Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ




ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Тема: Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………3

1. ПОНЯТИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОРГАНУ ДОЗНАНИЯ, СЛЕДОВАТЕЛЮ, В СУД……………………………………………………...........6

1.1 Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности………………….6

1.2 Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, в суд……………………………………………………10

1.3 Формы представления результатов оперативно-розыскной деятельности……………………………………………………………………......23

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ ДАННЫХ, ПОЛУЧЕННЫХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ……………..33

2.1. Проверка возможности использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности……………………………………………..33

2.2. Результаты оперативно-розыскной деятельности, как ориентирующая информация в процессе доказывания……………………………………………..41

2.3. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности, в формировании доказательств……………………………………………………...53



ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………...71

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………………………………76

ПРИЛОЖЕНИЯ…………………………………………………………………….80

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Правовую основу оперативно-розыскной деятельности, наряду с Конституцией РФ и Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (12 августа 1995 г., № 144 – ФЗ с изменениями и дополнениями), составляют другие федеральные законы и принятые в соот­ветствии с ними иные нормативные акты федеральных орга­нов государственной власти (указы Президента РФ, поста­новления Правительства и т.п.).

Поскольку речь идет об использовании результатов опера­тивно-розыскной деятельности в расследовании преступле­ний и рассмотрении уголовных дел судом, оно должно регу­лироваться как Законом об оперативно-розыскной деятельности (получение, фиксация, представление оперативных данных, имеющих значение для следствия и суда), так и уголовно-процессуальным законом (введение указанных данных в уголовный процесс, исполь­зование их в доказывании). Действующий УПК РФ упо­минает об оперативно-розыскных мерах лишь в самом об­щем виде в статьях, регламентирующих деятельность орга­нов дознания, предусматривая принятие необходимых опера­тивно-розыскных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, и проведение розыскных дей­ствий по поручению следователя. Результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные при соблюдении тре­бований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут использоваться в доказывании по уго­ловным делам в соответствии с положениями УПК РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказа­тельств».

Как указано в части 2 ст. 4 Закона об оперативно-розыскной деятельности, органы, осуще­ствляющие эту деятельность, издают в пределах своих пол­номочий в соответствии с законодательством РФ норматив­ные акты, регламентирующие организацию и тактику прове­дения оперативно-розыскных мероприятий. Согласно части 1 ст. 12 Закона об оперативно-розыскной деятельности сведения об организации и тактике про­ведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну. Установление их порядка – целиком в компетенции оперативных служб. Органы и лица, исполь­зующие оперативные данные в доказывании, – следователь, прокурор, суд, – не проверяют, проведены ли оперативно-розыскные мероприятия в соответствии с ведомственными нормативными актами. Необходимость в проверке возникает лишь в том случае, если возникнут сомнения по поводу со­блюдения закона. Тогда может оказаться необходимой также проверка и того, соответствуют ли закону указанные норма­тивные акты.

В Законе предусмотрены и на практике применяются две формы использования в доказывании по уголовным делам данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности:

а) согласно части 1 ст. 11 Закона об оперативно-розыскной деятельности результаты этой деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

б) полученные путем проведения оперативно-розыскных мероприятий и представ­ленные соответствующими органами данные об обстоятель­ствах, подлежащих установлению по делу, используются в соответствии с процессуальным законом для формирования доказательств. Порядок введения оперативной информации в уголовный процесс, формирования на ее основе уголовно-процессуальных доказательств будет рассмотрен ниже.

На настоящее время разработаны теоретические основы использования результатов этой деятельности в дока­зывании и накоплена определенная практика. Имеется не­мало примеров успешного использования информации, по­лученной оперативным путем, в раскрытии, расследовании и судебном разбирательстве дел о взяточничестве, вымога­тельстве, подготовке заказного убийства, сбыте оружия, нар­котиков, вовлечении несовершеннолетних в проституцию и других опасных преступлений.

Главная задача заключается в том, чтобы, с одной стороны, эффективнее использовать в доказывании, когда это действительно необходимо, результаты оперативно-розыскной деятельно­сти, а с другой, – не допустить некритического, без должной проверки, принятия оперативных данных, подмены ими про­цессуальных доказательств.

Для этого необходимо:

- обеспечить точное исполнение установленных законом и подзаконными актами правил представления результатов оперативно-розыскной деятельности органам дознания, сле­дователям и судам;

- строго и требовательно проверять представляемые дан­ные, прежде всего, с точки зрения законности их получения;

- отработать порядок использования представленных дан­ных в качестве ориентирующей информации, а также, при наличии оснований, порядок введения оперативных данных в уголовный процесс, формирования на их основе процессу­альных доказательств.

 

1. ПОНЯТИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОРГАНУ ДОЗНАНИЯ, СЛЕДОВАТЕЛЮ, В СУД

 

1.1 Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности

 

В УПК РФ Федеральном законе от 2004 г. дано определение результатов оперативно-розыскной деятельности[1] – это сведения, полученные в соответствии с федеральным законом обоперативно-розыскной деятельности, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

Обратим внимание, что законодатель,

- во-первых, назвал результаты оперативно-розыскной деятельности именно сведениями, которые сами по себе доказательствами не являются, ибо не соответствуют нормативному определению доказательства[2], в частности, получены вне порядка, предусмотренного УПК РФ. То есть получаемые сведения могут стать доказательствами, могут и не стать. Например, их можно использовать для подготовки и осуществления следственных и судебных действий (в качестве ориентирующей информации), и (или) как повод и основание для возбуждения уголовного дела (ч.1 и 2 ст. 11 закона об оперативно-розыскной деятельности) и т.д.;

- во-вторых, результаты оперативно-розыскной деятельности – это только те сведения, которые получены в точном соответствии с Законом об оперативно-розыскной деятельности. Это означает, что нарушение в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий этого федерального закона исключает возможность использования их результатов в уголовном судопроизводстве. Здесь важно отметить, что статья 4 Закона об оперативно-розыскной деятельности в правовую основу оперативно-розыскной деятельности включает не только Конституцию и федеральные законы, но и принятые в соответствие с ними иные правовые акты федеральных органов государственной власти. Соответственно всякое нарушение и этих правовых актов, например, ведомственных инструкций, регламентирующих организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий, также влечет невозможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности.

В УПК РФ, где сказано: «В процессе доказывания запрещается использовать результаты оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом», позволяет от противного сделать вывод, что при соблюдении процессуальной процедуры результаты оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам использоваться могут[3].

Далее хочу остановиться на некоторых пробелах в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности и их последствиях.

Ни закон об оперативно-розыскной деятельности (ч. 1 ст. 6), ни иные открытые нормативно-правовые акты не дают определений видов оперативно-розыскных мероприятий[4], не регулируют обязательный порядок их проведения, полный состав участников, способы закрепления результатов, наименования и формы составляемых документов и т.д.

Понятия видов оперативно-розыскных мероприятий, отдельные требования к их проведению и документированию имеются в секретных нормативных актах МВД, ФСБ, ФСКН и других правоохранительных органов. Однако, во-первых, эти требования сформулированы довольно кратко; во-вторых, они чаще имеют слишком обобщенный или рекомендательный характер; в-третьих, следователи, прокуроры, судьи, адвокаты и другие участники уголовного судопроизводства, как правило, не имеют доступа к этим нормативно-правовым актам.

Этот пробел в законодательстве влечет различные, в том числе негативные, последствия. Одно из них – самое широкое разнообразие и противоречивость практики в регионах по поводу проведения оперативно-розыскных мероприятий; оценка допустимости тех или иных действий в их рамках; составления итоговых документов и т.д. Суды различных регионов также неоднозначно подходят к вопросу о допустимости доказательств, полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности.

Например, в некоторых регионах отдельные работники и даже целые подразделения пытаются сформировать явно порочную практику проведения оперативно-розыскных мероприятий и использования их результатов в доказывании. Так, не прекращаются попытки проводить обследование помещений (в том числе жилых), зданий и сооружений как вид оперативно-розыскных мероприятий (п. 8 ч. 1 ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности) до возбуждения уголовного дела в порядке, характерном для производства обыска. То есть оперативными работниками вскрываются помещения без согласия их владельца, с применением насилия, присутствующим лицам запрещается покидать место обследования и т.д. Анализ законодательства, ведомственных инструкций действительно не дает возможности сформулировать однозначный вывод о том, чем, например, отличается оперативное гласное обследование жилого помещения, проводимое на основании судебного решения до возбуждения уголовного дела, от обыска такого помещения, проводимого следователем по возбужденному делу.

Часто мероприятия, характерные для такого вида оперативно-розыскных мероприятий как оперативный эксперимент (п. 14 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД), проводятся «под наименованием» наблюдения (п. 6 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД). Причина, что называется, лежит на поверхности – проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого (и особо тяжкого) преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ч. 8 ст. 8 Закона об оперативно-розыскной деятельности), и только на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 7 ст. 8 Закона об оперативно-розыскной деятельности). Между тем наблюдение не требует соблюдения таких условий. Отсутствие в нормативно-правовых актах открытого характера определений видов оперативно-розыскных мероприятий, порядка их проведения и способов фиксации результатов позволяет оперативно-розыскным подразделениям при необходимости «производить подмену» одного мероприятия другим.

Обратим внимание, что суду или стороне защиты для того, чтобы прийти к аргументированному выводу о незаконности такого рода действий необходимо, как минимум, запросить и проанализировать секретные ведомственные инструкции. Очевидно, что даже мысль об этом приходит в голову не каждому. Не говоря уже о необходимости преодоления сложностей организационного характера. В то же время реальные и эффективные средства проверки законности осуществления оперативно-розыскной деятельности имеются в руках надзирающих прокуроров[5].

Еще один существенный аспект при проведении оперативно-розыскных мероприятий: допустимо ли участие следователя (дознавателя, прокурора) в данных мероприятиях?

Необходимо помнить, что следователь, дознаватель, должностные лица органов прокуратуры, не вправе принимать непосредственное участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Основных причин тому две:

- названные участники уголовного процесса не входят в перечень подразделений, имеющих право осуществлять оперативно-розыскную деятельность (ч. 1 ст. 13 Закона об оперативно-розыскной деятельности);

- если следователь, так или иначе, участвовал при проведении оперативно-розыскных мероприятий, например, передавал помеченные купюры и технические средства «покупателю»[6], инструктировал его в отношении порядка закупки товара и т.д., то он может быть признан свидетелем, что является обстоятельством, исключающим его участие в производстве по данному уголовному делу.

Вместе с тем, не исключается участие следователя в планировании оперативно-розыскных мероприятий, в консультировании работников оперативно-розыскных подразделений по вопросам их проведения, закрепления результатов, перспектив последующего использования и т.д. Следователю часто приходится в буквальном смысле самому готовить проекты соответствующих документов, поскольку лица, уполномоченные к их подписанию, далеко не всегда способны их грамотно составить.

 

 

1.2 Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, в суд

Изучение практики показывает, что, как правило, результа­ты оперативно-розыскной деятельности представляются для использования в доказывании на стадии предварительного расследования. Это и понятно, поскольку интересы раскрытия и расследования преступления, собирания всех необходимых для разрешения дела доказательств требуют получения и ис­пользования оперативных данных на возможно более раннем этапе. Кроме того, на следствии больше возможностей прове­рить происхождение, законность получения указанных дан­ных. Если же возникает потребность представления результа­тов оперативно-розыскной деятельности в суд, то это делается по общим правилам. В любом случае суд не только полномо­чен, но и обязан проверить допустимость, относимость и дос­товерность доказательств, сформированных на основе опера­тивно-розыскных данных.

Согласно части 3 ст. 11 Закона об оперативно-розыскной деятельности представление ре­зультатов этой деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководите­ля органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятель­ность, в порядке, предусмотренном ведомственными норма­тивными актами. Значение данного правила в том, что оно ста­вит представление полученных оперативным путем данных для использования в доказывании под контроль ответственных должностных лиц – руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Это призвано служить одной из гарантий законности производства оперативно-розыскных мероприятий, достоверности представляемых све­дений, а также соблюдения требований конспирации.

Хотя установление порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности для использования в до­казывании отнесено к компетенции ведомств, осуществляю­щих эту деятельность (именно их нормативные акты имеются в виду в части 3 ст. 11 Закона об оперативно-розыскной деятельности), правила эти должны быть известны должностным лицам, использующим пред­ставляемые данные, – следователю, прокурору, судье. Только при этом условии они могут проконтролировать соблюдение установленного порядка, а если возникнет необходимость, проверить, соответствует ли данный порядок закону.

В этих целях разработана Инструкция о порядке представ­лениярезультатов оперативно-розыскной деятельности орга­ну дознания,следователю, прокурору или в суд, которая со­гласована с Генеральным прокурором РФ и утверждена 13 мая 1998 г. совместным приказом федеральных органов, осущест­вляющих оперативно-розыскную деятельность: Федеральной службы налоговой полиции. Федеральной службы безопасно­сти, Министерства внутренних дел, Федеральной службы ох­раны, Федеральной пограничной службы. Государственного таможенного комитета и Службы внешней разведки (далее, – Инструкция).

В соответствии с пунктом 10 Инструкции представление результатов оперативно-розыскной деятельности включает:

- вынесение руководителем органа, осуществляющего опе­ративно-розыскную деятельность, постановления о пред­ставлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд (что предусмотрено частью 3 ст. 11 Закона об оперативно-розыскной деятельности);

- при необходимости – вынесение постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;

- оформление сопроводительных документов и фактиче­скую передачу материалов.

Содержание постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности раскрывается в пунктах 12-15 Инструкции.

Согласно пункту 17 Инструкции это постановление под­готавливается в одном экземпляре, подписывается руково­дителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела, т. е. адре­сату не передается. Сведения, необходимые для решения вопроса об использовании представляемых материалов в доказывании, должны поэтому содержаться в сопроводи­тельном письме и прилагаемых к нему документах.

Согласно пункту 18 Инструкции результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться в виде обоб­щенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Обобщенное официальное сообщение может использо­ваться лишь для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, когда не столь важно, каким образом получена информация. Что касается документов, которыми должны оформляться результаты оперативно-розыскных ме­роприятий, то перечень их весьма широк (он приведен в при­лагаемой к Инструкции таблице): рапорт, сводка, справка (справка-меморандум), акт сотрудника органа, объяснения граждан, участников оперативно-розыскных мероприятий или заявления граждан, акт или иной документ ведомства, документы, которыми оформляется контролируемая постав­ка и т.п. При этом, как указано в Инструкции, приведенный перечень документов не является исчерпывающим. Отсюда следует, что могут представляться и другие (или иначе называемые) документы.

Относительно содержания представляемых материалов в Инструкции приводится хотя и краткое, но весьма важное по­ложение (пункт 7): «Результаты оперативно-розыскной дея­тельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказа­тельства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказа­тельствам в целом, к соответствующим видам доказательств и содержать сведения, имеющие значение для установления об­стоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказатель­ства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроиз­водства доказательства, сформированные на их основе». Это положение требует, конечно, более подробного рас­крытия. Тем более, что на практике до последнего времени отмечалось разночтение в отношении формы и содержания представляемых материалов, что нередко приводило к утрате их доказательственного значения.

Исходя из норм уголовно-процессуального кодекса. Зако­на об оперативно-розыскной деятельности и приведенного положения Инструкции, чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности могли эф­фективно использоваться в доказывании, в сопроводитель­ном письме и других представляемых материалах (независи­мо от наименования документов) должно быть отражено следующее:

1. Точное, в соответствии со ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности на­именование оперативно-розыскного мероприятия, в результа­те которого получены представляемые сведения. Это необхо­димо как для правильного использования сведений, так и по­тому, что для отдельных оперативно-розыскных мероприятий законом предусмотрены особые условия их проведения.

2. Какие именно получены сведения, имеющие значение для дела.

3. Кем получены указанные сведения, т. е. кто про­водил оперативно-розыскное мероприятие и кто в нем участ­вовал (оперативный сотрудник, а также лица, оказывающие ему содействие, которые в случае необходимости могут быть допрошены в качестве свидетелей), и при каких именно об­стоятельствах они получены. Только при наличии таких дан­ных можно реально обеспечить проверяемость представлен­ных сведений, о которых сказано в пункте 7 Инструкции.

4. Если при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии с частью 3 ст. б Закона об оперативно-розыскной деятельности применялись технические средства и представляются резуль­таты их использования (аудио- или видеозаписи, фото- или киноматериалы и т.п.), должны быть точно указаны техниче­ские характеристики этих средств. В литературе справедливо отмечалось, что данные об этих характеристиках совершенно необходимы для формирования, проверки и оценки доказа­тельств, основанных на результатах оперативно-розыскной деятельности. Это нужно, прежде всего, чтобы при осмотре (просмотре, прослушивании) в ходе следственного действия представленных материалов применить аппаратуру с надле­жащими техническими характеристиками, позволяющими не только воспроизвести соответствующую запись, но и не привнести в нее каких-либо необратимых изменений. Порой на практике возникают трудности, связанные с тем, что све­дения о средствах, используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий, могут составлять госу­дарственную тайну (часть 1 ст. 12 Закона об оперативно-розыскной деятельности). Поэтому иногда предлагают, представляя результаты таких оператив­но-розыскных мероприятий, указывать вымышленные дан­ные о примененных технических средствах. Но это может привести к сугубо отрицательным последствиям. Несоответ­ствие действительности указанных данных, как правило, бу­дет установлено в процессе доказывания, что вызовет сомне­ние в достоверности полученных данных и может повлечь обвинение органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в фальсификации.

5. Когда при проведении оперативно-розыскных ме­роприятий получены те или иные отображения существен­ных для дела обстоятельств (аудио- или видеозаписи, кино- или фотодокументы и т.п.) или обнаружены какие-либо предметы или документы, имеющие значение в доказывании, они, разумеется, должны представляться вместе с сообщени­ем о результатах оперативно-розыскных мероприятий. Ука­занные предметы и документы следует представлять упако­ванными по правилам упаковки вещественных доказа­тельств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица.

Следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 19 Инст­рукции при подготовке и оформлении для передачи органу доз­нания, следователю, прокурору или в суд результатов оператив­но-розыскной деятельности должны быть приняты необходимые защитные меры по сохранности и целостности представляемых материалов при пересылке их адресату (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и т.п.).

6. Через какой вид доказательств, по мнению опе­ративных служб, полученные данные предпочтительнее вво­дить в уголовный процесс? В пункте 1.3 Инструкции сказано, что сотрудники оперативных подразделений, осуществляю­щие оперативно-розыскную деятельность, при решении во­просов, связанных с представлением результатов этой дея­тельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, обязаны руководствоваться положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, устанавливающими, в частности, доказательства, виды доказательств, порядок их собирания и проверки. Таким образом, собирая путем прове­дения оперативно-розыскных мероприятий информацию, которая может оказаться значимой для раскрытия преступ­ления, расследования и рассмотрения дела, оперативные со­трудники должны ясно представлять себе и заранее проду­мывать каким образом полученные сведения могут быть ис­пользованы в официальном доказывании. Конечно, оконча­тельное решение о способах введения оперативной инфор­мации в уголовный процесс будет принимать должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело. Однако мнение специалистов, целенаправленно осуществ­ляющих оперативно-розыскные мероприятия в целях после­дующего использования их в доказывании, может сущест­венно помочь ему.

Мнение оперативных служб по данному вопросу также должно найти отражение в представляемых материалах.

7. Если использование в доказывании представляемых материалов может создать угрозу безопас­ности тех или иных лиц, участвовавших в оперативно-розыскной деятельности (например, когда необходим допрос кого-либо из них), орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите. На это прямо указано в пунктах 22 и 23 Инструкции. Об этом должен быть поставлен в известность следователь, прокурор или суд, которому представляются результаты оперативно-розыскной деятельности. Более того, как указано в Инструкции (пункт 22), при необходимости указанные меры согласовываются с соответствующими ор­ганами расследования или судом.

Необходимое условие использования результатов опера­тивно-розыскной деятельности в доказывании по уголов­ным делам – защита от возможного разглашения относя­щихся к этой деятельности сведений, составляющих госу­дарственную тайну.

Статья 3 Закона об оперативно-розыскной деятельности в которой записаны принципы этой деятельности, наряду с законностью, уважением и со­блюдением прав и свобод человека и гражданина, называет также принцип конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств. В части 1 ст. 12 Закона об оперативно-розыскной деятельности перечисле­ны сведения об этой деятельности, которые составляют госу­дарственную тайну. Нормы, обеспечивающие сохранение в тайне необходимых сведений, содержатся в ст. ст. 5,9,14,15,17 и 21 Закона об оперативно-розыскной деятельности.

Должностные лица, использующие в уголовно-процессуальном доказывании результаты оперативно-розыскной деятельности, обязаны обеспечить неразглашение ставших им известными сведений, составляющих государственную тайну.

Сложность, однако, в том, что при использовании резуль­татов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании требование конспирации, сек­ретности многих сведений может вступить в противоречие с интересами полного, всестороннего и объективного исследо­вания обстоятельств дела, обнаружения истины. Вполне ве­роятны и встречаются в практике случаи, когда истребование сведений, составляющих государственную тайну, необходи­мо для проверки достоверности доказательств, сформиро­ванных на основе оперативных данных (например, в связи с ходатайствами обвиняемых и их защитников). Отказ в пред­ставлении таких сведений означал бы ущемление права об­виняемого на защиту, нарушение требования закона о все­сторонности и полноте исследования обстоятельств дела. Действующий УПК РФ содержит некоторые такие положения: возмож­ность рассмотрения дела в закрытом судебном заседании, ес­ли этого требуют интересы охраны государственной тайны; отобрание от участников процесса подписки о неразглашении данных предварительного следствия. Следует, однако, отметить, что названные меры малоэффек­тивны, поскольку так или иначе охраняемые сведения стано­вятся известны участникам процесса, прежде всего – обвиняемому, его защитнику, потерпевшему. Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» указал, что законодатель вправе устанавливать и иные способы защиты государственной тайны в уголовном судопроизводстве, которые, однако, должны носить уголовно-процессуальный порядок и быть соизмеримы как со значимостью охраняемой тайны, так и с правовым статусом соответ­ствующих участников уголовного процесса.

Необходимость сохранения в тайне информации о средст­вах, источниках, методах оперативно-розыскной деятельно­сти и других сведений, перечисленных в части 1 ст. 12 Зако­на об оперативно-розыскной деятельности в определенных случаях может оказаться важнее, чем интересы раскрытия того или иного конкретного преступления. Если так, то эти сведения, очевидно, не будут пред­ставлены (пункт 26 Инструкции). Но если все же принимает­ся решение о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности для использования в доказывании, то органы, осуществляющие эту деятельность, должны быть готовы к тому, что доказательства, сформированные на осно­ве оперативных данных, будут подвергнуты тщательной всесторонней проверке, как и любые другие доказательства.

Результаты проводимых оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) не являются доказательствами по уголовному делу. Показания допрошенных в качестве свидетелей лиц, проводивших оперативно-розыскные мероприятия или принимавших в них участие, надлежит считать уголовно-процессуальными доказательствами (при условии их отношения к делу).

Теперь разберемся, какие документы все-таки приобщаются к уголовному делу. В практике работы следователей часто возникает вопрос: все ли документы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, должны быть приобщены к материалам уголовного дела?

На тот вопрос следует ответить последовательно. В соответствии с п. 17 Инструкции первый из указанных документов – постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности, выносится во всех случаях, при этом подготавливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела, т.е. для приобщения к уголовному делу не передается.

Следует отметить, что это требование Инструкции выполняется практическими работниками далеко не всегда. В литературе неоднократно высказывалось мнение о том, что это требование противоречит законодательству и является недостатком Инструкции, то есть необязательно к исполнению. Отдельные авторы полагают, что следует выносить это постановление в двух экземплярах, при этом второй экземпляр должен направляться прокурору в надзорное производство, поскольку «… необходимо исследование следственными и судебными органами порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности на соответствие требованиям части 3 ст. 11 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а для этого субъектам уголовного процесса потребуется убедиться не только в наличии данного постановления, но и ознакомиться с его содержанием и только затем использовать представленные результаты оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. При этом подлинник решения должен прилагаться к материалам, направленным следственным или судебным органам с последующим приложением к уголовному делу»[7].

Изучение уголовных дел о взяточничестве, расследованных органами прокуратуры Республики Бурятия, Иркутской, Сахалинской, Новосибирской

областей, Красноярского, Приморского, Хабаровского краев и ряда других регионов показывает, что следователи чаще всего приобщают данное постановление к материалам уголовного дела[8]. Вот дополнительные аргументы в обосновании данного подхода:

1. содержание данного постановления вряд ли можно отнести к сведениям, составляющим государственную тайну, хотя бы потому, что в п. 12-15 Инструкции подробно описана структура и требования к содержанию этого документа;

2. представляемые в виде справки-меморандума или подлинников оперативно-служебных документов, результаты оперативно-розыскной деятельности, так или иначе, содержат сведения, которые вкратце должны быть изложены в названном постановлении;

3. наличие в деле такого постановления служит дополнительной гарантией соблюдения конституционных прав граждан, в том числе, прав подозреваемого, обвиняемого на защиту;

4. такой документ может быть проверен и оценен как доказательство «иной документ», в совокупности с другими, собранными по делу.

Практические работники – сторонники противоположной точки зрения обосновывают недопустимость передачи следователю (прокурору, в суд) экземпляра постановления по следующим аргументам:

1. необходимость буквального толкования и строгого соблюдения названного требования п. 17 Инструкции;

2. опасение, что наличие в уголовном деле этого документа может послужить поводом для заявления стороной защиты ходатайств о признании доказательств, полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, недопустимыми. Особенно если в тексте документа допущены ошибки и нарушения требований правовых норм.

Действительно, практика показывает, что значительное количество ошибок, нарушений закона, допускаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскной деятельности, отражаются в этом постановлении.

В случае если постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности не передается следователю (прокурору, в суд), настоятельно рекомендуем практическим работникам добиваться того, чтобы в сопроводительном письме были максимально подробно изложены сведения, необходимые для решения вопроса об использовании предоставляемых материалов в доказывании[9].

По смыслу п. 10 Инструкции можно сделать вывод о том, что сопроводительный документ, то есть, как правило сопроводительное письмо за подписью руководителя органа, является документом, приобщение которого к материалам уголовного дела является необходимым. Хотя обратим внимание, что в законодательстве прямого указания на этот нет, как нет и требований к содержанию и форме сопроводительного документа. Это обстоятельство могут использовать государственные обвинители в рамках судебного разбирательства по делам, где легализуются результаты оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 8 Закона об оперативно-розыскной деятельности, в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (344)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.025 сек.)