Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Условия защиты чести, достоинства и деловой репутации




В соответствии с нормативными правовыми актами гражданского законодательства защита чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения возможна при одновременном наличии трех условий (ст. 152 ГК РФ):

- сведения должны быть распространены;

- распространенные сведения не соответствуют действительности;

- распространенные сведения должны порочить честь, достоинство деловую репутацию заявителя.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Рассмотрим обозначенные условия подробнее.

Распространить порочащие сведения - значит, сообщить (сообщать) их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному человеку (опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).



Важно подчеркнуть, что сообщение сведений, порочащих деловую репутацию, самому лицу, к которому они относятся, распространением не признается, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения, то есть не являются истинными.

Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. Такие требования, по существу, являлись бы требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам. В тоже время, если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК РФ.

На практике далеко не всегда просто отнести те или иные сведения к соответствующим действительности или несоответствующим действительности, например, те сведения, которые носят оценку, мнения, суждения. В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий (п. 9 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

На практике зачастую возникает вопрос: кто вправе проводить оценку (экспертизу), являются ли конкретные сведения (информация) порочащими. Так по одному из дел заявитель полагал, что суды «необоснованно возложив на себя функции филологической экспертизы, сделали необоснованный вывод относительно составления текста статьи как мнения адвокатов миноритарных акционеров истца» (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 декабря 2004 г. № КГ-А40/11142-04)[31].

Как подчеркивают исследователи, оценка текста, ставшего предметом спорных отношений, обычно дается по собственному лексическому опыту судей и лишь изредка к участию в деле привлекаются эксперты. Более того, во многих случаях ходатайства сторон о назначении экспертизы отклоняются судом на том основании, что для правильного разрешения дела вполне достаточно, мол, познаний любого грамотного человека, способного прочитать текст и уяснить его содержание[32]. Так по одному из дел ФАС ПО постановил: «Доводы ответчика о том, что назначение филологической экспертизы разрешит имеющиеся противоречия по спорному вопросу, обоснованно отклонены судом, поскольку они не подтверждены доказательствами, как это предусмотрено статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в соответствии со ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации экспертиза назначается для разъяснения вопросов, требующих специальных познаний, в данном случае перечень вопросов, изложенных в ходатайстве, требует правовой оценки и не относится к компетенции экспертов»[33].

Как правило, суд назначает лишь технические экспертизы (например, о соответствии производства такого-то продукта, о содержании веществ в таком-то продукте), тем самым оставляя экспертизу текстов (публикаций, сообщений, заявлений и т.д.) на «свой суд».

Согласимся с исследователями, отмечающими, что дабы экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации стала эффективным правовым инструментом, нужен достаточный теоретический материал, обеспечивающий достоверность заключений и единообразие применения методик и расчетных формул. Суды при действительной необходимости должны назначать «текстологические экспертизы». При этом компетенция эксперта не распространяется на юридические вопросы, и только суд вправе решить, порочат ли честь, достоинство и деловую репутацию изложенные в тексте сведения[34].

Еще раз подчеркнем, что только при наличии всех трех условий возможна защита чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения. Так, порочащие сведения, соответствующие действительности, не подлежат опровержению. Не подлежат опровержению оскорбительные выражения и сравнения, которые нельзя проверить на истинность. Не могут составить предмет иска претензии к форме подачи материала, стилю изложения, художественным приемам, использованным автором публикации. На доказательность могут проверяться не только утверждения, но и предположения (версии). По общему правилу предположительные высказывания не опровергаются по суду, поскольку не констатируют факты. Но в тех случаях, когда предположения (подозрения) основываются на фактах, ложность которых установлена в судебном заседании, они подлежат опровержению вместе с этими фактами, ибо придают им порочащую окрасу (сами факты по отдельности, не объединенные подозрением, могут быть нейтральны в правовом и нравственном отношении). При ссылках на случаи, толки, молву необходимо доказать, что слухи действительно имели место, а источники существовали. В противном случае сведения о слухах и источниках подлежат опровержению. Для определения характера распространенных сведений судье необходимо учитывать цель и жанр публикации, контекст, в котором употреблены оспариваемые слово или фраза[35].

Важно заметить, что при определенных законом условиях, распространение не соответствующих действительности и порочащих сведений не влечет ответственности. Так, в соответствии со ст. 57 Закона о СМИ, редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

Приведем иллюстрирующий пример из практики: «Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, в котором просило суд обязать ответчика опровергнуть распространенные им сведения и взыскать с него убытки, вызванные указанными действиями.

Редакция возражала против предъявленных к ней требований со ссылкой на то, что информация, ставшая предметом спорных отношений, была дословным воспроизведением из статьи, опубликованной городской газетой.

Арбитражный суд, проверив в ходе судебного разбирательства достоверность доводов ответчика, в удовлетворении иска в части взыскания убытков отказал.

В обоснование своей позиции арбитражный суд правомерно сослался на статью 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», согласно которой редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организации, если эти сведения являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».[36]

Важно подчеркнуть, что перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно п. 1 ст. 1 Федерального закона «О рекламе» одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании ст. 152 ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения.

Приведем практический пример, когда ненадлежащая реклама товаров может затрагивать деловую репутацию лица, известного на территории распространения рекламы в связи с этим товаром:

«В региональной газете была опубликована реклама, выполненная в виде сравнения двух конкретных конкурирующих на рынке моделей одного и того же товара. В качестве отличительного достоинства рекламируемой модели указывалась такая потребительская характеристика, которая является желанной для любого покупателя товаров данного вида и предопределяет его выбор. В рекламе утверждалось, что искусственное занижение цены технического обслуживания модели-конкурента неминуемо отразится на качестве его ремонта и ускорит износ товара при эксплуатации.

Организация, осуществляющая на региональном рынке продажу и обслуживание товара-конкурента, с которым сравнивался рекламируемый товар, посчитала, что указанная реклама содержит сведения, порочащие ее деловую репутацию, и обратилась в арбитражный суд с иском к рекламодателю о публичном опровержении ненадлежащей рекламы. К исковому заявлению прилагались документы, подтверждающие ненадлежащий характер рекламной информации и преобладание истца на соответствующем рынке.

Суд в иске отказал. При этом суд исходил из того, что упомянутая реклама не могла затронуть интересы истца, поскольку относилась не к лицам, а к товарам, распространяемым в регионе различными организациями, никого из этих организаций прямо не называла и негативных оценок товара-конкурента не использовала.

Между тем судом не было учтено, что реклама потребительских свойств и качества ремонта конкретных товаров затрагивает интересы каждого лица, известного потребителям и предпринимательским кругам на территории распространения рекламы в связи с продажей и (или) техническим обслуживанием именно этих товаров. При решении вопроса о том, могла ли спорная реклама затронуть права и интересы истца, суд не дал оценку представленным доказательствам преобладания данной организации на региональном рынке продажи и ремонта товара-конкурента.

Спорная реклама была выполнена в виде некорректного сравнения двух товаров, способного при выборе покупки ввести потребителей в заблуждение в связи с недостатком у них опыта и знаний. Согласно статье 6 Закона о рекламе такая реклама является недобросовестной и не допускается.

Использованный в рекламе альтернативный способ сравнения исключал наличие у товара-конкурента тех положительных качеств, которые названы у рекламируемого товара и, прежде всего, интересуют покупателя. В данном случае негативная оценка товара-конкурента по сравниваемым параметрам вытекала из формы подачи и смысла рекламной информации.

Содержание указанной рекламы сводилось к тому, что конкурирующий товар хуже рекламируемого и подвержен преждевременному износу, и она явно носила характер сведений, порочащих конкурирующий товар и лиц, причастных к его продаже и ремонту.

В силу п. 1 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ "О рекламе" (с изменениями от 18 декабря 2006 г., 9 февраля, 12 апреля, 21 июля, 1 декабря 2007 г., 13 мая, 27 октября 2008 г.) [37] юридические лица или граждане (рекламодатели, рекламопроизводители и рекламораспространители) за нарушение законодательства о рекламе несут гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Лица, права и интересы которых нарушены в результате ненадлежащей рекламы, вправе обратиться в установленном порядке в суд (арбитражный суд) с иском о публичном опровержении ненадлежащей рекламы.

Поскольку истец доказал факт ненадлежащей рекламы и то, что она затрагивает его интересы, апелляционная инстанция отменила принятое решение и удовлетворила исковые требования»[38].

§2. Порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации

защита честь достоинство правовой

Исследование вопроса о порядке рассмотрения исков данной категории следует предварить кратким анализом нормативно-правовой базы, регулирующей правоотношения, связанные с защитой чести, достоинства и деловой репутации.

Основополагающие начала данного правового института заложены в Конституции Российской Федерации, ст. 21 которой устанавливает: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Статья 23 Конституции РФ предусматривает право каждого на защиту своей чести и доброго имени. При этом ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

Признание чести и достоинства неотъемлемым правом человека, подлежащим защите со стороны государства, закрепленное в российской Конституции, полностью соответствует требованиям многочисленных международно-правовых актов, участником которых является Российская Федерация. Положения таких актов, согласно ст. 15 Конституции РФ, являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Среди международно-правовых актов, содержащих нормы о защите чести и достоинства прежде всего следует отметить Всеобщую декларацию прав человека, принятую на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 (III) от 10.12.1948 г., статья 12 которой содержит запрет на произвольные посягательства на честь и достоинство, устанавливая право каждого человека на защиту закона от таких посягательств.

Заметную роль в международно-правовом оформлении института защита чести и достоинства играет также Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950 г.). Право на защиту репутации сформулировано в виде ограничения свободы выражения мнения в п. 2 ст. 10: «Осуществление свободы выражения мнения, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах, в том числе защиты репутации или прав других лиц.

В контексте данной проблематики необходимо также упомянуть Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19.12.1966 г.). Статья 17 данного документа устанавливает, что никто не может подвергаться произвольным и незаконным посягательствам на его честь и достоинство. Каждый человек имеет право на защиту закона от таких посягательств. При этом интересы защиты чести и достоинства личности выступают в качестве ограничения права на свободное выражение своего мнения. В статье 19 Пакта указывается, что право на свободное выражение своего мнения налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми, в т.ч. для уважения прав и репутации других лиц.

Не было обойдена внимание проблема защиты чести и достоинства в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека (Минск, 26.05.1995 г.). Нормы Конвенции по данному вопросу следуют установившейся традиции формулирования этого права в качестве ограничения права на свободное выражение своего мнения. В частности п. 2 ст. 11 Конвенции устанавливает: «Поскольку пользование правом на свободное выражение своего мнения налагает обязанности и ответственность, оно может быть сопряжено с формальными условиями и ограничениями, предусмотренными законом в интересах защиты прав и свобод других лиц».

Следующими в иерархии правовых актов, регулирующих отношения, связанные с защитой чести, достоинства и деловой репутации, являются нормы Гражданского кодекса РФ, а именно ст. 150, в которой честь, доброе имя и деловая репутация упомянуты в числе прочих нематериальных благ, защищаемых законом. Статья 152 Гражданского кодекса РФ устанавливает собственно порядок осуществления защиты чести, достоинства и деловой репутации. Представляется, что эти нормы играют ключевую роль в механизме гражданско-правовых средств защиты рассматриваемых нематериальных благ.

Иные отрасли законодательство РФ также содержат положения, направленные на охрану достоинства личности. Статья 4 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" предусматривает, что проведение государственной дактилоскопической регистрации не должно унижать честь и достоинство человека.

В статье 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" понятие "экстремистская деятельность" (экстремизм) определяется как деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных, в частности, на унижение национального достоинства.

Часть 1 статьи 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ запрещает осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. В соответствии со статьей 202 Уголовно-процессуального кодекса РФ при получении следователем образцов почерка или иных образцов для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Часть 2 статьи 241 Уголовно-процессуального кодекса допускает закрытое судебное разбирательство на основании определения или постановления суда, когда рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство.

Придавая важное значение охране чести и достоинства человека, российский законодатель предоставляет потерпевшему лицу возможность защищать свои нарушенные права не только гражданско-правовыми средствами, но и средствами уголовного принуждения. В Уголовном кодексе Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ предусмотрена уголовная ответственность за унижение чести и достоинства - клевету и оскорбление (статья 129 и статья 130 соответственно).

Вместе с тем, следует отметить, что некоторая лаконичность российских норм права в этом вопросе, обусловила значительную роль судебной практики в формировании правового института защиты чести, достоинства и деловой репутации. Наиболее значимую роль в определении подходов к защите данных нематериальных благ играют постановления Конституционного Суда РФ, в которых сформулированы важные правовые позиции, дающие ориентиры судам при разрешении данной категории споров. В числе таких правовых позиции можно упомянуть принцип баланса конституционного права на честь и доброе имя и права на личное обращение в государственные органы (Определение Конституционного Суда РФ № 157-О от 08.04.2003), право юридических лиц предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину (Определение Конституционного Суда РФ № 508-О от 04.12.2003 г.) и другие.

Высшими судебными органами страны также приняты акты, ориентирующие судебную практику по вопросам, возникающим при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации: (указать Постановления ВАС РФ и ВС РФ).

Безусловное влияние на формирование российской судебной практики оказывают руководящие принципы Европейского Суда по правам человека в особенности приведенные по делам российских граждан против Российской Федерации.

Ряд таких дел содержал справедливую критику российской судебной практики, сложившейся по делам о диффамации, которая впоследствии была учтена при подготовке руководящих разъяснений высших судебных органов России.

Так, в частности, в постановлении Европейского суда по правам человека от 21.07.2005 г. по делу «Гринберг против Российской Федерации» отмечается, что в законодательстве Российской Федерации, действующем в рассматриваемый период, не проводилось разграничение между оценочными суждениями и изложением фактов, оно содержало только термин "сведения" и исходило из того, что любые сведения подлежали доказыванию в рамках гражданского судопроизводства. При этом подчеркнуто, что Суд последовательно проводит ту линию, что существование фактов можно продемонстрировать, тогда как справедливость оценочных суждений доказать нельзя. Требование доказать правдивость оценочного суждения невозможно выполнить, и оно посягает на саму свободу убеждений, которая является основополагающей частью права, гарантируемого статьей 10 Конвенции. В этом же постановлении приводится еще один важный принцип: границы допустимой критики в отношении государственного служащего, осуществляющего свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком со стороны журналистов и большей части общества и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости. Безусловно, политический деятель имеет право на защиту собственной репутации даже тогда, когда он не действует в своих личных интересах, однако интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии по политическим вопросам.

На необходимость соблюдения вышеизложенных принципов обращается в постановлении Европейского суда от 14.12.2006 г. по делу «Карман против Российской Федерации», в постановлении от 05.10.2006 г. по делу «Захаров против Российской Федерации».

Анализ судебной практики Европейского суда по правам человека, сложившейся по делам о диффамации» показывает, что суд видит свою основную задачу в поиске баланса между свободой выражения мнения и правом каждого на защиту репутации. Представляется, что достижение такого баланса является необходимым условием справедливого разрешения данной категории споров, и опыт, накопленный европейской судебной системой, является, безусловно, полезным и должен учитываться при разрешении споров о защите чести и достоинства российскими судами.

Иски по делам данной категории дел вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения (п. 2 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 № 3). В определенных законом случаях (после смерти гражданина) защита чести и достоинства допускается по требованию заинтересованных лиц. Заинтересованными в этом лицами могут быть как граждане (родственники, наследники, соавторы), так и юридические лица (например, организация, возглавлявшаяся умершим)[39].

Законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с требованием опровержения к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения (п. 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999г. № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Вместе с тем гражданин (юридическое лицо) вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

Таким образом, гражданин (юридическое лицо) права которого нарушены, вправе обращаться непосредственно в суд без предварительного обращения к нарушителю прав.

Обратимся к подведомственности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Важно подчеркнуть, что п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 ст. 33 АПК РФ указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции. Также подчеркнем, что исковые требования не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, если опубликованные сведения имеют автора (п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Аналогичное правило распространяется на исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников, - такие споры арбитражному суду неподведомственны.

Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. В том случае, когда оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками наряду с автором является и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (ст. 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)» (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ в том случае, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

Следующий важный вопрос – бремя доказывания тех или иных обстоятельств по делу.

При защите чести, достоинства и деловой репутации действует презумпция, согласно которой распространяемые порочащие сведения считаются не соответствующими действительности, в связи с чем доказывать правдивость таких сведений должен их распространитель.

Таким образом, бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности лежит на ответчике. То есть, гражданину (юридическому лицу) доказывать свою добропорядочность (опровергать дискредитирующую информацию) не нужно. Однако такие доказательства истцом могут быть подготовлены, как дополнительный аргумент.

В тоже время истец должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Представление ответчиком доказательств о соответствии распространенных сведений действительности не требуется, если оспариваемые в них факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п. 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

Необходимо учитывать, что когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В соответствии с п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин (юридическое лицо), в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. При этом оценку ущерба может сделать только лицо, которому такой ущерб причинен.

На практике, требование о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности. Проиллюстрируем вышесказанное примером:

«Центр аналитических исследований обратился в арбитражный суд с иском к муниципальной радиокомпании о защите деловой репутации путем опровержения прозвучавших в радиопередаче порочащих истца сведений и о взыскании убытков, причиненных их распространением.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (97)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.049 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7