Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Глава 11. Чего ты боишься? 6 страница




С прерывистым дыханием, я скользнула под воду. Волна захватила меня и начала подталкивать к берегу. Я прорвалась через поверхность и вдохнула прохладный воздух, заполняя свои легкие, продолжая скользить к берегу на волнах, пока мои колени не коснулись песка.

- Ты что безумная? - Пейтон ругалась, стоя на пляже, держа полотенце в своих руках. – У тебя же губы фиолетового цвета, и ты голая. О чем, черт возьми, ты думала?

Я поглядела вокруг, прежде чем выйти, удостоверяясь, что мы были вдвоем.

- Прямо сейчас? - Я сделал паузу. – Ни о чем. - Тогда я ухмыльнулась, раздражая ее больше. Я взяла небольшое пляжное полотенце у нее и обернула его вокруг моего дрожащего тела. Даже с полотенцем, мои мышцы были твердыми, ноющими от холода. Пейтон взяла мою одежду.

- Я принесла твою сумку, так что ты можешь надеть что-нибудь сухое и теплое на себя, - объяснила она.

- Ты принесла мою сумку? - Я просмотрел на нее, и она отвела глаза.

- Я надеялась, что ты могла бы остаться здесь и позволить Тому и мне провести время вдвоем в течение дня или двух, - она ответила застенчиво. Я подняла брови. – Коул не возражает, несмотря на всю твою странность.

- Он считает, что я вела себя странно? – я спросила любопытно.

- Нет, но я считаю. Он просто сказал, что ты пробуешь «что-нибудь новенькое» и вручил мне полотенце.

Я засмеялась.

Прежде чем мы вошли в дом, Пейтон остановила меня, чтобы удостовериться, что я прикрыла все, что должна была прикрыть, так как Том сидел на диване. Я закатила глаза и пронеслась мимо нее в дом.

- Твоя сумка в ванной с правой стороны, - проинформировала меня Пейтон.

Том спросил, - Ну как водичка? – когда я прошла мимо дивана.

- Заткнись, Том, - Пейтон резко оборвала. Коул наблюдал за мной, прислонившись к столешнице. Я поглядела на него и мой рот сложился в тонкую усмешку, когда я вошла в спальню и закрыла дверь.

Я стояла под горячим поток душа, пока наконец не оттаяла. Мое похмелье растворилось в волнах. Я глубоко вздохнула, удовлетворенная бодрящей ясностью, которую придал мне новый опыт. Когда я зашла в кухню, одетая и с сухими волосами, то чувствовала, что моя кожа пылает.



- Проголодалась? - спросил меня Коул, когда я села за островок.

- Ужасно проголодалась. – Он поставил передо мной огромную тарелку с блинчиками.

Я осмотрелась вокруг и поняла, что мы были одни. – А где Пейтон и Том?

- Они вернулись к ней, - ответил он, моя миску в раковине. – Твои ожидания оправдались? - Коул оглянулся с блеском в глазах.

Я напихала полный рот блинчиков. - По поводу чего?

- Купания голышом?

Я неловко поерзала на табурете. - Было даже лучше, - я ответил мягко. Я слышала, что он выпустил хриплый смех, не оборачиваясь.

Коул выбрал какую-то музыку и исчез в своей комнате, чтобы принять душ.

Туман снаружи сгущался. Я внезапно осознала, что собираюсь провести весь день с Коулом в этом доме … одна. Осмотревшись я поняла, что не было телевидения, и я полагала, что закроюсь в гостевой спальне и весь день буду читать. Именно тогда я заметила коробки с пазлами, сложенные на одной из полок. Я никогда не собирала пазлы прежде, и я была заинтригована этой мыслью. Казалось, что тысячи кусочков могут помочь отвлечься. И мне не нужно будет ни о чем думать кроме того, чтоб найти нужный кусочек и совместить его с другим.

Я выбрала коробку с живописным горным пейзажем и села, притащила журнальный столик, пока он не оказался напротив дивана и разложила кусочки перед собой.

Коул появился из своей комнаты, пахнущий как прохладный бриз, его влажные светлые волосы были зачесаны назад, как будто он только что провел пальцами по ним, чтобы уложить. Я опустила глаза вниз, когда он поймал меня, смотрящей на него, и я продолжила поворачивать кусочки стороной с рисунком.

- Я уже давно не собирал пазлы, - сказал Коул, стоя около меня и взяв крышку коробки.

- А я вообще никогда их не собирала, - призналась я, не смотря на него.

- Правда? – Он казался удивленным. - Хочешь помогу? Или ты испытываешь желание соединить тысячу частей сама?

- Можешь помочь, если хочешь.

Коул устроился на диванной подушке рядом со мной, перекрестив ноги. Он начал отделять крайние кусочки от центральных частей. Когда он наклонился вперед, его колено слегка коснулось моего бедра, посылая дрожь моей кожи. Внезапно я перестала быть уверенной, было ли это такой хорошей идеей.

- Ты в порядке? - спросил Коул, заметив мою напряженную позу.

- Хм, ага, - Я подавилась и закашляла, чтобы прочистить глотку.

- Хочешь что-нибудь попить? - Он поднялся на подушке и перепрыгнул через спинку дивана, таким образом, чтобы не задеть журнальный столик.

- Конечно, - ответила я, пользуясь возможностью отодвинуться еще дальше от его стороны. – Все что у тебя есть - замечательно.

- Кола? – предложил он. Я кивнула, не смотря на него, сосредоточившись на сортировке частей.

С туманом, скрывающим океан, мы провели день, наполненный тишиной за исключением музыки, заполняющей комнату. Мы двигали кусочки вокруг стола, работая в унисон, не произнеся и слова. Я знала о каждом его движении. Напряжение спало с него, когда он протянул через пространство между нами свои длинные, тонкие пальцы, соединяющие части, задержавшись и держа край одного кусочка у своих полных губ пока решал, куда же его разместить. Кожа на моей руке содрогалась, когда он задевал ее, перемешивая части мозаики.

- Проголодалась? – Он нарушил молчание, заставив меня подпрыгнуть.

- Хм, ага, я бы поела. – Я потянула свои руки над головой. Моя спина была скованна от того, что была в сгорбленном состоянии в течение многих часов.

Коул отодвинул стол и встал, потягиваясь также как и я. Его рубашка приподнялась, чтобы намекнуть на наличие мускулатуры под ней. Я поймала себя на этих мыслях и отвернулась. Мне хорошо удалось избегать его, убеждая себя, что не интересуюсь им, потому что я не могла интересоваться им. Но я была здесь, пойманная в ловушку в этом доме вместе с ним, и я была почти что готова отказаться от попытки управлять моими вынужденными реакциями. Я должна была позвонить Пейтон и убраться отсюда ко всем чертям.

- Ты в порядке? – спросил Коул, отвлекая меня от моего плана побега.

- А? – Я подняла сою голову, не будучи уверенной, что именно он спросил.

- Я спросил, Мексиканская кухня подойдет? - Он сделал паузу, чтобы изучить меня. – Ты уверена, что с тобой все в порядке? У тебя похмелье или что-то другое?

- Нет, я полагаю, что я просто одурела от того, что целый день провела, пялясь на пазлы. Извини. Мексиканская кухня – это отличная идея.

Я вошла в ванную комнату, чтобы умыться холодной водой дать себе время прийти в норму. Тогда я нашла свой телефон и послала Пейтон сообщение. «Не могу больше оставаться здесь. Приезжай и забери меня».

Она мгновенно ответила. «Почему? Вы что воюете?»

«Нет»

«Да ладно тебе, Эмма. Всего одна ночь. ПОЖАЛУЙСТА!!!!» Я впилась взглядом в ее ответ и сжала в расстройстве зубы.

«Только одна ночь. И ВСЕ. Забери меня утром».

«Спасибо!!» - появилось на моем экране. Я села на кровать, пробегаясь пальцами по волосам. Может мне стоит лечь пораньше. Сразу после того, как мы вернемся с ужина, который привлек новую волну страха. И о чем, черт возьми, я собираюсь с ним разговаривать во время ужина?

- Готова? - позвал Коул из гостиной.

Я сделал глубокий вдох. – Ага.

 

- И так…у тебя четыре сестры, верно? – Спросила я, после того, как мы сделали свой заказ, надеясь показать, что я полностью открыта для общения. Не было ни одного варианта, при котором я могла бы сидеть напротив него в тишине во время ужина.

- Да, - подтвердил он. Он с минуту помолчал, и затем понял, что я ждала, чтобы он продолжил. Он кажется …. Расслабился. - Мисси самая старшая. Ей двадцать семь лет. Тогда как Каре двадцать пять лет. Лив двадцать лет, и Зое шестнадцать лет. Да, пять девочек, плюс мой папа и я – это было очень … драматично. Но сейчас все разъехались. Зоя с моей мамой в Сиэтле. Лив едет в штат Флорида. Кара в Окленде. Мисси в Штате Колумбия, а мой папа в Сан-Диего.

- Все разъехались, - подтвердила я. Он кивнул. Я подготовилась к вопросам о моей семье.

- Кто твой самый близкий друг?

Это совсем не то, что я ожидала.

- Сара, - ответила я с облегчением. – Она сейчас в Париже по программе обмена с Парсонами в Нью-Йорке. Но она как продолжение меня, даже больше важна, чем жизненно важный орган.

- Ну, ничего себе, вы очень близки, - заметил он, приподняв при этом брови. – Она когда-нибудь бывает в Калифорнии?

- Каждые каникулы, за исключением этих. Но она приедет сюда в мае на все лето.

Он продолжил описывать свою семью, рисуя их очарование и причуды так ярко, что я могла почти представить его сестер в голове. И я говорила о Саре с таким большим количестве деталей, что могла почти слышать ее голос. Я скучала по ней.

- Вот так, Лив решила однажды, что станет вегетарианкой, - Коул поделился по пути домой, - кроме тех случаев, когда мы ходим в ее любимые рестораны. И с тех пор как мой папа не готовит, мы выходим куда-нибудь поесть все время, таким образом, каждый ресторан стал ее излюбленным, и в действительности она не вегетарианка. Но если ты когда-нибудь встретишь ее, то она скажет, что она - вегетарианка, и она мне будет капать на мой мозг за равнодушие, если я не упомяну этот факт.

Я засмеялась, думая о том, что мне явно бы она понравилась, если бы я когда-нибудь с ней познакомилась. Мы провели два часа в ресторане за разговорами. Я разглядывала дверь дома осторожно, мои нервы натягивались – потому что мне на самом деле понравилось говорить с Коулом. И хуже того, что мне нравился он сам. И этого нельзя было допустить.

Мне было интересно, почему он меня никогда не спрашивал о моей семье. И о том, почему я себя так вела на вечеринке прошлой ночью. Но я чувствовала, что была должна дать ему своего рода объяснение, тем более что он дотащил мою пьяную задницу домой.

- Извини за прошлый вечер, - я взболтнула, когда он положил свои ключи на кухонный стол. – Я…

- Перебрала, - он закончил фразу за меня. Я рассмеялась его столь мягкому выбору глагола. – Ты не должна ничего объяснять. Я отчасти понял, в чем дело.

- Ох, да ты слушал. - Я дразнила его, вспоминая его само названный им талант.

- Да, я слушал. - Он подтвердил без затруднения. - И да. Я понял. Не нужно волноваться.

- Мне следует, вероятно, четко отрегулировать свои навыки набираться и не прибегать больше к рюмкам.

- Это было бы в твоих интересах. – Он тихо усмехнулся.

- Хорошо … еще раз спасибо за то, что вытерпел меня, - я ответила серьезно, встретив его прозрачные голубые глаза.

- Ты была не так уж ужасна, - он ответил, не отводя взгляд. Задержавшись немного дольше дозволенного.

- Хм, - внезапно я сказала, нарушая связь и заставляя потянуться. - Тоскливые дни меня утомляют. Я думаю, что рано лягу спать и почитаю, пока не засну.

- Хорошо, - Коул сказал, слегка пожав плечами.

Когда я открыла дверь спальни, то я услышала, - Эмма?

Я нерешительно повернулась к нему.

- Я решил, что ты хорошая.

Мой рот съехидничал в ответ на его дразнящий тон. – То есть ты не считаешь меня стервой?

Он улыбнулся шире, его глаза засветились. – Я этого не говорил.

- Прекрасно, - усмехнулась я.

- Спокойно ночи, Эмма. Я прикусила свою губу с небольшой улыбкой. – Доброй ночи, Коул.

 

Глава 9. Вновь чувствовать.

На следующее утро я встала поздно. Времени на то, чтобы уснуть, ушло больше, чем я рассчитывала. Всё, о чем я могла думать в данную минуту, это Коул, спящий в соседней комнате, и, хорошо… что это было всё, о чем я могла думать.

Я быстро приняла душ и собралась, зная, что Пейтон может прийти в любую минуту. Взяв свои вещи, я вышла из комнаты.

Когда я приоткрыла дверь в спальню, то увидела Коула, сидящего на диване. Он был явно сильно увлечен пазлом, законченным лишь на треть.

- Доброе утро, - сказал он, не оборачиваясь в мою сторону. – Я не могу оторваться от этого увлечения. Ты голодная?

- Я могу приготовить что-нибудь сама, - сказала я ему. – А ты продолжай собирать. У тебя есть каша?

- Да. Так же есть яйца и английский кексы, если ты захочешь.

- Я не умею готовить. – Я открыла шкафы в поисках того, чего можно было бы поесть, по части этого у меня был большой опыт.

Коул молчал. И тишина казалась мне зловещей. Я повернулась к нему и обнаружила, что он смотрит на меня с нескрываемым любопытством.

- Не умеешь готовить?

- Нет.

- Хм. Это не то, чего я ожидал. – с этими словами он отвернулся и снова занялся своими пазлами.

Почему этот факт удивляет почти всех, кто так или иначе меня знает? Я отбросила эту мысль и залила хлопья молоком.

Присев на подлокотник дивана и поедая свой завтрак я разглядывала кусочек пазла. Задумавшись, я даже не заметила, как Коул наклонился и поднял его, вставив на место.

- Знаешь, ты можешь сесть.

- Эм, я думаю, что скоро приедет Пейтон, - заявила я, неуклюже зашагав на кухню, чтобы положить миску в посудомоечную машину.

- Нет, она не приедет. – возразил Коул.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Они с Томом поедут на Каталину на весь день.

Паника сжала мой желудок. Это означает, что я останусь здесь… с Коулом… снова.

- Иди сюда и помоги мне, - попросил он. Когда он заметил мою бледность, то напрягся. – Она не рассказала тебе, так?

Я покачала головой.

- Если ты не хочешь оставаться здесь, я пойму. – Сказал он, но тут же в спешке добавил - Я имел ввиду, что всё равно собирался заняться серфингом.

- Прости. – Я чувствовала себя гадко, и не скрывала этого. – Я просто не ожидала такого поворота, вот и все.

- Всё нормально. – он улыбнулся и снова вернулся к своему занятию.

Я вздохнула и попыталась расслабиться. Направляясь к раздвижным стеклянным дверям, я сжимала руки в кулаки, пытаясь решить, что мне делать. Я посмотрела на туманное небо и поняла, что сейчас слишком прохладно для того, чтобы сидеть снаружи, по крайней мере до тех пор, пока небо не станет чистым и не выглянет солнце.

Я залезла на диван, скрестив ноги и, откинувшись как можно дальше от Коула, насколько это было реально.

- Что будет следующим в твоем списке? – спросил он, надавив на край пазла, прикусив при этом, свою нижнюю губу. В этот момент я не могла сосредоточиться ни на чем другом. Он повернул ко мне голову, и мне пришлось оторвать взгляд от его губ, чтобы заглянуть ему в глаза. Его брови приподнялись в ожидании.

- Я не… - я запнулась. – Я не знаю. Может, ты сам что-нибудь придумаешь? – это было не лучшей моей репликой.

- Что ты имеешь в виду? Я думал, что у тебя был список. Ну, знаешь, список того, что ты хочешь сделать в предстоящем году?

- По правде говоря, нет. – созналась я. – Когда ты спрашивал меня, я просто говорила первое, что приходило мне в голову. Я никогда даже не собиралась делать все эти вещи, пока ты не вынудил меня сказать иначе. И тогда, я на самом деле захотела всего этого. Поэтому, я считаю, что ты имеешь полное право выбрать следующий пункт. Это по твоей вине у меня появился список, и ты, в любом случае, стал этому свидетелем.

Коул смотрел на меня, не понимая, серьезно ли я говорю. А затем он стал смеяться. И смеялся он весьма продолжительно.

- Прекрати, - потребовала я, стараясь выглядеть расстроенной, когда толкнула его в плечо. Но чем больше он смеялся, тем труднее мне было изображать раздражение, и мои губы, в конечном счете, расплылись в улыбке. – Ладно! Можешь не выбирать. Мой глупый список вовсе не нуждается в твоих предложениях.

- Какова классификация? – спросил он, наконец, после того, как снова взял себя в руки.

- Ммм?

- Что должно быть в твоем списке? Какие у него критерии? – пояснил он.

- Ну… - я замялась лишь на мгновение. – Это должно быть нечто такое, от чего у меня кровь застынет в жилах, что заставит меня испытать самый мощный адреналин.

- Это итак ясно, - отчеканил он. Я закатила глаза.

-Это должно быть что-то, что поглотит меня целиком и заставит забыть все, что я хочу забыть. Каждое тяжелое воспоминание и горечь от причиненной боли.

- Боль?

- Я имею в виду, э-э… - я съежилась, молча проклиная себя за свою чрезмерную откровенность. – Всё, что меня беспокоит. Ну, знаешь, например, если у тебя был плохой день, то ты хочешь просто о нём забыть. Мне необходимо что-то, что заставит всё это исчезнуть. Понимаешь?

- Понимаю. – Глаза Коула бегали по моему лицу так, словно он хотел о чем-то меня спросить, но не решался. – Я думаю, что мы могли бы что-нибудь придумать. Дай мне время поразмышлять об этом, хорошо?

- Конечно, - я пожала плечами, хотя внутри у меня всё так и сжималось.

Мы продолжали сидеть так ещё около часа. Но на этот раз, Коул включил музыку и тема нашего разговора резко сменилась в её сторону. Очень скоро я обнаружили, что у нас намного больше общего, чем я предполагала.

- Разве ты не хотел заняться серфингом? – спросила я, заметив, что солнце, наконец, выглянуло из-за облаков.

- Я могу заняться им завтра, - ответил он слегка небрежно. – А сегодня я проведу время с тобой.

Я уставилась на пазл, совершенно обездвиженная. Я не хотела, чтобы он проводил со мной свое время, потому что очень хотела, чтобы он это сделал.

- И почему мне кажется, что ты собираешься сбежать?

- Я, э-э… - я заикнулась. – Э-э.. – я действительно очень хотела слететь с дивана и умчаться как можно дальше. Но у меня не было машины и мне никуда не нужно было срочно идти. – Я, э-э…

- Все в порядке, - он забавно покачал головой. – Если тебе хочется побыть одной, просто скажи мне об этом. Но я буду чувствовать себя виноватым в том, что оставил тебя одну, потому что Пейтон вернется только поздно вечером. Я могу пойти к своим друзьям.

- Извини. Я веду себя очень глупо. Я просто не понимаю, как мне нужно себя вести, когда ты рядом.

- Честно, иногда ты болтаешь очень странные вещи. Неудивительно, что я не могу тебя просканировать, - сказал он, издав тихий смешок. – Просто будь самой собой, Эмма. Расслабься. Я не причиню тебе боль.

Зато я могу причинить тебе боль.

Пейтон должна вернуться только вечером. Сколько вреда я могу нанести ему всего лишь за день? Он немного нравился мне, и я не могла игнорировать этот факт, я почувствовала, что могу позволить себе этот день. Только один день.

- Хорошо, - я выдохнула. – Чем ты хочешь заняться?

Он соскочил с дивана.

- Пойдем в зоопарк.

- Зоопарк? – мои брови взлетели вверх.

- Я не тот парень, который будет прыгать с парашютом или заниматься дрэг-рейсонгом, Эмма. Я говорил тебе. Поэтому, вставай, и пойдем в зоопарк.

Мы вернулись домой несколько часов спустя, объевшись картошки-фри и мороженого.

- Всё прошло не так уж и плохо, правда? – Коул бросил ключи на стол.

- Нет, - я засмеялась. – Никогда не думала, что когда-нибудь буду кормить жирафов, спасибо тебе.

Наступила пауза, Коул усмехнулся, глядя на меня со своей привычной улыбкой. Мне такое хотелось сделать с этими губами….

- Пожалуй, я пойду побегаю. – мне срочно нужно было время, чтобы хоть как-то отвлечься от Коула, который был весь день рядом со мной. Моя кожа по-прежнему горела от тех многочисленных раз, когда он брал меня за руку во время нашей прогулки. Вне всякого сомнения, этот зоопарк был одним из самых красивых мест, и желание чувствовать его руку в своей проявлялось с удвоенной силой. Моя голова кружилась, наряду с моим «моральным компасом». Мне было необходимо побыть одной.

- Я сделаю нам что-нибудь перекусить. – объявил он. – Поедим, когда ты вернешься.

Я спустилась вниз, на пляж, оставив его готовить нам еду.

Я даже не представляла, что рядом со мной хоть кто-то будет, когда переехала в Калифорнию. Даже мои соседки по квартире на самом деле совсем меня не знали.

На первом курсе я была отшельником – закрывалась совершенно ото всех и отключала все свои эмоции. В этом году я старалась контролировать свои чувства, но уже несколько раз непозволительно им поддавалась. Все это началось с той самой ночи, когда Коул вошел в мою жизнь. И теперь… я снова чувствовала. Чувствовала слишком сильно. И боялась этого. Боялась того, что может произойти, если я не смогу снова отбросить в тень все свои эмоции, где им и было самое место.

Мы поступаем скверно, когда лжем и обманываем. Мы разрушаем жизни людей.

Я проваливалась глубже в песок, но заставила себя побежать дальше, требуя, чтобы этот голос прекратился, потому что он каждый раз напоминал мне о том, что я не должна никого к себе подпускать. Но голос все ещё был здесь. Я пыталась вернуть себе контроль, который потеряла, мне становилось трудно дышать, не только от бега, но и от осознания того, что я не смогу убежать от самой себя.

- Такими темпами, ты загонишь себя, - отметил Коул, стоя внизу и тяжело дыша. Я вздрогнула. – Я готовлю курицу. Думал, что мы могли бы сделать бутерброды. Ты уверена, что ты в порядке?

- Конечно, - ответила я, пытаясь прийти в себя. Я поднялась по ступенькам и оставила свои кроссовки у входа, чтобы не заносить песок в дом. Направляясь в свободную спальню, чтобы принять душ, я очень надеялась смыть все свои эмоции, которые так и обжигали меня изнутри.

Мы сидели на нижней веранде, смотря на океан. Мы не говорили и я подумала о том, сколько же времени мы провели вместе именно так. Коул не задавал мне лишних вопросов. Он позволял мне решать самой, что именно я могу рассказать ему. Ему было приятно просто молчать. Как и мне.

Сидя рядом с ним, я не отвлекалась на разговоры, что не позволяло мне узнавать его слишком близко. Глубокое раздумье отражалось в его спокойных глазах, когда он смотрел на воду. Он сидел в кресле совершенно непринужденно, закинув ноги на перила. Его тело излучало невероятную мужественность. Между нами будто существовала какая-то невидимая энергия, прячущаяся в тишине, я никогда не испытывала такого раньше.

После ужина мы вернулись на диван к пазлам, картинка которых уже начинала напоминать горный пейзаж, а на коробке, он был ещё и обтянут завораживающими облаками на фоне голубого неба.

- Это занятие определенно затягивает. – я принялась соединять части пазла вместе. – Я не понимаю, что в этом такого, но не могу остановиться. Мне необходимо увидеть всю картинку целиком, и совсем неважно, что сам процесс так скучен.

- Наверное, это оттого, что однажды, когда ты соединишь все его части вместе, то это станет чем-то прекрасным для тебя. – по моей спине прошла дрожь, когда я встретила взгляд его нежных голубых глаз.

- Кажется, я понял, что должно быть следующим пунктом в твоем списке.

- Что ты задумал? – прошептала я.

- То, что заставит твое сердце ускорить свой ритм. – сказал он. – Нечто, что заставит тебя забыть обо всех вокруг. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что я знаю, что тебе нужно.

- Да? – проговорила я очень тихо, чувствуя, как учащается мой пульс. Воздух между нами был разряжен, а он находился всего в нескольких сантиметрах от меня. Я по-прежнему смотрела ему в глаза не в силах пошевелиться, пока не ощутила его дыхание на своем лице. Я закрыла глаза и почувствовала касание его губ. Мгновенно, абсолютно все перестало для меня существовать, я внимала только нежность его поцелуя и медленное скольжение его губ по моим. Я не дышала. И не думала. Я ощущала лишь покалывание по всему телу, как от электрического заряда. Когда он отстранился, я сидела, не открывая глаз, в очаровании.

Я медленно подняла свои веки, он ждал, что я скажу, уголки его рта были кокетливо подняты вверх. Я пропустила немного воздуха через свои легкие и растеклась на диване.

- Это был самый достойный пункт в списке. – мой голос дрожал. Покалывание в теле и гул в голове начали потихоньку отступать. – Боюсь, теперь мне будет очень трудно придумать что-то лучшее.

Коул рассмеялся.

Этой ночью я долго лежала без сна. Я не могу сделать это – эти слова повторялись в моей голове снова и снова, паника смешивалась с моим бессилием. Я села на кровати и уставилась на дверь.

Запустив пальцы в волосы, я прикусила губу, и погрузилась в мысли. Мне нужно уехать. Уехать отсюда. Чтобы сбежать от него… и этого поцелуя. Его поцелуй всё ещё горел на моих губах, вызывая во мне непреодолимое желание, и я не знала, как его подавить. Желание чувствовать. Желание заполнить ту бездонную пустоту, которая жила внутри меня, которая раздирала меня на части, когда я покинула Уэслин. Я мечтала снова почувствовать что-то… что-нибудь. Даже если это было неправильно.

Я выползла из-под одеяла и решила попросить Коула довезти меня до Пейтон. Они с Томом должны были вернуться поздно, но, скорее всего, они уже были дома. Меня не волновало, что была уже середина ночи. Это было всего то в пятнадцати минутах езды.

Я оделась, бросив свою сумку в гостиной, и направилась к его двери. Я смотрела на неё, казалось бы, целую минуту, моя грудь резко вздымалась, и я сосредотачивалась на том, чтобы постучать. Я подняла руку и слегка постучала по двери.

- Коул? – окликнула я его. Если он не ответит, то я просто быстро развернусь и пойду обратно к себе. Я была совершенно не в себе, стоя перед его дверью. О чем я, черт возьми, думаю?

- Да. – ответил он. – Заходи.

Я сглотнула и толкнула дверь.

- Ты не спишь? – это была, наверное, самая глупая вещь, которую я только могла бы сказать, так как он только что ответил на мой вопрос.

- Что случилось? – спросил он. Я едва ли могла различить его силуэт, когда он приподнялся на локте. Я не стала подходить ближе, чем на два шага, пробираясь сквозь темноту.

- Не могу уснуть. – Тихо объяснила я, потянув за край своей футболки. – И э-э… - слова о том, что мне необходимо уехать, которые снова и снова вертелись в моей голове, так и не вырвались у меня.

Он осмотрел меня, молча лишь мгновение.

- Иди ко мне, Эмма.

Мои глаза расширились.

- Ты можешь лечь поверх одеяла. – Предложил он. – Мы поговорим, может, это поможет тебе заснуть.

- Всё нормально, - засипела я, осторожно приближаясь к постели. От него исходил приятный и свежий аромат. Коул немного сдвинулся, чтобы освободить мне место. Игнорируя разумную часть своих мыслей, я пригладила одеяло и легла сверху.

Когда он развернулся набок, одеяло спустилось до талии, представляя моему взору контур его широкой и крепкой груди. Я решила лечь на спину и смотреть в потолок, чтобы только не смотреть на него, пока мы будем говорить. Я боялась, что окончательно потеряю контроль, если ещё раз взгляну на него.

Он немного помолчал, а потом прошептал:

- Или мы не должны разговаривать. - Я знала, что он ждал, пока я сама начну разговор. В конце концов, он был прав, ведь именно я постучала в его дверь.

- Извини, - пробормотала я, - я запуталась.

- Запуталась?

- Коул, я не хочу, чтобы я нравилась тебе. – Призналась я на одном дыхании.

Он не ответил. Именно в этот момент я почувствовала себя очень уязвимой. Повернувшись к нему лицом, я поняла, что он ждет от меня объяснений. Его взгляд заставлял меня дрожать, поэтому, я отвернулась.

- Я… я боюсь, - выдохнула я, плотно сжав челюсть, боясь того, что наконец-то, сказала правду.

- Что тебе будет больно? - спросил он, его голос был тихим и успокаивающим.

- Что я могу тебя обидеть. – Ответила я. – Я облажалась. Я так облажалась. Я не могу… не могу с тобой встречаться. Не могу себе этого позволить. Я не могу сближаться. И…

- Эмма, - перебил он, - всё хорошо.

Я повернулась к нему, чувствуя, что должна заглянуть ему в глаза, моё тело дрожало.

- Ты не понимаешь, - продолжила я отчаянно, сжимая руки, как защиту, на своей груди. – Я не должна находиться здесь. Не должна была входить в эту дверь и говорить тебе всё это. Я знала, что должна оставить тебя, с того самого момента, как мы встретились. Потому что… я просто должна. – Я напряглась от боли, которая внезапно пронзила мою грудь. – Я ужасный человек.

- Сомневаюсь, - прошептал он в ответ. – Но если ты так хочешь уйти, то вперед. Эмма, я ничего не прошу. Мне нравится просто быть рядом. Но у меня нет надежды. Так что, если ты можешь… только на этой неделе, я хотел бы, чтобы ты никуда не уходила.

Я очень хотела прикоснуться к нему. Хотела дотронуться до его щеки, уткнуться лицом в его шею и вдыхать пьянящий аромат, исходивший от его кожи. Хотела позволить ему обнять себя и почувствовать, как мое тело отзывается на этот жест, разжигая огонь внутри меня. Но я этого не сделала. Я осталась лежать в стороне, не в силах отвести от него своего взгляда.

- Что ты думаешь? Ты останешься? – прошептал он, наклоняясь ко мне, чтобы провести своей ладонью по моей щеке, очень нежно. Я закрыла глаза, все мое тело невыносимо дрожало.

- Я остаюсь, - сказала я еле слышно. Я лежала рядом с ним, чувствуя, как меня с каждой секундой пронзает новый электрический заряд.

 

Глава 10. Предсказуемый.

Я чувствовала, что в комнате стало уже светло, и понимала, что должна открыть глаза. Но мне так удобно было под этим тёплым одеялом, в своём маленьком тихом уголке, рядом с ним, ждущим меня. Я посмотрела на него, лежащего напротив меня. Он ничего не говорил. Просто лежал, наблюдая за мной с легкой улыбкой.
Свет, пробирающийся через большую стеклянную дверь позади нас, осветил его кожу, зажигая румянец на красивых скулах. Мне очень хотелось дотронуться ладонью до этого румянца, почувствовать тепло, но я сдержалась.
Я все еще лежала поверх стеганого одеяла, но была накрыта синим одеялом с дивана. И он все еще находился под одеялом без рубашки.
- Я могу спросить тебя об одной вещи? - Его мятное дыхание донеслось до моего носа, и я покачала головой, зажимая рукой свой рот. - Тебе нужно почистить для начала зубы? - Я кивнула. Он рассмеялся. - Ванная тут рядом.
Нужно было взять свою зубную щетку из сумки в гостиной, но немного подумав, я решила остаться в его комнате. С помощью пальца я почистила зубы и вернулась в кровать, устраиваясь под одеялом. Коул продолжил ждать терпеливо.
- Продолжай, - я подбодрила, кладя голову на подушку.
- Почему ты осталась у меня этой ночью?
Я немного помедлила. Казалось, это было так давно.
– Я сделала татуировку. - И этот ответ был максимально близок к правде.
- И это, возможно, не может подождать до следующего дня?
- Нет.
Он сосредоточился на моих глазах, читая меня, и кивнул в знак согласия.
- Я могу посмотреть ее?
Я сдвинула свою рубашку, чтобы показать изображение вдоль бока.
Коул пристально изучал её. Его пальцы начертили полумесяц над спокойными глазами и вдоль мирного мужского профиля. Его прикосновение оставило покалывающий след. Мое дыхание дрожало.
- Что она означает?
- Было время, о котором мне стало необходимо себе напомнить, - объяснила я.
- Похоже, было больно, - сказал он, не отводя взгляд и пытаясь расшифровать текст, бегущий вдоль краёв.
- Не очень, - я пробормотала хрипло.
- Ты говоришь самые странные вещи. - Он сказал это почти восхищенно, опираясь рукой на мою голую кожу.
Я пожала плечами застенчиво.
-Ты сделаешь что-нибудь предсказуемое со мной сегодня? - Жар от его руки бежал под моей кожей. Мое тело трепетало. Что угодно. Но я знала верный ответ на его вопрос.
- Да, я пойду заниматься серфингом с тобой.
Он засмеялся, сидя в постели, забрав электрический ток с собой, когда убрал руку от моей талии – оставив меня в темноте и опустошив еще раз.
Едва ли я была в воде в тот день. Коул провел большую часть времени, показывая мне технику на песке, прежде чем позволил взять доску в океан. Когда мы, наконец, добрались до воды, то все сводилось к тому, как сидеть или стоять на доске, наряду с инструкциями относительно того, как грести в нужное время, чтобы поймать волну. Он не позволил мне даже попытаться встать на нее весь тот день. Но «предсказуемое» возбудило мой интерес, и я согласилась заняться серфингом завтра.
Когда Пейтон позвонила тем вечером, чтобы договориться о времени, когда она сможет забрать меня, я закрылась в спальне и сказала, что она может провести неделю с Томом. Я подыгрывала ей, будто делала огромное одолжение. Попыталась показать, что мне скучно и неинтересно, когда она спросила, как Коул и я ладим. И я знала, что это не было правильным решением. Но я не смогла уйти. Не сейчас.
Коул учил меня заниматься серфингом в более спокойных волнах в течение нескольких часов каждое утро, и я настояла впоследствии, чтобы он отправился немного покататься туда, где занимался обычно. К третьему дню я смогла держаться и сохранить равновесие … но не на долго.
Во второй половине дня мы работали над пазлами, читали, или я бегала. А каждую ночь ложилась рядом с ним сверху на одеяло. Перед тем, как Коул закрывал глаза, он оставлял свою руку на моем боку со стороны моей татуировки, словно мог держать мои слова в руке. Время от времени он водил по ее контуру пальцами, оставляя на мне приятное волнение. Искры, которые от этого получались, мерцали назад в темноту. Я делала все, что могла, чтобы сдержаться от разочарования после того, как он убирал руку.
Как только он глубоко засыпал, я убегала в гостевую комнату. Я никогда не просыпалась рядом с ним после той единственной ночи. Это был единственный способ избежать чувства вины. Плохо лишь то, что это не помогало... Мне нужно было убираться отсюда.
Коул никогда не спрашивал меня, почему я сбегала каждую ночь. И он больше не пытался вновь поцеловать меня.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (385)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.049 сек.)