
- Можно?
Отлично. Голос вроде не дрожит. Учитель, женщина средних лет со строгим выражением лица, внимательно посмотрела на меня сквозь толстые линзы очков. Она безошибочно определила, что я новенький и сдержанно кивнула. Я просочился в класс и замер у кафедры под вспыхнувшими интересом десятками глаз. Учительница поднялась и представила меня (вот что значит старая закалка):
- Знакомьтесь, это Даниэль Дёмин.
Кто-то подался вперёд, кто-то сказал «привет», кто-то произнёс вслух свои иные мысли, но они потонули в поднявшемся шуме.
- Тихо, дети, - спокойно сказала учительница, и класс мигом затих. – Даниэль, садись.
Особого выбора мест у меня не было. На задней парте рядом с каким-то странным толстоватым субъектом в растянутом свитере, с не менее странным худощавым парнишкой на второй парте от конца или со странной девочкой с хвостиками посередине ряда. Чего они тут все такие странные, или мне так кажется? Девчонки лучше. Я сел к ней и постарался улыбнуться. У вас бывало так, что скулы против воли сводит, будто от наркоза? Вот у меня сейчас так было. Улыбка получилась жалкой и вымученной. Но взволнованную одноклассницу она устроила, девочка даже успела шепнуть своё имя. Катя.
Учительница продолжила урок, а я доставал из рюкзака тетрадки и прочую ерунду. Каждый шорох в тишине класса казался громче раската грома. К счастью, умный и наученный жизнью преподаватель, делал вид, что ничто не мешает ей вести урок. Мои нынешние одноклассники то и дело с живым интересом оглядывались на меня. Я старался делать вид, что ничего не замечаю, но мучительно краснел от такого внимания. Катя положила между нами учебник и милостиво дала списать пару формул. Выдохнул я только тогда, когда раздалась восхитительная, ласкающая слух трель звонка.
Рано радовался. Ко мне подскочили девчонки. Самые смелые. Парни, собравшись по группкам, ушли, а я ещё минут десять отвечал на нескончаемый поток вопросов, а затем, под предлогом неотложных и крайне важных дел, улизнул. Больше всего девочек волновало моё имя. Как, впрочем, и всегда.
В коридоре меня ждала Алла Анатольевна, моя классная руководительница. С ней мама водила меня знакомить пару дней назад. С виду классная была добродушной и приятной женщиной, но мне казалось, что это маска. Сам не знаю почему.
- Даниэль, - она улыбнулась. – Как твои дела?
Зачем ходить вокруг да около? Понятно, для чего она меня ждёт. Но я поддерживаю её игру:
- Хорошо, спасибо.
- Как тебе одноклассники? Познакомился?
- Да, хорошие ребята, - не представляю, как можно составить мнение о человеке за час. А если людей больше двадцати человек?
- Даниэль, я слышала, что ты был не на всех уроках, - тон женщины изменился.
- Да, понимаете, я не виноват, меня сбила машина.
- Какой ужас, - проговорила Алла Анатольевна сухо и без эмоций. Не верит. – Тебя осматривал врач?
- Конечно. Меня отвезли в травмпункт.
- Могу я увидеть справку?
- Что?
- Справку.
- Дело в том… - даже не знаю, что и сказать, кроме того, что я придурок.
- Даниэль, - её голос звенел ото льда. – Не знаю, что у тебя было в предыдущей школе, но здесь такие фокусы не проходят.
- Простите, я…
- Не перебивай меня, - совсем холодно окончила она. – Это плохое начало, Даниэль, очень плохое. Жду записку от твоей матери.
Классная развернулась на невысоких каблуках и удалилась. Я остался стоять в опустевшем коридоре и теребил молнию на рюкзаке. Маме-то мне что сказать? Про аварию? Только пугать её. Нет. Не могу. Придётся соврать. А что?
- Чего это она тебя отчитывала? – ко мне подошёл мой одноклассник, тот самый, странный и худощавый, к которому я не захотел садиться. – Из-за того, что ты уроки пропустил?
- Ага.
Я смог рассмотреть парня лучше. Белый толстый свитер, непослушные вихры, кое-как зачёсанные назад, яркие карие глаза.
- Она такая, да, - он постоял рядом, не зная, что ещё сказать, затем будто вспомнил: - А меня зовут Денис.
- Очень приятно.
Как меня зовут, парень знал, поэтому я не счёл нужным представляться. Мы пожали друг другу руки.
- Ты где живёшь? – поинтересовался он. Я ответил. Денис прикинул в уме: - Отлично, нам по пути, можем дойти до Международной вместе.
Первое время мы шли молча. Лично я неуютно себя не чувствовал. В принципе, меня разговорчивым не назовёшь. Дениса это напрягало, судя по тому, как он бросал на меня выжидательные взгляды. И о чём нам с ним разговаривать? Так выберем тему, которую обожает каждый подросток – компьютерные игры. Я спросил, играл ли он в известную стрелялку, на что получил, к моему великому удивлению, отрицательный ответ. Может хоть знаменитый квест он прошёл? Ничего подобного. Интересно, у него вообще компьютер есть? Ответ «есть» был каким-то неоптимистичным. Ну, ладно. Что смотреть любишь? Как и я, считает «зомбоящик» «зомбоящиком». Хоть в этом сходимся. Уже радует. О чём ещё разговаривать? Как проводишь свободное время? Читаешь? Наверное, мангу какую-нибудь для взрослых. Толстого? Шолохова?! Дюма?.. Я даже растерялся:
- Это тот, который написал «Три мушкетёра»?
- Он самый. Это одно из его самых известных произведений, но не самое лучшее, по моему мнению.
- Так у тебя пятёрка по литературе? – улыбнулся я, полностью разделяя его мнение.
- Вообще-то, нет, - Денис нахмурился. – Я, как бы это объяснить, не очень люблю публичные выступления. Ну и мнение своё кому попало не высказываю.
Так мне ещё и честь выпала. Я снова улыбнулся.
До Международной мы дошли слишком быстро. Не успев обсудить и пары прочитанных нами книг. Поэтому мы совершенно спокойно направились в парк и болтали там несколько часов подряд. Удивительным казалось то, насколько наши вкусы совпадали. Конечно, были и точки преткновения, но так классно было с кем-то (кроме мамы) спорить. Отвлекли нас урчащие животы. Мы купили по хот-догу с колой и продолжили наш литературный диспут. Часов в семь вечера у меня в кармане раздалась мелодия, знаменитый «Полёт шмеля». Вот напоминает мне маму это бессмертное произведение Римского-Корсакова.
- Да, мам?
- Ну неужто ты жив, Дани?
- Да, мам.
- Ничего, да, что ты даже не позвонил? – голос мамы был усталым, но полушутливым, так что всё было в порядке. – Я же волнуюсь, вдруг твои одноклассники оказались зомби или вампирами.
- О, мам, я как раз сижу рядом с одним из них, - я подмигнул Денису.
- А обедали вы фаст-фудом?
Мама.
- Нет, сосиской с булочкой.
- Утопленной в майонезе? – мама ярый противник этого белого соуса.
- В кетчупе.
- Ну, ладно, - кетчуп был менее опасным, по её мнению. - Тебя когда домой ждать?
- Скоро.
- Я устала, Дани, наверное, лягу. Разбуди, как придёшь.
- Хорошо, мам, приятных снов.
Убрав сотовый, я повернулся к однокласснику, считая нужным пояснить:
- У мамы работа по сменам. Сегодня она с шести утра.
- Понятно.
Тут я некстати вспомнил, что мне ещё нужно было объяснить родительнице пропуск нескольких уроков. Как-то сразу стало невесело и расхотелось болтать. Денис будто почувствовал это:
- Ладно, мне, наверное, пора. О, дашь сотовый?
Я спросил его номер, затем позвонил по нему, чтобы у одноклассника остался мой телефон.
- До завтра?
- Пока.
Мы разошлись по разные стороны от парка. Настроение стремительно приближалось к нулю. Как же мне объяснить маме пропуски? Как мне вообще сказать об этом?
Говорить ничего не пришлось. Когда я тихонько открыл своими ключами дверь, мама уже ждала меня с крайне недовольным выражением лица.
- Первый день, Даниэль, первый день, а ты уже напортачил! Почему ты не можешь спокойно жить? Почему тебе нужно сделать что-нибудь не так? – она повысила голос.
- Откуда ты знаешь? – вздохнул я, скидывая рюкзак на пол.
- Откуда? Твоя классная позвонила! Дани, ну в чём дело? – неожиданно она закрывает глаза, и я ясно понимаю, как ей тяжело. От этого становится стыдно. – Я понимаю, что тебе трудно. Новый город, новые люди. Но ты же знаешь, что не по моей воле мы уехали. Зачем тогда ты усложняешь мне жизнь?
Безумно хотелось заткнуть уши, как в детстве, чтобы не слушать, но я поступаю как взрослый – делаю шаг к маме и негромко говорю:
- Прости, я больше так не буду.
Мама поднимает грустные голубые глаза и ерошит мне волосы. Я прощён.
- Мааам, - тяну недовольно. – Моя причёска.
- Ох, прости, - смеётся она, - я и не знала, что этот ворох кудряшек называется причёской.
- Мам!
- Голоден, или хватило сосиски?
- Как тебе сказать… - улыбаюсь я.
От чая с печенькой я бы не отказался. Перемещаемся на кухню и болтаем там не меньше часа. Мама у меня классная. Она выглядит чуть старше меня, что удивительно, нас нередко считают братом и сестрой. Профессия у неё совсем не женская – она программист каких-то там баз. В одежде она предпочитает джинсы и разные кофточки пастельных тонов, свитера. Наши отношения скорее дружеские. Она редко читает мне нотации и, сколько я себя помню, относится ко мне как ко взрослому. Иногда это бесит. Так хочется, чтобы тебя отругали за просмотр телевизора в двенадцать ночи. Но она считает иначе. Хочешь смотреть – смотри, однако в школу, будь добр, поднимайся в семь и иди. Даже если я клюю на уроках носом и получаю плохие отметки, услышу лишь укоризненное «Дани». Искренне ненавидя майонез, она закрывала глаза на то, что я демонстративно покупал себе пачку и ставил её на самое видное место в холодильнике.
То, что она вроде как отругала меня сегодня, даже и руганью-то не было. Я видел несколько раз, как мама выходит из себя, когда они ссорились с отцом, это было ужасно. Всегда спокойная, она превращалась в фурию.
В общем, люди склонны думать о том, что всё могло бы быть лучше, не осознавая, что на деле всё может стать ещё хуже.
Когда мама ушла спать, я наконец-то смог заняться ногой. Крайне затруднительно было делать вид, что она не болит, когда она адски болела. И ещё сказали, что не перелом! Из рюкзака я достал пакет из аптеки. Тут было два тюбика с мазью и коробочка таблеток. Инструкцию я пробежал глазами. Ничего не понял. Рассудив, что таблетки внутрь, а мазь снаружи – так и поступил. Через какое-то время, на удивление, помогло. Я смог спокойно заснуть, думая, что не такой уж и плохой был день. Если не считать сломанного плеера, ну да ладно.

***

 

Наутро мама разбудила меня сама и приготовила завтрак в виде омлета с зеленью. Как и все дети, зелень я терпеть не мог, и родительница прекрасно об этом знала. Она с неудовольствием смотрела, как я облачаюсь в бежевую кофту, и, конечно, привычно промолчала. Уже у двери, когда я зашнуровывал кроссовки, мама протянула мне записку для классной руководительницы и будто бы между прочим произнесла:
- Дани, тебе нужно вступить в какую-нибудь секцию или кружок.
Точно. Как и летом, когда мама устроила меня работать в супермаркет. Чтобы я не сидел без дела дома. Хотя даже дома я иногда навлекаю неприятности на свою голову. Взять случай, когда я захотел, как настоящий мужчина, починить текущий в ванной кран и затопил соседей. Или решил приготовить маме ужин, запечь утку. Я положил её прямо на решётку в духовку, кто же знал, что с неё натечёт столько жира и он к тому же такой вонючий? В общем, наши соседи вызвали пожарных, когда из окна нашей квартиры повалил чёрный дым, стоило мне открыть духовку. Меня потом спрашивали, как же я сидел в комнате и не чувствовал запаха гари? Наверное, чуваки не слышали про «Вконтакте».
- Хорошо, мам.
Проще было согласиться. Потом она забудет, заработается, да, вообще, может, на нас метеорит упадёт?
Когда я спускался по ступенькам в подъезде, то мой телефон громко зевнул, оповещая о новой смс. Денис: «Привет, на первые уроки собираешься?». Пишу: «Обязательно. Уже вышел». Получаю ответ: «На Международной через десять минут?». Просто «Ок» в ответ. Классно иметь друзей. В школу не так страшно идти. У одного меня это здание вызывает такое неприятное волнение?
Денис ждал меня на остановке, как и договаривались. Он был в том же свитере, что и вчера, на мой взгляд, слишком тёплым для приятной сентябрьской погоды. Парень с удовольствием зевнул, даже не думая закрыть рот, и сказал вместо приветствия:
- А ты читал Стругацких?
- Конечно!
И до самой школы мы обсуждали нестареющую классику фантастики. Попутно Денис рассказывал о своей маленькой сестрёнке, которая вчера капризничала весь вечер, и ему приходилось её отвлекать разными способами.
- Представляешь, она верит в привидений, - недоумевал он.
- Ну ты же веришь в инопланетян, чего тогда ей не верить в привидений? – парировал я.
- Это абсолютно разные вещи. Понимаешь, в такой огромной вселенной не может существовать жизнь только на нашей планете. Слишком уж природа умна. Есть и другие формы жизни. А привидения – это вымысел. Их никто не видел.
- Инопланетян тоже.
- Но поверить в их существование гораздо легче, чем в существование каких-то там призраков.
- Давай разграничивать понятия. Привидения – это бывшая живая сущность, которая может двигать вполне реальные предметы. А призраки этого не могут.
- О, да ты подкован в этой области, - удивился одноклассник. – Любишь ужасы?
- Ага, - мне всегда не хватало адреналина.
За разговором мы подошли к школе, и тут я натолкнулся на интересную картину, точнее на интересного персонажа. Вроде бы и обычный парень стоял за углом школы, прижавшись спиной к стене, и курил. Но все оборачивались на него, он каким-то неведомым образом притягивал внимание к своей персоне. При этом на его лице было такое выражение, что сомнений не оставалось – парень одиночка и компания ему ни к чему. И если его потревожить, то он в лучшем случае пошлёт. О худшем думать не хотелось, но я живо представил сломанные рёбра и почему-то ключицу. Стоит отметить, что парень был облачён во всё черное: рубашка и брюки. В руках у него не было никакого рюкзака, как у многих остальных.
- Кто это? – тихо спросил я у Дениса, стараясь не показать виду, что мне жутко интересен ответ. Парень был похож на персонажа из какой-нибудь книги. Плохого персонажа.
- О, это… - одноклассник непонятно пожал плечами. – Лучше с этим человеком не сталкиваться.
- В смысле? Он учитель?
- Хах, нет. Он тоже старшеклассник. Одиннадцатый «Л».
- А что за «Л»?
- «Л» значит «лицейный», то есть с углублённым изучением физики и математики.
- И такое есть? – поморщился я. Ненавижу точные науки.
- Да. И за это ещё и деньги платят. По-моему, около десяти штук в четверть. Эта практика вот уже пять лет в нашей школе.
- С ума сойти. Ещё и платят.
- Ну только не он.
- Почему?
- Он сын директора, вот почему. Поэтому и курит, наплевав на всех.
Этот факт многое объяснял. В том числе и отсутствие белого верха.
- А как его зовут?
- Руслан. Руслан Романов. Царь, блин. Это, кстати, и есть его кличка в неформальных кругах.
- А почему лучше не сталкиваться? – допытывался я.
- Он странный. Очень. И… - Денис что-то хотел сказать, но передумал: - В общем, правда, если встретишь его, пройди мимо.
Думаю, что одноклассник преувеличивает, но я знаком с таким типом людей – дети учителей или, что совсем ужасно, директора. Они будто короли и никто не смеет сказать им слова поперёк. Выучили или не выучили урок – пять. По всем контрольным только лучшие оценки. Могут уходить, когда им вздумается. Чаще всего они подлизы и стукачи, только, мне кажется, не в этом случае. Уж слишком Руслан независимый.
Уроки прошли спокойно. Меня не вызывали, темы были новые, непонятные. Я старательно записывал, пытаясь ничего не упустить. Катя надулась на меня за то, что я сел к Денису, а другие девчонки снова подошли на перемене и закидали меня вопросами. Одна даже спросила, пользуюсь ли я кондиционером, цитирую: «Для своих прекрасных волос».
На большой перемене в столовой я видел этого Руслана. Он сидел ото всех поодаль и безучастно смотрел в окно. Перед ним была тарелка с едой и стакан сока, но он к ним не притронулся. Денис взахлёб рассказывал о какой-то фантастической книге, а я настолько ушёл в свои мысли, что пропустил её название. Такие, как Руслан, всегда отрицательные персонажи. Интригующие, бесспорно красивые, обособленные ото всех. Им нет дела до пытливых девчачьих взглядов, они будто бы выше всех, обладают знанием истины, на постижение которой у обычного человека уйдёт вся жизнь.
К классной я зашёл после всех уроков. Улыбался и вообще старался быть крайне милым. Она при мне прочитала записку от мамы и осталась довольна. Вроде нормальная женщина. А вот всё равно она мне не нравилась.
Домой с Денисом мы пошли вместе, снова забрели в парк и проболтали там до вечера. На этот раз ему позвонила мама с просьбой забрать сестру из садика, поэтому и пришлось расстаться.

***

 

Неделю ничего интересного не происходило. Уроки, домашние задания, Денис и его сестрёнка – вот составляющие моей жизни. Маму я видел редко, но понимал, что у неё сейчас особые трудности на работе. Я и раньше был предоставлен себе, даже когда мы какое-то время жили с отцом (что было очень давно), родителей вечно не было дома. К своему сожалению, готовить что-то путное я так и не научился, зато неплохо мог развлекать себя. Я, наверное, пересмотрел столько фильмов, как ни один другой подросток, перечитал столько книг, как никто другой.
В пятницу физкультура была сдвоенная. С одиннадцатиклассниками. Я смог вблизи рассмотреть всего такого загадочного из себя Руслана. Он без стеснения курил прямо в раздевалке для мальчиков и все молчали, хотя и морщились от табачного дыма, плывущего в небольшом непроветриваемом помещении. Кое-кто, конечно, хотел присоединиться к нему, но не смел. Мы переодевались в тишине, как первогодки-солдаты при дедах, наверное. А самому Руслану до нас не было дела. На нём была тёмная футболка с каким-то иероглифом на груди, и на открывшемся плече я увидел татуировку. Какая-то непонятная вязь, складывающаяся в надпись. Тоже мне, востоковед.
Денис потянул меня в спортзал, комично выглядя в майке в облипку на худом торсе. Для начала учитель заставил нас пробежать пару кругов, потом разделил: мальчикам - мяч, а девочкам – тренажёры. Мы носились как угорелые, играя в футбол, и я прекрасно проводил время. Урок пролетел незаметно. Когда прозвенел звонок, я, подумав, направился к учителю, хотелось узнать о спортивных секциях. Он обрадовался. Сказал, что у меня неплохие данные, что моя игра в футбол ему понравилась, подробно рассказал о секциях, которых было не так уж много: футбольная, волейбольная и баскетбольная. Ещё было плаванье и борьба. Для девочек существовала гимнастика, но сей факт меня интересовал меньше всего. Поблагодарив учителя и обещав подумать, я направился в раздевалку и обнаружил, что все уже ушли. Все, кроме одного. С трёх попыток догадайтесь, кто остался в раздевалке, с ногами забравшись на подоконник? Романов собственной персоной. Он скользнул по мне взглядом, достал длинными тонкими пальцами сигарету из пачки и щёлкнул зажигалкой. По комнате поплыл сладковатый запах.
Немного стушевавшись, я прошёл к своим вещам, выудил сотовый, ответил на смс маме и Денису, пощёлкал бестолково кнопками немного, чтобы оттянуть время. И, смирившись с тем, что парень уходить не собирается, стал переодеваться. Правда, на меня он абсолютно не обращал внимания, но я всё равно установил личный рекорд при смене одежды. Почему-то было неловко делать это при нём. Зашнуровывая кроссовки, я не понял, что меня вдруг толкнуло, но я произнёс:
- Классная тату.
Руслан с лёгким недоумением перевёл на меня взгляд, и я с удивлением отметил, что у него тоже голубые глаза. Правда, не такие яркие, как мои, но всё же голубые. Голубые-голубые, как весеннее небо. Глупое, банальнейшее, штамповое сравнение, совершенно не годящееся для мыслей парня. Но я подумал так. У него правда были очень красивые глаза. Да и сам он был, в общем-то, ничего. Сомнений, что на него западали все девчонки, не возникало. Высокий, стройный, светло-русые волосы. Интересно, он их красит? Опомнись, Дани, с какого перепугу тебя это волнует?
Мой телефон громко зевнул, призывая к себе внимание. От того, что этот звук, «зевок», был поставлен у меня на смски, вдруг стало стыдно. Как маленький, честное слово.
- О, мама, - прокомментировал я и едва не зачитал смс вслух.
Парень отвернулся к окну. Да, там явно кое-что интересней. Типовая пятиэтажка ленинских времён, к примеру.
Поняв, что мне лучше свалить, пока из-за своей нервозности не наплёл чепухи, я сказал:
- Ну, я пошёл, было приятно пообщаться.
Да, Дани, просто крутейший монолог. Никогда ещё тебя так не динамили. Я пролетел торпедой мимо учителя физкультуры, направляющегося, кстати, в нашу раздевалку. Надеюсь, этому придурку влетит за курение.

***

 




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (214)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.018 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7