Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 12. Будущее против Гитлера




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Ужасная угроза Западу, представленная союзом России и Пруссии, может быть сравнима лишь с угрозой нашествия аварцев, монголов и турок в девятом, тринадцатом и шестнадцатом столетиях. Но прошлое учит нас, что народы Европы черпают в своей религии и своем стремлении к свободе постоянно возрождающуюся силу, которая позволяет им восстать, как один, и отразить нападение варваров.

«Бог испытывает тех, кого Он любит». Христианская заповедь напоминает нам, что угроза может быть средством спасения, что она может пробудить и у индивидуумов, и у наций жизненные силы, которые в периоды пресыщенности, материализма и нигилизма могут казаться мертвыми.

Гитлер-расист и Сталин-марксист никогда не чувствовали или не понимали морального закона такого возрождения. Черпая силы в своем безумном материализме, они полагали, что души людей мертвы, что миллионы готовы принимать рабство до тех пор, пока живы их тела. Но в жизни наций есть и другие проблемы, а не только проблемы безработицы, классовой борьбы, рас и жизненного пространства. Идеалы Свободы, Чести и Веры все еще способны руководить действиями людей и поднимать их на борьбу против самых больших опасностей. Гитлер и Сталин не сумели понять эту истину, потому что эти идеалы - вера, честь и свобода - остаются для них бессмысленными словами.



С удивлением и восторгом иностранные обозреватели увидели изменения, произошедшие во Франции и Англии после подписания известного Мюнхенского договора. Но Гитлер отказывался признавать их и продолжал упорствовать в убеждении, что Франция прогнила, а Англия - беспомощна.

В конце 1937 года министр иностранных дел Германии фон Нейрат попросил своих послов во Франции, Италии и Англии присылать ему обстоятельные и строго объективные сообщения о ситуации в этих странах. Адольф, однако, утратил доверие к своему министру иностранных дел, и фон Нейрат горько сетовал, что Гитлер следовал советам только господина фон Риббентропа. Сообщения послов были переданы Гитлеру и вызвали у него ужасную вспышку ярости.

«Ваши донесения, - заявил он фон Нейрату, - находятся в прямом противоречии с конфиденциальными донесениями, которые я получил. Откуда этот болезненный пессимизм? Я знаю, чему следует верить, когда речь идет о Франции или об Англии».

Двумя месяцами позже фон Нейрат был заменен Иоахимом фон Риббентропом. У графа Вельчека, тогдашнего посла Германии в Париже, имелись все основания быть встревоженным тем, как развивалась политика Германии. К середине 1938 года он попросил своего военного атташе пообщаться с фюрером и попытаться представить ему правдивую картину о состоянии Франции и французской армии. Военный атташе был вызван в Берлин, и его донесение гласило: «Генеральный штаб Франции находится на необычайно высоком уровне, офицеры и сержанты отлично обучены, материальная база, особенно моторизованных дивизий, является первоклассной. Люди ничуть не утратили своих боевых качеств. В любом случае французская армия 1937 года превосходит армию 1917 года».

После прочтения этого сообщения Гитлер послал за военным атташе.

- Господин генерал, - сказал он, - вы старый офицер, вы потерпели поражение в 1918 году и вы все еще находитесь под неприятными впечатлениями от своего поражения. Поймите же наконец, что не Франция, а Америка разбила нас. Моя личная информация убеждает меня в том, что у французской армии, отравленной большевизмом, нет ни храбрости, ни инициативы. Мобилизация не смогла бы пройти без большого вмешательства и беспорядков со стороны коммунистов, и даже если мобилизация была бы успешно проведена, в первом же сражении солдаты скорее стали бы стрелять в своих офицеров, чем в нас.

Военный атташе стал красноречив.

- Я могу лишь предупредить вас не доверять подобным идеям, - ответил он.

- Донесения, которые вы получаете, ложны и опасны. Молодым людям, действующим в качестве ваших наблюдателей, недостает опыта. Они говорят по-английски и по-французски, но они не знают ни Англии, ни Франции, В Париже они фланируют по бульварам и якшаются с немногими парламентариями и людьми из общества. Они не имеют никакого представления о подлинной силе Франции; они ничего не знают об истории Франции, о французских провинциях или о французском офицерском корпусе.

- Я запрещаю вам, господин генерал, оскорблять моих лучших сотрудников в такой манере. Их молодые глаза видят больше, чем глаза старых офицеров, ослепленных предрассудками.

После этого военный атташе подал в отставку, но Гитлер отклонил ее.

Человек, описавший мне эту встречу, имел непосредственное отношение к посольству Германии в Париже, и, когда вспыхнула война, вместо того чтобы возвратиться в Берлин, он предпочел остаться в нейтральной стране.

- Нет никакого способа открыть глаза фюреру, - доверительно сказал он мне в прошлом году. - Он отказывается что-либо видеть.

- Тогда он ничуть не изменился, - ответил я. - Когда я в свое время работал с ним, Гесс имел обыкновение останавливать меня у самой двери и просить: «Ради всего святого, не говорите ему это» или «Ради всего святого, не говорите ему то». Он не может переносить плохие новости.

Гитлер закрывал глаза на то, что действительно происходило во Франции и в Англии. Он не мог видеть и не видел того, что происходило в умах итальянского и испанского народов, и даже еще больше - он закрывал глаза на глубокие изменения народа Германии.

Все же «Гитлер и Германия» - оставалась проблемой первостепенной важности, исходя из политических, моральных, исторических и этических соображении.

Нацистская диктатура покрывала Германию подобно толстому слою льда над рекой. Лед является неотъемлемой частью реки и остается прочным лишь до тех пор, пока река питает и поддерживает его. Но в один прекрасный день вода отделяется от своего ледяного покрова, и между ними образуется пустота, невидимая с берега. Лед по-прежнему кажется таким же прочным, как и прежде, но его можно теперь разбить вдребезги одним ударом топора.

Это точная аналогия того, что медленно происходило с диктатурой нацистов, начиная с 1933 года. Было бы глупо отрицать, что Гитлер и его система были до некоторой степени выражением настроений немецкого народа, иллюстрацией его природы, осуществлением его стремлений. Но все это не может быть вечным. Разве льду не нужны определенные атмосферные условия для того, чтобы он образовался?

Под неподвижной поверхностью река остается живой, как и прежде. Невозможно полностью остановить развитие, революцию немецкого народа. Чувства и стремления масс, воля людей, способных к независимым суждениям, отделились от немецкой диктатуры или стали враждебными ей. Между водой и слоем льда образовалось пустое пространство. На ледяном покрове уже появились трещины.

После семи лет диктатуры немецкие тюрьмы и концентрационные лагеря были заполнены больше, чем в течение первых месяцев. Разве это является Народным сообществом, общиной людей, возглавляемой своим фюрером? И это есть то самое народное счастье и единство и безоговорочное восхищение фюрером, о котором так много говорили лидеры НСДАП? Может быть, они шутили?

Два миллиона немцев долгие месяцы и годы были узниками гестапо, не понаслышке были знакомы с «прелестями» Дахау, Бухенвальда или Ораниенбурга. У этих двух миллионов были родители, жены, дети. Другими словами, около десяти миллионов человек лично пострадали от методов правления, применяемых Гитлером. Можно ли всерьез полагать, что мученики режима Гитлера и их семьи любили и восхищались Гитлером? Есть ли хоть один человек, который не знает, что знаменитые плебисциты, во время которых Гитлер неизменно получал подавляющее большинство, превышающее девяносто девять процентов, - фальсифицированы? Воспринимает ли кто-нибудь серьезно те голоса участников плебисцитов, что собраны в концентрационных лагерях под угрожающими хлыстами охранников? Разве не удивительно, что из 1572 заключенных в Дахау восемь отважились проголосовать в 1934 году против Гитлера, а десять имели безрассудство представить незаполненные избирательные бюллетени? Два миллиона человек, брошенных в гитлеровские тюрьмы, были первыми бойцами и первыми жертвами в святой войне против бича, опасность которого многие другие немцы и многие другие европейские народы поняли лишь гораздо позже.

Сегодня каждый знает об исходящей от нацистов опасности, но в течение тех долгих лет лишь относительно небольшое число проницательных немцев в одиночку боролись против Гитлера и Сталина. Потребовался союз между двумя палачами и новое возрождение пруссачества, чтобы разбудить Европу.

Решительные намерения прусских генералов отображены в докладе, из которого мы приводили цитаты в предыдущей главе. А вот другие цитаты: «Исходящая от большевиков угроза никогда не производила никакого впечатления на немецких военных. Напротив, с точки зрения их касты, некоторые из них находят русскую систему идеальной. Они знают, что период Ленина закончился. Военные знают Россию лучше и имели возможность изучать развитие ее режима более близко, чем многие из тех, которые писали об СССР книги. Они знают, что правящий класс России составляет новую аристократию. Частная собственность была отменена, ну и что же из того? Правящая группа вершит всеми делами и живет очень комфортно. Прежде всего, она имеет власть и огромный аппарат, который, в отличие от аппарата нацистов, поддерживается с помощью идеала. Тот факт, что этот идеал стал менее радикальным, не делает его неэффективным».

«Возможно, мы увидим национал-большевизм России и Германии угрожающим Западу с территории Германии. Тогда мистер Чемберлен сможет заполучить идеологическую войну, против которой он отказался сражаться, когда еще было время».

«В ходе последней войны генералы поняли, что антикапитализм мог бы изменить лицо мира. Что сказали бы люди, если бы вдруг чудовищным судебным разбирательствам подверглись крупные капитаны промышленности, если бы были конфискованы фабрики, после того как их владельцы были бы расстреляны, как это было в России? Оппозицию можно было бы одолеть этими мерами и подчинить воле военных. Существует ли какое-либо сомнение в том, что подобные меры причинили бы неприятности другим нациям, если бы они умело подавались пропагандой?»

«Большевизм не представляет угрозы для военных; они предпочитают его социализму с его «болезненным пацифизмом». Большевизм никогда не был пацифистским, но являлся агрессивным и милитаристским».

«Генералы расценили бы модификацию, обработку большевизма как свою большую удачу. Есть много из них, для кого природа режима, при котором они живут, не имеет ни малейшего значения при условии, что они смогут играть при нем свою роль. Никогда нельзя забывать о том, что прусский офицер не воспитывается в качестве верного слуги буржуазного правительства, как, например, его коллеги во Франции и Англии; он приучен играть руководящую роль. Гитлер нужен военным для достижения своей цели, и в течение последних нескольких лет им пришлось поступиться многими вещами. Но теперь со всем этим покончено. Теперь командуют генералы, и они разрешат только те изменения, которые им подходят».

«Нужно объявить войну Англии, которая является их;! врагом в данный момент. Это будет борьба не на жизнь, а на смерть, но военные убеждены, что на сей раз дела пойдут лучше, чем в 1914 году».

«Я только что упоминал о возможности организации чудовищных судебных разбирательств в отношении крупнейтих промышленников. Офицеры могут пойти еще дальше. Они знают о могуществе социал-демократической идеи, они осведомлены о том, что Грегор Штрассер называл «антикапиталистической мечтой масс» и о ее привлекательности также и для средних классов. Если они хотят выиграть войну, они должны будут сформулировать программу и принести в жертву немалые ценности магнатов. Гитлер не может выдвинуть такую программу, только они могут сделать это. Это область, в которой нам следует ожидать сюрпризов».

«Что сказали бы страны Запада, если были бы устроены чудовищные суды над нацистскими воротилами, в которых те были бы обвинены в коррупции и в связях с иностранными правительствами? Целью последних, естественно, стало бы спасение капитализма. Что сказали бы наши соседи в случае, если свидетельские показания разоблачили бы ту роль, которую западные капиталисты играют в этом?»

«Гитлер видит опасность. Именно поэтому он так часто посещает фронт. Остальные лидеры нацистов не появляются на фронте, или, скорее, им не разрешено делать это. Нацистские вожди станут первыми жертвами генералитета».

Ужасные видения, которые эти тайные планы прусских военных порождают в умах каждого добропорядочного европейца, должны не парализовать нас, а, напротив, вдохновлять к сопротивлению и к тому, чтобы нанести им поражение.

Я называю «европейцем» каждого человека, сознающего наше общее христианское наследие, наши общие исторические корни и цивилизацию, неделимость нашей экономической жизни. Германия всегда была частью европейской семьи, и она должна будет остаться ею, если Европа не остановится на Рейне, то есть Европа должна оставаться Европой.

Говорят, что народ Германии полностью предан своему фюреру.

Кто несет ответственность за это утверждение? Нацистская пресса, нацистское радио и нацистские агенты во всем мире. Не позволим себе обманываться или верить восторженным словам нескольких юных немецких военнопленных. Энтузиазм присущ молодежи, а эти молодые парни не знали никакого другого режима, кроме гитлеровского.

Нет, народу Германии нужна немецкая революция, то есть национальная и социальная революция.

Народу Германии нужно Народное сообщество, община равных людей. Ему нужна свобода в собственном доме, то есть демократическое самоуправление; ему нужна свобода за границей, то есть равные национальные права с другими народами.

Народу Германии нужен новый политический, юридический и экономический порядок внутри страны; ему нужен мир в Германии, мир в Европе и мир во всем мире.

Разве я не такая же часть немецкого народа, как Адольф Гитлер?

Разве миллионы рабочих, крестьян, католиков и социалистов не являются частью народа Германии? Разве бойцы - подпольщики и офицеры, такие как пастор Мартин Нимеллер и полковник Артур Мараун [Лидер правой националистической организации «Младогерманский орден», выступавший за союз Германии и Франции. Он потерял глаз в результате травмы, полученной в концентрационном лагере] не являются частью германского народа?

Я обратился к миллионам немцев, сотни тысяч сторонников Гитлера читали мои статьи, десятки тысяч читали мои книги и памфлеты. Я могу поручиться, что лучшие из моих соотечественников следовали за Гитлером лишь до тех пор, пока видели в нем впередсмотрящего немецкой революции. Я убежден, что все здоровые и честные элементы в моей стране прекратят следовать за ним в тот день, когда они поймут, как они были обмануты. Этот день, если он уже не наступил, уже близок. Ибо когда наступит время сделать выбор между Гитлером и Германией, каждый немецкий рабочий, крестьянин и солдат, каждый немецкий интеллигент и каждый немецкий офицер без колебания выберут Германию.

Наша обязанность тут очевидна. Вопрос: «Гитлер или Германия?» - должен задаваться каждому немцу ночью и днем. Он должен быть постоянной навязчивой идеей для всех немцев, беспокоя их в тишине ночи. Словом и делом им нужно показать, что обязанностью каждого человека, любящего Германию, является борьба против Гитлера

Европа и Германия должны объединиться в этой борьбе, ибо хаос в Германии может привести лишь к хаосу в Европе. Но решение проблемы, сама победа, должны быть одержаны прежде всего внутри Германии. Поражение Гитлера и гитлеровского режима должны совпасть с поражением пруссачества. Поддержанная духовными силами христианства и коалицией союзников, созданной для того, чтобы сражаться с прусско-большевистской опасностью, Германия должна сама сокрушить пруссачество, политически, морально и территориально.

Крушение пруссачества будет означать замену силы - правом, стремления к господству - духом сотрудничества. Дух европейского единства заменит дух европейского господства К крушению Пруссии должна привести кантонизация Германии, с созданием на ее месте федерации независимых областей, управляемых местными властями и свободных жить в соответствии со своими региональными традициями. Для достижения этой цели нужно будет конфисковать и поделить крупные поместья, национализировать тяжелую промышленность и, наконец, реформировать систему образования в Германии.

Является ли это революцией? Конечно. Она потрясала Германию в течение двадцати лет. Период ее подготовки продолжался с 1920 до 1930 года, а время ее крушения пришлось на режим Гитлера в промежутке между 1930 и 1940 годами. Сейчас она находится в начале третьего периода, периода восстановления.

Гитлер был демоном разрушения и, следовательно, самой сущностью второго периода.

Второе чувство Гитлера объясняет, почему начиная с середины 1939 года он никогда не переставал говорить о приближении своей смерти.

Не имеет почта никакого значения, умрет ли он от рака горла, как доверительно сообщил одному из моих друзей 15 декабря 1939 года профессор Зауербух, или будет застрелен одним из своих последователей, как было предсказано Гугенбергом в июне 1933 года, когда, несмотря на торжественное обещание Гитлера не производить никаких замен в течение четырех лет, он был уволен из кабинета министров Гитлера, сформированного в начале января.

Я никогда не забуду заключительных слов моей последней беседы с Грегором перед моим бегством в Австрию.

- Вот увидишь, - сказал мне брат, - Адольф кончит тем, что вышибет себе мозги,

- Только если соберется достаточная аудитория, чтобы поаплодировать ему, - ответил я, зная его тщеславие и неуравновешенный характер.

Личная судьба Гитлера не имеет значения.

Гитлер и Сталин, гитлеризм, пруссачество и большевизм будут побеждены силами новой Германии и цивилизованной Европы.

 




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (250)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.017 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7