Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Оценка респондентами российской демократии в




1997–2003 г.г. (в % от числа опрошенных)

Элементы демократии
Важно Неважно Важно Неважно Важно Неважно
Многопартийность 39,2 36,1 26,4 49,7 29,0 50,4
Наличие представительных органов власти 49,8 20,2 38,5 32,7 49,7 24,8
Свобода слова и СМИ 85,8 5,1 77,3 9,9 74,6 11,8
Свобода поездок за границу 67,5 17,2 52,4 29,6 55,8 29,7
Выборность органов власти 75,6 9,2 64,2 15,2 75,5 10,4
Свобода предпринимательства 62,6 15,7 56,9 21,8 63,3 18,5

Источник: Горшков М.К., Петухов В.В. Перспективы демократии в России: угрозы реальные и мнимые // «Полис». 2004. №. 8. С. 24.

 

Опросы также не фиксируют отторжение тех ценностей и установок, которые сформировались в СССР, СНГ, в России конца 80 — начала 90-х гг. XX в. А именно: выборность представителей власти, свобода слова и печати и др. Эти же опросы не говорят о «значимости» многопартийности, она для россиян не имеет существенного значения.[378]

Но и политическая активизация класса предпринимателей все еще не способствует созданию существенного барьера на пути снижения люмпенизации политической жизни России. Интеллигенция и бюрократия совместно или каждая в отдельности не способны создать такой барьер.



Современная российская действительность решает еще одну проблему, и не только на уровне функционирования политической бюрократии и других государственных институтов, но и на уровне политической системы в целом, которая соединяет две ступени определения динамики и стратегии развития нашего общества.[379]

Первая и высшая иерархическая структура включает в себя формальные институты — официальные партии и другие политические организации, российское Федеральное собрание, Межпарламентскую ассамблею стран СНГ, совещательные структуры при президенте или правительстве и т. д., иначе говоря, те институты, которые связаны или могут быть связаны с новым «демократическим дискурсом», стратегией и законом.

Вторая и «невидимая» часть российской политической системы проявляется как неформальная, теневая и нелегальная. Эта структура согласует основные интересы субъектов политики как в вопросах подготовки большинства публичных решений, так и их принятие и осуществление. В данный процесс вовлечены «группы интересов» или, точнее, «группы давления». Эти группы имеют свою структуру и иерархию, но не формализованную, которая принята в системе публичной власти, то есть без юридического статуса, формального членства или государственной регистрации. В данном процессе участвуют и формальные институты — аппараты президента, правительства, министерств, губернаторов или мэров и т. д., а также их руководители. Но эти структуры действуют не на формальном, определенном их юридическим статусом представительском или правительственном, а на неформальном, личностном уровне, преследуя узкокорпоративные цели.

Сочетание формальных и неформальных, публичных и теневых, легитимных и «коридорных» институтов, форм и отношений, методов и механизмов принятия решений — естественная практика любого режима. Специфика российской политической системы заключается в том, что неформальное поле значительно сильнее формальных отношений.

По формальным составляющим наше общество можно сравнить с аналогами иных «демократий». По неформальным же составляющим слаборазвитые институты гражданского общества и государства действуют по прежней «советской», но ушедшей в «тень» форме взаимоотношений. Например, в сфере экономики или «политики» по-прежнему многое зависит от места занимаемого политиком, чиновником или олигархом в нелегальной иерархии.

Противоречие между двумя уровнями принятия решений также имеет немаловажное значение в жизни современного российского общества. Не только различные стратегии, позиции или идеологии находятся в основе политической борьбы, но и неформальные институты, при помощи которых реализуется «управление управлением», «руководство» или «общее управление». Поэтому и нелегальность постоянно воспроизводится в форме конфликтов интересов: исполнительной и законодательной властей, «либеральных демократов» и «левых», «компрадорской буржуазии» и «национальных капиталистов», сторонников рыночной экономики и апологетов бюрократического регулирования, «олигархов» в различных их проявлениях и «гражданских институтов».

Двухуровневая система российской власти и управления в некоторой степени производна от советского прошлого, с определенным отличием. В СССР высшие структуры власти на различных уровнях — «советы народных депутатов», «профсоюзные органы» и иные общественные структуры являлись формальными образованиями, но не лишенными содержательной части. Их формальность проявлялась в том содержании, которое они имели в системе иерархии «советской власти». Общим, т. е. политическим субъектом в советский период являлись партийные структуры. Другие власти выступали в форме исполнительных органов по отношению к партийному руководству, но полностью не теряли свое содержание. Соответственно, субъектом и объектом давления со стороны «групп интересов» были преимущественно структуры КПСС. В настоящее же время приоритетна так же не формальная, а содержательная власть бюрократии (в теневом смысле), именно она является основным институтом продвижения групповых интересов.

Существование современных политических партий в России, особенно «партии власти», «подчинено номенклатурно-бюрократическому коду, который содержит в себе не только правило создания, но закон политической смерти партии. Подлинный ультиматум, который в любой момент может выдвинуть партии власти (а, наверное, не только ей) национальная бюрократия и доминирующие клиентальные группы, заключается в самой возможности ее воспроизводства. Партия власти может быть воспроизведена в любом сочетании составляющих ее структур. Это обстоятельство делает ее послушным инструментом в руках правительства и президента, лишает ее функции контроля над их деятельностью, внося дисбаланс в принцип разделения властей».[380]

Процесс модернизации постсоветской политической системы обозначил проблему минимизации названого противоречия посредством постепенного снижения второй «невидимой», неформальной части и утверждения высшей ее структуры через власть представительную, правительственную, президентскую, судебную и силовую на основе, прежде всего, формального права.

Итак, в Российской Федерации партийная система находится на стадии становления. Поэтому нельзя однозначно сказать, какой она станет в перспективе. Можно предположить, что она будет напоминать многопартийную коалиционную систему или многопартийную систему с доминирующей партией (партией власти), которые и способны объединить российское общество. Это обусловлено неоднородностью нашего социума и вытекающей отсюда необходимостью политического представительства многообразных социальных и региональных интересов.

Контрольные вопросы

1. Раскройте понятие «природа политических партий».

2. Когда появляются политические партии?

3. Какие типы политических партий вы знаете?

4. На основе каких принципов строится организационная структура партий?

5. Существует ли партийная иерархия и олигархия?

6. Назовите основные политические ориентации партий.

7. Какие партийные системы вы знаете?

8. Как происходит институционализация современных политических партий?

9. В чем суть проблемы «партийного строительства в России»?

 

Литература

1. Beyme K.M. Party Leadership and Change in Party Systems: Towards a Postmodern Party State? // Government & Opposition. 1996. Vol. 31. № 2.

2. Белов Г.А. Институциональная система политической власти // «Кентавр». 1996. № 4.

3. Бойков В.Е., Ожиганов Э.Н. Политические ресурсы осуществления социально-эконо-мических реформ // www.rags.ru

4. Василенко И.А. Административное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия. М., 1998.

5. Гаман-Голутвина О.В. Российские партии на выборах: картель «хватай всех» // «Полис». 2004. № 1.

6. Голосов Г. Партийные системы России и стран Восточной Европы. М., 1999.

7. Голосов Г. «Карьеристы» и «верующие» // На путях к демократии. М., 1998.

8. Голосов Г. Форматы партийных систем в новых демократиях: институциональные факторы неустойчивости и фрагментации // «Полис» 1988. № 1.

9. Голосов Г.В., Шевченко Ю.Д. Социальные сети и электоральное поведение // Политическая социология и современная российская политика. СПб., 2000.

10. Елисеев С.М. Политические партии как акторы взаимодействия власти и общества // Общество и власть: проблемы взаимодействия. СПб., 2006.

11. Елисеев С.М. Рациональный выбор: политические партии, власть и коалиции // Рациональный выбор в политике и управлении. СПб., 1998.

12. Заболотная Г.М. Региональный электорат партий между выборами // «Социс». 2003. №. 9.

13. Избирательны компании и становление партийной системы в РФ с точки зрения социального представительства // Выборы в посткоммунистических обществах: Пробл.-темат. сб. ИНИОН РАН. М., 2000.

14. Ишияма Дж. Партии-преемницы коммунистических и организованное развитие партий в посткоммунистической политике // «Полис» 1999. № 4.

15. Кертман Г.Л. Статус партии в российской политической культуре // «Полис». 2007. № 1.

16. Коргунюк Ю. Партийное строительство в России на рубеже тысячелетий // «Выборы. Законодательство и технологии». М., 2001. № 1.

17. Коргунюк Ю.Г. Избирательны компании и становление партийной системы в РФ с точки зрения социального представительства // Выборы в посткоммунистических обществах: Пробл.-темат. сб. ИНИОН РАН. М., 2000.

18. Коргунюк Ю.Г. Политические партии и движения России (осень 1998 г.) // «Полития». 1998. № 3.

19. Кордонский С. Рынки власти: Административные рынки СССР и России. М., 2000.

20. Левашов В.К. Морально-политическая консолидация российского общества в условиях неолиберальных трансформаций // «Полис». 2004. № 7.

21. Лепехин В.А. От административно-политической диктатуры к финансовой олигархии // Общественные науки и современность. 1999. № 1.

22. Политология: Курс лекций / Под ред. Г.П. Артемова. СПб., 2001.

23. Политология: Учебник / Под. ред. В.А. Ачкасова, В.А. Гуторова. М., 2007.

24. Пушкарева Г.В. Партии и партийные системы: концепция Дюверже // Социально-политический журнал. 1993. № 3.

25. Пшизова С.Н. Какую партийную модель воспримет наше общество // «Полис». 1998. № 4.

26. Россия сегодня. Третий электоральный цикл в России (Заочный круглый стол) // «Полис». 2004. № 1.

27. Сморгунов Л.В. Теория и методология измерения демократии. СПб., 1999.

28. Сытин А. Г. Политическая социология Мориса Дюверже // Власть и демократия: зарубежные ученые о политической науке. М., 1992.

29. Хенкин С. «Партия власти»: российский вариант // Pro et Contra. 1996. Т. 1.

30. Хлопин А. Становление гражданского общества в России: институциональная перспектива // Гражданское общество. М., 1997.

31. Холодковский К.Г. Парламентские выводы 1999 года и партийное структурирование российского общества // «Полис». 2000. № 2.

32. Шестопал Е.Б. Авторитарный запрос на демократию, или почему в России не растут апельсины // «Полис». 2004. № 1.

33. Шмачкова Т.В. Мир политических партий // «Полис». 1992. № 1–2.




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (412)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)