Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Панько Н.К. Реализация функции защиты на досудебных стадиях производства по уголовному делу. // Адвокатская практика. - 2002.- №3.- C.13-16




 

Конституция РФ гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которая на всех стадиях уголовного процесса может быть действительно обеспечена только в том случае, когда защитником является профессиональный юрист-адвокат. Адвокат приобретает процессуальный статус защитника с момента наступления его специальной правосубъектности, т.е. после явки к следователю и предъявления ордера на участие в уголовном деле. Этому факту предшествует принятие защитником на себя защиты лица, в отношении которого ведется производство по уголовному делу. Выполнение функции защиты конкретного лица становится обязанностью адвоката, от которой он не может самостоятельно отказаться.

Установленное Конституцией РФ право на помощь защитника в досудебном уголовном процессе долгое время было предметом научных дискуссий. Еще в конце 19-го века профессор В. Случевский писал: "Нельзя принцип, лежащий в основании современного судебного следствия, признавать одновременно целесообразным для этого следствия и вредным для предшествующего ему следствия предварительного, не впадая в противоречия, т.к. последнее оказывает самое решительное влияние на первое"(1) . Действительно, если состязательность является общепризнанным благом судебного следствия, обеспечивающим защиту прав и законных интересов личности и охрану интересов общества, то почему она не является им в предшествующей стадии процесса?



В.М. Савицкий, отмечая, что право на защиту слагается из действий самого обвиняемого и его защитника, наделял функцией защиты также и следователя. Свою позицию автор основал на существовавшей в УПК РСФСР (и сохраненной в УПК РФ) обязанности следователя обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного ему обвинения, принимать меры к охране его личных и имущественных прав, выявлять не только уличающие, но и оправдывающие обвиняемого обстоятельства, а также обстоятельства, не только отягчающие, но и смягчающие его вину (2). Представляется, что собирание следователем доказательств, опровергающих обвинение, так же как и прекращение им уголовного преследования, не означают выполнение функции защиты. При прекращении уголовного преследования происходит отказ следователя от обвинения, а это одно из возможных последствий осуществляемой им обвинительной функции. Собирание оправдательных доказательств следует рассматривать как деятельность по обоснованию решения об отказе от обвинения. Для того чтобы отказаться от ранее выдвинутого подозрения или обвинения в совершенном преступлении, следователь должен установить, собрать и проверить доказательства, опровергающие обвинение. Как известно, эта обязанность не лежит ни на обвиняемом, ни на его защитнике. Ст. 14 УПК РФ устанавливает, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Поэтому совершенно естественно, что обязанность собирания, проверки и оценки оправдательных доказательств, опровергающих обвинение и необходимых для принятия решения об отказе от обвинения, также лежит на лицах, осуществляющих функцию обвинения, а не входит в содержание функции защиты. Государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, не вправе перелагать на защитника своей обязанности по установлению обстоятельств, необходимых для правильного разрешения уголовного дела и выполнению назначения уголовного судопроизводства в целом.

Между обязанностями адвоката-защитника и обязанностями должностных лиц органов предварительного расследования по установлению обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или могущих смягчить его наказание, имеется существенное различие.

Для должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, обязанность доказывания совпадает (или доходит до уровня) бремени доказывания (onus probandi), которое представляет собой не юридическую обязанность в традиционном понимании, а специальное правило, в силу которого сторона, ссылающаяся на какие-либо доказательства в подтверждение своих притязаний, обязана их доказать, в противном же случае они будут признаны несуществующими.

Адвокат-защитник обязан участвовать в собирании и проверке доказательств, если этого требуют интересы его подзащитного. Эту обязанность он несет не перед органами расследования, а перед своим подзащитным. Осуществляя свою деятельность, адвокат-защитник не обязан доказывать невиновность своего подзащитного; для опровержения подозрения ему необходимо доказывать лишь недостаточность доказательств для предъявления обвинения. Всякие попытки перемещения бремени доказывания на самого обвиняемого, его защитника, хорошо известные со времен А.Я. Вышинского (3), должны решительно пресекаться не только как несостоятельные, но и как аморальные.

Каково содержание функции защиты на досудебных стадиях уголовного процесса, как она соотносится с функцией обвинения?

Приступая к исследованию указанной проблемы, считаем необходимым уточнить некоторые исходные данные. Общепризнанным в теории уголовного процесса является мнение о функции как виде уголовно-процессуальной деятельности (4) [?]. Различие функций определяется особыми непосредственными целями, достигаемыми в итоге деятельности. Эта парадигма возникла не из умозрительных построений, а явилась результатом длительных научных исследований. Уяснению содержания процессуальной функции может способствовать обоснованное решение о правовом статусе участников уголовного процесса. Однако говорить о подчинении функций статусу, о выведении статуса из функций (или наоборот) не следует. И то, и другое определено законом и взаимосвязано. Степень участия субъекта в осуществлении процессуальных функций ограничена его статусом. Статус участника процесса реализуется в той или иной функции. Но однозначной связи здесь нет. Сложность представляет сама процессуальная деятельность, в которой могут сталкиваться, расходиться устремления и действия лиц с разными мотивами и интересами или в отдельно взятой функции может объединяться деятельность субъектов с нетождественными статусами.

Исходя из общих положений, функцию защиты следует определить как деятельность адвоката-защитника, направленную на достижение благоприятного для подзащитного исхода по уголовному делу. Правовой статус защитника, во-первых, дает простор стремлению действовать сообразно имеющимся потребностям, а во-вторых, вводит его в определенные рамки, строго очерчивая круг разрешенных действий. Объем (количество, качество прав) правового статуса раздвигает или сужает круг разрешенных действий. Соотношение правового статуса участников уголовного процесса, осуществляющих разные процессуальные функции (обвинения и защиты), определяет степень их равноправия, провозглашенную Конституцией РФ, и качества выполнения возложенных законом процессуальных функций.

Содержанием функции защиты, осуществляемой адвокатом, является деятельность по оказанию лицу необходимой юридической помощи. Функция защиты воплощается в использовании любых не запрещенных УПК РФ средств и способов защиты. Под таковыми следует понимать комплекс согласованных действий адвоката-защитника, его подзащитного, а также других обязанных лиц (обеспечивающих процесс правоприменения), с целью получения заинтересованной личностью социального блага, опосредованного правом. Ограничительными пределами деятельности по защите являются права и обязанности адвоката-защитника, его подзащитного и содержащиеся в законе запреты на те либо иные средства и способы деятельности.

По своему содержанию функция защиты, осуществляемая адвокатом-защитником, заключается в совершении им действий, которые обеспечивают создание условий, при которых субъективное право его подзащитного может быть надлежащим образом реализовано. Однако механизм реализации данной функции, как видим, намного сложнее. Он включает в себя и другие компоненты деятельности подзащитного в пределах предоставленных ему законом прав, способствующей результативности деятельности адвоката; деятельность должностных лиц, ведущих процесс и гарантирующих своими обязанностями реальное обеспечение прав адвоката-защитника и его подзащитного; гарантии (общие, специальные, т.е. юридические, организационные); контроль и ответственность; нормы права (в том числе международного); принципы, процессуальный порядок деятельности и т.д.

Очевидно, что в механизме реализации функции защиты все его составляющие должны содержать четкую градацию, понятийную и содержательную определенность, системность в построении и ясность критериев формирования. К примеру, ч.1 ст.49 УПК РФ допускает включение в механизм обеспечения функции защиты безграничного и всеохватывающего права "осуществлять в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывать им юридическую помощь при производстве по уголовному делу". В п.1 1 ч.1 ст.53 УПК РФ содержится разрешение "использовать все иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты". Не вполне ясно, что входит в эти понятия, где именно в законе указан порядок защиты, каковы процедуры этих средств и способов. Положение не спасает и содержащийся в ст.53 УПК перечень полномочий защитника, поскольку за пределами законодательного урегулирования остается сама процедура его деятельности в уголовном процессе.

Нечеткость позиции законодателя в данном вопросе породила жаркие споры о том, является ли защитник субъектом обязанности доказывания (5) или такой обязанности для него не существует (6); следует ли предоставлять защитнику право "параллельного расследования"(7) или подобные идеи для российского уголовного процесса неприемлемы (8).

Выполнение функции связано с реализацией большинства прав и свобод на различных стадиях процесса путем активных действий правообладателя. Субъект осмысливает свое право с точки зрения его содержания, пределов, результативности, принимает решение о путях его реализации, выбирает оптимальные способы его обеспечения и защиты, сообразуясь с индивидуальными потребностями. Адекватное осмысление своей потребности в конкретном благе, осознание содержания и границ опосредующего его права, принятие обдуманного решения о путях, средствах и способах его претворения в жизнь - залог правомерного поведения и достижения искомого результата. Поэтому законодатель обязан устранить имеющиеся коллизии, неопределенность в регулировании деятельности защитника, процедуры оформления результатов этой деятельности, соотношения объема прав защитника и противной стороны - обвинителя с тем, чтобы обеспечить состязание на началах равенства на всех стадиях процесса.

В уголовно-процессуальной науке сделана попытка классифицировать средства и способы защиты при оказании юридической помощи на стадии предварительного расследования, разделив их на общие, специальные и индивидуальные. К общим средствам защиты были отнесены: представление доказательств, заявление ходатайств и отводов, ознакомление с материалами уголовного дела, принесение желоб на действия и решения лица, расследующего уголовное дело, и прокурора. К числу специальных средств отнесены: свидание защитника со своим подзащитным наедине и конфиденциально; присутствие при предъявлении обвинения, допросе подзащитного и при производстве других следственных действий, внесение замечаний по поводу правильности и полноты записей в оформляемых при этом протоколах. Индивидуальными средствами защиты для обвиняемого являются определение своего отношения к обвинению, дача по нему объяснения, право иметь защитника, подписывать соответствующие процессуальные документы; для защитника - выполнение обязанностей по защите (9). Обращает на себя внимание отождествление функции и статуса, или выведение функции защиты из статуса защитника и подзащитного, что представляется упрощенным подходом к проблеме. Трудно согласиться и с мнением, что функция защиты как деятельность состоит в "формулировании и отстаивании вывода о том, что обвиняемый и подозреваемый не совершали преступления либо о том, что деяние и лицо, его совершившее, не столь опасны, как утверждают участники процесса на стороне обвинения" (10). Согласно современным научным представлениям в сложных системах достаточно высокого уровня, каким является функция защиты, нельзя однозначно определять цель в виде одномерной функции, а функцию сводить к достижению одной цели. Собственную цель имеет каждое действие и решение адвоката при оказании юридической помощи подзащитному. И если исходить только из наличия процессуально-правовой цели, можно насчитать столько функций, сколько существует действий адвоката. Но функция - не отдельное действие, направленное, например, на предоставление доказательств невиновности, а совокупность действий и решений, объединенных общей целью, и сводить ее только к формулированию и отстаиванию вывода о невиновности или меньшей виновности также представляется упрощением вопроса.

На основании вышеизложенного мы приходим к выводу, что содержанием функции защиты является осуществляемая на профессиональной основе защитником юридическая помощь в реализации прав и охране интересов лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Это не отдельное действие, а деятельность, то есть совокупность действий адвоката, объединенных единством цели - добиться результатов в оказании юридической помощи. Каждое действие или их комплексы могут иметь свои непосредственные цели (найти оправдательные или смягчающие вину доказательства, оградить подзащитного от наиболее строгой меры пресечения без достаточных оснований, своевременно информировать его об имеющихся процессуальных правах, помочь определить позицию лица к предъявленному ему обвинению и т.п.), но все действия адвоката направлены на достижение единой конечной цели - защиты прав и интересов подозреваемого, обвиняемого путем оказания юридической помощи.

Перечень действий, с помощью которых адвокат осуществляет защиту, в виде правового статуса последнего описан в законе (ст.53 УПК РФ), хотя и не всегда подтвержден законодателем при регулировании процедуры проведения конкретных действий. Так, в п.5 ч.1 ст.53 УПК речь идет о праве защитника "участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или по ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом". Однако в специальных нормах УПК, регламентирующих порядок производства отдельных следственных действий, нет даже упоминания о возможном участии в них защитника, а не только описания процедуры такого участия. А действия эти обычно сопряжены с ограничением конституционных прав граждан - неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, телефонных переговоров. Это требует соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Необходима конкретизация этих действий, наделение адвоката-защитника такими правами, которые позволили бы ему быть не менее активным в уголовно-процессуальном доказывании, чем обвинитель в лице следователя.

Таким образом, следует признать, что деятельность адвоката-защитника на досудебных стадиях состоит не только в доказывании невиновности или меньшей виновности подзащитного, но и с оказанием юридической помощи в охране иных личных интересов подозреваемого, обвиняемого. В связи с этим функция адвоката-защитника должна реализовываться по следующим основным направлениям: 1) оказание юридической помощи лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, а также задержанному и арестованному; 2) оказание юридической помощи лицу, в отношении которого вынесено постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы, применены иные меры процессуального принуждения или иные процессуальные действия, затрагивающие права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления; 3) участие адвоката-защитника в процессуальных действиях; 4) собирание доказательств путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Каждое из вышеназванных направлений имеет проблемы, также требующие тщательного изучения и разрешения на законодательном уровне.

1 Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Спб, 1895. С. 273.

2 См. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 1971. С. 51.

3 См. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 242-243.

4 См.: Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939; Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М., 1960; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963; Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М" 1986; и мн. другие.

5 См.: Кульберг Я. Адвокат как субъект доказывания / Сов. юстиция, 1996. N 12. С. 76-77; Саркисянц Г.П. Процессуальное положение защитника в советском уголовном процессе. Ташкент, 1967, С.96. Розенберг М. Роль защитника в доказывании по уголовному делу / Соц. законность. 1968. N 6. С. 41 -44. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном процессе. Киев, 1984. С. 63-64 и др.

6 См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М" 1964. С. 72; Стецовский Ю. Участие защитника в доказывании по уголовному делу / Сов. юстиция. 1967. N7. С. 14; Макарова 3.В. К вопросу об участии защитника в доказывании на предварительном следствии / Правоведение. 1968. N7. С. 14; Царев В.М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск, 1990. С. 32-37; и др.

7 См.: Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовномпроцессе / Сов. юстиция. 1990. N 7. С. 22.

8 См.: Шейфер C.A. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно-процессуальном законодательстве РФ / Государство и право. 1995. N10. С. 100; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград, 1997. С. 131.

9 См.: Шахмуратов А.Я. Использование адвокатами средств защиты в стадии предварительного следствия. Ташкент, 1992. С. 152.

10 Милова Н.Е. Участие адвоката-защитника в собирании доказательств на предварительном следствии. Автореф. дисс... канд.юрид.наук. Самара, 1998. С. 8.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (765)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)