Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Четыре Будда-состояния 4 страница




Соответственно, он не прибегает ни к какому давлению, не принуждая никого верить в то или иное. Человек должен делать только то, что для него самого убедительно. Любое подлинное развитие может происходить лишь на основе понимания и доверия. Будде не нужны были ни паства, ни подпевалы. Тот, кто понимает его объяснения природы вещей и применяет их в медитации, сможет всё более настойчиво держаться за осознавание своей Будда-природы. Таким образом, посредством упражнений поучения Великой Печати превращаются в стойкий опыт, и если всё ещё сохранялись какие-то сомнения, то они в процессе медитационного погружения становятся проникающим видением. Благодаря тому, что мы просто наслаждаемся достигнутой уверенностью, все узлы развязываются. Злость превращается в способность ясного восприятия, свободного от помех; убывающая гордыня позволяет замечать, как всё многослойно и богато; страстные желания, растворяясь, дают способность проводить различия; ревность исчезает вместе с тем, как мы нанизываем факторы опыта друг на друга; а там, где взгляд омрачали неведение и запутанность, возникают всё более частые радостные мгновения прямого видения. Так медитации Алмазного Пути связывают ум с его вневременной силой. Вне надежд и опасений, вне удерживания и неприятия, они ведут к окончательной непоколебимости. Так же, как кофе успокаивается в чашке и начинает отражать, воспринимающий даёт о себе знать всё более настойчиво; крючки поучений выдёргивают наружу кольца врождённой мудрости существ. Между переживаниями и за ними, а также и сквозь них он проявляется как свет ума.



Поучения Будды своеобразны и дают совершенно особенный уровень видения также и в том, что касается отношения к мыслям. Кармапа советует не препятствовать мыслям - это, как показывает опыт, может вызвать внутренний эффект «матового стекла» - и не стараться удержать приятные ощущения, что до сих пор никому не удавалось, а «набирать вес», пребывая в состоянии осознанности. Это непреклонное доверие к самому воспринимающему является характерным признаком учения Будды, и практики учат этому с тех пор, когда жил и учил он сам. Когда ученики Миларепы раздражались из-за мыслей и чувств, он говорил им: зачем сетовать на то, что есть кусты и облака, когда вы знаете бесконечность гор и океана? В поучениях Великой Печати ум сравнивается также со слоном, а мысли с колючками. Колючки острые, но у слона толстая кожа.

Действительная медитация означает, что мы осознанно покоимся в том, что поняли и признали как истинное. Когда ум в результате этого очищается и прибавляет в силе, мы просто становимся лучше. Термин «медитация» в небуддийской среде используется сегодня как собирательное название для упражнений, которые должны, в первую очередь, вызывать интенсивные ощущения. Эти методы нередко лишены какого-либо ясного направления; например, переполнение крови кислородом посредством лихорадочного дыхания, увлечённое выкрикивание звуков «Ху», просто сидение без каких-либо объяснений об уме, хождение в голом виде полосу, воскрешение памяти о прошлых жизнях или одухотворённое чтение ладоней. Но у всех буддийских медитаций цель только одна: они должны способствовать свободному от усилий пребыванию в том, что есть. Это не означает предаваться глубоким размышлениям или, наоборот, судорожно избегать мыслей, что действует притупляюще. Не следует также хвататься за приятные состояния ума, что всё равно невозможно. Медитация должна вызывать раскрытие всех способностей ума. Свойственная уму проницательность, пробуждаясь, переживает самоё себя как в высшей степени отрадное состояние, в котором непринужденно и по-разному проявляется внутреннее Богатство. Действия, проистекающие из этого внутреннего изобилия, бывают убедительны как для других, так и для нас самих.

Именно это и называется выдающимся поведением - черпать из полноты возможного с убеждённостью в том, что высшая истина равноценна высшему блаженству, а пространство само по себе безгранично. Эта свежая смелость, которая всё освобождает, возникает вследствие шлифовки драгоценного камня ума. В результате то, что было признано правильным в голове, падает в открытое сердце. Изнутри это переживается как состояние «само собой разумеется», и мы не теряем собственной середины во всём, что происходит. Другие замечают непосредственное «пространство-радость», становятся внутренне богаче оттого, что сочувствие и внеличностное проникающее видение дополняют друг друга. Проявляется это как непринуждённый хороший стиль, который всех одаривает счастьем. Таким образом, имеющее смысл для повседневности, но всё же узкое видение «или-или» обрамляется освобождающим «и то, и другое».

Если мы сумели сохранить верность связи с учителем Алмазного Пути, с тем, кто предоставляет нам средства, необходимые для такого развития, — мы получаем бесконечно много подарков. По мере того, как просветлённые круги силы всё яснее ощущаются и во внешнем мире, и в нашем собственном теле, наше счастье становится безбрежным.

Медитация во всём? Это означает, собственно говоря, не терять осознавания того, кто осознаёт. Многие чувствуют, насколько это важно, но, к сожалению, мало кто считает себя способным это делать. Но это и нелегко. Здесь нужны длительные сознательные усилия, постоянные повторения упражнений, оттачивающих взгляд, до тех пор пока воспринимающий не научится больше не терять ощущение самого себя даже в потоке самых интенсивных переживаний. Если всё остаётся нескованным и подобным сну, если везде видится много простора, то уже можно считать, что мы на верном пути. Неведение ведь было всегда, и победа над столь цепким противником может потребовать времени.

Здесь любые вложения сил оправдывают себя, и прежде всего - те, что рассчитаны на долгое время. Если вам удаётся ежедневно находить двадцать или более минут для высокоэффективной медитации, такой как слияние со своим ламой или Будда -формой (йидамом), то вы сможете поддерживать и улучшать достигнутый уровень, - если только не работаете на скотобойне и не продаёте сильнодействующие наркотики. Каждая мантра имеет смысл, каждое стремление придать свежесть взгляду Великой Печати приносит пользу. Если видение, медитация и поведение дополняют друг друга в жизни, желанные результаты обязательно придут. С удивлением видишь, как впечатления, которые накапливались в подсознании существ с безначальных времён, превращаются в различные виды просветляющей мудрости.

Строфа 9

Все явления суть миражи ума;
Ум — это не
«какой-то один»ум, он — пуст по своей природе;
Всё — пусто, но одновременно проявляется беспрепятственно.
Пусть мы при помощи точного исследования узнаем настоящую природу ума!

«Все явления суть миражи ума». Всё внутри и снаружи - игра ума. То, что восприятие мира зависит от чувств и внутренних состояний воспринимающего, известно на Западе почти каждому доморощенному психологу, и это знание используется при случае, по крайней мере когда дело касается других. Такое благоразумие — более редкое явление в отношении самих себя, хотя каждый охотно признаёт, что в хорошем настроении почему-то встречаешь всё время приятных людей и, напротив, когда расстроен, то везде появляются скверные формы, недостатки и трудности. Похоже, что рай и ад совершаются в собственном уме, и каждый создаёт мир сам для себя. Таким образом, человек непрерывно сам решает посредством впечатлений, которые считает важными и закладывает в себя, какие очки он станет носить в будущем: розовые или чёрные. Эта закономерность называется на санскрите «карма», на тибетском — «ле», и, согласно учению Будды, у этих обусловленных состояний нет начала. Они сильны лишь до тех пор, пока ум не узнает своё вневременное пространство, неразрушимое зеркало позади отражений.

Откровение Будды отом, что высшая истина равнозначна высшей радости, действует освобождающе. Другие религии никак не подчёркивают тот факт, что любой подъём духа сам по себе является богатством и радостью; Будда же настаивает на том, что пространство само по себе является радостью, и этот взгляд приносит всеобщее избавление.

Так выглядит внутреннее обоснование высказываний Кармапы. Но утверждение, что все создается умом, относится в равной степени и к внешнему миру. Еще 2550 лет тому назад Будда предсказал некоторые важнейшие открытия современной науки, и Кармапа упоминает здесь эти моменты, объясняя, что и совместно воспринимаемый мир является игрой ума, обладая не большей реальностью, чем коллективный сон. Сейчас, когда люди научились конденсировать частицы из света, разделение между бытиём и небытиём исчезло, и их можно назвать двумя сторонами одного целого. Эти слова в действительности означают конец всего стесняющего во времени и пространстве. Они показывают, что является окончательным, а что -обусловленным, где имеет смысл придерживаться взгляда «и то, и другое», а где лучше подумать «или-или», и тем самым делают возможной полную свободу ума.

Но как можно объяснить при помощи двойственных понятий возникновение и исчезновение вселенных? Вот объяснение Будды.

Однажды мир сгорает, и это событие очень похоже по описанию на представления звездочётов о том, что произойдёт через десять миллиардов лет. И тогда потоки сознания тех существ, которые ещё не достигли освобождения и не знают собственной природы, присоединяются к обитателям других исчезнувших миров где-то в бескрайнем пространстве.

Когда накапливается достаточная масса умственных впечатлений — кармы, сгущается новый мир. Это происходит автоматически. Поскольку пустота не является чёрной дырой, но содержит в себе все возможности, то для этого процесса не требуется ничего противоположного ему, как, например, внешний создатель. Ход событий можно видеть как в чистой, так и в нечистой перспективе, но первый вариант - просветляющий и вневременно истинный, тогда как второй представляет собой продукт изначального неведения. Так, мудрость осознавания богатства всех явлений - коллективная гордость непросветлённых существ - вызывает возникновение всего твердого; зеркальная мудрость - их злость - рождает всё текучее; различающая мудрость - привязанность существ - проявляется как тепло; мудрость опыта - их ревность - становится постоянным движением, подобным движению ветра; а всепроникающая, спонтанно возникающая мудрость, ошибочно воспринимаемая как изначальное неведение, вызывает недооценку пространства: оно приравнивается к разделению и дистанции. Вследствие последнего заблуждения мы не видим пространство как вместилище, не замечаем, что вокруг вещей всегда гораздо больше простора, чем между ними. Итак, внешняя рамка, мир, сгущается из коллективного сознания существ, и одновременно их карма проявляется как способ контакта с этим миром — их тело и восприятие. Поэтому краеугольным камнем в буддизме является поучение о том, что ум — творец всего. Не только наше восприятие мира - это ум, но также и сам мир.

Когда развитие существ делает возможным получение абсолютного знания об уме, безграничная любовь и сила пространства выражаются в появлении Будд, которые указывают путь к освобождению и просветлению. Если позволяют условия какого-либо времени и места, то в бесчисленных мирах рождаются просветлённые, которым знакомы прошлое, настоящее и будущее. Всё в их жизни является примером, и их цель исключительно в том, чтобы освобождать всех существ от неведения и боли. Их влияние часто сохраняется в мире в течение нескольких тысячелетий.

В начале периода их деятельности Будд понимают непосредственно, затем следует время, когда их средства, главным образом, всесторонне используются в медитации. После этого тексты толкуются и изучаются интеллектуально. Затем люди довольствуются бессодержательными обычаями и монашескими одеждами. И наконец, после дальнейшего упадка, люди в общем забывают о причине и следствии, и влияние Будды заканчивается. Люди становятся грубыми по отношению друг к другу и к самим себе. И только после многих ненужных трудностей они снова готовы оставить в промежутках между своими мешающими чувствами так много пространства, что может появиться следующий Будда. Благодаря его учению повторяется та же волна духовных предложений, опять многие достигают освобождения или просветления, пока абсолютный взгляд не теряется снова и не наступает опять «тёмное» время.

На самом деле, эти пять периодов по 500 лет, предсказанные Буддой нашей исторической эпохи - Буддой Шакьямуни, завершились в Азии 50 лет назад. Неприятно, когда так точно сбываются плохие предсказания, но большинство старых буддийских культур в наше время либо стали жертвой жадного материализма, как в Японии, Таиланде и часто среди китайцев за пределами Китая, или подверглись уничтожению в результате насильственного приобщения к господствующей идеологии на севере и расцвета национализма на юге Азии. Сегодня живые поучения Будды уровня Алмазного Пути хранят только государство Бутан и тибетские беженцы.

Однако похоже, что достаточное количество людей с подходящей для буддизма кармой нашло своё перерождение на Западе. Решающее знание о природе ума может сегодня применяться в свободных культурах европейского типа, существующих в мире, и не исключено, что однажды оно даже вернётся оттуда в Азию свежей струёй.

Таков был смысл первого высказывания Карманы при взгляде через телескоп. Каков он, если посмотреть через лупу? Это объясняется в следующих строках.

После того, как внешний мир показан в качестве ума — «все явления суть миражи ума», - если поискать сам ум, то всё веществен -мое исчезает. То есть, на самом деле нет ничего, что можно было бы назвать умом. У него нет ни размера, ни очертаний, ни формы, ни вкуса, ни напряжения, и он даже не является никакой «тонкой материей» (что бы это понятие ни означало), как хотелось бы его видеть некоторым, кто испытывает недостаточно доверия к пространству. У него нет никаких черт, позволяющих «показать на него пальцем», найти или обозначить его каким-либо образом. Он - пуст по своей природе и не является вещью. Состояние Истины ума1J есть тот факт, что этот бесконечный простор свойственен сознанию, как это могут ощущать в моменты внезапных вспышек вдохновения и те, кто не занимается медитацией.

«Всё-пусто, но одновременно проявляется беспрепятственно». Эта строка указывает на качества, воспринимаемые как ясность и безграничность ума. Она подразумевает Состояние Радости и Состояние Излучения, характеризуемое мощными, направленными в будущее делами. Состояние Излучения проявляется в виде существ, которые сознательно перерождаются для блага других в силу прошлых обещаний. Хотя ум, как это описано выше, свободен от каких-либо собственных черт, возникает всё снаружи и внутри как присущее ему богатство. Радость и полезные действия рождаются из его пространства, играют в нём свободно, узнаются его ясностью и снова исчезают без усилий, возвращаясь в его неограниченность.

Хотя ум сам по себе неуловим, он проявляет бесконечное разнообразие. Он позволяет всему возникать, он охватывает и осознаёт всё, что происходит и может происходить в его внешнем и внутреннем пространстве.

Эта строфа являет собой распахнутую дверь к просветлённым уровням сознания, и ее стоит рассмотреть с нескольких сторон. Итак, в чём же сущность взгляда Кармапы? Убедительнее всего приме нить здесь пример сна. Постоянно изменяющийся внешний мир -это общий сон всех существ, а то, что те же самые процессы воспринимаются по-разному по причине наследственности, настроения, происхождения, воспитания и образования - это их личные сны.

Но неудовлетворительного восприятия можно избежать; существа вовсе не обречены всецело на то, чтобы оставаться в обусловленном, но располагают путём и целью и могут развиваться. Из хорошего сна можно проснуться и обрести освобождение и просветление, тогда как плоды вредных поступков всё сильнее связывают нас в круге усиливающихся страданий. Это отсутствие подлинной реальности охватывает как природу мыслей и чувств, так и кажущийся столь твёрдым мир, доступный чувственному восприятию. Как недавно установила наука, вопреки воззрениям материализма: в циклотроне мельчайшие частицы атома исчезают, пропадает возможность определить их присутствие, а полностью опустошённый экспериментальный контейнер вновь автоматически наполняется ими. Переживаемое посредством органов чувств противоречие между бы -тиём и небытиём, на котором всё ещё основано обучение в школах и институтах, не может считаться окончательным положением дел.

Проявление и непроявление лучше всего понимать как стороны одного целого, и в мире, запруженном заповедями и догмами, этот проникающий взгляд даёт приятное ощущение обилия пространства. Он показывает всеобщую обусловленность и даёт зрелость и понимание того, что только воспринимающий, пространство-ясность-неограниченность ума — нечто действительное и истинное, а всё переживаемое возникает и снова исчезает. Но наша наука ещё не продвинулась настолько, чтобы определять мир как результат накопленных впечатлений и чувств его обитателей. Тема заключительного пожелания Кармапы - при помощи точного исследования узнать природу ума -продолжается в следующих строфах. Не приукрашивая действительность, он показывает существам как подлежащий улучшению мир явлений, так и окончательную истину - его природу.

13. См. также строфу 2.

Строфа 10

Самовыражение, которое не существует как таковое, понимается как нечто вещественное;
Из-за неведения самоосознавание определяется как
«я»;
Приверженность этой двойственности вызывает блуждание в обусловленном мире.
Пусть мы сможем вырвать корень ошибки — неведение!

Первые две строки настораживают современных буддистов Алмазного Пути: в отличие оттого, как принято сегодня, Кармапа указывает сначала на ясность ума, и во вторую очередь на его природу пространства. Он говорит об отражениях прежде зеркала, о волнах прежде океана, и вроде бы подчёркивает воспринимаемое больше, чем воспринимающего. Почему же так? С одной стороны, взгляд с неожиданной точки зрения заставляет призадуматься, а с другой — Кармапа наверняка хотел облегчить понимание ума тем из своих учеников, кому трудно абстрактно мыслить. Простые люди, погружённые в свою повседневную жизнь, всегда воспринимают мир, доступный их преходящим ощущениям, как весьма реальный.

«Самовыражение, которое не существует как таковое, понимается как нечто вещественное». Беспрестанные игры ума, внешне возникающие как воспринимаемые миры и обстоятельства, а внутренне - как непросветлённые мысли и чувства, из-за изначального неведения переживаются как реальные и существующие сами по себе. Мы думаем: «Это- есть», «Таково настоящее положение дел», «Таково моё настоящее ощущение». Причина такой интерпретации мира - в инертности наших органов чувств. Но если пристальнее рассмотреть как внешний, так и внутренний мир, то там не найдется ничего твёрдого. Все колеблется и трансформируется всё время, будь то вселенные, атомы, мысли или чувства; всё, что мы воспринимаем, постоянно находится в потоке изменений. Например, сначала вода в стакане — это внешний объект. Затем мы её выпиваем, и вот она уже — часть нас. А несколько позже остается только надеяться, что выпущенный нами азот поможет вырасти паре цветочков. Подобным же образом изменяются внутренние состояния, и иногда существа способны отнестись к ним с большей дистанцией, а иногда оказываются всецело ими захвачены. Несмотря на то, что кадры постоянно сменяются, вплоть до освобождения мы считаем весь этот диснейлэнд настоящим.

Подобнотому, как проявление ума (его ясность) понимается как нечто вещественное и поэтому отдельное, его осознанность (воспринимающий) сводится к ограниченной идее «себя», или «меня». «Из-за неведения самоосознавание определяется как «я»». Но эта двойственность — всего лишь идея, в конечном счёте. В древних текстах используется метафора с глиняным кувшином: когда он разбивается, исчезает граница между воздухом снаружи и внутри, и выясняется, что прежняя разделённость была лишь кажущейся.

Нечто реальное должно обнаруживать стойкие признаки реальности. Но только воспринимающее пространство отвечает этому условию. Будучи пустым по своей природе и свободным от каких-либо сужающих признаков, оно не ограничено временем и местом и содержит в себе все совершенные качества. Кроме того, оно действует, проявляя активную любовь, и потому предоставляет нам подлинное прибежище. Первые две строки возвращают нас к строфе 2, описывая источник всех страданий. Поскольку пожелания Кармапы направлены на эту жизнь, то - ещё раз, подробнее, о причинах и возможностях.

2550 лет назад Будда не уставал объяснять своим ученикам, каким образом помехи поражают ум, который, судя по всему, должен быть столь способным. Он сравнивал ум с глазом, который всё ясно распознаёт, но не видит сам себя. Вследствие этого его воспринимающее пространство, уровень истины ума, недооценивается и определяется как «я». Хотя ни тело не является прочным, ни чувства и мысли не обладают какими-либо конкретными качествами, будь то размер, цвет или форма, эта неверная оценка увековечивается вневременной привычностью. Из-за привязанности ума к своим сменяющимся ощущениям, его ясность — всё, что ум воспринимает как снаружи, так и внутри - превращается в «тебя» или нечто самостоятельное. Поскольку вплоть до просветления мы не способны видеть, что пространство и его одаренность, воспринимающий и воспринимаемое - это разные стороны одной и той же неограниченности ума, то появляются главные мешающие чувства: запутанность, привязанность и отвращение. Из них возникают гордость исключающего типа, жадность и зависть, и из их многообразных сочетаний — в общей сложности 84000 возможных завес ума. Будучи обусловленными и переменчивыми, они всё же переживаются как настоящие и приводят поэтому к бесполезным мыслям, неуместным словам и неловким поступкам. Когда посеянные таким образом недоброкачественные впечатления созревают в виде сложностей, внутренних и внешних, то мы по привычке сваливаем вину на других и обеспечиваем себе тем самым плацдарм для дальнейшего трудного поведения.

Если бы мы могли видеть в этих мешающих состояниях то, чем они являются, всё было бы легко. Мы бы тут же определяли их как плохие фильмы на своём внутреннем экране — фильмы, которые умный человек смотреть не стал бы. Но — мы этого не делаем. Быть непросветлённым - это как раз и означает подавляющую неспособность выбирать желанные состояния и не обращать внимания на проблематичные. Мы относимся к всплывающим чувствам как к настоящим , в большинстве случаев не понимая, что мы сами же создали для них причины, что каждый безостановочно творит свою собственную жизнь и карму. В результате мы снова действуем недальновидно и во вред другим, и это не позволяет нам выбраться из круговерти событий. «Приверженность этой двойственности вызывает блуждание в обусловленном мире». Приверженность тому или иному виду двойственности всегда была отличительной чертой небуддийских воззрений. Субъект видит только ощущаемое, и с ним случается то или это. Не сознавая, что только воспринимающий реален и един со всем сущим, все сохраняют приверженность этому ограниченному видению до самого освобождения, и, может быть, не помешает разобраться в этом поточнее.

Воспринимающее пространство и воспринимаемые им чувства, мысли и миры кажутся отличными друг от друга, однако беспристрастное рассмотрение показывает, что их скорее можно сравнить с вол -нами или течениями в океане, или с паром, облаками и дождём как различными формами проявления воды. Они являются выражением одного и того же. Вопрос существования или несуществования ставился тысячелетиями вновь и вновь, и носители тех или иных взглядов чувствовали себя при этом в большей степени на равных, чем то было допустимо в последние сто лет на Западе.

Например, древним грекам - впрочем, как и не древним — подобие сну и неуловимость казались чем-то угрожающим. Им не давали покоя поучения Будды о пустоте всего внутреннего и внешнего, доходившие до них из Индии. Им нужно было всё же опереться на что-то вещественное, и они ввели в оборот понятия атома - «атомос» означает«неделимый». Это вселяло в них уверенность по крайней мере на уровне концепций: ведь если вещи можно делить до бесконечности, то, по их мнению, в конце могло бы вообще ничего не остаться, и они бы оказались перед чёрной дырой. Неделимость служила защитой от неведомого, не позволяя всему испариться в голубой дымке. Они также отказывались видеть учителя как абстрактный духовный пример. Это было для них непонятно, и уже в начале нашего летоисчисления они разработали - так предполагается сегодня - доступные для чувственного восприятия первые статуи Будды на основе своего бога любви, Аполлона14.

Примерно до Карла Маркса и материалистических взглядов его времени, которые теперь постепенно прощаются с нами, на протяжении столетий сменяли друг друга различные теории о реальности и нереальности вещей, но ни одна из них не приносила подлинного удовлетворения. Подтверждение реальности давало временное чувство силы, но тогда более реальными ощущались болезнь, старость, смерть и потери, и казалось, что из этого нет выхода. Не успокаивал и противоположный взгляд. Решение о полном несуществовании вещей не смягчало боли, и всё, к тому же, становилось бесцветным, жизнь теряла смысл, и пропадал рычаг для улучшения мира. Таким образом, взгляды колебались от материализма до нигилизма и обратно, пока современная наука не взялась найти более существенные доказательства в пользу того ил и другого.

Накануне наших шестидесятых годов усилилось представление обо всём как об одной большой машине. Люди упорно ограничивали своё мировоззрение, объясняя внутреннее и внешнее многообразие как скопление случайностей и условий без какого-либо более глубокого смысла. Осмысленное отношение к сознанию и миру могло выживать только в углах, не поражённых тотальным материализмом. Например, из общераспространённого понимания мозга как производителя сознания следовал вывод, что с разрушением мозга исчезает и ум. Эта идея была весьма безрадостной, означая непривлекательное «ничто» после смерти, и то и дело подвергалась сомнению, поскольку противоречила столь многим фактам восприятия и желаниям существ. Поэтому, когда женщины разгребли завалы и аккуратно сложили камни от разрушенных зданий, а на Западе появилось тридцать разновидностей зубной пасты, многие были готовы к скачку в своем понимании.

Первым ледоколом стали расширяющие сознание наркотики, такие как ЛСД; они давали своим почитателям убедительное, но, к сожалению, лишь преходящее ощущение счастья. С тех пор наши неописуемо блаженные откровения о единстве сознания и внешнего мира получали всё больше научных подтверждений. Всё более точные измерительные приборы исследовали мельчайшие частицы и космос, неизменно обнаруживая везде подобие пространству, и на этот раз, следует полагать, надолго. Похоже, становится бесспорным положение о том, что все явления - это ум, а он по своей природе -открытое пространство.

Внутренне это выглядит следующим образом. Мы можем весьма убедительно описать воспринимающего как сознательное пространство — то, что знает и понимает. Умственные потоки существ -это движения внутри него, подобные течениям в океане. Но нетрудно представить себе, что чувствует непросветлённый ум, испокон веков опирающийся на иллюзию «себя». Не зная необусловленной и вневременной грани своего восприятия, он не может пробиться сквозь причины и следствия и после расставания с очередным телом стремится, согласно своим привычкам, к новому состоянию узости. А всё ведь могло быть так просто! Раз у ума нет никаких вещественных признаков, - он подобен пространству без начала и конца. Но, пока он этого не поймёт, он ошибочно принимает поток своих впечатлений за нечто истинное и блуждает в обусловленном мире.

Это подобие сну, как уже было сказано, относится не только к внутренним ощущениям, но и к миру, внешней рамке, которая видится всеми как реальная. Где ее реальность? Частички, из которых она состоит, исчезают в пространстве так же, как появляются из него. Без стесняющих представлений о существовании и несуществовании, проявлении и пространстве, автоматически раскрываются все просветленные качества тела, речи и ума. Не прибегая к возвышенной терминологии специалистов, практики центров Карма Кагью выразили бы это так: «Если нет ничего, внутри или снаружи, то это пространство ума; когда что-то появляется, будь то миры снаружи или ощущения внутри, то это его ясность, беспрепятственная игра; тот факт. что возможно и то, и другое - это его неограниченность»

То, что пространство и ясность свободно играют и неразделимы, свидетельствует о бесконечных возможностях пространства. Это современный способ выражения. Будда 2550 лет назад учил этому такими словами: «Форма есть пустота, пустота есть форма, форма и пустота неразделимы». Уже тогда он знакомил мир с этим прозрением .дарящим окончательное освобождение. Тот, кто понимает, что все есть ум, должен лишь доверять своей мудрости, поскольку он вырвал все корни неведения.

Но удалить можно только то, что стоит на пути просветленного опыта. Невозможно ничего отнять у неограниченного ясного пространства ума, и также невозможно к нему ничего прибавить. Ученые веками пытались постичь его посредством понятий, однако постижение приходит лишь по ту сторону всех идей. Несмотря на примеры столь многих великих практиков, в это, похоже, трудно поверить. Конечно, как логические, так и во всеобъемлющие способы работы с умом имеют смысл; на самом деле, только порядок в мыслях и приятные впечатления позволяют в достаточной степени расслабиться, чтобы переключиться на непосредственный опыт. Тем не менее, не следует действовать так, как в этом избитом детском анекдоте.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (154)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.021 сек.)