Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Качество и методика наблюдений




Эти два показателя неразрывно связаны между собой и оказывают непосредственное влияние на привлекательность турпродукта на рынке. Качество наблюдений при проведении биологического тура представляет собой совокупный показатель профессионализма принимающей стороны и возрастает в соответствии со следующей шкалой: характерное местообитание вида – следы деятельности вида – голосовые проявления присутствия вида – непосредственное наблюдение вида – высокое качество наблюдения вида (длительность, освещенность, расстояние и т.д.). Вот несколько примеров:

1. Все животные, обитая на определенной территории, оставляют специфические следы деятельности. Это следы на снегу млекопитающих и птиц, территориальные метки волка и медведя, экскременты куницы, погадки сов и дневных хищных птиц, остатки добычи рыси, следы кормления лося, плотины и хатки бобра, «окольцованные» трехпалым дятлом стволы елей, песчаные купальни рябчика и многое другое. Они однозначно показывают, что определенный вид присутствует на территории, но никогда не смогут заменить непосредственное наблюдение животного или птицы в природе. Качество тура, в ходе которого удалось наблюдать охотящуюся на реке выдру намного выше, чем тура, демонстрирующего туристам следы той же выдры на месте ее охоты. Однако для ряда редких и сложных для наблюдения видов, безусловно, нужно стремиться показать хотя бы следы их деятельности. Например, наблюдение свежих следов рыси будет оценено туристами намного выше, чем простое посещение места обитания этого вида, без доказательств его присутствия.

2. Большинство видов зверей и птиц способны издавать достаточно громкие звуки, которые можно услышать на значительном расстоянии. Эти звуки, будь то территориальные крики сов, вой волчьего выводка или пение мелкой воробьиной птицы, говорят о том, что искомый вид где-то совсем рядом, и мастерство гида заключается в том, чтобы этот вид не только услышать, но и увидеть, тем самым еще более повысив качество наблюдений. Но и здесь для ряда видов прослушивание их криков в дикой природе стоит близко к максимально возможному уровню наблюдений. Так в условиях Беларуси к таким видам можно смело отнести волка и, например, некоторых пастушковых птиц, обитающих в густых зарослях околоводной растительности. Это, конечно, не значит, что не нужно стремиться увидеть эти виды, но уже прослушивание их голоса в природе весьма привлекательно для туристов.

3. И, наконец, непосредственно наблюдать животное в природе также можно по-разному. И если качество случайных наблюдений спланировать сложно, то на заранее известных объектах следует предусмотреть такие нюансы как, например, освещение. Пару лет назад я показывал европейскому туроператору колонию куликов на крупном верховом болоте в заказнике «Красный Бор». В солнечный день мы подходили к объекту с северной стороны, просто потому, что это было легче сделать физически. Мы увидели все запланированные виды птиц, но гость остался недоволен качеством наблюдений – наблюдать приходилось против солнца! Поначалу это вызвало у меня некоторое внутреннее раздражение (мол, увидел и уже хорошо), но со временем, мне стало очевидно, что он был прав. Подойди мы с южной стороны, и удобство наблюдения было бы на порядок выше. В результате это стало одной из причин размещения деревянного настила на верховом болоте с юго-восточной стороны от основной колонии куликов, что дает возможность в солнечный день наблюдать птиц в комфортных условиях освещения. Положение солнца следует особенно иметь в виду при организации наблюдений на водоемах – смотреть, скажем, на колонию водоплавающих птиц в ясный день против солнца практически невозможно из-за отражения лучей от воды. Один раз я «завалил» таким образом наблюдение малой чайки на колонии водоплавающих птиц с берега озера, которое пришлось повторить в вечернее время. Очень важно иметь в виду движение солнца по горизонту при организации фотосъемки из укрытий, если фотограф намеревается работать целый световой день. Установка укрытия к северу от объекта съемки значительно затрудняет получение качественных снимков в ясный день даже с применением бленды.

4. Расстояние до животного и длительность наблюдения также определяют качество тура. Согласитесь, есть разница между наблюдениями одного и того же вида в следующих случаях: (1) группа случайно вспугнула в густом лесу рябчика, который быстро мелькнув между деревьями, скрылся из виду, и (2) гид, используя специальный манок, подманил территориального самца рябчика на близкое расстояние, заставив его не только отвечать на голосовые сигналы, но и активно перемещаться вокруг группы туристов, давая возможность наблюдать себя и в движении и в полете достаточно продолжительное время. Существует большой соблазн показывать туристам ряд видов птиц около их гнезд, что, безусловно, порой намного легче, чем увидеть этот вид в другом месте. Однако западные биотуристы, в подавляющем большинстве случаев, не приемлют такого подхода. В первую очередь, из-за существующей в европейских странах культуры наблюдения за редкими видами, когда беспокоить птиц у гнезд даже запрещено законами. Сегодня в Беларуси еще нет такого количества биотуристов, чтобы они могли оказать существенное беспокойство птицам на гнездовании. Тем не менее уже сейчас следует весьма избирательно использовать места гнездования крупных видов птиц для показа их туристам. По моему мнению, из программ туров необходимо исключать демонстрацию гнезд всех дневных хищных птиц, в особенности крупных орлов, которые крайне чувствительны к беспокойству на гнездах. Тем более, что эти виды можно наблюдать и не прибегая к посещению гнезда. В то же время на современном этапе развития биотуризма в Беларуси считаю возможным организацию наблюдений некоторых крупных видов сов в непосредственной близости от гнезда, поскольку их наблюдение в светлое время суток в других местах непредсказуемо. Это, например, длиннохвостая и бородатая неясыти, которые, как показала практика, при умеренном количестве посещений гнездовой территории не обращают внимания на присутствие человека и успешно выводят потомство.

Первый и самый важный постулат к вопросу о методике наблюдений заключается в том, что при профессиональном подходе можно организовать наблюдения всех без исключения биологических видов. Тому, каким образом это сделать для конкретного зверя или птицы, будут посвящены отдельные видовые очерки, которые, надеюсь, скоро появятся на страницах «Дикой природы». Здесь остановлюсь лишь на общих моментах. Основой для качественного наблюдения диких видов в природе, кроме их объективного наличия, являются (1) профессионализм и хорошее знание территории гидами и (2) достаточно развитая инфраструктура принимающей стороны. Первый пункт интуитивно понятен. Добавлю лишь, что гид биологического тура должен не только обладать объективной информацией о состоянии природной среды и наличии видов на территории проведения тура, но также и иметь в виду сезонный аспект наблюдений. Иными словами, один и тот же вид можно легко наблюдать в один сезон и практически невозможно в другой. Характерным примером могут служить перелетные птицы. Так садовую камышевку или зеленую пеночку на крайнем севере Беларуси можно устойчиво наблюдать только с начала июня, тогда как большинство певчих воробьиных птиц прилетают уже к середине мая и раньше.

Способы наблюдения животных можно разделить на две большие группы: (1) наблюдения, не требующие специальной подготовки, то есть для наблюдений необходимо простое физическое присутствие туристов в каком-либо месте (например, наблюдение колонии водоплавающих птиц на озере или куликов на верховом болоте) и (2) искусственное привлечение видов к месту наблюдения. Такое привлечение может быть пассивным (например, выкладка падали в зимние месяцы для привлечения крупных орлов) и активным (использование звуковоспроизводящей аппаратуры для подманивания птиц).

Во всех случаях громадную роль играет уровень технической обеспеченности принимающей стороны. Сегодня невозможно проводить качественные биологические туры европейского уровня без достаточной инфраструктуры в местах наблюдений. Если есть необходимость показать грядово-мочажинный комплекс верхового болота с такими характерными видами птиц как средний кроншнеп, золотистая ржанка, желтоголовая трясогузка, беркут, дербник, скопа, серый сорокопут и другие, то нужна хотя бы простейший деревянный настил, устроенный по болоту от берега до края колонии. Для демонстрирования дневных хищных птиц на привадах зимой нужны стационарные либо переносные укрытия, где могут комфортно разместиться наблюдатели. Постоянные укрытия абсолютно необходимы для наблюдений тетеревов и глухарей на токах. В ряде стран Западной Европы на глухариных токах даже высаживают специальные коридоры из плотного елового подроста, чтобы дать возможность туристам незаметно и тихо подойти к наблюдательному пункту. Постоянная выкладка привад около наблюдательных вышек в Швеции и Финляндии создала возможность гарантированного наблюдения медведя, что у нас в Беларуси еще совершенно не развито. Кабана просто наблюдать с вышек у подкормочных площадок, лося с вышек на сосновых посадках. Настил на обширных низинных болотах помогут туристам, не нарушая целостности травяного покрова, приблизиться к местам обитания вертлявой камышевки. Имея в подходящих местах серию наблюдательных вышек и укрытий, можно даже разрабатывать способы привлечения рыси, постоянно привлекая туда хищника либо запаховыми метками, либо живой добычей, например, постоянно содержащимися на местах кроликами. Бобров и барсуков также намного удобнее и эффективнее наблюдать с устроенных около их поселений наблюдательных вышек. Все это кирпичики качественного конкурентоспособного биологического тура, от которых напрямую зависит и количество приезжающих групп, и стоимость турпродукта, и репутация на рынке. Здесь не могу не упомянуть наши ГПУ (государственные природоохранные учреждения), созданные на местах республиканских заказников, с которых вышестоящие организации требуют выхода на самоокупаемость и финансовой отдачи за счет организации туристической деятельности. Но о каком качестве услуг европейского уровня сегодня можно говорить, если ГПУ, управляющие заказниками, не имеют практически никакой инфраструктуры на местах наблюдений? Заказник «Красный Бор» (Россонский район Витебской области) имеет на сегодня только два деревянных настила на верховом болоте и в заболоченном черноольховом лесу, построенных с большим трудом (в смысле получения разрешений и минимального финансирования) и только благодаря активности директора ГПУ. Но нет ни одной наблюдательной вышки, ни одного плавсредства, ни одного укрытия на токах, ни одной постоянной привады для хищников и так далее. Единственный автомобиль УАЗ настолько изношен, что из-за постоянного запаха бензина туристы отказываются в нем ездить, а вопрос о том, вернется он сегодня своим ходом из леса или нет, сродни лотерее. В общем, уважаемые исполкомы и Минприроды, учредители органов управления заказниками, организовать самоокупаемость ГПУ сегодня можно, но для этого необходимо первоначальное вложение в инфраструктуру, которая непосредственно призвана обеспечивать туристический продукт в природных условиях. И вряд ли стоит кивать на экономический кризис. Ведь если государство может выделять суммы с восемью нулями на закапывание старых ферм или модернизацию очистных сооружений существующих, то изыскать средства на строительство десятка деревянных вышек и укрытий на территории каждого заказника и поддержания нескольких точек привлечения диких животных, более чем реально. И тогда будет повод спросить руководителей ГПУ об объемах предоставляемых туруслуг. Сегодня же ситуация весьма плачевная. За первый квартал 2009 года ГПУ (заказники) получили лишь заработную плату (около 120$ в месяц), а финансирование ГСМ было заблокировано. Но как можно без бензина подготовить и провести достойный тур по наблюдению за дикой природой? Понятно, что речь о совершенствовании инфраструктуры вообще не идет. Чиновники ссылаются на необходимость зарабатывать средства на улучшение инфраструктуры самим ГПУ. Но как это сделать, никто не говорит. Согласен, можно брать плату за пользование стоянками на местах отдыха на озерах и реках на территории заказников. Но для этого нужно оборудовать эти самые стоянки и залить бензин в старенький УАЗ, чтобы проехать по территории и собрать арендную плату у туристов. Да и одному человеку (специалисту заказника) это сделать, как показала практика, просто нереально. Давайте же тогда установим плату за въезд на территорию республиканских заказников. Для этого совершенно не нужно создавать КПП на всех дорогах, а просто установить информационные щиты, предупреждающие о специфическом статусе территории. При этом из списка «платных» территорий необходимо исключить дороги общего пользования и территории населенных пунктов. Сбор въездной платы может осуществляться на месте работниками ГПУ рейдовым методом. Это, безусловно, проявление верховенства финансов над идеей создания заказников, но в сложившейся ситуации, когда государство упорно не хочет помогать своему же детищу, а только требует финансовой отдачи, это единственный выход для заказников попробовать встать на ноги и создать достойный турпродукт европейского уровня.

Недавно получила продолжение моя личная история сотрудничества с ГПУ, управляющим заказником «Красный Бор». В течение двух лет я пытался устроиться туда на работу в качестве либо специалиста по заказнику, либо научного работника. За это время трижды был на приеме у министра природных ресурсов, дважды у председателя Россонского исполкома, один раз у начальника областного комитета Минприроды. Скопилась уже значительная папка всевозможной переписки. Эта анекдотичная история менялась от прямых рекомендаций Минприроды исполкому по моему трудоустройству, до писем исполкома в Минприроды с просьбами о выделении дополнительной ставки на ГПУ. Но с мертвой точки ситуация не сдвинулась, несмотря на заинтересованность директора ГПУ. И только с первого марта 2009 года на свой страх и риск директор ГПУ подписал указ о моем трудоустройстве на должность специалиста по туризму на хозрасчетной основе! По сути это значит, что я должен за 120$ в месяц заработать на несуществующей инфраструктуре заказника себе эту зарплату, плюс заплатить государству налоги на зарплату, плюс отчитаться за финансовую отдачу ГПУ и объем оказываемых услуг. Вот это настоящая забота о специалистах на местах! В то же время во всей Беларуси вряд ли найдется много людей, которые представляют страну на специализированных выставках природного туризма в Европе и организовывают хотя бы пять туров в год для иностранных граждан по наблюдению за дикой природой.

Сезонность

Крайне важно четко представлять максимальную продолжительность сезона для биологических туристов для каждой конкретной территории. Согласно нескольким экспертизам потенциала развития биотуризма, проведенных западными туроператорами на территории республиканского заказника «Красный Бор», продолжительность сезона для западных биотуристов здесь составляет около 18 недель в году (март, апрель, май, первая половина июня, сентябрь) при средней продолжительности тура около недели. Летние месяцы малопригодны для наблюдения за дикими видами, поскольку, с одной стороны, бурно распускается листва и поднимается травяной покров, что затрудняет наблюдение, во-вторых, весенняя активность большинства видов затухает и методы активного привлечения (например, воспроизведением территориальных криков) уже не работают, и наконец, в-третьих, появляется большое количество кровососущих насекомых, что делает пребывание на природе малоприятным, а в ряде случаев почти невыносимым для туристов. Конечно, во второй половине июня и июле еще многие птицы выкармливают свое потомство на гнездах, в том числе и некоторые крупные хищные птицы, которые в это время активно охотятся. Но все же стабильный поток биологических туристов в этот сезон вряд ли возможен, по крайней мере, на севере Беларуси. Август представляет собой своего рода «мертвый сезон», когда гнездовая активность птиц уже завершена, а миграционная еще не началась. Наблюдение большинства млекопитающих в летние месяцы также затруднено. Возможно, лето может привлекать туристов-ботаников, интересующихся цветущими растениями, но на сегодня мне пока неизвестно, чем именно может привлечь Беларусь эту узкую группу специалистов. Сентябрь представляет собой определенного рода интерес для биотуристов. В этот месяц следует проводить комбинированные туры по наблюдению за птицами и млекопитающими. Специалисты хорошо знают, что это время гона лося и оленя, миграционных скоплений журавлей и водоплавающих птиц, осенней активности некоторых видов сов и дятлов, миграции мелких воробьиных птиц, осеннего токования глухаря, тетерева и рябчика. Поздняя осень и первая половина зимы характеризуется значительной редукцией числа видов – большая часть птиц мигрирует в южные широты, некоторые млекопитающие впадают в спячку, уходят на зимовку амфибии и рептилии. Основой проведения туров в зимний период является наличие стабильного снегового покрова. Поскольку последние годы снег ложится только ближе к середине зимы, то и планировать биологические туры на ноябрь – декабрь весьма рискованно. Немаловажным является и продолжительность светового дня, которая в начале зимы наименьшая.

Фототуры в принципе можно организовывать круглый год, но все же основной сезон совпадает с вышеуказанными сроками.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (410)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)