Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Эвтаназия и проблема самоубийства




Смертельно больные люди, испытывающие тяжкие страдания, должны иметь право отказаться от лечения. Тем самым реализуется суверенное и неотчуждаемое право человека на жизнь и достойную смерть. Им должно быть предоставлено право умереть как свободным и разумным существам. В некоторых случаях они имеют право на по­лучение средств для ускорения смерти. В этом состоит право на активную эвтаназию или самоубийство, которое яв­ляется частью общего и фундаментального права человека на свободную, достойную жизнь и свободу умереть осмысленно, мужественно и до­стойно.

Однако право на добровольный уход из жизни и реализация этого права далеко не одно и то же. И светский гуманист занимает по этому вопросу опреде­ленную позицию.

Проблема самоубийства – одна из вечных философских, мораль­ных и юридических проблем. Но, прежде всего, это экзистенциальная, жизненная проблема, которая может встать перед нами не в теории, не в книжке, а в жизни.

Большинство нравственных и религиозных учений рассматри­вают самоубийство как безусловное зло, не имеющее никаких оправда­ний. В некоторых законодательствах попытка самоубийства считается преступлением и уголовно наказуема. Согласно теистической морали, Бог является высшей инстанцией в вопросах жизни и смерти личности и только ему решать, должны ли мы умереть или продолжать жить. Иногда в этой связи приводятся аргументы против вмешатель­ства медицины: она должна самоустраниться, поскольку препятствует воле Бога. Это, безусловно, суждение антигуманное.



Однако в некоторых учениях самоубийство возводится в ранг добродетели, а такие философы как Сократ или Шопенгауэр считали до­пустимым самоубийство как акт, совершаемый на основе продуманно­го свободного выбора.

Но если право на самоубийство вообще проблематично, то тем более спорной бывает конкретная реализация этого права. Если жизнь – это нечто единственное и самое дорогое для нас, и притом мы не верим в бессмертие, то по мере всех наших возможностей и сил мы должны достойно длить ее, избегая ненужных опасностей и рисков. Самоубийство же, в своей абсолютной угрозе самому драго­ценному для нас – жизни с присущими ей радостями, свободой, достоин­ством и многим другим, что делает ее столь удивительной, интересной и неповторимо щедрой – воплощает для нас логический и моральный абсурд.

Однако самоубийство предполагает пограничную ситуаци­ю, когда здравый смысл, логика и многие другие фундаментальные свойства человека дают сбой под напором внутренних и внешних неблагоприятных для жизни факторов. В этом смысле человек как бы пре­кращается, умирает или гибнет уже в момент принятия решения о само­убийстве. Самоубийство свидетельствует не об оправданности этого решения, а о том, что произошла какая-то ошибка и что все мы, но не только самоубийца, несем за это определенную ответственность.

Жизнь человека принадлежит ему. Но в той мере, в какой он инкорпорирован, вовлечен во взаимоотношения с обществом, природой и другими субстанциальными реальностями, его жизнь яв­ляется, так сказать, производной реальностью и потому самоубийство является не только актом самооскорбления и самопредательства, но и дезертир­ством, недостатком для свободного и разумного человека, нарушением глубинных экзистенциальных и моральных обязательств не только перед род­ными, близкими и обществом, но и перед самой природой (создавшей все живое с потребностью и долгом жить), а для верующих и перед Богом. Мы никогда не можем исключить, что кто-то любит нас, что мы кому-то нужны и дороги для кого-то. Самоубийство – это всегда чье-то горе, и уже потому его необходимо избегать.

Вместе с тем мы не должны забывать, что к самоубийству при­водят некоторые тяжелые и непреодолимые психические заболевания. В этом случае это скорее смерть как результат болезни, чем самоубийство в точном смысле этого слова.

Более сложные случаи реализации права личности на само­убийство связаны с ситуацией, когда оно становится единственным способом защиты собственного достоинства или свободы (именно свободы не совершить того, что считаешь для себя морально недопустимым), или когда человек стремится таким путем избежать невыно­симых пыток и оскорблений, будучи уверен в том, что его ожидает смерть. Случаи самоубийства были нередки в концентрационных лагерях фа­шизма и сталинизма, и нет каких-либо серьезных этических осно­ваний осуждать акты самоубийства, совершенные в этих исключитель­ных условиях, поскольку невозможно исключить, что решающим мо­тивом самоубийства здесь могло быть нежелание допустить абсолют­ной власти зла над своей жизнью. Фактически это не самоубийство, а гибель, героическая победа личности над злом.

Дискуссионной является такая форма самоубийства как ак­тивная и пассивная эвтаназия («легкая смерть»). Некоторые врачи, юристы, ученые считают, что эвтаназия допустима и, возможно, этиче­ски оправдана только в тех случаях, если пациент прибегает к ней в ситуации, когда в результате смертельной болезни или несчастного случая его жизнь обречена, сам он испытывает невыносимые боли и страдания, находится при этом в здравом уме, компетентен и осведом­лен о своем состоянии и его выбор доброволен.

Пассивная эвтаназия означает прекращение использования поддерживающих жизнь больного средств, если он не хочет их применять.

Активная эвтаназия – это не просто прекращение лечения, но и ускорение смер­ти больного по его требованию. Принимаемые здесь решения – ис­ключительно сложный процесс, вовлекающий в себя массу юриди­ческих, моральных и социальных проблем. По мнению Пола Куртца, «...к праву эвтаназии нужно относиться с уважением и в то же время со всеми мерами предосторож­ности... она должна основываться на информированном согласии, ре­шение о ней не должно приниматься в спешке или по принуждению. Оно должно быть продуманным и приниматься после некоторого про­межутка времени» (Куртц П. Запретный плод. С.207).

Нельзя игнорировать в этих случаях и возможности непредвиденного, например, появления новых лекарств, способных исцелить пациента, – как и таких аспектов, как право лечащего врача отказать в осуществлении эвтаназии по моральным или религиозным соображениям, либо из-за страха быть осужденным коллегами или обществом и обрести статус убийцы, либо же в силу нежелания подрывать в себе волю и упорство в лечении больного.

Не менее сложные дилеммы возникают и у близких уми­рающего. Не исключено, что родные будут до конца жизни осуждать себя за помощь человеку в его решении умереть. И напротив, всегда существует опасность, что под видом эвтаназии будет осуществлено, скажем, элементарное убийство из-за на­следства.

Таким образом, решения, принимаемые в связи с эвтаназей, бывают исключительно трудными. Они должны быть разум­ными, тщательно взвешенными и ответственными, конфиденциальны­ми и не нарушающими законодательство, которое в различных странах по-своему регулирует весь этот комплекс вопросов. Напри­мер, в Нидерландах существуют санитары и врачи, которые по требо­ванию умирающего пациента помогают ему покончить со своей жизнью, тогда как в законодательствах других стран само обсуждение вопроса эвтаназии фактически находится под запретом. Между тем, эвтаназия как этическая и медицинская проблема су­ществует издревле. В прошлом врачи, как правило, сами принимали и осуществляли свое решение. Все эти случаи латентной и тихой эвтаназии проходили без публичного обсуждения, огласки и контроля. В де­мократических обществах она с необходимостью стала обсуждаться, углубляя тем самым общественное самосознание, ответственность лю­дей перед лицом жизни и смерти.

В России проблема эвтаназии еще только начинает занимать общество. До серьезных дебатов по этому вопросу в законодательных органах еще далеко. Это отражает тот объективный факт, что уровень современного лечения и медицинского обслуживания в нашей стране еще весьма несовершенен, а культура отношений между больным человеком и его окружением слишком низка. Принятые законы об эвтаназии означали бы легализацию многих смертей (а фактически убийств) от недостатка медикаментов, плохих условий лечения, безответственности врачей, невежества и корысти родственников и т. д.

 

Экономические права

Эти права непосредственно относятся к праву на жизнь, ее со­хранению и поддержанию. Первое среди них – право собственностиглавный внешний источник физического, материального выживания и благо­получия человека, как и реальная гарантия его независимости. Собственностью может быть и земля, и орудия тру­да, и знания, и умения (то есть интеллектуальная собственность), и тело человека, то есть практически все.

Люди должны иметь право обладать собственностью и пользоваться ей по своему усмотрению, то есть извлекать из нее прибыль, делать ее предметом бизнеса, покупать и продавать ее как товар.

Непризнание, даже частичное, естественного права собственности (как например пресловутое дозволение «личной», но не «частной» собственности) автоматически лишает граждан большинства фундаментальных свобод. Так, декларированная социалистическим государством свобода слова, не поддержанная существованием частных издательств, означала лишь фикцию.

Ни­кто не может быть лишен собственности произвольно и без справедливого вознаграждения. На базе общности своих экономиче­ских прав люди могут объединяться в профсоюзы и заключать коллек­тивные соглашения с работодателями. Они имеют право на отказ от работы и на забастовку, если их не удовлетворяет оплата или условия труда. Рабочие и служащие должны иметь возможность защищать свои жизненные интересы и контролировать безопасность своего труда.

Одной из форм права на материальное (финансовое) выжива­ние людей является их защита как потребителей товаров и услуг. Граж­дане имеют право не быть обманутыми лживой рекламой или неадек­ватной информацией, продажей необеспеченных ценных бумаг и т.д. Они обладают правом возбудить в суде дело о воз­мещении им ущерба стороной, совершившей обман. Государство должно следить за законностью сделок, совершаемых продавцами товаров и услуг, финансовыми и страхо­выми компаниями и подобными им организациями, как и за выполнением ими при­нятых обязательств, правил и соглашений.

Важной экономической свободой является свобода от нищеты. Все современные индустриально развитые страны имеют материальные, социальные и юридические возможности обеспечить это право за теми своими согражданами, которые по раз­ным причинам оказались неспособными работать или как-то иначе обеспечить себе хотя бы скромный прожиточный минимум. Но это не означает ни того, что менее богатые страны не должны признавать этого права, ни того, что государство и общество обязаны удовлетворять все материальные запросы людей. Наилучшее в данном случае – обеспечить им возможность са­мим содержать себя и свои семьи, работать и зарабатывать столь­ко, сколько необходимо для достойного существования.

Государство и общество должны устанавливать оптимальный прожиточный минимум и делать все возможное, чтобы ни один из граждан не оказался за чертой бедности.

Одним из важнейших прав является право на труд. В условиях рынка имеется тенденция к конкуренции везде, в том числе и на рынке труда. Но, в принципе, человек имеет право на труд или на такое закон­ное занятие, которое в состоянии обеспечить его материально. Этот труд должен быть свободным, а его оплата достойной и справедливой. Сле­довательно, должны обеспечиваться не только результаты труда по найму, но и любые заслуги человека. Те, кто внес наибольший вклад в общее благосостояние, имеют право на получение более высокого вознаграждения. За равную работу должна производиться равная оплата без дискриминации по половым, расовым, этническим или на­циональным признакам. Тем, кто не в состоянии работать временно, должны предоставляться пособия по безработице, и/или возмож­ность переквалификации.

 

Свободы человека

Особая группа прав человека именуется обычно свободами. Большая часть этих свобод связана с правом на жизнь как таковую, другие отражают специфические потребности человека. Исходной сре­ди них является сама личная свобода, сфера направленности которой не имеет четких границ. Право на свободу свидетельствует о внутренней бесконечности личности, неограниченности ее возможно­стей и стремлений. Общество должно воздерживаться от контроля лич­ной свободы, либо этот контроль не должен наносить ей ущерба. Един­ственное ее ограничение в обществе состоит в том, что она не должна причинять вред другим или препятствовать людям пользоваться сво­ими правами и свободами.

Свобода человека включает в себя свободу передвижения и проживания, свободу от неволи и рабства, свободу мысли и совести, сво­боду слова и выражения, свободу на уединенность, приватность и част­ную жизнь.

Каждый проживающий в своей стране и не нарушающий ее за­коны имеет право свободно передвигаться внутри ее территории и сво­бодно менять место жительства. Свобода передвижения включает в себя право свободно покидать свою страну, безопасно пересекать ее границы и возвращаться в нее. Это право может быть ограничено только соображениями национальной безопасности, сохранения обще­ственного порядка, жизни, здоровья, прав и свобод других людей.

Никакой человек не должен покупаться или продаваться. Ни­кто не должен удерживаться где-либо против своей воли или силой принуждать­ся к какой-либо деятельности. Исключение составляют заключенные, представители специальных или военных служб, хотя и здесь все ограничения долж­ны соответствовать законодательству и не причинять ущерба досто­инству и другим не ограниченным в данных случаях свободам и правам человека.

Одним из культурных и социальных завоеваний человечества яв­ляется свобода мысли и совести. Люди обладают неотъемлемым правом придерживаться любых убеждений и ценностей. Государство не должно искоренять их или применять к ним санкции, если практическая реализа­ция этих убеждений и ценностей не нарушает закон. Свобода мысли и совести охватывает все области духовной и социальной деятельности: религиозную, гражданскую, правовую, научную, политическую, мо­ральную, благотворительную, просветительскую, экологическую, эстетическую, профессиональную, семейную, бытовую…

К этой форме свободы примыкает свобода слова и выражения. Принципы свободы мысли и слова сформулированы в 18 и 19 статьях Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публично или частным порядком, в учении, богослужении и выполнении религиоз­ных и ритуальных обрядов... Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

Эти свободы не должны контролироваться и подавляться, а сообщаемая информация не должна подвергаться цензуре. Вместе с тем они не дают право клеветать, дез­информировать и оскорблять достоинство людей, наносить ущерб их репутации или карьере. Все подобные действия могут быть предметом судебного разбирательства и повлечь за собой возмещение морального ущерба и требования публичных извинений или исправле­ния ложных или оскорбительных утверждений. Важно сознавать, что судебным преследованиям в данном случае подвергается не свобода, а фактически преступный образ действий.

В особых случаях (война или объявление чрезвычайного поло­жения) на свободу слова могут быть наложены определенные времен­ные ограничения, вызванные интересами общественной безопасности, охраны здоровья и жизни людей.

 

Частная жизнь

Право на частную жизнь включает в себя большой реестр сво­бод: конфиденциальность, уединенность, свобода и автономия сферы совести и убеждений, свобода распоряжаться своим соб­ственным телом и личной собственностью, придерживаться любой сексуальной ори­ентации.

Част­ная жизнь предполагает репродуктивные свободы, т.е. право на воспроизведение себе подобных, на контроль зачатия, право на прерывание беременности (до момента, пока плод не в состоянии ощущать боль), на искусственное оплодотворение и отцов-доноров.

Частные права касаются различных форм сексуального вы­ражения, включая мастурбацию, адюльтер и гомосексуализм.

В целом частная жизнь как право каждой личности соответствует фундаментальным принципам современного демократического, цивили­зованного общества. Тоталитарные и фундаменталистские общества оставляют своим гражданам мало простора для свободы выбора, тогда как демократические стремятся к развитию индивидуальности, инициативы, многообразия в жизни человека.

Вместе с тем факт взаимоинтегрированности личности и об­щества предполагает границы их свобод, прав и обязанностей, пределы взаимных ограничений личности и общества. Оптимальным яв­ляется здесь установление максимально взаимоподдерживающих и ми­нимально взаимозапрещающих гармоничных, безопасных взаимоот­ношений человека и человека, человека и общества в конкретном и ди­намичном социокультурном и личностном контекстах.

За этой абстрактной формулировкой скрываются вполне опре­деленные вещи. Каждый из нас, как бы ни был умственно неискушен или дурно воспитан, в сущности, понимает, что не имеет права оскорблять людей, нравственно или физически, причинять ущерб их имуществу, и что за совершенные преступления он несет ответственность перед обществом или другим человеком. Существуют самоочевидные «нельзя» – нельзя убивать, грабить, насиловать, клеветать и т.п. Общество имеет право или просто обязано установить систему законов для защиты своих граждан.

Правовое регулирование включает в себя весьма многое: от охра­ны порядка внутренними органами и создания институтов защиты на­циональной безопасности до принципов установления партнерских отношений в экономике, социальной сфере, культуре и образовании. При этом законодательство и особенно практика его реализации должны подлежать контролю, в том числе и со стороны гражданского общества, поскольку сами законы, охраняющие общественный порядок, могут неверно истолковываться и недобросовестно использоваться для подавления личной свободы и нарушения прав граждан.

Вместе с тем существует то, что называется зоной частной жизни, которая должна охраняться и защищаться законом и на кото­рую распространяется определенный нравственно-правовой принцип: общество должно уважать право человека распоряжаться собой. Зонами частной жизни, в которые общество не должно вторгаться без веских на то оснований, являются тело человека, его собственность, убеждения, ценности, действия и членство в различных объединениях, поскольку оно входит в сферу его собственных частных интересов.

Этот принцип имеет ряд ограничений или условий применения:

– он относится, в полной мере, только ко взрослым, а не к детям, у которых особая об­ласть свобод и прав;

– он имеет в виду психически здоровых людей, об­ладающих способностью мыслить рационально и совершать осмыс­ленный и свободный выбор на основе информированности, т.е. имеющих возможность совершать акт информированного согласия, столь важного при решении вопросов медицинской этики, семейных и половых от­ношений.

– он основан на признании того, что каждый чело­век является моральной личностью и имеет равные с другими права и свободы, в том числе и в частной сфере жизни.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (695)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.017 сек.)