Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Война докладов» и другие «теоретические битвы»





 

Столкновения по частным вопросам сделали практически неизбежной межэлитную войну по стратегическому вопросу — о будущем ТЭК. Вопрос об эффективном собственнике в нефтегазовом комплексе оказался чрезмерно политизированным: национализация нефтяных компаний означала бы начало конца и для их политических партнеров из «старомосковской» элиты. Наоборот, завершение приватизации в ТЭК подорвало бы экономическую базу «силовиков», которые лишились бы практически полного контроля над финансовыми потоками государственных «Газпрома» и «Роснефти».

В результате каждая из сторон начала готовить почву для наступления. Первым шагом стала подготовка общественного мнения, которая была проведена при помощи экспертного сообщества. В результате в 2003 году началась «война докладов», ставшая прелюдией к настоящей межэлитной войне, перешедшей в открытую фазу после ареста акционеров «ЮКОСа».

Еще в начале 2003 года «ЮКОС» начал прорабатывать варианты ликвидации политических рисков, исходивших от команды «петербургских силовиков». Наиболее перспективным казался переход от президентского политического режима к полупрезидентскому. В этом случае возросла бы роль правительства, премьер-министра и назначающего его парламента. Между тем влияние частных нефтяных компаний на Думу и правительство весьма высоко. Например, работа в Думе бывшего топ-менеджера и одного из акционеров «ЮКОСа» Владимира Дубова не позволила за 1999–2003 годы провести ни одного законопроекта, который не устраивал бы нефтяной концерн.

Аргументировать необходимые изменения в политическом режиме был призван аналитический доклад Совета по внешней и оборонной политике, от имени которого выступил другой близкий «ЮКОСу» депутат Госдумы — Владимир Рыжков, а также политолог Алексей Салмин. В докладе говорилось, что формирование правительства на основе парламентского большинства является необходимым фактором успешной модернизации России. Авторы доклада отметили, что доминирование исполнительной власти при слабости парламентского контроля, отстранении парламента от формирования правительства, ограниченной свободе слова, недореформированной судебной и правоохранительной системах предопределило расцвет коррупции в России.



При этом в докладе признается, что могущество интегрированных бизнес-групп за время правления Владимира Путина не только не упало, а, наоборот, возросло. Но его авторы не видят в этом ничего плохого, так как корпорации «вносят большой вклад в модернизацию экономики, государства и общества. Ряд крупных корпораций поддерживают либеральные партии, гражданское общество, способствуя тем самым демократизации политической системы России». Здесь явно делается намек на владельцев ТНК и «ЮкосСибнефти», которые не скрывают своих симпатий в отношении «Яблока» и «Союза правых сил».

В докладе упоминается и о негативных аспектах деятельности интегрированных бизнес-групп. Проблема видится в недостаточно четкой отделенное™ органов публичной власти от бизнес-групп, приводящей к повсеместной недобросовестной борьбе с конкурентами с помощью административного ресурса, и в конечном итоге — к разрушению конкурентной среды, монополизации экономики. По мнению авторов, это оставляет российское государство недореформированным, неэффективным и недостаточно конкурентоспособным в острой борьбе за капиталы, технологии, человеческие и геополитические ресурсы. Но предлагаемый способ решения этой проблемы вполне устраивает ВИКи. Авторы доклада предлагают перейти к правительству парламентского большинства. Министрами в нем должны быть исключительно (или, как правило) политики, прошедшие через выборы и принадлежащие той или иной партии. По мнению авторов доклада, только правительство парламентского большинства способно поставить на первый план национальные, а не ведомственные интересы.

В то же время именно в парламенте наиболее велика концентрация лоббистов сырьевых корпораций. Поэтому правительство парламентского большинства позволяет компаниям принять участие в его формировании, а значит, обезопасить себя от атак «силовой» элиты, защитить свою собственность и создать условия для ее расширения.

Ответом «силовиков» стал альтернативный доклад о надвигающемся «олигархическом перевороте» в России, выпущенный от имени Совета по национальной стратегии. В докладе указывалось, что в России сформировалась особая форма власти, определенная как «олигархия», при которой практически вся экономическая и политическая власть сконцентрирована в руках немногих сырьевых корпораций. В качестве наиболее показательных «олигархов» были названы Роман Абрамович, Михаил Фридман, Олег Дерипаска, Михаил Ходорковский, Владимир Потанин и Андрей Мельниченко. В качестве главного обвинения «олигархам» бросался упрек в отсутствии патриотизма. В частности, контрольные пакеты акций «ЮКОСа», «Сибнефти» и ТНК принадлежали офшорным компаниям Group MENATEP Limited (Гибралтар), Millhouse Capital (Великобритания), TNK International (Виргинские острова), соответственно.

Правительство Михаила Касьянова авторы обвинили в поддержке сырьевых, экспортно-ориентированных отраслей в ущерб перерабатывающим. Доклад подводил к выводу о том, что олигархический слой не стал ни национально, ни социально ответственной элитой России. В отношении будущего устрэйства страны авторы прогнозировали «олигархический переворот», нацеленный на отстранение от власти президента Владимира Путина и формирование правительства на основе парламентского большинства. «Основным идеологом подобной трансформации выступает глава НК «ЮКОС» Михаил Ходорковский, его явно и неявно поддерживают и другие ключевые фигуры олигархического пула (Роман Абрамович, Олег Дерипаска, Михаил Фридман). Продолжение курса олигархической модернизации (квазимодернизации) приведет к утрате промышленного к образовательного потенциала России», — уверяли авторы доклада. Выход из ситуации они видели в кардинальном усилении российского государства, отвечающего интересам справедливого, динамичного и эффективного развития страны.

«Силовая» элита и другими способами все более настойчиво выбрасывала информацию о том, что ряд частных нефтяных компаний наносит серьезный вред экономике, недоплачивая налоги в бюджет и применяя деструктивные способы добычи. Это спровоцировало дебаты по поводу налоговой политики государства и возможности внедрения частного капитала в нефтетранспортную систему страны. Все это происходило на фоне рекордного занижения налогооблагаемой базы и максимизации дивидендных выплат основным акционерам нефтяных холдингов.

Отчасти такие обвинения можно признать справедливыми — «ЮКОС» и «Сибнефть» действительно предпочитали «снимать сливки» с месторождений, бросая их и переходя на новые территории нефтедобычи. Об этом, в частности, говорит непомерное количество простаивающих скважин:

Таблица 1.Фонд нефтяных скважин (по данным на декабрь 2002 г.)

 

Компания Добывающие скважины (штук) Простаивающие скважины(штук) Доля простаивающих скважин в общем фонде скважин(%)
«Сибнефть» 51,2%
ТНК 41,1%
«ЮКОС» 11 736 34,4%
«ЛУКОЙЛ» 22 794 19,1%
«Сургутнефтегаз» 14 650… 13,4%
«Татнефть» 18 891 12,4%
«Роснефть» 7,2%

 

Источник: Минэнерго РФ.

 

«ЮКОС» оправдывался тем, что использует передовые технологии добычи нефти, а критика вызвана непониманием этих новаторских способов. Такие аргументы, конечно, носили характер PR-прикрытия, однако и госкомпании далеко не всегда работают эффективно. Например, «Газпром» неоднократно обвиняли в неуплате налогов и недостаточном инвестировании в разработку новых месторождений.

Обмен «теоретическими ударами» должен был неизбежно закончиться переходом конфликта в «горячую стадию». Серьезное противостояние двух группировок в нефтяной сфере обречено было вылиться в лобовое столкновение. Как политическая элита, так и нефтегазовый комплекс оказались поделены между двумя лагерями. По одну сторону выступали «ЮКОС», «Сибнефть» и ТНК, прикрываемые «старомосковской» номенклатурной группировкой. По другую — «Роснефть» и «Газпром», поддержавшие «петербургских силовиков», а также примкнувшие к ним «ЛУКОЙЛ» и «Сургутнефтегаз», тоже сделавшие свой политический выбор.

«Артиллерийская подготовка» номенклатурнополитической группировки «силовиков» завершилась летней атакой на «ЮКОС», когда были арестованы несколько акционеров и менеджеров компании Михаила Ходорковского. С учетом регулярных попыток «силовиков», предпринимаемых с начала 2003 года, показать неэффективность частных вертикально-интегрированных компаний и аргументировать усиление роли государства в ТЗК, подобное развитие событий не стало неожиданным.

Выбор времени атаки «ЮКОС» также не случаен. Лето 2003 года избрано в качестве оптимального сезона для нападения на компанию Михаила Ходорковского по нескольким причинам. Во-первых, под новый передел собственности удалось подвести простую, но доступную идеологическую концепцию «раскулачивания нечистоплотных олигархов», отказывающихся делиться природной рентой и намеренных получить полный контроль над Думой и правительством. Раскрутка этой темы в СМИ и экспертном сообществе стала той необходимой «прелюдией», после которой «силовики» вполне могли перейти к более агрессивным действиям.

 

Во-вторых, «силовики» специально приурочили выпад против «ЮКОСа» к выборам в Госдуму. Это было выгодно «силовикам» сточки зрения включения в развернутую кампанию президента Путина. Война с олигархами в преддверии президентских выборов вынуждает Путина дать оценку происходящему, Но в ситуации общественного одобрения этих жестких действий президенту не с руки публично заступаться за крупный бизнес. В такой ситуации главе государства предпочтительнее встать на сторону «силовиков». Тем более что сточки зрения выборных перспектив олигархи очень подходят на роль «врагов», с которыми борется исполнительная власть. Особенно если учесть, что опросы общественного мнения, проведенные уже после начала атаки на «ЮКОС», показали, что население по большей части поддерживает пересмотр итогов приватизации и войну против «олигархов». Так, согласно опросу, проведенному компанией «РОМИР-Мониторинг» 9–14 июля 2003 года, 77 % опрошенных считают, что итоги приватизации нуждаются в полном или частичном пересмотре. 57 % опрошенных высказались за то, что власти могут для пересмотра итогов приватизации прибегать к уголовному преследованию собственников. Крупные бизнесмены воспринимаются населением каклица, получившие госсобственность нечестным путем, а вовсе не как наиболее успешные предприниматели.

Выбор «ЮКОСа» в качестве «мишени» в этом плане оказался оптимальным. Михаил Ходорковский публично заявлял о намерении инвестировать серьезные средства в выборы депутатов Государственной Думы и спонсировать «Яблоко» и СПС. Кроме того, другие акционеры «ЮКОСа» намерены были вложить деньги в КПРФ (под «другими акционерами» подразумевался бывший председатель совета директоров «ЮКОСа» Сергей Муравленко). Кроме того, Ходорковский заговорил о том, что через несколько лет покинет «ЮКОС». Это было истолковано как заявка на участие в политической деятельности. Таким образом, атакуя «ЮКОС», «силовики» могли рассчитывать на поддержку Путина, которому ситуация была представлена как вынуждающая «дать по рукам» политически активному Ходорковскому. Но для «силовиков» это был лишь удачный предлог. Основной задачей группировки являлась национализация компании.

В-третьих, спешка «силовиков» объясняется начавшимися в российской «нефтянке» новыми слияниями и поглощениями, которые могут осложнить возврат активов государству. Когда собственность передается из рук в руки несколько раз, изъять ее у последнего владельца гораздо сложнее. Поэтому национализацию нужно завершить до окончания слияния ЮКОСа и «Сибнефти», равно как и продажи крупных пакетов объединенной компании новым акционерам — прежде всего, иностранным.

По сути, именно начало продажи активов в нефтяной отрасли западным концернам спровоцировало «силовиков» на объявление открытой войны «ЮКОСу». «Силовики» понимали, что с приходом крупных иностранных концернов бороться за возврат активов будет весьма проблематично. Национализировать компании, где контрольный пакет акций в руках транснациональных корпораций, практически невозможно, учитывая провозглашаемую европейскую ориентацию президента Путина. Вряд ли он рискнет отношениями с ведущими западными политиками, лоббирующими интересы своих нефтяных концернов.

Тревожным сигналом для «силовиков» стало решение «Альфа-групп» (российских владельцев ТНК) продать половину своего бизнеса British Petroleum, а также объявление о начале слияния «ЮКОСа» и «Сибнефти». По сути, владельцы «Альфа-групп» и Роман Абрамович, контролировавший «Сибнефть», первыми осознали, что пора избавляться от российских активов, полученных в период приватизации. Учитывая усиление «силовой» группировки, эта собственность становилась слишком «горячей». Поэтому «Альфа» продала 50 % ТНК, образовав с концерном ВР совместное предприятие (а в ближайшее время, скорее всего, продаст своим иностранным партнерам оставшуюся долю в российском нефтяном бизнесе). Абрамович же начал продажу «Сибнефти» Ходорковскому, делегировав последнему «головную боль» по поводу дальнейшей реализации компании западным инвесторам. Абрамович пошел дальше «Альфа-групп», начав массовую распродажу не только нефтяных, но и всех своих российских активов. Так, он вступил в переговоры с Олегом Дерипаской по поводу передачи тому крупного пакета акций «Русского алюминия», что позволило бы Дерипаске стать единоличным владельцем крупнейшего российского производителя алюминия. Вырученные «живые деньги» Абрамович начал вкладывать в западный бизнес, практически одновременно с продажей «Сибнефти» и акций «Русала» купив английский футбольный клуб «Челси». Эта сделка стала не просто «причудой» российского олигарха, как прокомментировали событие большинство российских и зарубежных СМИ. Абрамович выказал намерение войти в западную бизнес-элиту и заоабатывать деньги уже за рубежом. Продав российскую собственность, он получил серьезный стертовый капитал, при этом обезопасив себя от политических рисков в России.

Ходорковский, приобретая на заемные деньги «Сибнефть», почти открыто планировал в ближайшем будущем войти в альянс с одним из крупнейших мировых нефтегазовых концернов. Неслучайно «ЮКОС» в 2002–2003 годах развил активную PR-кампанию в зарубежных и российских СМИ с целью представить себя самым открытым и эффективным российским концерном (в том числе в плане возврата инвестированного капитала). Апофеозом этой кампании стал зыход в июне 2003 года статьи в авторитетном журнале «Forbs», где «ЮКОС» назван самой эффективной компанией мира. (Журнал взял в расчет средства, которые вложили хозяева «ЮКОСа» в компанию после приватизации, и прибыль, которую принесла им компания, но «забыл» о вложениях, сделанных в нынешние предприятия «ЮКОСа» в советское время.) Ходорковский открыто вел на Западе переговоры с потенциальными покупателями: основными претендентами на «ЮКОС» являются Shell и Chevron.

В-четвертых, «наезд» на «ЮКОС» был частично спровоцирован обострением отношений между нефтяной компанией Михаила Ходорковского и государственной «Роснефтью». Интересы «ЮКОСа» и «Роснефти» пересекались в последнее время несколько раз. Так, при поддержке «ЮКОСа» «Сибнефть» приобрела компанию «Славнефть», на которую претендовала «Роснефть», снятая с конкурса. «ЮКОС» начал «крестовый поход» против соглашений о разделе продукции — льготного режима в нефтяной отрасли, на основании которого ряд месторождений осваивает «Роснефть». Кроме того, «ЮКОС» сумел пролоббировать решение о строительстве нефтепровода по маршруту Ангарск — Дацин, хотя «Роснефть» настаивала на другом варианте нефтяной трубы — до порта Находка. Таким образом, у «Роснефти» накопился целый ряд претензий к «ЮКОСу». «Спор хозяйствующих субъектов» мог перейти в политическую плоскость, тем более что руководство «Роснефти» находится в довольно тесных отношениях с «силовой» номенклатурно-политической группировкой.

Показательно, что президент «Роснефти» Сергей Богданчиков негативно высказывался о деятельности «ЮКОСа» еще до начала активных боевых действий против Ходорковского. Так, в интервью, данном накануне ареста Лебедева, Богданчиков заявил: «Нужно быть гражданином той страны, где ты живешь и работаешь. Компании должны, конечно, улучшать свои показатели, но это должно происходить на фоне роста благосостояния всего населения страны, а не за его счет. Сто человек не могут жить счастливо среди 140 миллионов нищих».

 

От слов — к делу

 

На этом фоне 2 июля 2003 года произошел арест Платона Лебедева — партнера Михаила Ходорковского, крупного акционера НК «ЮКОС», а также главы компании «МЕНАТЕП». Ему было предъявлено обвинение в хищении путем мошенничества 20-процентного пакета акций компании «Апатит» стоимостью более 280 млн. долларов. С этого момента начинает раскручиваться «дело «ЮКОСа».

Опасения по поводу быстрого завершения слияния «ЮКОСа» и «Сибнефти» и дальнейшей продажи концерна западному собственнику заставили «силовиков» попытаться сыграть на опережение. 2 июля был арестован председатель совета директоров МФО «МЕНАТЕП» и один из основных акционеров «ЮКОСа» Платон Лебедев. Генеральная прокуратура подозревает его в хищении в 1994 году 20 % акций предприятия «Апатит» на сумму 283,142 млн. долларов, что подпадает под статью 159 часть 3 Уголовного кодекса РФ. Этот пакет был в 1993 году приобретен ЗАО «Волна», входящим в группу «Роспром», у Фонда имущества Мурманской области. Сделка предполагала инвестиции в «Апатит» в размере 530,1 млрд. руб. «Роспром» пытался скорректировать инвестпрограмму, но не нашел понимания в Минимуществе.

Сделка была расторгнута судом, но «Волна» к тому времени уже продала бумаги другим структурам «Роспрома». Впрочем, и Фонд имущества Мурманской области не вернул «Волне» деньги за зтот пакет акций «Апатита». Однако в декабре 2002 года «Волна» компенсировала Российскому фонду федерального имущества стоимость акций «Апатита». Правда, произошло это только после того, как в результате допэмиссий 20 % акций превратились в 5 %. Поэтому оценщик определил компенсацию государству в 478 млн. рублей (16 млн. долларов). Напомним, что 20-процентный пакет был куплен «Роспромом» за 225 000 долларов. Вернуть деньги «Роспром» вынудило решение Арбитражного суда города Москвы. Иск был подан РФФИ в 2002 году. Формальным поводом для ареста Платона Лебедева стал запрос в Генеральную прокуратуру депутата Государственной думы Владимира Юдина (входит в группу «Регионы России»).

В конце июня 2003 года Генеральной прокуратурой был арестован начальник четвертого отдела службы внутренней и экономической безопасности НК «ЮКОС» Алексей Пичугин. Однако сообщено об этом было одновременное заявлением об аресте Платона Лебедева. В Генпрокуратуре сообщили, что Алексей Пичугин обвиняется «в организации убийства в ноябре 2002 года двух человек в одном из региональных центров России». По словам адвоката Пичугина Георгия Кагенера, его клиента обвиняют в убийстве в ноябре 2002 года в Тамбове Ольги и Сергея Гориных. По версии следствия, в 1998 году Алексей Пичугин обратился к Сергею Горину с просьбой провести «акцию устрашения» в отношении начальника Управления по связям с общественностью и информационной политики мэрии Москвы Ольги Костиной, ранее работавшей в структурах банковской группы «МЕНАТЕП». Затем Сергей Горин начал шантажировать Алексея Пичугина, после чего сотрудник службы безопасности «ЮКОСа», по версии следствия, решил ликвидировать его вместе с женой. 23 ноября 2002 года неизвестные прямо из дома похитили супругов Гориных, найти их так и не удалось.

Весьма показателен и выбор Платона Лебедева как «козла отпущения». Лебедев играл в группе «МЕНАТЕП» роль кассира, который ведет учет всех ее активов. Данная группа решила бороться за эффективность ведения бизнеса, поэтому ее многочисленные предприятия позиционируют себя в качестве самостоятельных структур. Например, речное пароходство «Волготанкер» формально не зависит от «ЮКОСа», хотя и обслуживает его интересы, а хозяевами «Волготанкера» являются акционеры «ЮКОСа». При этом внутри «группы МЕНАТЕП» четко установлено, кто из акционеров чем занимается. Каждый крупный акционер «ЮКОСа» ведет проекты в смежных отраслях и несет за них ответственность перед другими акционерами. В группе существует общая казна, в которой находятся все активы (акции, деньги и т. д.). Кассиром является де-факто Платон Лебедев.

Если кто-то из членов группы хочет расширить свое направление бизнеса, он приносит бизнес-план Платону Лебедеву. Тот оценивает его перспективность с точки зрения возможных прибылей, и, если тот может показать заданную группой норму рентабельности, выдает члену группы необходимую сумму. Но она не может превышать стоимость доли этого акционера в общем бизнесе группы. Если проект по какой-либо причине проваливается, а взявший деньги не может их вернуть в указанный срок с обещанным процентом, его доля в акционерном капитале сокращается на ту сумму, которую он взял из общей кассы. То же самое происходит, если бизнес кого-то из членов группы требует привлечения ресурсов других структур группы «МЕНАТЕП». Стоимость работы привлеченных структур оплачивает проштрафившийся акционер.

Именно Платон Лебедев управлял акциями траста Group MENATEP Limited, которому принадлежит контрольный пакет акций «ЮКОСа». Михаил Ходорковский в одном из своих интервью признал, что ни он, ни любой другой человек, входящий в группу основных акционеров «ЮКОСа», не могут свободно распоряжаться своими акциями. Если он решит выйти из бизнеса и продать принадлежащие ему акции, он должен предложить другим членам группы выкупить их.

Поэтому неудивительно, что именно Лебедев занимался реализацией сделки с акционерами «Сибнефти». Если он останется в тюрьме надолго, осуществить сделку будет гораздо труднее. Правда, руководители «ЮКОСа» продолжают излучать оптимизм и настаивают на том, что сделке с «Сибнефтью» ничто помешать не может. Вполне возможно, что акционеры «ЮКОСа» все же смогут провести ее без участия Лебедева, ведь ее параметры уже разработаны и нуждаются только в юридическом оформлении.

В то же время, если бы «силовики» планировали затормозить политические проекты «ЮКОСа», арестовывать надо было не Лебедева, а, например, руководителя компании «ЮКОС-Москва» Василия Шахновского или одного из крупнейших акционеров «ЮКОСа» Леонида Невзлина, являющихся ключевыми фигурами в вопросах взаимодействия компании с властными структурами. Арест же Лебедева наглядно указывает, что «силовики» стремились прежде всего сорвать сделку «ЮКОСа» с «Сибнефтью», после чего можно было бы уже приступать к национализации компании Михаила Ходорковского. Показательно, что в день задержания Платона Лебедева Михаил Ходорковский встретился с послом США в России Александром Вершбоу и полетел в США для консультаций со своими вероятными покупателями, стремясь убедить их в том, что политические проблемы «ЮКОСа» вполне разрешимы.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)