Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

К занятию 9. Ораторские приемы воздействия и их допустимость





 

1. Проанализируйте (уже знакомый Вам) фрагмент лекции К.А. Тимирязева, прочитанной им в Лондонском Королевском обществе в 1930 году. Какие приемы стимулирования интереса слушателей использованы автором?

…Когда Гулливер в первый раз осматривал Академию в Лагаде, ему прежде всего бросился в глаза человек сухопарого вида, сидевший, уставив глаза на огурец, запаянный в стеклянном сосуде. На вопрос Гулливера диковинный человек пояснил ему, что вот уже восемь лет, как он погружен в созерцание этого предмета в надежде разрешить задачу улавливания солнечных лучей и их дальнейшего применения.

И я должен откровенно признаться, что перед вами именно такой чудак. Более тридцати пяти лет провел я, уставившись, если не на огурец, закупоренный в стеклянную посудину, то на нечто вполне равнозначащее – на зеленый лист в стеклянной трубке, ломая себе голову над разрешением вопроса о запасении впрок солнечных лучей.

 

2. Какой прием использовал А.П. Минаков, объясняя студентам основное свойство векторов?

«...Представьте себе, что все векторы образовали сообщество векторных величин. Каждый член этого общества носит определенную форму и имеет при себе удостоверение. Вы сидите дома, и к вам приходят две математические величины в форме векторов и говорят: «Мы векторы». Им нужно сказать: «Сложитесь». Если они сложатся по правилу параллелограмма, значит они векторы, в противном случае – нет».

 

3. Прочтите советы молодым рассказчикам, которые дает профессиональный чтец А. Закушняк[30].Какие из приведенных ниже рекомендаций (в книге их 52!) можно с полным правом отнести к ораторскому искусству?

 

1) Перед тем, как начать рассказывать, надо «собрать» публику, очень важно это ощущение «я начинаю».

2) Начиная рассказывать, надо, чтобы установка была такой: «Какой интересный рассказ я сейчас прочту вам».

3) Хорошо, если будешь чувствовать, – хотя бы вообразив его, – что среди публики есть человек, который очень хорошо слушает и очень хорошо все понимает.

4) Заканчивая одно положение и переходя к другому, надо успокоиться, оставить все и определенно перейти к другому; нельзя «мазать».



5) Если в одном рассказе есть несколько глав, несколько картин, то каждая должна отделяться от другой тембром голоса; начало, середина и конец рассказа, первая и вторая части и т. д., введение и эпилог – это все разные вещи; каждый раз, начиная другое положение в рассказе, необходимо менять тембр голоса.

6) Огромное значение в искусстве рассказывания имеют паузы, необходимо выучиться их держать и владеть ими.

7) Работая, можно пропускать, переставлять или менять некоторые слова и фразы, можно добавлять восклицания и т. п.; важно добиться правильного самочувствия, а потом уже можно «очистить» текст, уточнить.

 

4. Басня Эзопа «Оратор Демад» гласит:

Оратор Демад говорил однажды перед народом в Афинах, но слушали его невнимательно. Тогда он попросил позволения рассказать народу Эзопову басню. Все согласились, и он начал:

– Деметра, ласточка и угорь шли по дороге. Очутились они на берегу реки; ласточка через нее перелетела, а угорь в нее нырнул… – И на этом он замолк.

– А что же Деметра? – стали все его спрашивать.

– А Деметра стоит и гневается на вас, – отвечал Демад, – за то, что Эзоповы басни вы слушаете, а государственными делами заниматься не хотите.

 

Проанализируйте описанную ситуацию с позиций общения оратора с аудиторией. Какие приемы привлечения внимания слушателей были применены Демадом? Каковы, по-вашему, особенности жанра «басня в басне», использованные Эзопом?

5. Из последнего составленного вами текста публичной речи в каждом абзаце трансформируйте одно повествовательное предложение в риторический вопрос и еще одно – в риторическое восклицание.

 

6. Прочтите назидательную историю. Запомните ее на случай, если подобная ситуация сложится в вашей аудитории. Подберите 2-3 интересные истории подобного плана, чтобы пополнить ими свой ораторский арсенал.

Кашель в аудитории как-то мешал лектору начать выступление. В ответ на его просьбу перестать кашлять из аудитории ответили:

– Что значит перестать? Кашель неуправляем…

– Представьте себе – управляем, – ответил лектор и рассказал о народовольце Н.А. Морозове, который, попав в Шлиссельбургскую крепость с очагом туберкулеза в легких и, зная, что кашель ускоряет болезненный процесс, усилием воли приказал себе не кашлять. Когда через 30 лет он вышел на свободу, врачи поразились: от туберкулеза не осталось и следа.

– Кстати, – закончил лектор, – обратите внимание: за то время, пока я рассказывал, ни один из вас не кашлянул.

 

7. Прочтите текст (задания 7-11 – фрагменты из книги П. Сергеича (П.С. Пороховщикова) «Искусство речи на суде»).

1) Аделаида Бартлет обвинялась в отравлении мужа; с нею вместе в качестве пособника предан был суду пастор Дайсон; было установлено, что смерть Бартлета последовала от отравления хлороформом в жидком виде. Хлороформ был доставлен жене Дайсоном; последний под вымышленным предлогом добыл незначительные дозы яда в трех различных местах и, перелив хлороформ из отдельных пузырьков в одну склянку, тайно передал ее подсудимой. По его словам, она уверяла его, что пользовалась хлороформом как снотворным средством для больного мужа. На суде представитель короны заявил, что не имеет достаточных оснований поддерживать обвинение против Дайсона, и по предложению председателя присяжные, как это допускается в Англии, немедленно признали его невиновным; судебное следствие продолжалось только над Аделаидой Бартлет.

«Господа присяжные заседатели, – говорил ее защитник Э. Кларк, – я не могу не остановиться на одном обстоятельстве, которое, вероятно, бросилось в глаза и вам с самого начала процесса: если ложное показание есть доказательство вины, то представляется несколько странным, что господин Дайсон явился здесь в качестве свидетеля. Я прошу вас иметь в виду, что не только нимало не осуждаю действие поверенного короны по отношению к господину Дайсону, но, напротив, всецело присоединяюсь к заключению его, что в деле действительно не было оснований предъявить Дайсону какое-нибудь обвинение. Если бы мой почтенный противник считал, что такое основание существует, он никогда, конечно, не отказался бы от его обвинения. Я не говорю, что такое основание есть, я подчиняюсь, могу ли сказать? Я верю в справедливость решения, вынесенного вами по предложению короны; признаю, что господин Дайсон не был участником преступления, если здесь было преступление. Но когда вам предлагают обсудить это дело по отношению к госпоже Бартлет и предлагают вменить ей в улику или допустить, чтобы другие вменяли ей в серьезную улику те ложные объяснения, которые будто бы были ею даны и которые удостоверяются перед вами показаниями господина Дайсона, насколько он их помнит или говорит, что помнит, то не приходила ли вам в голову мысль: какое счастье для господина Дайсона, что он сам не сидит на скамье подсудимых?

…Господа присяжные заседатели! Я прошу вас помнить, что я не возбуждаю ни малейшего сомнения в его невиновности. Я не хотел бы, чтобы в едином слове моем вы увидали намек – и в моих словах нет такого намека – на какие-либо сомнения по этому поводу с моей стороны. Но предположим, что вы судили бы его. Какие факты были бы перед вами? В воскресенье утром он идет по дороге в церковь для проповеди и на ходу выбрасывает теми движениями, которые он здесь повторил перед вами, три или четыре склянки. Что если бы кто-нибудь из людей, знающих его, увидел его на этой дороге в это утро, заметил, как он бросил эти склянки, и подумал: не странно ли, что преподобный господин Дайсон разбрасывает какие-то склянки по дороге в церковь в воскресное утро? Что если бы этот случайный прохожий из любопытства поднял одну из этих склянок и прочел на ней надпись: «Хлороформ. Яд»? Что если бы с первых шагов дознания выяснилось, что господин Дайсон был постоянным посетителем в том доме, где произошла смерть? Если бы выяснилось, что госпожа Бартлет имела обыкновение выходить вместе с ним из дому, что она бывала у него на квартире? Если бы выяснилось, что его отношение к супругам Бартлет, в особенности к жене, носило исключительный характер? Если бы выяснилось из показания аптекаря – на ярлыке склянки есть название аптеки – что, когда господин Дайсон требовал хлороформа, он солгал, сказав, что хлороформ нужен ему, чтобы вывести пятна с платья, пятна, сделанные на его сюртуке во время поездки в Пуль? Каково бы было положение господина Дайсона?

Этот суровый человек, Ричард Бэкстер (один из свидетелей), имеет обыкновение говорить, что, видя осужденного, идущего на казнь, он всякий раз мысленно говорит себе: не будь милость божия, вот куда вели бы Ричарда Бэкстера. Я думаю, что в течение всей своей жизни, читая отчеты судебных процессов об убийствах, господин Дайсон будет каждый раз вспоминать, какой страшной уликой было бы против него его опрометчивое, непростительное поведение, если бы обвинение, возбужденное против него, не было прекращено в самом начале процесса».

Господа присяжные заседатели! Я говорю все это не с целью внушить вам – я сказал и повторяю, что не хотел бы внушить вам малейшее сомнение в невиновности господина Дайсона. Я говорю это для того, чтобы показать вам, что если его, невинного человека, можно было уличить здесь в том, что он солгал с исключительной целью добыть этот яд, и это обстоятельство могло бы в глазах присяжных стать для него роковым, то было бы жестоко, чтобы уверениям этого самого человека о том, будто госпожа Бартлет солгала ему, чтобы этой ложью побудить его достать ей хлороформ, – было бы странно, если бы этому показанию придавалось в ваших глазах сколько-нибудь серьезное значение как улике против нее».

Каково первое впечатление от этих слов? Оратор утверждает, что ни в чем не подозревает Дайсона, и всеми силами стремится внушить присяжным заседателям убеждение в его соучастии в убийстве. Это яркий пример того, что мысль недоговоренная сильнее мысли, выраженной прямо. Ясно, что факты и на самом деле навлекали на Дайсона сильные подозрения. Почему же защитник с такой настойчивостью повторяет, что вполне убежден в его невиновности?

 

8. Какой риторический прием использует Н.П. Карабчевский в построении защитительной речи? В каких речевых ситуациях использование этого приема гарантирует коммуниканту победу?

«…Мать убитого Александра Довнара называла Ольгу Палем лгуньей, шантажисткой и авантюристкой. Н.П. Карабчевский разбирает эти эпитеты. На слово «шантажистка» он отвечает, что за четыре года сожительства с подсудимой Довнар истратил из своего капитала в четырнадцать тысяч не более одной тысячи рублей и что после убийства в номере гостиницы у убитого оказалось меньше, а у Ольги Палем больше денег, чем надобно было заплатить по счету.

Защитник признает, что подсудимая отличалась чрезвычайной лживостью, но доказывает, что эта ложь безвредная: простое хвастовство и желание казаться выше своего двусмысленного общественного положения.

Останавливаясь на слове «авантюристка», оратор доказывает, что под этим подразумевалось желание подсудимой выйти замуж за Довнара. Он замечает, что во время их продолжительной связи убитый многим выдавал ее за свою жену, что он посылал ей письма на имя «Ольги Васильевны Довнар», и выводит из этого, что ее желание сделаться законной супругой любимого человека не представляет ничего предосудительного. Немного далее в той же речи оратор возвращается к отзывам госпожи Шмидт об Ольге Палем, указывает, что в своих письмах мать называет сожительницу сына «милая Ольга Васильевна», подписывается «уважающая вас Александра Шмидт» и напоминает, что она поручила ей надзор за своим младшим сыном, тринадцатилетним мальчиком: «Балуйте моего Виву, заботьтесь о бедном мальчике», – писала госпожа Шмидт. «Сколько нужно доверия, сколько нужно глубочайшего, скажу более – безграничного уважения к женщине, стоящей по внешним условиям в таком щекотливом, в таком двусмысленном положении относительно госпожи Шмидт, как стояла госпожа Палем в качестве любовницы ее старшего сына, чтобы ей же, этой самой женщине, без страха, без колебаний доверить участь младшего малолетнего сына!»

 

9. Какой риторический прием используется обвинителем? В чем ошибка защитника?

«…В деле священника Тимофеева, обвинявшегося в убийстве мужа своей любовницы, был свидетель Григорий Пеньков. Он давал страшные показания против подсудимого; он говорил, что священник много раз подговаривал его убить Никиту Аксенова, что в ответ на отказ Тимофеев просил только побить Никиту настолько, чтобы жена имела повод послать за священником, то есть за подсудимым. Григорий Пеньков шел дальше: по его словам, священник высказывал при этом, что, причащая Никиту, он без труда заставит его выпить яду из святой чаши. Невероятное показание! Однако обвинитель имел основание верить ему.

Но Григорий Пеньков был горький пьяница и два раза сидел в тюрьме за кражи. Возможно ли, спрашивал защитник, мыслимо ли отнестись не только с доверием, но хотя бы со вниманием к этому чудовищному обвинению? И кто же свидетель? Кто обличитель? Последний мужик во всей деревне, пропойца, известный вор. Довольно знать его, чтобы выбросить из дела его показание как бессмысленную, наглую ложь.

Что можно было возразить на это? Обвинитель благодарил противника за яркое освещение этой непривлекательной фигуры: «Защитник совершенно прав, говоря, что Григорий Пеньков – последний мужик в Ендовке; только поэтому мы и можем поверить его ужасным показаниям; когда нужен убийца, его ищут не в монастыре, а в кабаке или в остроге. Только такой человек, как Григорий Пеньков, и мог знать то, что говорил суду; если бы честный и трезвый крестьянин говорил, что священник решился подкупать его на убийство, мы действительно не могли бы верить ему».

 

 

10. Какое предположение, более близкое к истине, мог привести защитник? Нарушается ли при этом логика аргументации?

«…Крестьянин Евдокимов нарубил в общественном лесу три воза дров, запродал их крестьянину Филиппову и получил задаток. Сторож, крестьянин Родионов, застиг порубщика и прогнал его; Евдокимов подчинился этому без раздражения и брани. Филиппов, приехавший за дровами, убедил Родионова выпустить один воз на деревню: крестьяне могли разрешить покупку. Они втроем отправились в деревню; по пути, на перекрестке, Родионов взял лошадь под уздцы, чтобы направить ее куда следовало. В это время Евдокимов, не говоря ни слова, бросился на него с топором и три раза ударил его.

По счастливой случайности Родионов уцелел, хотя получил три раны и оглох на одно ухо. Он давал показания с удивительной правдивостью и незлобивостью, заявил даже, что готов простить Евдокимова. Следствием было установлено, что Евдокимов был пьян. Свидетель удостоверил, что, и трезвый и пьяный, он был смирный человек; никаких указаний на умоисступление не было. Защитник, однако, пытался доказать невменяемость и настаивал на оправдании.

Это было совершенно безнадежно. А подсудимому можно было помочь…»

 

 

11. Какой риторический прием применил обвинитель в речи? В чем сила этого приема? Почему уместна осторожность обвинителя?

«В 1856 году в Лондоне разбирался громкий процесс Пальмера, обвинявшегося в отравлении Парсона Кука. Вечером, за несколько часов до смерти Кука Пальмер принес ему лекарство, в котором был стрихнин. Больной отказывался взять пилюли, но Пальмер настоял на том, чтобы он принял их. Затем Пальмер ушел в свою комнату спать, оставив при больном его приятеля Джонса. Не успел последний скинуть верхнее платье, как услышал страшный крик Кука. Горничная пошла за Пальмером; он тотчас же вышел из своей комнаты.

Передав эти подробности присяжным в своей вступительной речи, генерал-атторней сказал: «Через две минуты Пальмер был у постели больного и, хотя никто его не спрашивал, высказал странное замечание: «Никогда в жизни не приходилось мне одеваться так скоро». Из вашего ответа, господа, мы узнаем, думаете ли вы, что ему пришлось одеваться».

Тема 6. Законы и принципы современной общей риторики.[31]

Вопросы и задания для освоения темы

1. Перечислите и объясните все основные законы риторики.

2. Раскройте на примерах риторический закон гармонизирующего диалога.

3. Раскройте на примерах риторический закон эмоциональности речи.

4. Раскройте на примерах риторический закон продвижения и ориентации адресата.

5. Раскройте на примерах риторический закон удовольствия

6. Перечислите и объясните принципы диалогизации речевого поведения.

7. Раскройте на примерах риторический принцип внимания к адресату.

8. Раскройте на примерах риторический принцип близости содержания речи интересам адресата.

9. Раскройте на примерах риторический принцип конкретности и образность речи.

Литература

Основная

1. Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Риторика для юристов: Уч. пособие. – Р/на-Д., 2011.

2. Медведев Ю.В., Завражин А.В., Шубина И.В. Общая риторика: – Уч. пособие. – М., 2009. **

3. Михалкин Н.В., Антюшин С.С. Риторика для юристов: Уч. пособие для бакалавров – М., 2012.*

4. Общая риторика / Дюбуа Ж., Эделин Ф., Клинкенберг Ж.-М. и др.; Общ. ред. и вступ. ст. Авеличева А.К. – М., 1986.

5. Рождественский Ю.В. Принципы современной риторики. – М., 2003.

Дополнительная

1. Анисимова. Г.В. Риторика. – Владивосток, 2004.

2. Леонтьев А.А. Психология общения. – М., 1997.

3. Рождественский Ю.В. Теория риторики. – М.,1999.

4. Романова Н.Н., Филиппов А.В. – Словарь. Культура речевого общения. Этика. Прагматика. Психология. – М., 2009.

5. Стернин И.А. Практическая риторика: Уч. пособие. – М., 2008.

Интернет-ресурсы

1. http://www. orator.ru

2. http://www. Subscribe.Ru. Информационный канал.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (535)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)