Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Призрачная беременность 5 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

«Чем больше я говорю, тем меньше люди мне верят. Не знаю, почему это меня вообще волнует или сколько раз я могу это говорить… то, что они не понимают – это то, что она в моей голове. Она тоже за мной наблюдает».

Автором блога была некая Бриджит Хорн, согласно баннеру в верхней части страницы. Даже самый последний пост был почти десять лет назад. Бобби прокрутила вниз. Чем более ранними были посты, тем более связанными и здравомыслящими они казались. Ная остановила ее.

– Взгляни на этот.

 

«Я рассказала полиции все, что знала. Рассказала им о вызове. Сообщила им о КМ. Уверена, вы можете догадаться, какая у них была реакция. Не знаю, что я еще могу сделать, кроме как предупредить людей. Никогда вообще не произносите ее имя».

 

– Немного поздновато для этого, как думаешь? – Бобби откинула с лица волосы. – Постой! Если эта Бриджит была ученицей Пайпер Холла… – Бобби переключила вкладки, возвращаясь обратно к странице выпускников Пайпер. И, конечно же, Бриджит Хорн была в списке. Один клик и появились ее контактные данные. – Та-дам!

– Думаешь, контакты не устарели?

– Не должны – им рассылают письма и приглашения на ежегодный обед и прочее. Ты же знаешь девиз…



– «Прочное пожизненное сестринство». – Ная очень хорошо изобразила доктора Прайс.

– Стоит попытаться.

Они, как обычно, отправились на обед, осознавая, что пропустили все утренние занятия. Бобби не могла заставить себя проглотить даже малейшую порцию пищи. Один кусочек недоваренной пасты болоньез, который она попробовала, превратился в картон на ее языке, и чтобы проглотить его, потребовался глоток воды. Она была словно собака в одежде. Ее нога в нетерпении постукивала под длинной обеденной скамьёй в ожидании звонка, оповещающего начало дневных занятий, чтобы она могла продолжить свою миссию.

В этот обед у нее в расписании было настоящее «окно», но Нае пришлось прогулять еще один урок. Это становилось немного рискованно.

В Пайпер Холле было так много правил, и Бобби так долго беспрекословно подчинялась им, что очень часто забывала, какими нелепыми они были. Прямо сейчас, тот факт, что им было разрешено пользоваться мобильными телефонами только с семи до десяти вечера, и только тогда, когда они находились в своих спальнях, казался особенно безумным. Это также было учреждение, в котором существовали специальные проходы и коридоры для старшеклассниц и тотальный запрет на черные носки. Другое правило гласило, что девушкам не разрешалось находиться в своих спальнях между уроками или во время занятий, считая, что ученицы использовали бы свободное время, чтобы поспать.

Когда раздался звонок, и все остальные отправились на четвертый урок, Бобби и Нае пришлось пойти к Домику, чтобы воспользоваться телефоном.

– Как думаешь, нас кто-нибудь видел? – спросила Ная.

– Не думаю. Но, может, тебе лучше пойти на урок драмы, чтобы подстраховаться?

– Ты спятила? Я не пропущу этого ради того, чтобы послушать одну и ту же тягомотину о долбанной системе Станиславского.

Бобби усмехнулась и проверила, чист ли горизонт. Одному Богу известно, где могла находиться миссис Крэддок – до пяти она была свободна от дежурства. Где-то в глубине коридора уборщицы прибирали спальни и мурлыкал пылесос. Деятельность, окружающая комнату Сэди в Доме Кристи, казалось, поутихла, хотя полицейские машины, находящиеся на подъездной дорожке, предполагали, что офицеры еще не уехали. Если повезет, их присутствие будет удерживать учителей с их пути.

Вытаскивая скомканный листочек бумажки из кармана своего блейзера, Бобби начала набирать последний номер записанный, как домашний Бриджит.

– Хочешь, я это сделаю?

– Нет, все хорошо. – Бобби прислушивалась к гудкам.

– Может быть их никого нет дома – все-таки середина дня.

– Или, возможно, это совершенно не тот номе…

На шестой гудок кто-то ответил.

– Алло?

– Ох, привет. Это Бриджит?

– Нет. Кто это?

У Бобби уже было заготовлено имя из списка выпускников.

– Это Кларисса Тру. Мы учились с Бриджит в школе.

Голос на другом конце провода был неуверенный, нервный.

– О-о. Ну, дорогая, это ее мама.

– А Бриджит дома? – Бобби знала, что через десять лет после окончания Пайпер Холла было очень маловероятно, что Бриджит по-прежнему жила в доме родителей, но надеялась, что они смогли бы раздобыть ее новый номер.

– Вы сказали, что вас зовут Кларисса?

Такое чувство, что в ее сердце были пузырьки.

– Да.

– А мы с вами когда-нибудь встречались, дорогая?

– Думаю, что да. – Бобби действовала наугад. – На том представлении…

– И вы хорошо знали Бриджит?

Ей совсем не понравилось использование прошедшего времени.

– Мы были близки в школе, но знаете, мы, своего рода, просто потеряли связь… после того, что произошло. – Казалось, это был беспроигрышный ход, намек на то, что необъяснимое двойное исчезновение вызвало волнение во всей группе.

На другом конце провода последовала пауза.

– Понятно. Что ж, большое спасибо, что связались. Я удостоверюсь, чтобы Бриджит сообщили, что вы звонили.

Бобби цеплялась, чтобы удержать ее на связи.

– А нельзя ли мне как-нибудь связаться с ней самой?

– В больнице?

– Да. – Мастерство Бобби к заговариванию зубов дошло до передела. – Разве у них нет определенного времени, когда я могла бы позвонить?

Последовала еще одна пауза – едва слышный, печальный вздох. И хотя ее тон был полон выдавленного веселья, как и желтая краска, мама Бриджит звучала уставшей.

– Это мило с твоей стороны, но Бриджит не очень много разговаривает. Меньше всего по телефону.

Бобби взглянула на Наю, которая лишь пожала плечами.

– Эмм… а как называется эта больница? Я отправлю письмо.

– О, это было бы хорошо – думаю, ей бы действительно это понравилось. С тех пор, как она перешла на полное дневное лечение, было не так уж много писем и телефонных звонков. Это психиатрическое отделение в «Королевской больнице Сихейвен».

Бобби постаралась, чтобы ее голос не звучал победоносно.

– Спасибо, миссис Хорн, я отправлю ей открытку сегодня чуть позднее.

– Спасибо, Кларисса. Всего доброго.

Она закончила телефонный звонок и взглянула на Наю.

– Становится все более и более запутанней. Бриджит в отделении для душевнобольных в Сихейвен.

– Не может быть. Это же сразу за Оксли.

Бобби кивнула.

– Знаю. Думаю, мы должны нанести…

Ее прервали на полуслове. В стеклянной дверной панели замаячил высокий силуэт. Дверь, заскрипев, открылась, и стройная фигура доктора Прайс каким-то образом заполнила все пространство. Сердце Бобби одновременно бросилось к груди и ударилось в горло.

Глаза директрисы сузились, метая в них кинжалы.

– И что вы обе здесь делаете?


 

Глава 9

Надлом

 

– Итак? – спокойный тон доктора Прайс не мог скрыть гнев в ее глазах.

Бобби пыталась заговорить, но дыхание перехватило, а из груди вырвался только сдавленный выдох. Ная приобняла ее.

– Бобби очень напугана ситуацией с Сэди. Я подумала, что ей станет легче, если она позвонит маме.

– О, ради всего святого, мисс Санчес. Я бы поверила в такое от учениц младших классов, но никак не от старшеклассниц. Кроме того, мистер Карлос сообщил мне, что утром вы покинули урок испанского, предположительно, по моему распоряжению?

Бобби решила пойти на крайнюю меру – сказать правду.

– Мне на самом деле очень жаль, доктор Прайс. Я сильно расстроилась из-за Сэди. Это все моя вина. У меня было время самоподготовки, и я уговорила Наю пропустить драматический класс. – Она распахнула глаза так широко, как могла.

Это возымело свое действие.

– Должна отметить, Роберта, что на вас это похоже меньше всего. За шесть лет вы ни разу не доставили никаких беспокойств. И вот уже второй раз за два дня я нахожу вас в неположенном месте.

Глаза Бобби расширились еще больше.

– Извините. Я … я просто … я действительно очень волнуюсь за Сэди.

Доктор Прайс сжала губы.

– Мы все волнуемся, и именно поэтому мне крайне необходимо, чтобы старшеклассницы подавали пример девочкам из младших классов.

Бобби серьезно кивнула головой, почувствовав долю вины. Но потом Ная задала вопрос, и Бобби могла поклясться, что пол накренился, словно мир сошел со своей оси.

– Это ведь имеет отношение к тому, что произошло тринадцать лет назад, когда исчезли те девушки?

Бум. Доктор Прайс судорожно передернулась. Этот вопрос ошеломил даже такую бездушную робота-директрису. Челюсти ее сжались, а глаза замерцали тем, что было очень похоже на панику, прежде чем она сумела взять себя в руки и ответить.

– Откуда вы об этом знаете? Это было очень давно.

– Все знают, – небрежно ответила Ная, словно в этом не было ничего особенного.

– Я очень сильно сомневаюсь, что это так. – Ее голос стал еще резче, она едва смогла успокоиться. Бобби показалось, что она пыталась скрыть прошлое. Но почему? Впервые, Бобби задалась вопросом, а не утаивались ли каким-то образом все эти происшествия умышленно. – Вы думаете, что мне и в самом деле нужно объяснять, какие последствия для школы могут иметь сейчас всеобщая истерия и пустые сплетни, Ная?

Бобби почувствовала, как ее щеки запылали от стыда. Потребность угождать учителям, оставшаяся с начальной школы, была неискоренима.

– А теперь послушайте меня обе и слушайте очень внимательно. Те две девушки исчезли за много миль от Пайпер Холла. Совершенно очевидно, что произошедшее, хоть мы и очень огорчены, не имеет ничего общего со школой. Это понятно? Больше никаких упоминаний об этом или вы обе отправитесь в Изолятор.

Ни одна из девушек не стала спорить. Из страха превратиться в камень, Бобби даже не смела смотреть ей в глаза. За шесть лет в Пайпере, Бобби слышала только об одной девушке, помещенной в Изолятор – девушке, которая пыталась ударить ножом другую во время драки в столовой. Если Доктор Прайс угрожала этим, то это означало, что она была чрезвычайно серьезна.

– Бобби, если вы все еще хотите позвонить маме, даю вам пять минут. Я буду ждать за дверью. А вы, Ная, сейчас же отправитесь в класс и письменно извинитесь перед учителем за ваше поведение. Ступайте!

Ная проскользнула мимо директрисы, ничего не ответив и опустив голову от стыда. Бобби подняла трубку и набрала номер мамы – она была вынужденапозвонить сейчас, так как Прайс наблюдала за ней снаружи. Бобби подсчитала, что в Нью-Йорке было примерно восемь утра; к счастью, мама еще не успела уйти на репетицию. Она ответила на втором звонке, и Бобби поприветствовала ее.

– Бобби, дорогая! – только что проснувшись, хрипло ответила мама.

– Привет, мам.

– О, милая, у тебя ужасный голос, что-то случилось?

– Я тебя разбудила?

– Да, но все в порядке. Зайка, вчера была такая нелепая вечеринка. Бассейн на крыше отеля Soho House. Закрытая вечеринка в честь сорокалетия Джареда. Не поверишь, полнейший декаданс!

Бобби почувствовала вкус слез в горле. Она даже не знала почему – может из-за маминого голоса, такого родного. Она могла представить ее сейчас – «птичье гнездо» профессионально окрашенных волос, рассыпавшихся по подушке. Накладные ресницы, приклеенные еще вчера к глазам с макияжем, похожим на глаза панды.

Бобби захлестнула мысль, что время было на исходе – казалось, будто над головой нависли воображаемые песочные часы, в которых с невероятной скоростью сыпался песок. Что, если она больше никогда не увидит маму?

– Мам, а ты можешь прилететь домой? – Слова вырвались прежде, чем она смогла остановить их.

– Что?

– Здесь творится что-то очень странное. Я не могу объяснить этого.

– Дорогая, не пугай мамочку. Что случилось? У тебя неприятности? Это наркотики? Наркотики, не так ли? Мне не следовало быть слишком либеральной, да?

– Нет. Нет. Боже, нет, это не наркотики. – Бобби сняла очки и ущипнула переносицу, подавляя желание заплакать. Она чувствовала, как начинает сдаваться, желая стать маленькой девочкой, которая просто нуждалась в материнской любви. – Мама, мне страшно.

Последовала пауза.

– Дорогая, тебя кто-то обижает? Скажи мне, кто они, и я заставлю доктора Прайс исключить их. Это очень просто. Твоя проблема, зайка, в том, что ты слишком хорошая. Ты доверяешь людям, и они этим пользуются. Я всегда учила тебя …

– Пожалуйста, мам. Я просто очень соскучилась по тебе. Я хочу увидеть тебя.

– Бобби, если ты не расскажешь мне, что случилось, то я ничем не смогу помочь.

Бобби закрыла глаза. Казалось, ее голова была полна шумных рваных образов и мыслей, гремящих, словно битое стекло и гвозди. Она ощущала себя бессильной, бесполезной.

– Ты не понимаешь.

– Конечно, понимаю, дорогая. Каждый человек тоскует по дому. Я всегда скучаю – чего бы я только не отдала за кусочек настоящего бекона. Но ты не успеешь оглянуться, как наступят рождественские каникулы.

Первая слеза вырвалась наружу. Крупная, теплая – она стекла по носу и капнула на подставку телефона. Бобби не могла сказать маме, что через четыре дня ничего больше не будет. Не будет никакого Рождества – она не доживет даже до ночи Гая Фокса[7].

– Мам, пожалуйста…

– Ну же, Бобби. Тебе осталось учиться в школе меньше двух лет. Думаю, ты продержишься. Сейчас мамочке нужно быть в Нью-Йорке. Я надеялась, что ты понимаешь это.

Вытирая слезы, Бобби кивнула.

– Я знаю. – Она взяла себя в руки, зная, что никогда не сможет убедить маму прилететь сюда, и что побег в Нью-Йорк не поможет ей избежать судьбы Тейлор и Абигайль. Кровавая Мэри найдет ее, куда бы она ни убежала. Она сделала глубокий вдох. Как бы ей ни хотелось быть «маленькой девочкой», она должна найти силы стать «сильной, как волчица». Это была просто минутная слабость – она сможет это сделать. Она должна.

– Извини. Последние дни выдались тяжелые.

– Это на тебя не похоже, дорогая.

– Знаю. – Бобби закрыла глаза и представила, что черпает энергию у своей неунывающей мамы через телефонные провода. – Я буду в порядке.

– Ты уверена? Тебе нужны деньги?

Если бы это было так просто.

– Нет. Я в порядке. Не бери в голову.

– Хорошо, милая. Мне нужно бежать. В десять у меня шиатсу массаж в салоне Chloë Sevigny. Я оставлю телефон включенным на всякий…. В общем, если я тебе понадоблюсь, просто позвони.

Бобби прижала колени к подбородку, чувствуя бессилие.

– Конечно. Мне нужно идти в класс.

– Целую, зайка!

– Пока, мам. – Она повесила телефон.

 

Остаток дня Бобби провела на философии и беззвучно шевелила губами на занятии по хору. Она ни на секунду не могла сосредоточиться – было трудно сконцентрироваться, когда огромные, шумные, тикающие часы отсчитывают секунды. Впервые в своей жизни она считала каждую минуту, остро ощущая, как теряет их.

Она отправилась на ужин с Наей, но могла лишь смотреть на тарелку с жутко выглядящим овощным супом. О твердой пище вообще не могло быть и речи. Ная также не была в восторге, размазывая по тарелке нечто, напоминающее желеобразное рагу.

– Думаешь, в этом есть углеводы?

– Похоже на то, – рассеяно ответила Бобби.

Ная высунула язык.

– Господи, я чувствую себя ужасно. Меня тошнит даже от этого запаха.

Бобби знала, что она чувствовала. Настроение в Пайпер Холле было еще мрачнее, чем обычно. Часы перевели неделей раньше, так что темнота наступала как раз перед пятью часами, но вечерний туман, казалось, клубился и подкрадывался с моря еще раньше. Снаружи было промозгло, холодно и окутано непроницаемой мглой.

Атмосфера в столовой была не лучше. История с пропавшей Сэди и скандальные сплетни сеяли лишь беспокойство и растущее волнение, охватившее всех как из-за исчезновения девушки, так и из-за мучительного осознания, что со школой было связано что-то плохое. Пайпер Холл всегда наводил тоску, теперь же, здесь было небезопасно.

Девушки ужинали в почтительной тишине. На смену шуму и громким возгласам, пришло напряженное перешептывание между собой. Доктор Прайс наблюдала за ними, восседая за главным столом, который находился в пределах слышимости Бобби. Завершив ужин, Грейс и Кейтлин подошли к директрисе.

– Доктор Прайс? – серьезно, подражая ведущей теленовостей, сказала Грейс. – Я и несколько леди, – под этим она подразумевала Элиту, – хотели бы организовать поисковую группу для Сэди. Или записать обращение на ютьюб.

«Ах ты, двуличная гарпия», – подумала Бобби. Делает все, чтобы выслужиться.

– Это очень любезно с вашей стороны, Грейс, – ответила Прайс. – Но я уверена, что у полиции все под контролем.

– Хорошо, дайте нам знать, если будут нужны помощники. – Грейс и Кейтлин чуть не кланялись, отходя от стола.

Бобби незаметно закатила глаза.

Еще одно гениальное правило Пайпер – никакого wi-fi в общежитиях – означало, что как только с ужином будет покончено и они вернутся наверх, Бобби придется пользоваться малейшей возможностью поймать слабый сигнал ее смартфона. В конце концов, ей все-таки удалось прогуглить «Королевскую больницу Сихейвен». Ная, дергаясь больше обычного, сидела на своей кровати и яростно пилила ногти.

– Нашла, – объявила Бобби.

– Что?

– Часы посещения в Сихейвен. Завтра с десяти до двенадцати или с двух до четырех.

– Ты действительно хочешь это сделать?

– Ага. Я не собираюсь сидеть и ждать, когда превращусь в прах или что-то в этом роде. Знаешь, теперь я абсолютно уверена, что Сэди знала, что что-то происходит. Ты видела, как плохо она вчера выглядела.

Ная не возражала и отложила пилочку.

– Как ты собираешься выбраться отсюда? Тебе потребуется письменное разрешение, чтобы покинуть территорию школы в будний день.

Бобби пожала плечами.

– Мне все равно. Самое худшее, что может сделать Прайс – это исключить меня. Если мы не разберемся со всем этим… что ж, будет гораздо хуже.

Правый уголок рта Наи потянулся вверх.

– Ты знаешь, Бобби Роу? Мне начинают нравиться эти открывающие новые возможности шпионские штучки. Очень сексуально.

Бобби рассмеялась.

– А мне кажется, ты слишком долго находишься в женском обществе. – Она сняла сумочку c с банными принадлежностями с крючка задней двери. – Пойду, приму душ пока там кто-то есть. Это место меня пугает.

– Точно подмечено.

В такие часы в душевых обычно была очередь, и сегодня не было исключением. Тягостное настроение заразило даже залы Дома Бронте. Несмотря на то, что в ванной комнате было две душевые кабинки, снаружи, у стен коридора, ждали еще две девушки, сгорбившись, как подставки для книжных полок. Отлично. Ей не придется пользоваться душем в одиночестве.

Девушки были из младших классов, они откуда-то услышали, что якобы в здание пробрался какой-то сбежавший бородатый лунатик, который и похитил Сэди. Будучи старше и мудрее, Бобби заверила их, что это вовсе не так, однако не посчитала нужным упомянуть, что она всерьез считала, что к исчезновению может быть причастен призрак. Через десять минут ожидания из душа вышла девушка в соответствующих друг другу платье-халате и тюрбане и объявила, что душ свободен.

Оказавшись внутри, Бобби стянула с себя халат и шагнула в душевую кабинку. Когда ее соседка громко выругалась из-за попавшего в глаза шампуня, Бобби не могла не почувствовать себя спокойнее. Впервые за шесть лет она была рада, что рядом принимал душ кто-то еще.

Бобби расслабилась. Она вспомнила свою жизнь до Пайпер Холла: множество вечеров, проведенных с няней, в то время пока ее мама работала. Она засыпала крепким сном только после того, как слышала, что мама пришла домой. Чувство было похожим – она могла расслабиться, зная, что рядом за стенкой моется ее соседка. Бобби вымыла волосы и даже нанесла на них кондиционер на положенные пять минут. Напряжение и скованность в плечах постепенно отпускали.

Только выключив душ, она поняла, что из соседней кабинки больше не раздавалось никаких звуков. Должно быть, девушка уже помылась и потихоньку вышла, пока она предавалась воспоминаниям под струями воды. Бобби собралась с духом, не желая чувствовать страх. Все было в порядке. Она находилась в ярко освещенной комнате в окружении десятков других людей. Ничего не могло случиться.

Кап, кап, кап.

Она слышала это звук раньше. Звук тяжелых, отзывающихся эхом капель, казалось, шел ниоткуда и в тоже время – отовсюду. Бобби вытерлась так быстро, как только могла, избегая смотреть в длинное зеркало. Оно запотело, и ей не хотелось ничего в нем увидеть. Она помнила, как отражение растянулось подобно черному туннелю.

Кап, кап, кап.

Лампочки замерцали, загудели и потускнели. Свет заколебался, чуть не потухнув. Бобби скользнула на влажную плитку, в спешке потянувшись за халатом. Ей хотелось выбраться из этой комнаты как можно скорее. Завязав пояс на халате, она потянулась к двери.

Кап, кап, кап.

Она замерла. Тонкая пластиковая шторка на правой кабинке была задернута, но она не была пустой. И хотя душ был выключен, за занавеской стоял силуэт. Его руки свисали по бокам, голова слегка склонена влево, гладкие волосы спадали на плечи.

Как, кап, кап.

– Эй? Пенелопа, это ты? – У Бобби перехватило горло. Силуэт ничего не ответил – даже не шелохнулся.

Голос в ее голове отчаянно кричал: «Прочь! Беги!» Но ноги двигались в сторону душа. Бобби было достаточно игр в прятки с загадочной фигурой.

– Что тебе нужно? – голос Бобби был тончайшим шепотом. – Мэри? – Она протянула влажную, дрожащую руку к душевой шторке.

Дверь за ее спиной захлопнулась, заперев ее внутри.


 

Глава 10

Незваный гость

Бобби никогда не понимала девушек, которые громко визжали. Это вызывало у нее презрение, и в душе она посмеивалась над ними. Но тут она обнаружила, что на самом деле, просто никогда не имела для этого повода. Она завизжала. Еще раз. По крайней мере, во второй раз она прокричала какое-то бранное слово, а не просто проскулила что-то нечленораздельное – хоть какое-то присутствие разума. Она развернулась как раз в тот момент, когда знакомая фигура закрывала дверь и возвращала задвижку замка на место.

– Какого …?

Кейн прислонился спиной к двери, переводя дыхание.

– Боже, это было напряженно.

Бобби снова повернулась к душевой кабинке, пряди мокрых волос свисали вокруг ее лица. Она отдернула шторку в сторону. Почему-то она знала, что так и будет – кроме выпавших волосинок и остатков мыльной пены в кабинке было совершенно пусто. Следующая мысль была: «Видны ли мои соски?» К счастью, их не было видно, но она плотнее затянула халатик на груди.

– Ты что, сдурел? Какого черта ты делаешь?

Лампы загудели и загорелись своим обычным светом.

– Мне нужно было увидеть тебя. – На нем была черная толстовка с накинутым на голову капюшоном. Он тщательно спланировал свое проникновение, одевшись, как городской ниндзя. – Я должен был тебя увидеть. – Что бы это могло значить? Ей нужно успокоиться. Конечно же, это не… В животе она почувствовала ощущение, граничащее где-то между мультяшными бабочками и вызывающей тошноту паникой.

– Ты хоть представляешь, что произойдет, если тебя поймают здесь со мной?

– Тебя могут исключить? – пожал он плечами.

– Я не о докторе Прайс, я о Грейс. Она вырвет мне руки и использует их, чтобы забить тебя до смерти. – Кейн было рассмеялся, но подавил смех. – Что тебе нужно, Кейн?

Он напрягся, став серьезнее, чем она когда-либо видела.

– Брось, ты же была на кладбище. То, что тогда случилось, было только началом. Происходит какое-то серьезное паранормальное дерьмо.

Рот Бобби приоткрылся, когда одновременно миллионы предложений пытались вырваться из нее – он тоже что-то видел; она совершенно забыла, что он тоже был там; что он видел? Торнадо в ее голове остановилось, потому что если он был здесь, говоря это, то значит все происходящее было действительно реальным. Нереальное стало реальным.

– Ты тоже ее видел.

Он ничего не сказал, но поджал губы и глубоко вдохнул через нос. Слова были не нужны, его глаза сами говорили, насколько ему было страшно.

– Что мы наделали? – наконец пробормотал он.

Кровавая Мэри была реальна. В это невозможно поверить. Это одновременно было и ошеломляющим, и ужасающим. «Призраков не существует[8]». Песенка, в прошлом часто помогавшая ей уснуть по ночам, когда ей было страшно из-за скрипа труб или шума ветвей, царапавших окно, больше не работала. Призраки существовали, и они оба видели их. В этот момент, в душевой комнате, Бобби вдруг почувствовала себя в другом мире – там, где фантазия была реальностью.

– Что? Где? – Она взяла себя в руки. – Извини, я должна была связаться с тобой. Я… я могла бы спросить у Грейс твой номер.

– Ага, – одарил Кейн кривоватой ухмылкой. – Она была бы рада помочь тебе.

Бобби улыбнулась ему в ответ, и настроение в душевой улучшилось.

– Боже, как ты вообще пробрался сюда? Ты, наверное, самоубийца.

– Тем же путем, как мы пробрались в субботу. Я увидел тебя в очереди в коридоре с другими девушками и подождал, пока ты не осталась одна.

Потайной проход.

– Что ж, я уважаю твой стиль камикадзе, но мы не можем прятаться в душевой. Нет необходимости говорить, что будут вопросы. Тебе придется пойти ко мне в комнату.

Еще одна полуулыбка.

– Это будет менее подозрительно?

Бобби приподняла бровь.

– Не выдумывай. – Как будто бы он это делал. – Там Ная.

– Опять же… это лучше?

– Выбросьте это из головы, молодой человек, – с упреком проговорила Бобби, чуть приоткрыв дверь. В коридоре никого не было, но двери некоторых спален были открыты. Голос миссис Крэддок эхом раздавался откуда-то издалека. – Нам придется бежать. Знаешь ли, я только что потратила пять минут, убеждая девочек из младших классов, что в нашей школе надежная служба безопасности, и сюда ни за что не проберется ни один посторонний.

– Я не посторонний.

– Если кто-то нас поймает, ты – посторонний, понял?

Он усмехнулся.

– Понял.

Из одной комнаты вышла девушка и зашла в другую. Бобби сразу же захлопнула дверь, давая ей время уйти из коридора.

– Готов?

– Да.

– Хорошо. – Бобби высунула голову в коридор. – Бежим. – Она рванула со своей сумочкой с банными принадлежностями, свисавшей на боку, и Кейном, бежавшем следом за ней. В коридоре было шесть дверей и поворот, которые нужно было преодолеть. Пульс стучал в висках. Она не спускала взгляда с конечной цели, не решаясь снизить скорость даже на секунду. Почти бросившись на дверь, она опустила ручку, заваливаясь внутрь.

Она затащила Кейна через порог и, проверив, не видел ли их кто-нибудь, захлопнула дверь. Ей даже в голову не пришло, что Ная вполне могла быть голой. Тем временем, та подстригала ногти на ногах над мусорной корзиной.

Сначала на ее лице отразился шок, который затем сменился выражением чистой непристойности.

– Роберта Роу, ты – маленькая распутница.

Бобби закатила глаза.

– Он здесь насчет призрака.

Ная сразу же стала выглядеть менее заинтересованной.

– О!

– Да. Правильно, «О!». Кейн… располагайся. – Он выдвинул стул, а Бобби расположилась на кровати так скромно, как только могла. В банном халате было всего две позиции, в которых она могла сидеть, не сверкая перед ним наготой. Это было совсем не идеально. Она достала из прикроватной тумбочки очки и надела их. Кроме того, ей срочно нужно было сделать что-нибудь со своими волосами до того, как они превратятся в дреды.

Кейн расстегнул толстовку и повесил ее на спинку стула. На нем была белая хлопковая футболка, которая, казалось, точно знала, где облегать. При иных обстоятельствах, если бы она не чувствовала, что ее голова готова взорваться, все это было бы довольно сексуально. Но в данной ситуации губы Кейна, его бицепсы, плечи и ямочки на щеках (даже будучи прямо в ее спальне), волновали ее меньше всего. Плюсом было то, что она больше не чувствовала себя неловко и не лишилась дара речи. Вся эта застенчивость казалась совсем несущественной, даже незрелой.

– Итак, что происходит? – спросил он.

– Твои догадки недалеко ушли от моих. – Бобби расчесывала спутавшиеся в узлы волосы. – Ты первый. Что ты видел?

– По-настоящему я заметил это только сегодня. Сначала я думал, что мне показалось – как будто это какой-то обман зрения или типа того, да?

Услышав, что уже два человека говорили, что видели что-то странное, Ная внезапно стала выглядеть более обеспокоенной.

– Ты, правда, это серьезно? Что ты видел?

– У вас есть зеркало? Я покажу вам.

– Конечно. – Ная поднялась с кровати. – В шкафу. – Она открыла шкаф, чтобы показать зеркало с внутренней стороны дверцы. Во всех комнатах стояли одинаковые шкафы – громоздкие деревянные конструкции, достаточно большие, чтобы уместить одежду двух или трех девушек.

– Идите сюда и смотрите. – Кейн пересек комнату, и Бобби последовала за ним. Втроем они смотрели на свое отражение, как и тогда, в ночь на субботу.

– На что мне смотреть? – Ная не выглядела впечатленной. Кейн повернул дверцу, сменив угол обзора, захватывая другую часть комнаты.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (249)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.057 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7