Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Индивидуальная и групповая мобильность



2015-11-27 4253 Обсуждений (0)
Индивидуальная и групповая мобильность 4.80 из 5.00 5 оценок




Индивид может совершать свое восхождение на пирамиду социальных статусов благодаря собственным усилиям и личным достижениям. В этом случае говорят об индивидуальной мобильности.
Групповая мобильность происходит тогда, когда снижается или повышается статус целого класса, сословия, касты. Причинами групповой мобильности служат следующие факторы: социальные революции, иностранные интервенции, межгосударственные войны, военные перевороты, смена политических режимов, крестьянские восстания, борьба аристократических родов, создание империи.
Истории известно немало случаев, когда целые социальные группы вследствие каких-то событий резко изменяли свой статус. В результате изменяется и статус практически всех принадлежащих к этой группе индивидов. Сорокин приводит в качестве примера Октябрьскую революцию. В результате ее целый привилегированный класс дворянства совершил коллективное социальное нисхождение в 1920—1930 гг. Гордиться дворянским титулом и выставлять его на всеобщее обозрение в Советской России было не просто непрестижно, но и прямо-таки опасно для благополучия и самой жизни. Напротив, рабоче-крестьянское происхождение стало здесь признаком благонадежности и многим открывало дорогу к повышению социального статуса.

Понятие миграции

Миграция — это переселение людей из страны в страну, из одного района в другой, из города в деревню и обратно. Иными словами, это территориальные перемещения. Они бывают сезонными, зависящими от времени года, и маятниковыми, т. е. регулярными перемещениями. Различают также иммиграцию и эмиграцию. Миграция — перемещение населения внутри одной страны; эмиграция — выезд за пределы страны на длительный срок или постоянное проживание; иммиграция — въезд в страну на постоянный срок или на длительное проживание.
Таким образом, миграция относится к перемещениям людей в географическом пространстве и не имеет какого-то особого отношения к социальной мобильности, которая описывает передвижения субъектов в социальном пространстве.
Миграционные процессы могут осуществляться под влиянием различных факторов: стихийных природных факторов (землетрясений, наводнений, изменений экологического характера), этнических конфликтов, войн, неблагоприятной экономической ситуации, соответствующей политики (к примеру, политика индустриализации общества способствует миграции сельского населения в город) и т. д.
Решение задач расселения людей на новых местах жительства, обеспечение их трудоустройства, бытовых и культурных условий жизни — суть миграционной политики государства. Игнорирование подобных задач, отсутствие перспективной миграционной политики служат дополнительным источником социальных и политических конфликтов в обществе.

Лекция 2. СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

Аннотация. В лекции выясняются главные факторы социальных различий людей в обществе, причины, типы и роль социальной дифференциации (расслоения) населения, понятия страты, класса, специфика стратификационных процессов в современной России, их статистические измерения.

План лекции:

1. Понятие социальной стратификации, ее факторы и последствия.

2. Теории социальной стратификации.

3. Исторические системы социальной стратификации.

4. Социальная мобильность.

5. Социально–стратификационные процессы в современной России.

1. Понятие социальной стратификации, ее факторы и последствия.

Даже не социологу видно, что люди в любом обществе различаются друг от друга не только по полу, возрасту, биофизическим и психологическим свойствам, но и по положению в обществе, имущественному состоянию, роду занятий, образу жизни, роли в экономике, социальной жизни. Эти различия обусловлены не индивидуальными свойствами того или иного человека, а принадлежностью к определенной социальной совокупности людей, имеющих некие общие признаки. В отличие от обыденного человека социолог классифицирует социальные различия, типологизирует их, фиксирует в определенных научных понятиях, выявляет их природу, место и роль в социетальной структуре общества14. Такими социологическими понятиями, прежде всего, являются «социальная общность», «социальная стратификация», «социальная дифференциация». При этом необходимо не только зафиксировать социальные различия в соответствующих понятиях, но и выявить их количественные (масштаб, численность, меру) и качественные характеристики (место в системе общества, роль).

Понятием "социальная общность" в социологии описывается некая социально значимая совокупность людей, имеющих общие признаки по их месту и роли в системе общества, по образу жизни и вступающих во взаимодействие с другими общностями, отличающимися от них. Индивиды включаются (объективно и субъективно) в различные социальные общности: кровно–родственные, территориальные, демографические (половые, возрастные), этнонациональные, социально–стратификационные. Любое общество, так или иначе, расслаивается на разнородные, но тем не менее взаимодействующие общности. Социологической закономерностью всех до сих пор существовавших и ныне существующих обществ является усложнение их дифференциации на все более и более разнородные и многообразные социальные общности и их интеграция в единую общественную систему.

Каждая социальная общность занимает особое место, выполняет свои специфические функции, обусловленные ее статусом, свойствами составляющих ее членов, историческим типом и состоянием общества, отношениями с другими общностями.

В многообразии социальных общностей социология особо выделяет стратификационные, т. е. те, различия между которыми создают неравенство между людьми по условиям и образу жизни, по социальным статусам и жизненным возможностям. Для описания дифференциации, расслоения общества на социально неравные общности социология использует понятие социальная стратификация. Термин "стратификация" происходит от латинского слова stratum – слой. Социальная страта – это массовая совокупность людей, сложившаяся на основе общности определенных условий жизнедеятельности, статуса и функций, отличающих ее от иной общности. Социальная стратификация – это расслоение общества на социально неравные страты, слои, общности. Не всякие социальные различия являются стратификационными. Инженер, агроном, врач социально отличаются друг от друга по роду занятий, профессии, знаниям. Но их различия не являются стратификационными. Они находятся в отношениях равенства, хоть и имеют различные профессии. "Социальные различия становятся социальной стратификацией тогда, когда люди иерархически располагаются в некотором измерении неравенства"15. Известный американский социолог Нейл Смелзер обращает внимание на связь стратификации "со способами, с помощью которых неравенство передается от одного поколения к другому; при этом формируются различные слои общества"16.

Социальная стратификация, таким образом, – это расслоение общества на некие относительно массовые неравные общности людей, каждая из которых имеет отличительные социально значимые черты. Следствием стратификации является не только социальное неравенство. В зависимости от нее в обществе складываются определенные типы взаимоотношений и взаимодействия между различными слоями населения в экономике, в политике, в культуре, а также способы жизнедеятельности. Экономические, да и просто житейские отношения рабочего и крестьянина существенно отличаются от их отношений и взаимодействий с инженером, тем более с бизнесменом. Различия отношений определяются не личностными, индивидуальными свойствами, а стратификационным положением, спецификой тех слоев, к которым принадлежат взаимодействующие социальные субъекты. Социальные различия между стратификационными слоями потенциально конфликтогенны, даже в условиях эффективного взаимодействия.

Социальная стратификация обусловлена и генерируется многими факторами. Французский социолог Эмиль Дюргейм доказывал, что исторически исходным фактором стратификации является общественное разделение труда. Устойчиво воспроизводимая занятость совокупностей людей в тех или иных сегментах, видах труда обуславливает не только различия между ними по сферам занятости, по типу, характеру социально–трудовых функций, но и внутригрупповую общность, и межгрупповые границы и механизмы межгрупповых отношений и взаимодействий. В ходе исторического процесса возрастает многообразие факторов стратификации – экономических, социально–ролевых, политических, социокультурных. В позднеиндустриальных обществах заметно усиливается стратифицирующее значение образования. Современный человек находится в очень сложном, часто конфликтном пересечении, переплетении стратификационных процессов: экономических, политико–правовых, социокультурных, символических.

2. Теории социальной стратификации

Многосложность социальной стратификации, ее факторов, динамики и последствий, многообразие ее типов, а также усложнение стратификационных структур общества обусловили собой возникновение нескольких социологических теорий, каждая из которых опирается на свою методологию, формулирует свои понятия, в свете которых анализирует и объясняет социальную реальность. Можно выделить наиболее распространенные из них в современной социологии.

1. Теория социально–классовой структуры. Ее центральные понятия: социальный класс, классовая структура общества, классовые отношения. Эту теорию обычно связывают с марксистской социологией. Однако понятие класса и классовой борьбы возникло раньше марксисткой теории. Но стратифицирующая роль классов в возникновении, развитии и углублении социального неравенства в борьбе за жизненные ресурсы и социальные статусы исследовались теоретически и на систематизированном эмпирическом материале К. Марксом и его последователями основательно и аргументированно. Понятием «класс» в марксистской социологии описывают большие, массовые группы людей, отличающиеся 1) по их месту в исторически определенной системе общественного производства, 2) по их отношению к средствам производства, 3) по их роли в общественной организации труда, 4) способам получения доли общественного богатства и 5) по ее размеру, объему17. Ведущим фактором социального расслоения общества и социального неравенства между различными классами является отношение к средствам производства (владение, использование, распоряжение средствами производства).

Особенность марксистского определения социального класса заключается в том, что оно акцентирует внимание не только на стратификационную роль владения/невладения средствами производства, но и на фактор общественного разделения труда, на функцию и место в экономике, а также на способах распределения общественного богатства и его доли, которая тем или иным способом достается разным классам.

Дифференциация общества на основе отношения к средствам производства (по формам и видам собственности) расслаивает население на неравные классы по критерию богатства и бедности, по доминирующей роли в экономике и политике, по ресурсам жизнеобеспечения, потребления. Потенциальная конфликтогенность такого расслоения при определенных условиях актуализируется в острой классовой борьбе. Классовое расслоение охватывает не только социально–политическое положение, но и является основой формирования и развития классового сознания.

Марксистская концепция социально–классовой структуры общества не исчерпывает всех исторически меняющихся оснований, факторов, процессов социальной стратификации. Ее критиковали в прошлом за односторонность экономического подхода. Критикуют сегодня за абсолютизацию классового подхода, который якобы малоприменим к современным социальным процессам. Однако классы как социально–экономические категории существуют во всех индустриальных странах и являются реальными субъектами социальной жизни. Они, конечно, видоизменились по сравнению с теми, что были в XIXи в первой половине ХХ века. Социально–экономические границы между классами, классовая самоидентификация стали менее четкими. Но основные социально–экономические признаки не распались. Классовый анализ социальной структуры общества и состава населения методологически приемлем и применяется к современной трансформирующейся России.

2. Теория социальной стратификации М. Вебера. В начале ХХ века немецкий социолог Макс Вебер выдвинул свою теорию стратификации, получившую широкое признание и развитие в западной социологии второй половины XXстолетия. Ее основные понятия: страта, стратификация, социальное неравенство, распределение доходов, социальный престиж, власть. М. Вебер считал, что общество дифференцируется на страты, отличающиеся друг от друга не только по экономическому положению (на что акцентировал внимание К. Маркс), но и по другим признакам: социальному престижу, властным ресурсам. Экономическое положение, статус, характеристики той или иной страты определяются богатством и доходами, которыми располагают люди, в нее так или иначе включенные. Неравномерность распределения богатства и доходов является источником и основой имущественного неравенства.

Но социальное неравенство не сводится к нему. Особое неравенство коренится в социальной престижности той страты, к которой люди принадлежат. М. Вебер ввел понятие статуса группы как меры ее престижности в сравнении с другими группами по показателям уважения, привилегий, стремления людей приблизиться к ней, включиться в нее.

В современных условиях наблюдается иерархия престижа различных профессиональных групп (например, чиновничества по сравнению с учительской интеллигенцией). В последние десятилетия явно усиливается стратификация по показателям так называемого престижного (символического) потребления.

Третий стратификационный фактор, по М. Веберу – власть, возможность той или иной страты (и ее представителей) влиять на решение жизненных проблем, используя политическую сферу. Ресурсы власти распределяются неравномерно. Это, прежде всего, зависит от типа общества, политической системы, места той или иной страты в ней, совокупности не только прав и свобод, которыми люди располагают, но и от уровня образования, материальных ресурсов.

Парадигма социальной стратификации М. Вебера дает возможность фиксировать, социологически измерять более многообразные социальные страты, а не столь массовые, как классы. Методологически ценно и указание на стратификационное значение престижа, власти. Первый стратификационный фактор (имущественное положение), выделенный М. Вебером, частично совпадает с 4–м и 5–м классобразующим фактором (признаком) в марксистской социологии, в которой он описан объемнее и конкретнее. М.Вебер обратил внимание на стратообразующую роль политических ресурсов, которыми обладает или не обладает та или иная страта, о чем у Маркса специально не упоминается. Но для него было очевидным: экономически господствующий класс господствует и политически, а политические ресурсы являются предметом классового взаимодействия, конфликтогенного по своей природе.

Марксова и веберовская парадигмы не только противостоят, но и взаимодополняют друг друга. И та, и другая фиксируют социальное неравенство как следствие стратификации.

3. Репутационная теория. В некоторых англосаксонских и других странах довольно широко распространена репутационная парадигма стратификации. Ее основоположник американский социолог Уильям Ллойд Уорнер (1898 – 1970). Основные понятия: репутация, класс, родовое происхождение, богатство, образование, интеллектуальный труд, физический труд, бедность.

Уорнер использует термин "класс" для обозначения совокупности людей, занимающих особую ступень на иерархической социальной лестнице. Критериями выделения того или иного класса является не только экономическое положение, но и происхождение членов класса, их образование, характер труда, занятость. По этим критериям, показателям на иерархической вертикали располагаются шесть классов:

  1. высший класс – совокупность очень богатых людей знатного происхождения;
  2. низший высший класс объединяет людей высокого достатка, но не знатного происхождения (не из аристократических родов). Уорнер отметил склонность этих классов кичиться, тщеславиться своим богатством (независимо от его происхождения) и знатностью независимо от богатства;
  3. высший средний класс – высокообразованные деловые люди, а также лица, занятые интеллектуальным трудом;
  4. низший средний класс – в основном мелкие чиновники (клерки), делопроизводители, банковские кассиры; по классификации Р. Миллса, "белые воротнички";
  5. высший слой низшего класса – работники физического труда, рабочие, так называемые "синие воротнички";
  6. низший слой низшего класса – бедные люди, хронические безработные, не имеющие устойчивых источников жизнеобеспечения.

Репутационная теория, построенная Уорнером на эмпирическом материале, описывает социальные слои (классы) в системе ранговых координат "верх–низ". Ее недостаток – некоторая нечеткость критериев принадлежности людей к тому или иному классу по шкале "верх–низ".

3. Исторические системы социальной стратификации

Человеческое общество не всегда расслаивалось на иерархически неравные социальные страты, хотя предпосылки этого процесса формировались в первобытном обществе (дифференциация ролей по полу, возрасту, некоторым функциям в регулировании внутриродовых отношений). Социальное неравенство стратификационных статусов и ролей – продукт длительного исторического развития. Оно формировалось и углублялось вследствие усложнения социумов, общественного производства, отношений собственности, социальных институтов. Вместе с тем, история человечества, по крайней мере, последние десять тысяч лет, представляет собой эволюцию и смену систем социальной стратификации.

Исторические типы общества (общественно–политических формаций, по К. Марксу) отличаются друг от друга не только способом производства материальных и духовных ценностей, своеобразием культуры и жизненного уклада, социальными институтами, но и спецификой стратификационной системы. Современное общество отличается от традиционного аграрного не только тем, что его экономика индустриальна, но и соответствующей стратификационной системой. Индустриальная цивилизация, возникая, создавала и соответствующую ей социально–стратификационную систему.

Социально–стратификационная система – это базовый способ расслоения на иерархически неравные страты, характерный для исторически сложившегося общества и определяющий взаимодействие между ними. Она обладает исторической устойчивостью и обуславливает свою совокупность страт и отношения между ними. Каждая система характеризуется своим типом и мерой неравенства людей. Ни одна социально–стратификационная система не является вечной. Приходит срок, сложившаяся система уступает новой, возникают новые слои, классы. Историческая смена социально–стратификационных систем – острый конфликтный и длительный процесс.

Обобщая данные исторической науки, современная социология выделяет четыре основные системы социальной стратификации: кастовая, рабовладельческая, сословная, классовая.

Кастовая система была характерна для колониальной Индии и остатки ее все еще наблюдаются и сегодня, хотя ее отменили в 1949 г. Древнеиндийское общество четко и строго расслаивалось по критерию ритуально–религиозной чистоты и происхождения на четыре иерархически неравные и закрытые касты (варны). Доступ к богатству, власти, престижу в обществе определяется принадлежностью к касте и ее рангом. Кастовые позиции индивидов жестко фиксированы от рождения и не меняются на протяжении всей его жизни. На верхней ступени кастовой иерархии – брахманы, им приписывается высшая ритуально–религиозная чистота, порода. Они не ограничены в доступе к любым жизненным ресурсам и обладают высшим авторитетом. Далее – вниз по иерархической вертикали – кшатрии, вайшьи, шудры (бедные крестьяне, рабочие) За пределами этих четырех каст (варн) – "неприкасаемые" (неприкасаемые буквально – в физическом и, прежде всего, в социальном смысле).

Кастовое неравенство обусловлено не экономическими или политическими факторами, а сложившимися в общественном сознании представлениями о разных уровнях ритульно–религиозной элитности. Наоборот, кастовое неравенство обуславливает экономическое и политическое неравенство.

Рабовладельческая стратификационная система возникла в процессе становления частной собственности и на ее основе. Социальное неравенство, свойственное ей, не только расслаивало общество на богатых и бедных или по сферам занятости, но и расчленяло его на рабов и рабовладельцев. Принцип частной собственности распространялся на человека. Раб – это собственность другого человека. Рабовладелец обладал абсолютной властью над рабом. Его право владеть рабом (понуждать его к определенной работе, продать, подвергнуть жестоким наказаниям, убить) закреплялось обычаями и юридическими законами. Раб не имел никаких прав на свою жизнь. Древнегреческий философ Аристотель (384–322 годы до нашей эры), фиксируя социальные отношения и статусы своего времени, считал рабов говорящими орудиями труда.

Рабовладельческая стратификационная система при всех ее разновидностях включала в себя три страты: рабы, рабовладельцы, свободные. Ее социально–экономическим основанием была жестокая эксплуатация труда рабов. Рабовладельческая система существовала в нескольких вариантах. В античной Греции за особые заслуги раб мог получить вольную, некоторые могли занимать должности писцов, надсмотрщиков и т. п. Но политических прав такой раб не имел. Наиболее жестокой формой рабовладения было плантаторство на юге США. На невольничьих рынках Восточной Африки покупали рабов или заманивали свободных людей, в трюмах кораблей вывозили на юг США. Сотни тысяч и миллионы людей, превращенных в рабов, погибали в пути; выживших ждал губительный труд на хлопковых плантациях. Рабовладение было отменено в США во второй половине 60–х годов XIXвека. В США длительное время рабовладельческая система сосуществовала с классовой, характерной для индустриального общества. Заметим: в России крепостное право было отменено в 1861 году.

Сословнаястратификационная система сложилась и существовала в Европе, включая Россию, во времена феодализма. Наблюдается и сегодня в ряде азиатских стран. Общество по этой системе расслаивается на слои не на основе религиозно–ритуальной чистоты, как в кастовой системе, и не на основе правового насилия, как в рабовладении, а на распределении прав и функциональных обязанностей в зависимости от родового происхождения ("знатности") и дарованного верховным правителем статуса и звания. Страта, имеющая общепризнанные признаки по рождению ее членов и закрепленные в праве и обычае, определялась как соответствующее сословие. Сословная система многовариантна. Но обычно выделяют три группы сословий: духовенство, аристократия, простой народ (простонародье, третье сословие). Первые два сословия высшие; в средние века, вXV–XVIII, да и в началеXIXвека, они вели между собой борьбу: кто "верховнее". Духовенство – это, прежде всего и главным образом, высшие религиозно–церковные иерархи (епископы, митрополиты и т. п.). Аристократическое сословие составляли люди, имеющие знатное происхождение (герцоги, графы, бароны и т. п.). В западных странах существовал (в Великобритании существует до сих пор) обычай посвящения королем (как признание особых заслуг) отличившегося человека в аристократическое звание (чаще всего барона). Низшее сословие: ремесленники, купцы, крестьяне, рабочие.

В разных странах (и даже в одной и той же, но на разных этапах истории) состав каждого сословия имел свои специфику и конфигурацию. В России в XVIII–XIXвв. аристократическое сословие было многосословным: бояре, князья, дворянство (столбовое, пожалованное, мелкопоместное), высшее чиновничество. Низшее сословие (простонародье) было более "пестрым": крепостные крестьяне (помещичьи и государственные), крестьяне, казачество, ремесленники, купечество, рабочие (пролетариат), разночинная интеллигенция. Каждое сословие и его составные слои выполняли четко определенные функции, вели свой образ жизни, имели свои представления о добре и зле, справедливом и несправедливом, чести и бесчестии. Регламентировались и способы, нормы, правила коммуникативного поведения.

Сословные системы разлагались при переходе к индустриальному обществу. Однако остатки ее сохраняются во многих странах (Великобритания, Германия, Япония и др.), хотя и не имеют того социального значения, как в прошлом.

Классоваясистема стратификации отличается от всех других, прежде всего тем, что индивид ни религиозными, ни политическими, ни правовыми механизмами не закреплялся пожизненно за какой–либо стратой. Он юридически подвижен в социальном пространстве. Его положение в обществе определяется социально–экономическими факторами: имущественным положением, сферой занятости, способом получения и размером дохода, социальной ролью. В зависимости от этих факторов у каждого класса формируются свои специфические интересы, позиции в экономике, в политике, складывается классовое сознание и отношение к другим классам и государству.

Различные социологические концепции по–разному определяют классовую структуру современных (индустриальных) обществ. С точки зрения марксистской социологии (и не только ее) выделяют следующие классы: буржуазия (несколько типов), рабочий класс (стратифицирован по профессиям, занятости), крестьянство (в ряде индустриальных стран – Швеция, Великобритания, Канада, США – оно исчезло и его место заняло фермерство). Другие социологические концепции выделяют классы по иерархии: верхний, средний, низший. Особое внимание обращают на средние слои – старые (средний и мелкий собственник) и новые (так называемые "белые воротнички": специалисты, чиновники, менеджеры).

Последние десятилетия в индустриальных странах наблюдается сложная трансформация классовых структур. Растет доля средних слоев, крупномасштабные социальные общности (классы) дробятся, фрагментируются. Общество становится все более и более "ячеистым" по своей стратификационной структуре. Возрастает дифференцирующее значение уровня и культуры потребления. Сокращается доля лиц, занятых преимущественно физическим трудом. Возрастает роль и значение интеллектуального труда и его носителей.

4. Социальная мобильность

В обществе всегда происходят какие–то изменения, перемещения лиц в иерархическом социальном пространстве, изменения их статусов, положения, ролей. Кто–то получил высшее образование, кто–то успешно продвигается по служебной лестнице, кто–то переехал из Москвы в Воронеж, кто–то преумножил свой капитал, а кто–то разорился во время экономического кризиса. Для описания таких и других перемещений индивидов и групп социология использует понятие "социальная мобильность". Его ввел в научный оборот П. Сорокин во второй половине 20–х годов прошлого века. Социальная мобильность представляет собой перемещение индивидов и групп в исторически сложившейся системе социальной стратификации, а также в социальном и географическом пространстве.

Существует несколько типов социальной мобильности. По перемещениям в социальной иерархии выделяют вертикальную и горизонтальную мобильность. Вертикальная мобильность – перемещение вверх по лестнице социальных статусов (восходящая мобильность) или вниз (нисходящая). Факторы вертикальной мобильности многообразны: энергия, усилия индивида, прирост или сокращение материального достатка, капитала, образование (его значение возрастает сегодня), социальные связи (включая родственников, клановые, приятельские, коррупционные), возраст, а также сдвиги в социально–стратификационной и политической системе общества. Горизонтальная мобильность – это передвижение индивидов и групп в социально–горизонтальном пространстве без изменения статуса: переезд на постоянное место жительства из города в село или наоборот, из одного края в другой. Горизонтальная мобильность органически связана с миграцией населения. Наблюдается и сочетание вертикальной и горизонтальной мобильности (смешанный тип): человек переехал в другой город и получил повышение по должности или бизнесмен разорился и подался искать экономическое счастье в другие края.

В каждом поколении индивиды включаются в два типа социальной мобильности в зависимости от стратификационной структуры общества и личностных ресурсов. Статус индивида может повышаться или понижаться в рамках того поколения, в котором человек родился. Это – интрогенерационная (внутрипоколенческая) мобильность индивида. В этом отношении представляет социологический интерес исследование индивидуальной мобильности людей, родившихся в 80–х – 90–х годах ХХ века на крутом переделе российской истории, сравнение динамики их социальных позиций. Существует и межпоколенческая (интергенерационная) социальная мобильность, предполагающая сравнение позиций и стратификационных характеристик разных поколений (например, родителей и детей или нескольких поколений в роду).

В зависимости от размера той дистанции, которую индивид прошел в стратификационных процессах, можно фиксировать мобильность короткую (short–range) или длительную (long–range). В первом случае социальная мобильность характеризуется перемещением индивида на позицию близкую к изначальной (был инженером – стал старшим инженером). Во втором случае (long–range) индивид прошел длительный путь своей профессиональной карьеры (был инженером – стал министром, был олигархом – стал мелким собственником).

Социальная мобильность – важная социологическая категория. Она не только вскрывает перемещения, движения индивида и групп в стратификационной системе, но и характеризует социум, общество. Разные стратификационные системы имеют разные возможности социальной мобильности. Кастовая система вообще не допускает межкастовых перемещений. В рабовладельческой системе такие переходы чаще всего случайны. В сословной она существенно ограничена и перемещения чаще всего осуществляются по воле верховной власти. Классовая система более открыта и создает много векторов социальной мобильности. Но и она имеет свои ограничения. Сын рабочего может стать инженером, но его ресурсы и возможности long–rangeпо вертикали значительно меньше, чем у сына крупного чиновника или бизнесмена. Исторической закономерностью является расширение (трудное, часто конфликтное) пространства социальной и географической мобильности, нарастание многообразия ее форм, векторов, факторов.

5. Социально–стратификационные процессы в современной России

В каждой стране социально–стратификационные процессы, особенно в индустриальной цивилизации, развертываются и протекают, с одной стороны, по общим социологическим закономерностям, но с другой стороны, выявляются и специфические особенности. В США классовая система стратификации складывалась и развивалась несколько иначе, чем в Великобритании или Германии. Ей не предшествовала сословная система. В США намного дольше существовало рабовладение.

Россия несколько позже других европейских стран встала на путь индустриального развития. Сословная система стратификации сохранялась в ней дольше, чем в западных странах. Тем не менее, уже во второй половине XIXвека индустриальные факторы ее размывали. Особенно остро и конфликтно социально–стратификационные процессы развертывались в ХХ веке. Они находились под динамическим воздействием, с одной стороны, экономических факторов (прежде всего индустриальных), а с другой, – политики государства. Существенно сказались также разорительные последствия Первой мировой войны, гражданской войны 1918 – 1922 гг., Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

Перед Первой мировой войной, в 1913 году, в социальном составе населения России было 16 – 18 % рабочих, 14 – 16 % составляли буржуазия, крупные земельные собственники. Очень тонкой была "прослойка" интеллигенции (учителя, врачи, инженеры и т. п.). Более двух третей населения относилось к крестьянству18.

Первая мировая и гражданская войны разорили экономику (в первую очередь промышленность), дезорганизовали ранее сложившуюся классовую стратификационную систему, привели к деклассированию значительной части населения (прежде всего рабочего класса), резкому падению уровня и качества жизни. В составе населения СССР в 1924 году 8,5 % занимала промышленная и торговая буржуазия, фермеры (кулаки). Доля рабочего класса сократилась более чем в полтора раза и составила 10,4 %. Основная масса населения – это крестьяне–единоличники (не использующие, в отличие от кулаков, наёмный труд) и некооперированные кустари – 75,4 %. Появились кооперированные крестьяне и кустари–ремесленники – 1,3 % 19.

Советское правительство по инициативе В. И. Ленина для восстановления экономики ввело Новую Экономическую Политику (НЭП), допускавшую активность частного промышленного капитала (вопреки первоначальным установкам на его ликвидацию). Появился особый тип промышленных и торговых предпринимателей, так называемых нэпманов. К исходу 20–х годов прошлого века политика сменилась. Был взят курс на свертывание НЭП и на вытеснение частного предпринимательства и ликвидацию буржуазии как класса. В результате такой государственной политики (с ориентацией на построение социализма) доля буржуазии (нэпманов) к 1928 г. сократилась до 4,6 %. Однако сколько–либо значительно доля рабочего класса (классовая опора советской власти) не увеличилась и составила 12,4 % в массе населения. По–прежнему три четверти населения составляли крестьянство и кустари–одиночки. 5,2 % составляли служащие и интеллигенция (против 4,4 % в 1924 г.)20.

На рубеже 20 – 30 гг. ХХ столетия был взят курс на модернизацию промышленности и на коренное социальное переустройство сельского хозяйства (коллективизацию). Это был тяжелый процесс коренных социалистических преобразований всего общества с опорой только на собственные силы в условиях мирового экономического кризиса и надвигающейся войны. Произошли глубокие качественные сдвиги во всей социальной стратификационной системе. Ее статистические характеристики были выявлены в переписи населения 1939 г. Значительно увеличилась доля рабочего класса: в СССР она составила 33,7 %, в РСФСР – 36,4 %. Заметно повысился уровень его образования. Он был занят на предприятиях государственной собственности. Значительно расширился слой служащих и интеллигенции (главным образом учителя, врачи, инженеры). В 1939 г. в СССР он составил 16,5 %, в РСФСР – 17,2 %21. Крестьянство подверглось сложной социально–экономической трансформации и его доля в РСФСР сократилась до 43,9 %. Экономической основой его жизнедеятельности стала кооперативно–колхозная собственность. Перепись 1939 года зафиксировала и небольшую группу (2,69 % в СССР) крестьян–единоличников и некооперированных кустарей. Вне поля зрения официальной статистики находилась "трудовая армия" так называемого ГУЛАГа ("особая страта" осужденных по различным статьям Уголовного кодекса), которая тоже участвовала в создании новой экономики.

В 1930–х годах в России, как и во всем СССР, социальная мобильность характеризовалась крайне противоречивыми процессами. Одновременно целые социальные слои падали в небытие, исчезали (буржуазия, частные предприниматели, кулаки). И вместе с тем, действовали социальные лифты, подымавшие широкие массы к активной трудовой деятельности, к образованию и культуре, к управлению государственными и общественными делами. Интенсивно развивалось образование как фактор восходящей вертикальной мобильности. Гарантировалось право на труд, исчезала безработица.

СССР понес большие экономические, со<



2015-11-27 4253 Обсуждений (0)
Индивидуальная и групповая мобильность 4.80 из 5.00 5 оценок









Обсуждение в статье: Индивидуальная и групповая мобильность

Обсуждений еще не было, будьте первым... ↓↓↓

Отправить сообщение

Популярное:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2024 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (4253)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.015 сек.)