Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ИЗВАЯНИЯ ОСТРОВА ПАСХИ




И много тревожит вопросов: Кто создал семью великанов? Кто высек людей из утесов, Поставил их стражей туманов? Валерий Брюсов

ОТКРЫТИЕ ОСТРОВА

Великий или Тихий океан занимает почти третью часть площади нашей планеты. Если присмотреться к его географической карте, можно увидеть, что по мере удаления от Австралии на восток размеры расположенных там островов становятся все меньше и меньше. В самом юго-восточном углу Океании находится скалистый островок, площадь которого составляет всего лишь 165,5 квадратного километра. Этот крохотный клочок суши, расположенный на широте 27°7' к югу от экватора и на долготе 109°22' к западу от Гринвичского меридиана, является самым удаленным местом в мире, поскольку в окружающих просторах Тихого океана ближе 3000 километров другой обитаемой земли не наблюдается.

История открытия в XVIII веке этого острова европейскими моряками такова...

Еще в 1687 году известный в то время английский флибустьер Эдвард Дэвис в пятистах милях от чилийского берега обнаружил остров “с длинным песчаным пляжем и кокосовыми пальмами”. К западу от него, примерно в двадцати милях, виднелась другая земля, гористая и обширная. Но тщетны были не раз предпринимаемые попытки других мореходов найти в этом районе упомянутую “Землю Дэвиса”.



И вот 1 августа 1721 года флотилия из трех кораблей — “Африкансхе Галей”, “Де Аренд” и “Тиенховен” — под

командованием адмирала Якоба Роггевена покинула голландский порт Тексел и отправилась, в том числе, и на поиски легендарной “Земли Дэвиса”.

В середине января 1722 года голландские корабли миновали мыс Горн, затем достигли почти бГюжной широты и три недели боролись с сильными западными ветрами. Дальше мореплаватели идти не рискнули и повернули на северо-запад.

Ранним утром 6 апреля 1722 года, в первый день большого христианского праздника — дня Святой Пасхи, флотилия голландцев обнаружила небольшой остров. Адмирал Роггевен решил, что сам Бог повелел ему дать этому острову имя “Пассерос”, то есть “остров Пасхи”.

Из-за непогоды парусники простояли на якоре с 6 по 9 апреля, и только 10 апреля моряки решили высадиться на берег острова. В этот момент они заметили плывший им навстречу небольшой челн, в котором находился местный житель. Этот островитянин отважился подняться на борт одного из голландских кораблей. Абориген оказался довольно высоким и сильным, имел достаточно бодрый вид и недурные черты лица. Держался он с большим достоинством и был приятен в общении. Пришелец был щедро одарен кораллами и всяческими другими безделушками. После этого посещения примеру “первооткрывателя” последовало множество других островитян.

Когда голландцы впервые сошли на берег острова, их приветливо встретили туземцы — рослые, смуглые, чем-то похожие на полинезийцев, но они все же производили какое-то странное впечатление...

Даже внешне они казались необычными: одни были белокожими, как европейцы, другие — с темной, даже черной кожей, а кожа третьих была красноватой. Все аборигены были высокими, худыми, их тела украшали татуировки или росписи, изображавшие экзотических птиц или диковинных зверей. Прически их украшали то ли пучки, то ли венцы из ярких птичьих перьев. Все местные женщины носили белые и красные покрывала, а также маленькие шляпки из соломы или камыша.

В мочках ушей у некоторых туземцев находились белые клубни какого-то местного растения величиной с кулак, из-за чего их уши казались довольно длинными. В тех местах острова, куда удалось проникнуть голландским морякам, не было никаких животных. Правда, в лесу обитало огромное количество птиц. Для пропитания аборигены, по-видимому, обрабатывали землю, поскольку все вокруг было засеяно и находилось в цвету.

К сожалению, первая же встреча с европейской цивилизацией открыла трагическую страницу в истории острова Пасхи. Голландцы за какие-то мелкие кражи решили наказать аборигенов. Произошло это таким образом... После полудня на остров была направлена рота вооруженных солдат, после высадки которых вскоре совершенно неожиданно для островитян прозвучала команда:

— Пли!

Раздался залп, и несколько туземцев мертвыми упали на землю. Среди них был тот, кто первым взошел на прибывшее к острову голландское судно. В данном случае, как и повсюду, первые шаги колонизации были отмечены кровью.

Но кое-что произвело на голландцев такое впечатление, что они буквально потеряли дар речи — это окружавшие их практически со всех сторон и стоявшие, как вкопанные (они и на самом деле были вкопаны наполовину!), гигантские статуи. Часть из них возвышалась вдоль берега, а другие были повержены и валялись как попало тут и там. Еще одна их часть, как выяснилось позже, находилась в заброшенных каменоломнях. Головы изваяний венчали массивные короны, и они имели длинные уши.

Я. Роггевен, называя статуи идолами, записал в бортовом журнале судна:

“ Что касается их богослужения... мы только замети-ли, что они разводили огонь перед очень высокими каменными статуями и садились на корточки перед ними, склонив головы. А затем складывали руки и раскачивали таковые вверх вниз... На голове каждой статуи стояло по корзине, наполненной выкрашенными в белый цвет булыжниками”.

А дальше адмирал Я. Роггевен с удивлением записал, что ни он, ни его спутники не могли понять одного:

“Как люди, у которых не было ни тяжелых, толстых бревен, чтобы сделать орудия, ни достаточно прочных канатов, смогли воздвигнуть статуи, обладающие высотой по крайней мере в тридцать футов и соответствующей тому шириной”.

Яков Роггевен попытался решить эту загадку. Так как голландцам удалось легко отделить кусок камня от тела одной статуи, то адмирал решил, что камень является лишь “оболочкой” идолов, а сами же изваяния вылеплены из глины. Впрочем, последующие экспедиции, посетившие остров Пасхи, показали, что голландский адмирал ошибся. Статуи острова Пасхи оказались каменными, а не глиняными. Легкость, с которой кусок был отделен от тела статуи, говорила лишь о большой древноЪти изваяния...

Однако ошеломляющее впечатление на голландцев произвели не только статуи — жуткий вид острову придавали тысячи разбросанных на поверхности земли человеческих черепов. Казалось, что весь остров Пасхи — это какая-то огромная братская могила.

Отрезанное океаном от всего остального мира, небольшое количество островитян (а их было около четырех тысяч) жило, как оказалось, в условиях раннеклассового общества. Но предметы обихода и скульптурные “украшения”, окружавшие их, свидетельствовали о высокой и самобытной культуре жителей Pana-Нуи (таково полинезийское название острова Пасхи).

12 апреля 1722 года корабли Я. Роггевена покинули остров Пасхи.

ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЭКСПЕДИЦИИ

В 1770 году вице-король Перу, решив овладеть островом Пасхи, отправил туда военный корабль под командованием Фелипе Гонсалеса-де-Аздо. В торжественной обстановке на островных холмах плато Понке были водружены три креста. Островитяне, разумеется, не знавшие испанского языка, представили на подпись “надлежащим” образом оформленный акт о передаче территории острова во владение Перу. Эту бумагу “подписал” один из островитян, который поставил на ней знак, изображавший птицу. В соответствии с этим соглашением вице-король Перу в последующие 1771 и 1772 годы послал еще две экспедиции, которые в итоге составили подробную карту острова, названного перуанцами “Сан-Карлос”.

И поэтому через два года, 15 марта 1774-го, островитяне восторженно и безбоязненно встретили корабли знаменитого английского капитана Джеймса Кука, возвращавшегося из своего второго кругосветного путешествия. Его корабли остановились здесь всего на два дня. Поскольку сам Кук был очень слаб после заболевания цингой и на берег сойти не мог, то остров посетили участники его

экспедиции: ботаник Р. Форстер с сыном и несколько офицеров.

На англичан остров Пасхи произвел, скажем прямо, удручающее впечатление. Если первая экспедиция голландцев сообщала о жизнерадостном этнически смешанном населении острова численностью в несколько тысяч, то в этот раз европейцы насчитали там всего лишь 600—700 человек, из которых треть были женщины. Все островитяне внешне походили на полинезийцев — малорослых, тощих, скучных и просто жалких.

Следует особо отметить, что в последующие годы корабли, заходившие на остров Пасхи, часто несли горе и слезы его обитателям. Вот несколько примеров...

В 1805 году на остров Пасхи с целью завербовать рабочую силу для охоты на тюленей из Нью-Йорка прибыл капитан американской шхуны “Нэнси”. Ему удалось похитить двенадцать мужчин и десять женщин... На третий день пребывания в море закованных пленников вывели на палубу шхуны. Каково же было удивление американцев, когда все пленники тут же бросились в море. Капитан приказал остановить шхуну и спустить на воду шлюпки, чтобы переловить беглецов, но те ныряли и ускользали от захватчиков. В официальном отчете этот капитан, которого справедливо можно назвать убийцей, цинично писал, что одни туземцы поплыли по направлению к острову Пасхи, а другие — в сторону, на север.

Через шесть лет у острова Пасхи вновь бросил якорь американский китобой “Пиндос”. На остров были посланы шлюпки за пресной водой, свежими овощами и... женщинами. На корабль было доставлено столько же девушек, сколько там находилось моряков... Наутро островитянок посадили на шлюпки и отправили на остров. При подходе к нему все они были выброшены в воду. Моряки, остававшиеся в шлюпках, помирали со смеху, наблюдая, как их жертвы добирались до берега. А когда лейтенант Уодэн, взяв ружье, стал стрелять по плывущим девушкам, весь экипаж судна восторженно зааплодировал стрелку... - • .

2*

Однако ничто не может сравниться с трагедией, которая произошла на острове через примерно пятьдесят лет... 12 декабря 1862 года в пасхальной бухте Ханга-Роа появилась флотилия из шести перуанских кораблей. Цель этой экспедиции заключалась в том, чтобы захватить островитян в рабство и отправить их в Перу на процветавшие в ту пору разработки “гуано”, то есть добычу удобрений из отходов рыбного и зверобойного промыслов.

Приманив население острова различными побрякушками, капитан флотилии Агире с помощью своих восьмидесяти головорезов, организовавших там настоящую “кровавую бойню”, захватил около тысячи человек. Среди попавших в плен были последние “ученые”, хранившие древние тайны острова, и его вождь Маурата со своей семьей. Из поколения в поколение передают островитяне друг другу информацию об этих, жутких событиях: о горьких стенаниях связанных пленников, о предсмертных криках женщин и детей, о бегстве обезумевших островитян к вулкану Рао-Као, где их настигали и добивали преследователи.

Когда под давлением протестующего общественного мнения перуанские власти издали приказ об освобождении насильно захваченных пасхальцев, более восьмидесяти процентов из них уже погибло от побоев, лишений и болезней. Сотни выживших были репатриированы без предварительного санитарного контроля, что привело почти к поголовной их гибели от оспы.

Из тысячи островитян, увезенных в рабство, только пятнадцать возвратились на родную Пасху. Они же принесли с собой смертельную болезнь — эпидемию оспы, бушевавшую там несколько месяцев, в результате чего на острове погибло более половины местного населения, которое не имело иммунитета к этой болезни. Примерно из пяти тысяч человек, живших к тому времени на острове Пасхи, осталось не больше шестисот! Умершие унесли с собой и разгадку многих тайн острова.

В ноябре 1868 года на остров Пасхи прибыл католический миссионер — преподобный Зумбон, привезший до-

машних животных и различные растения для акклиматизации. Несколько позже здесь же появился французский капитан Луи Дютру-Борнье. В 1871 году между этими двумя пришельцами вспыхнула вражда. Дело дошло до перестрелок и ограблений, что в принципе спровоцировало на острове настоящую гражданскую войну. В результате этого многие взрослые жители острова погибли, а молодежь, спасаясь от пришельцев, бежала на соседние острова.

При сложившейся ситуации католическая миссия вместе со своими сторонниками решила эвакуироваться на остров Мангарева. Другая часть населения (около трехсот человек), поддавшись уговорам торговца Жака Брандера, партнера Дютру-Борнье, переселилась на остров Таити.

После этого на острове осталось только 110 жителей. Остров Пасхи, в буквальном смысле этого слова, превратился & царство смерти. Побывавший на острове примерно в это же время французский писатель Пьер Лоти написал:

“Все тропинки усеяны костями. Повсюду в траве еще лежат кости...”

Прошло довольно много времени, прежде чем на остров прибыла первая подлинно научная экспедиция. Ее организовала отважная английская путешественница и исследовательница Кэтрин Скорсби Раутледж, которая жила здесь с марта 1914 по август 1915 года. Вот что она написала:

“Тени ушедших строителей все еще владеют этой землей. Добровольно или нет, каждому проявившемуся здесь приходится обращаться с этими работниками из прошлого; весь воздух здесь насыщен огромной целеустремленностью и энергией, которые здесь были и которых здесь больше нет. Что это было? Что это было?”

Англичане при этом обследовали практически все, что оказалось им доступным. К. Раутледж вела раскопки на острове, составила схему размещения большинства истуканов, привела в своей книге их зарисовки и фотографии. Собранные ею материалы положили начало планомерному научному исследованию истории и культуры этого загадочного уголка земли. К большому сожалению, после безвременной смерти Кэтрин Скорсби Раутледж почти все собранные научные материалы об острове Пасхи бесследно исчезли.

Примерно с третьей четверти XIX века и практически до настоящего времени интенсивно развивавшееся на острове Пасхи овцеводство опустошило землю и почти уничтожило скудную растительность. Остров Пасхи в буквальном смысле стал принадлежать не людям, а... овцам, которые официально находятся в ведении чилийских военно-морских сил. Действительно, в середине XX века на нем находилось почти пятьдесят тысяч овец, около тысячи диких лошадей и столько же крупного рогатого скота. Что же касается жителей, то, по данным 70-х годов XX века их на острове было всего лишь две тысячи человек...

ЗАГАДОЧНЫЕ ИЗВАЯНИЯ

На протяжении многих десятилетий этот затерянный в океане участок земли привлекает своими тайнами ученых всего мира. Чем же он примечателен?

Мировую известность острову Пасхи принесли конечно же не тысячи наконечников стрел или различных каменных орудий, не три давно потухших вулкана Рано-Као, Рано-Арон и Рано-Рараку, расположенных по углам острова, и не древние жилища островитян, почему-то имевшие вид перевернутых лодок. Больше всего поражают колоссальные каменные изваяния, ставшие, по существу, символом тайн острова. Особый интерес к ним возник в мире после экспедиции смелого норвежского путешественника Тура Хейердала, достигшего в 1955 году острова Пасхи на плоту “Кон-Тики”. • +

К настоящему времени здесь насчитывается около тысячи статуй. Даже глядя на их фотографии, приходишь в изумление от этих каменных гигантов. Кроме них на острове находится более двухсот каменных террас, называемых “аку”, высотой до трех и протяженностью до нескольких десятков метров. На 114 из них установлены “каменные великаны”.

Обычно на каждой из террас стоят от трех до шести статуй. Все они обращены спиной к океану, словно хотят удержать жителей в плену на этом куске скалы, и только семеро смотрят на него. Полагают, что эти семь изваяний воздвигнуты в честь семерых разведчиков первопоселенцев острова Хоту-Матуа, обнаруживших в далеком прошлом остров Пасхи.

Возле некоторых статуй находятся огромные красноватые цилиндры — эти “шапки”, или “короны”, в свое время наблюдали на стоящих идолах еще голландцы. На самом деле они, как оказалось, являются символическими изображениями чудодейственных причесок. Древние аборигены считали, что в волосах вождей или жрецов заключалась вся их духовная волшебная сила — “МАНА”.

В среднем высота статуй, называемых местными жителями “маои”, составляет 4—6 метров, но встречаются и 10—11-метровые изваяния. А самая большая из статуй, к сожалению, не была завершена. Тысячи каменных топоров были брошены возле колыбелей так и не родившихся исполинов. В самом воздухе острова, кажется, и сейчас витает ощущение великого бедствия, ко-

торое заставило аборигенов внезапно прекратить все работы со статуями.

Изваяния в огромном количестве разбросаны по всему острову. Когда-то они стояли на каменных “аку” — это видели еще первые европейцы, посетившие остров. Теперь статуи низвергнуты, но все еще довлеют над землей людей, то погрузившись лицом в траву, то лежа на спине, обращенные лицом в небо и скрестившие тонкие пальцы на вздувшемся животе. Застывшие и странные, похожие друг на друга, с одинаковым выражением лица и неправдоподобно вытянутыми ушами.

Кстати, вот что говорит одна из легенд острова о происхождении у изваяний длинных ушей...

Давным-давно на острове Пасхи жило племя “длинноухих”. Они были очень надменны, а потому, чтобы выделить себя среди остальных, вставляли в уши огромные серьги. Серьги оттягивали уши, делая их еще длиннее, зато теперь “длинноухих” нельзя было спутать ни с кем. Однако их деспотизм и спесь надоели другим обитателям этой земли — “короткоухим”. И они восстали. Завязалось кровавое сражение, в результате чего все “длинноухие” погибли. Сохранились только гигантские статуи с такими же гигантскими ушами...

Мастерская древних скульптур была обнаружена в кратере потухшего вулкана Рано-Рараку. Здесь, на склонах вулкана, видны все стадии их изготовления от наброска до окончания. Сначала обозначался общий контур статуи, после этого приступали к созданию лица и передней части туловища, потом — к бокам, отделке длинных ушей и рук с пальцами, сложенными на животе. Затем порода со всех сторон статуи удалялась, и лишь в нижней части спины сохранялась связь (вроде каменного киля) с горой.

Некоторые полностью отшлифованные изваяния и сейчас лежат на откосах Рано-Рараку — их, видимо, спускали по склону горы вниз, к равнине, а затем орче-му-то бросили. Другие изваяния находятся внутри вулкана на склонах кратера у озера, где сейчас качаются камыши, а у подножия вулкана стоят готовые, видимо,

предназначенные к отправке фигуры. Всего там находится 250 статуй.

Здесь обнаружена самая большая статуя острова Пасхи, длина ее составляет 22 метра (это высота 7-этажного дома), а высота 13 метров. Голова этого гиганта достигает 11 метров в длину при высоте 7 метров. Статуя прикреплена к скале лишь спиной, и вес ее может достигать от 250 до 350 тонн. Даже в настоящее время в мире, возможно, не найдется подъемных кранов, чтобы справиться с подобной махиной.

О находящихся на острове гигантских статуях капитан Дж. Кук написал в своем корабельном журнале:

“Трудно постичь, как здешние люди, совершенно не ведающие никаких мощных подъемных механизмов, сумели поднять подобные гигантские изваяния, а потом надеть им на головы огромные каменные цилиндры... Единственный способ, который я могу представить, — это мало-помалу поднимать верхнюю часть статуи, подпирая ее со всех сторон грудой камней, пока не образуется своего рода наклонная плоскость, по которой можно будет накатить каменные цилиндры на голову изваянию; после чего камни убираются”.

Нужно сказать, что то население острова, которое застал в свое время Дж. Кук, совершенно не заботилось об удивительных памятниках — постаменты под ними обветшали и начали разрушаться, а многие изваяния уже лежали на земле, причем часть из них была повалена преднамеренно.

Дж. Кук отметил, что статуи эти свидетельствуют о редком таланте и энергии создавших их людей.

А один из современных популяризаторов таинственного, загадочного и удивительного В.А. Чернобров в своей книге “Энциклопедия загадочных мест Земли” пишет:

“...Наиболее достоверным признано объяснение, что ; статуи устанавливались островитянами из-за того,

что долгое время каменные истуканы представляли собой предмет гордости и зависти у разных кланов и групп. В результате непродуманного земледелия и массовой охоты на многочисленных когда-то животных флора и фауна острова резко пришли в запустение и нарушилось экологическое равновесие... Полуголодное население острова несколько раз начинало кровопролитные гражданские войны, во время которых противоборствующие кланы занимались каннибализмом, мародерничали, грабили, сбрасывали на землю статуи своих врагов. Именно картину практически обезлюдевшего острова и застали первые европейские путешественники на Пасхе...”

И все же статуи острова Пасхи до настоящего времени продолжают удивлять, восхищать и заставляют задумываться: кто, когда и зачем изваял каменных исполинов? Уже много веков стоят они на океанском берегу под холодными антарктическими ветрами. Кто основал эту цивилизацию, от которой осталось множество пещерных захоронений в кратерах потухших вулканов?

Кто изготовлял статуи: свободные люди, которые были рады трудиться сообща, или многочисленная^ армия рабов? Сколько времени нужно было, чтобы высечь из кам-• ня эти полчища гигантов? Несомненно, восемь или десять веков. Годы 856-й и 1680-й нашей эры являются крайними датами, которые дает углеродный метод.

И это не единственная тайна острова Пасхи. Известный итальянский путешественник и архитектор Сандро Анджелини, побывавший на острове в 1968 году, так выразил свое изумление:

“Здесь все — проблемы. Откуда на острове взялась цветочная пыльца, собаки, блохи, былинки? Как они сюда попали? Здесь обитает 1400 жителе и и 700 свободных ничьих лошадей. Все потрясает, все окутано непроницаемой завесой...”

Существует даже фантастическая гипотеза о том, что остров Пасхи был каким-то образом причастен к пребыванию на Земле представителей... внеземных цивилизаций. Целый ряд странных, если не сказать больше, фактов и данных заставляет серьезно задуматься об этом предположении.

Приведем только два примера. Во-первых, это смутные намеки, имеющиеся в фольклоре местного населения, на какие-то “соприкосновения” в прошлом культуры Рапа-Нуи со значительно более развитой и всесильной цивилизацией “гостей из космоса”. Во-вторых, в районе острова Пасхи выявлены определенные аномалии магнитного поля Земли...

Некоторые современные ученые полагают, что создателями гигантских статуй, иероглифического письма и других достижений цивилизации острова Пасхи могли быть древние египтяне и шумеры, викинги и индийцы, темнокожие жители Меланезии и легендарные “белые индейцы” Южной Америки...

ОНИ ШЛИ САМИ...

Тайн и загадок на так называемом острове великанов намного больше, чем ответов на них. Одной из них является способ передвижения изваяний. Ведь после изготовления каменные колоссы отправлялись на предназначенные для них места, находящиеся зачастую на расстоянии до 10—15 километров...

Каким образом это удавалось делать древним обитателям острова, не имевшим для переброски столь значительных грузов необходимой техники? Как они перетаскивали полностью законченные, обработанные и отшлифованные статуи через горы и долины, умудряясь при этом никоим образом не повредить их за время столь продолжительного “путешествия”? Как устанавливали их на “аку” — многометровой высоты пьедесталы? Как водружали после этого на их головы “каменные шляпы”, вес которых достигает от двух до десяти тонн?

На этот счет выдвинуто несколько кажущихся правдоподобными версий.

Первая... Изваяния могли передвигаться на катках. При наличии круглых бревен и многочисленных рабочих рук передвижение на катках представляется довольно простым. Впрочем, лишь одно существенное обстоятельство мешает принять это предположение: на острове Пасхи отсутствуют деревья и растут только кустарники.

Вторая... Предполагалось, что статуи могли укладываться на специальные “салазки”, которые потом люди тащили по дороге, устланной (в качестве скользкой смазки) ямсом и плодами, которые имеются на острове в изобилии. Подобная техника использовалась, например, древними греками, и вполне вероятно, что ее могли применять и аборигены острова Пасхи. Вызывает недоумение только один факт: лица многих брошенных в пути статуй обращены в землю, в то время как статуи на “салазках” должны были бы лежать на спине, чтобы лица скульптур не мешали бы их передвижению.

Третья... Суть этой версии заключается в следующем: статуя укладывается и закрепляется на вершине “козлов”. После этого вся конструкция переворачивается, то есть “козлы” становятся как бы подвижными, а уложенная на них статуя начинает двигаться... скачками. Каждый подобный скачок был равен примерно 80 сантиметрам. За день статуя могла быть продвинута таким образом на 300 метров. Для фигур весом в несколько тонн это было реально. Но вспомним, что вес некоторых из них достигал десятков и даже сотен тонн... Можно теперь представить себе, какого размера должны были быть брусья, составляющие “козлы”, чтобы не рухнуть под тяжестью передвигаемых статуй/Такого материала для их изготовления на острове нет.

Четвертая... Местные жители, к которым Тур Хейердал во время своей первой экспедиции на остров обращался с вопросом, как перевозили в древности гигантские каменные фигуры, отвечали ему, что они... ШЛИ САМИ. Согласно легенде, передававшейся из поколения в поко-

ление, МАОИ ШЛИ САМИ ПО СЕБЕ, И ДВИГАЛА ИХ КАКАЯ-ТО ЧУДЕСНАЯ СИЛА “МАНА”, которой больше не существует.

Следовательно, “мана” — это тайная волшебная жизненная сила, которой древние пасхальцы умели когда-то управлять и которую умели контролировать. Конечно, это нельзя понимать буквально, но, может быть, доля истины здесь все же есть. По всей вероятности, статуи передвигались в “стоячем”, то есть вертикальном, положении, то есть получалось, что они действительно “шли”. Сегодня существует несколько объяснений (от легкомысленных до правдоподобных), как можно было передвигать статуи в вертикальном положении.

Так, например, иркутский инженер Г. Иванов считает, что великанов двигал... ветер, причем скорость их перемещения была сравнимой со скоростью пешехода. Правда, остается без ответа вопрос, почему статуи шли в разные стороны от кратеров и почему они сейчас, после реставрации, спокойно стоят на своих местах, хотя довольно сильные ветры на острове дуют по-прежнему. Если согласиться с мнением Г. Иванова, то изваяния давным-давно должны были “ушагать” в океан...

Стоящий истукан не нуждается в искусственных опорах и будет служить сам себе рычагом. Эту остроумную версию выдвинул в 1973 году Ж.-М. Шварц. Он предположил, что каменного исполина, стоящего на всей плоскости основания, разворачивали вокруг собственной оси с помощью веревок то в одну, то в другую сторону, словно бочку на ободе. Увы, это оказалось невозможным по чисто техническим причинам.

Дело в том, что передвижение каменной статуи таким способом требует идеально гладкой дороги, иначе она не сможет преодолеть возникающие на ее пути препятствия. Поскольку на острове Пасхи действительно были обнаружены древние дороги, данная гипотеза могла бы получить право на существование. Но есть одно обстоятельство — ТРЕНИЕ. Чтобы преодолеть силу трения и заставить многотонную массу поворачиваться вокруг оси, нуж-

ны огромные усилия. И тем большие, чем менее гладкая дорога. В то время дороги острова Пасхи, пусть даже специально подготовленные и расчищенные, все же вряд ли имели необходимую для этого “зеркальную поверхность”.

Ж.-П. Симоре, французский исследователь, посетивший в свое время остров Пасхи, предложил некоторые уточнения к гипотезе движения вращением, которые, по его мнению, позволяли решить проблему трения. Это было вращение “вразвалочку”.

Нужно отметить, что передвигаемая статуя имеет две позиции равновесия. Одна из них устойчивая — на ее основании, другая неустойчивая — на ребре основания. В последнем случае достаточно легкого толчка, чтобы статуя повернулась, например, на четверть оборота. Таким образом, наклоняя ее то вправо, то влево и заставляя каждый раз делать по четверти оборота, можно продвигать ее вперед. При этом не

 

требуется специально оборудованных дорог, так как в положении неустойчивого равновесия основание статуи приподнимается и этого вполне достаточно, чтобы преодолевать незначительные дорожные препятствия. Из собственного опыта многие из нас знают, что так иногда двигают громадные шкафы, тяжелые бочки, газовые баллоны и т.д.

И вот осенью 1981 года появилась гипотеза чехословацкого инженера Павла Павела, которая была апробирована практически. К стоящей статуе с двух сторон прикрепляли веревки, после чего ее отклоняли на ребро основания, являвшегося в момент совершения “шага” опорой скольжения, и, прикладывая определенные усилия, передвигали.

В 1982 году во французском научно-популярном журнале “Сьянс э ви” была опубликована статья уже упоминавшегося Ж.-П. Симоре с изложением версии, во многом повторяющей идею, выдвинутую П. Павелом.

Кстати, последний провел необходимые вычисления при различных условиях решения, в результате которых

выходило, что неподъемную глыбу можно заставить “кувыркаться” без всяких подъемников, кранов и любых других механизмов. Достаточно было группы людей, обычных прочных канатов и специального “дирижирования” операцией... После этих рассчетов П. Павел решился наконец на проведение практических исследований.

Для этого в чешском городке Страконица, в котором жил П. Павел, была отлита бетонная модель “маои” высотой 4,5 метра и весом 12 тонн. С помощью канатов ее поставили в вертикальное положение, а затем с помощью 17 человек осуществили эксперимент, в результате которого она “зашагала”.

В это время П. Павел, узнав из печати, что Тур Хейер-дал опять собирает экспедицию на остров Пасхи, написал ему письмо, в котором рассказал о своих опытах. Убедившись в обоснованности выдвинутой П. Павелом гипотезы, Т. Хейердал пригласил П. Павела в свою экспедицию, которая состоялась в начале 1986 года.

Вот что писал П. Павел в чешском журнале “Веда а техника младежи” о своем посещении острова Пасхи и проведении там “натурного” эксперимента:

“...С первого дня мы не отходим от статуй. Эрозия их поверхности поражает. На фотографиях они выглядят как величественные: чуть ли не отшлифованные колоссы, а в реальности вызывают сострадание. Спина, грудь, плечи — словом, все, что открыто ветрам и осадкам, выглядит ужасно. После бурных дискуссий Сергию Рапу, губернатор острова Пасхи, выбрал для нас сравнительно небольшого “маои” высотой 2,75 метра. Массы 4—5 тонн, думаю, вполне хватит для чернового опыта... Ну что, пробуем? Канаты напряглись. Я окаменел, словно “маои”, а статуя даже не шелохнулась. Лихорадочно соображаю, что могло случиться? Рабочей силы хватает, а “маои” даже меньше, чем в Страко-ницах. И тут до меня дошло: полинезийцы просто дела-

ли вид, что тянут. Заметили, что их снимают киношники, и тут же превратились в артистов. После коротких уговоров они как следует взялись за канаты, и... “маои” шагнул. На месте сдвинутой фигуры осталась кривая борозда от граней основания. Еще один шаг, еще; На первый раз хватит... Тур Хейердал подходит поздравить меня. Наконец-то он собственными глазами увидел шагающего “маои”. Теперь надо было найти статую для серьезного опыта. Нас отвели к одинокому исполину неподалеку от Рано-Рараку. Высотой он около 4 метров, а массой — 9—10 тонн. Киногруппа, прибывшая, кстати, из Швеции, просила устроить передвижку метров на шесть. Маршрут должен проходить по камням, по развалинам старого дома в форме перевернутой лодки, по траве — так что испробуем все. Поскольку, как и в предыдущем случае, деревьев не было, пришлось вкопать четыре кола для фиксации канатов, с их помощью наклоняли и страховали “маои”. Первый шаг я снова ждал с напряжением, но все пошло гладко: канаты натянулись, статуя дрогнула и повернулась...

... Тем временем 12 полинезийцев раскачивали статую, слегка поворачивая ее из стороны в сторону. И каменный великан “пошел”. Он делал шаг за шагом, оставляя за собой вырванный дерн, разбитые камни и глубокие борозды. “ЕСЛИ ЭТОТ ПОШЕЛ, КАКОЙ УГОДНО ПОЙДЕТ!”, — оценил Тур Хейердал эксперимент”.

На проводимую операцию с каменными идолами пришли посмотреть сотни аборигенов, в том числе и тех самых, которых прежние исследователи использовали для перемещения статуй по земле. Теперь они изумленно взирали, как веревки держат в руках менее десяти человек — вместо былых десятков или даже сотен. И как веками стоявшая на одном месте скульптура, тяжело покачиваясь, перекочевывает на новую стоянку...

Еще одна аналогичная гипотеза была выдвинута в 1986 году ленинградскими инженерами-кораблестроителями А.В. Пестуном и Р.У. Валеевым. Это была, по сути дела, модернизированная, то есть слегка доработанная, идея П. Павела. Суть гипотезы ленинградцев заключается в том, что канаты и веревки должны быть закреплены на голове статуи, а опорой в момент шага должна быть не плоскость или ребро, а точка, то есть вершина основания.

Авторы этой гипотезы считают, что вывод, к которому пришли участники последней экспедиции Т. Хейердала — если двинулся один из каменных истуканов с сильно разрушенным основанием, то и какой угодно пойдет, — спорный, поскольку необходимо учитывать ряд принципиальных обстоятельств.

Во-первых, большинство “маои” в 1,5—2 раза выше и в 5—6 раз тяжелее, а изменения количественные в данном случае переходят в качественные. Сопротивление повороту для самых крупных, глубоко врывшихся в грунт изваяний будет во много раз больше, что потребует для осуществления “шагания” значительно большее количество “рабочих рук”.

Во-вторых, поставленное на ребро изваяние погружается в грунт, упрощенно говоря, до тех пор, пока площадь контакта, ограниченная “ватерлинией”, не станет достаточной для компенсации силы тяжести. При развороте вся погруженная часть будет действовать словно лемех плуга.

И наконец, в-третьих: и в Страконицах, и у вулкана Рано-Рараку “маои” прошли всего несколько метров по очень простой для них дороге. В древности же истуканов передвигали на большие расстояния по пересеченной местности, по неровностям лавовых полей, по песку и мягкому грунту.

Пришедшую к берегу океана статую уже не сложно было поднять на пьедестал — “аку”. “Маои” накреняют в разные стороны и подбрасывают под основание щебень и камни. Затем истукан уже привычно “шагает” вперед, на пьедестал.

Молодые инженеры А. Пестун и Р. Валеев предложили, по сути, цельную картину транспортной операции древности. До этого к самой невероятной ее части — спуску отшлифованных фигур по крутому, почти отвесному склону вулкана — исследователи не подступались. Пестун и Валеев пришли к выводу: безопасный спуск готовой статуи возможен лишь по своеобразной канатной дороге. Для нее нужны были знакомые всем морякам и корабелам кнехты и такелаж. Кнехт — не что иное, как прочный упор, вокруг которого можно обвязать канат или веревку. Этой цели, как оказалось, и служили 28 “маои”, вкопанных у подножия и в кратере вулкана. Последние потому и смотрят в небо, что отклонились назад, к гребню кратера, силой натяжения канатов или веревок в процессе их многократного использования.

Предложенный Пестуном и Валеевым рациональный способ последовательного транспортирования изготовленных статуй, по всей видимости, как бы подтверждает первоначальную идею, высказанную Т. Хейердалом: ДРЕВНИЕ ПАСХАЛЬЦЫ ДЕЛАЛИ СВОИ СКУЛЬПТУРЫ САМИ И ПЕРЕДВИГАЛИ ИХ ТОЖЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО!

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (705)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.038 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7