Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Группа «Креативная музыкальная педагогика. Орф-педагогика»




На сайте ВКонтакте.ру

 

Евгений Белозёров (Санкт-Петербург)

 

Я музыкант, педагог и продюсер. Я продвигаю темы, коллективы, людей, которые мне интересны. При этом я стараюсь построить финансовую схему, при которой возможно какое-то продвижение и развитие. Ведь деньги - очень важный вид социальной энергии.

Группа «Креативная музыкальная педагогика. Орф-педагогика» задумана как основной информационный ресурс для педагогов, чья деятельность связана с детьми, кто использует музыку в развитии детей.

На мой взгляд, такая группа поможет как начинающим музыкальным педагогам, так и тем, кому сложно работать в системе традиционного государственного образования. В мои задачи не входят размышления о плюсах или минусах системы гос. образования; единственное, что нужно понять – для обучения массы людей по одним стандартным программам требуется огромный свод правил, инструкций, предписаний, схем отчётности и т.п. Такой режим работы для некоторых педагогов оказывается очень сложным.

Всё становится на места, когда педагог овладевает принципами подачи материала, мотивационных приёмов, организации учебного процесса в режиме творческих игр. Скажу честно, до конца не понял, что такое Орф-педагогика – кого можно считать Орф-педагогом, а кого нет… но каждый раз, попадая на семинар, не перестаю удивляться! То, что всегда воспринималось как «сила личности педагога», «мудрость опыта», «педагогическое чутьё», т.е., почти интуитивные качества конкретного педагога, возможно «потрогать» как технологию работы с детьми. Обсудить, понять, научиться, попробовать, порадоваться самому действию и результату!

Попадаешь на семинар – и понимаешь, что тебя заставляют стать ребёнком, участвовать во всех детских играх. Сначала – это очень сложно! За плечами ощущается груз возраста, логики, социального статуса; неловкость, неуверенность. Внутренний голос ноет: «А можно я посижу и запишу, а то всё забудется. Да и вообще понятно, что дети в это будут играть…, со стороны интереснее смотреть…» Потом включаешься в процесс, и происходит чудо! Сморщенный, маленький каштан… ОКАЗЫВАЕТСЯ – они все на ощупь разные! А звук можно нарисовать пушистым. И подурачиться так весело! Но внезапно из этого винегрета рождается песенка с танцем, с аккомпанементом – так легко, как будто она знакома всем участникам с детства.

Через какое-то время, походив на семинары, осознавая логику процесса, понимаешь: какая глубина заложена в этом подходе! Уважение к каждому ребёнку, к его способностям и темпу развития; обучение в игре, весёлой и интересной; возможность использовать музыку, танцы, стихи из любой культуры; и самое основное – педагог всегда может подходить к занятиям творчески, заряжаясь радостью взаимодействия с детьми. Каждый урок становится удивительным и неповторимым путешествием в мир движения, звуков, красок...

 

 

Об Орф-учителе

 

В.А.Жилин

(с.Варна Челябинской области)

 

Определяя новую тему номера, Галина предложила, в качестве помощи, прокомментировать высказывания Хольгера. Переводил их для журнала я. Вот и держу ответ за эту публикацию.

Отсутствие осмысленности, утрата тонкостей при использовании чужого материала возможна по многим причинам. Например, когда участник семинара сильно увлечен материалом, когда материал настолько ярок, что сразу же завоевывает его душу. Когда я приношу на урок какую-нибудь песенку из моего сборника «Дразнилки», то чаще всего встречаю чрезвычайный энтузиазм учеников, которые готовы играть её в течение долгого времени. Был случай, когда предложил спеть в одном из начальных классов довольно сложную песенку Кикты «Кукла-Синеглазка». Дети готовы были повторять ее множество раз, просто петь, наслаждаясь мелодией и ритмом. Любое мое предложение что-то еще сделать с этой песенкой – как-то изменить ее исполнение, что-то добавить, – трактовалось, как досадная попытка помешать им снова и снова повторять ее. Одна девочка рассказала мне, что поет эту песенку целый день с утра до вечера, и она никак не надоедает. Я, конечно, пробовал разные приемы, когда разучивал ее, но как только дети услышали ее полностью, то даже предлагаемые игры на эту тему, которые «на ура» шли с другим материалом, воспринимались с энтузиазмом лишь меньшинством детей, большая часть просто хотела петь.

Участники семинаров Михеля, Кристианы, других преподавателей, получив необычный для них материал (африканский, латиноамериканский, американский), ослепленные и пораженные его яркостью и эмоциональностью, находящиеся под его впечатлением, совершенно забывают о способах разучивания, о способах игры с ним, о логике его введения и развития. И это мне хорошо понятно. Причем это происходит не только в России. Кристиана рассказывала, что на курсах в Германии, Австрии, в других странах тоже часто просят: «Материал, битте!» При этом Кристиана изображала горящие глаза, демонстрирующие эмоциональную жадность. Получив материал, используя его как самоцель, как вещь в себе, а тем более попробовав и убедившись в его эмоциональности, люди забывают о тонкостях – мол, просто введу его, и он сам по себе будет работать.

Утерю методической выстроенности и тонкостей при работе над материалом я и сам не раз замечал в разных странах и даже, бывало, у очень хороших профессоров. Причем не только в школах, но и на курсах. В США во время большой национальной конференции есть направление «Калейдоскоп», где представлены самые разнообразные идеи («много поэтов, хороших и разных»). Там встречался и полный сумбур, и обилие ненужных слов, но изредка и очень интересные идеи, уроки.

Если попытаться выстроить типологию курсовых занятий, то можно увидеть, что не всегда, не на каждом курсе, не на каждом занятии может происходить так называемый Орф-процесс, с его выстроенностью, с его педагогическими секвенциями, шагами, этапами, фазами. Так, если мы хотим рассказать о программе, о стратегической линии нашей работы, то тогда не нужно вдаваться в педагогические подробности. Или если мы хотим представить свои достижения, свои идеи, не связанные непосредственно с уроком, тогда мы также сосредоточимся на общих тенденциях. Если мы вспомним конференцию, которая проходила в Варне в 2006 году, то там как раз и были представлены различные типы занятий – и странно было бы требовать дидактической выстроенности от ведущего, который демонстрировал свою концепцию, например, от казаков ансамбля «Лад». Тем не менее, и их материал, и приемы преподавания были большинству очень интересны и не воспринимались как отсутствие тонкостей. Я слышал в Зальцбурге на курсе по игре на ручном барабане сетования одной участницы, что эта педагогическая направленность уводит ее в сторону, мешает ей, так как она хотела бы попрактиковаться в технике игры, познакомиться со всеми приемами, тембрами, но вместо этого она проделывала с ведущей большой путь, чтобы научиться, как преподавать детям основной удар. «Я и сама найду педагогические способы, приемы. Сама выстрою развитие урока», – говорила она. Для нее был важен тренаж, практика, информация о тонкостях барабана, его разнообразии, его возможностях, тем более, есть двухтомное учебное пособие «Школа игры на ручном барабане». Но большинство было в восторге от игр на ручном барабане и с ручным барабаном.

Иногда бывало на курсах, когда сами участники кричали мне: «Не надо с нами прорабатывать, напишите лучше в книжке, какие возможны варианты игр. Просто зачитайте их перечень». Я иногда поддавался – и курс проходил по-другому. И он меньше нравился и участникам, и мне, так как есть что-то завораживающее в постепенном раскрытии темы, в постепенном появлении зерна, в неожиданном и незаметном освоении учебной единицы. И опять же, с другой стороны, при работе с детьми иногда сумбурно и невнятно произнесенные правила игры ведут к потрясающим идеям в процессе ее выполнения. То же самое следует отнести и к неверно понятым, неправильно истолкованным правилам. Многие идеи из моих книжек как раз и возникли из действий шалунов или из неправильно понятых правил.

 

Мнение, что Орф-педагогика в России возможна только в урезанном варианте. Конечно, если сравнить ее с преподаваемой в Орф-институте, она урезана. Но не только в России. И дело здесь в том, что в Орф-институте преподается некая идеальная модель, которая и должна так преподаваться. В действительности же – например, в Орф-школе села Траунвальхен в Германии, у истоков которой стоял сам Орф, Орф-педагогику в чистом виде я видел у Райнхольда Виршинга, остальные же преподаватели музыки работали вполне традиционно. И творчества детей там особенного не было, и включение, например, движения было не у всех. Зато на Рождество практически вся школа готовила, а затем исполняла Рождественскую Мистерию – и на спектакле присутствовала, без преувеличения, вся деревня.

Но все же я считаю, что эти строчки Хольгера очень важны для нас как напоминание, что главное в Орф-педагогике – не материал, а приемы его обработки, способы работы с ним, логическая последовательность этапов проработки, идеи, которые зовут к активности участников, дают импульсы к собственному детскому творчеству.

 

Основные качества личности Орф-учителя. Гибкость, чуткость к идеям детей, терпимость не только к нарушениям дисциплины, но и к необычному поведению. Терпение, особенно в тех случаях, когда учитель должен подождать, чтобы ребенок сам додумался, не торопиться помогать ему. Отсутствие суеты, спешки, «срочности». Внятные объяснения, если уж они необходимы, сделанные неторопливо, в небыстром темпе. Но их не должно быть много. Если не хотим бороться с нарушителями дисциплины – предпочитать занятие без слов, использовать жесты, выражение лица, пантомиму. Не бояться играть с детьми, не торопиться сворачивать игру. Сосредоточиваться на одной теме, постепенно развивая ее; начинать издалека, захватывая смежные области: использовать и рисунки, и движения, и слушание, и изготовление инструментов, и предметы – все, что может касаться темы урока, – таким образом, чтобы материал не надоел к концу урока, и чтобы в заключение урока была поставлена некая точка. Использовать самостоятельную групповую работу. Домашние задания давать только желающим. Постоянно практиковать действия по правилам, вводя их в начале года и вспоминая о них, может быть, даже в начале каждого урока – или по мере необходимости, исходя из ситуации. Никогда не использовать крик – за исключением ситуаций, когда возникает угроза жизни и здоровью детей. Никогда не унижать ребенка. Использовать обратную связь («фидбэк») как еще одну возможность самовыразиться ребенку – сказать о своих ощущениях и, может быть, о своих ошибках. Обращаться к своему национальному, но не игнорировать национальность даже одного ребенка в группе. Стараться искать материал его национальности. Обращаться ко всей мировой культуре, разучивать песни на разных языках. Знакомиться не только с классикой или попсой, но и с роком и авангардом.

В индивидуальном обучении большое внимание уделять идеям детей, их активности, желаниям. Слушать и слышать ребенка, думать, как использовать движение. А это возможно! В старших классах не отмахиваться и не осуждать вкусы детей, постараться выполнять музыкальные задачи на примерах того материала, который нравится учащимся. Если речь идет о поп-музыке, пробовать играть остинато вместе с фонограммой, придумывать движения, общий фиксированный танец. Придумывать аранжировки для исполнения в классе. Критерии для отбора материала рок- или поп-музыки: 1. Приличный текст (отсутствие неприличных слов, сюжетов) 2. Отсутствие пропаганды наркотиков (сигарет, алкоголя, собственно наркотиков). Ещё критерий – долгая жизнь песни. Так, некоторые песни Цоя до сих пор привлекают детей.

 

Что в нашей действительности мешает и что помогает?

Бюрократические препоны на каждом шагу? Но это все же зависит от различных обстоятельств. В России, с легкомыслием ее жителей, включая и Очень Ответственных Работников, часто, по сравнению, например, с Германией, и бюрократизм несерьезный, иррациональный, неисполняемый, формальный, никем не читаемый и практически никому не нужный. Часто его суть можно выразить российской поговоркой, введенной в советские времена «Литературной газетой», рупором тогдашней советской интеллигенции: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Российские бюрократы также очень боятся активности населения. Исходя из своего опыта, знаю, что даже самая безобидная жалоба воспринимается ими преувеличенно трагически. Они, не жалея усилий, готовы заклеймить жалобщика как скандалиста и конфликтника, но, тем не менее, дело может быть значительно продвинуто. Только жаловаться нужно грамотно, так, чтобы жалоба была зарегистрирована, зафиксирована. Мой опыт: я жаловался письменно на земельную организацию, на практикуемый ею порядок установления собственности – этот порядок изменили и сделали более удобным. Еще жаловался на регистрацию иностранцев в России одному депутату и видному политику – порядок изменили. Да, да, не смейтесь! Одно письмо из глубинки изменило порядок! Поэтому я глубоко убежден, что только собственная лень, пассивность и нежелание думать и искать действительно могут помешать работать. Музицировать, экспериментировать с музыкой, играть с детьми можно всегда и везде – это мое глубокое убеждение.

Мешают девять праздников в году? Я часто встречаю это высказывание на курсах, когда мы обсуждаем ситуацию в России. Согласен полностью, что для детского сада это вредно, и, действительно, осуществить подготовку к ним возможно, только используя авторитарную, тоталитарную педагогику. Это больной вопрос для многих. Но он почему-то не может решиться внутри детского сада или в городе, регионе на какой-нибудь методической конференции, педсовете. На мой вопрос, пытались ли когда-нибудь в вашем регионе, городе, обсудить эту проблему, решить ее, я всегда слышал, что это бесполезно, но ни разу не встречал ответ, что мы писали в специальный журнал, что мы собирали подписи, что мы беседовали внутри сада с коллективом и с администрацией, что мы выносили вопрос на методической секции и так далее.

С другой стороны, когда я смотрю на отточенные выступления детей в детском саду на утреннике, меня посещают «предательские» мысли: а что если выпустить просто желающих мальчиков и девочек, чтобы они импровизировали под музыку движения в соответствии с образом, чтобы не боялись ошибиться. Что, уж так обязательно, чтобы снежинки танцевали строго зафиксированный танец, и кружились все одновременно и движения руками делали все синхронно? Ведь мы преподаем это на курсах. И как сделать легко оркестр – тоже преподаем. И пение многоголосное. А театр элементарный – это же просто золотая жила! И здесь всем найдется место, каждому ребенку. Как сделать? Берем любую детскую книжку или сказку – и вперед. Детали? Можно самим подумать. Нет импульсов, нет идей, не знаем, с какого места браться? Тогда орфовские мероприятия посещать. Вот еще Вестник орфовского общества можно читать. И вообще в общество вступить и членство не забывать продлять. И тогда уж точно с нашим энтузиазмом и трудолюбием, подкрепленным активностью и любовью к детям, ничто не помешает!

 


[1] И. Галянт «Ключ к волшебной дверце» - см. Вестник № 15




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1332)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)