Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Понятие о росте формировании и развитии личности в отечественной психологии (Ананьев – см социальная ситуация, Петровский, Выготский).

Личность – особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в совокупности отношений, общественных по своей природе, в которые индивид вовлекается. Врожденные и приобретенные свойства составляют лишь условия, предпосылки формирования и функционирования личности, как и внешние условия и обстоятельства жизни.

В отечественной психологии был выделен принцип саморазвития личности как исходный при изучении мотивации развития личности, так и определили общую стратегию развития поиска конкретных психологических феноменов и ДСЛР. Для этой стратегии характерно:

- положение о роли борьбы противоположенностей, противоречия и гармонии этих противоположенностей как ДСРЛ,

- положение о существовании источника саморазвития деятельности в самом процессе движения деятельности (Леонтьев, Рубинштейн).

Петровский ввел понятие «надситуативной» активности как источнике зарождения любой новой деятельности личности. Человеку присуща неадаптивная по своей природе тенденция, которая проявляется в постановке различного рода сверхзадач. Он ввел представление об установках как механизмах, определяющих устойчивость динамики деятельности, ее развития. Установки содержат деятельность, а надситуативная активность выводит личность на новые уровни решения жизненных задач.



 

Инстинкты как движущая сила развития личности в психоаналитической теории З.Фрейда

Психоаналитическая теория основывается на представлении, согласно которому люди являются сложными энергетическими системами. Сообразуясь с достижени­ями физики и физиологии XIX века, Фрейд считал, что поведение человека акти­вируется единой энергией, согласно закону сохранения энергии (то есть она может переходить из одного состояния в другое, но количество ее остается при этом тем же самым). Фрейд взял этот общий принцип природы, перевел его на язык психо­логических терминов и заключил, что источником психической энергии является нейрофизиологическое состояние возбуждения. Далее он постулировал: у каждого человека имеется определенное ограниченное количество энергии, питающей пси­хическую активность; цель любой формы поведения индивидуума состоит в умень­шении напряжения, вызываемого неприятным для него скоплением этой энергии. Например, если значительная часть вашей энергии расходуется на постижение смысла того, что написано на этой странице, то ее не хватит на другие виды психи­ческой активности — на то, чтобы помечтать или посмотреть телевизионную пере­дачу. Аналогично, причиной, заставляющей вас читать эти строки, может служить стремление ослабить напряжение, вызванное необходимостью сдавать экзамен на следующей неделе.

Таким образом, согласно теории Фрейда, мотивация человека полностью основа­на на энергии возбуждения, производимого телесными потребностями. По его убеж­дению, основное количество психической энергии, вырабатываемой организмом, направляется на умственную деятельность, которая позволяет снижать уровень возбуждения, вызванного потребностью. По Фрейду, психические образы теле­сных потребностей, выраженные в виде желаний, называются инстинктами. В ин­стинктах проявляются врожденные состояния возбуждения на уровне организма, требующие выхода и разрядки. Фрейд утверждал, что любая активность человека (мышление, восприятие, память и воображение) определяется инстинктами. Влия­ние последних на поведение может быть как прямым, так и непрямым, замаскиро­ванным. Люди ведут себя так или иначе потому, что их побуждает бессознательное напряжение — их действия служат цели уменьшения этого напряжения. Инстинк­ты как таковые являются «конечной причиной любой активности» [Freud, 1940,

 

Модификация идей классического психоанализа в теориях Юнга, Адлера, Хорни.

 

Рассмотрение человека как органичной целостности требует единого психодина­мического принципа. Адлер вывел его из самой жизни, а именно из того обстоя­тельства, что жизнь невозможно представить себе без непрерывного движения в направлении роста и развития. Только в движении по направлению к личностно значимым целям индивидуум может быть воспринят как единое и само­согласующееся целое.

Утверждая, что человек стремится к совершенству, Адлер исходил из сообра­жения, что люди не отталкиваются от внутренних или внешних причин, а скорее, тянутся вперед — они всегда находятся в движении к личностно значимым жиз­ненным целям. Цели, которые люди ставят перед собой, а также индивидуальные пути их достижения дают ключ к пониманию того, какое значение они придают своей жизни. По мнению Адлера, эти жизненные цели в значительной степени выбираются индивидуально, а следовательно, в постоянном стремлении к совер­шенству люди способны планировать свои действия и определять собственную судьбу. Достигая намеченных целей, они не только повышают самооценку, но также находят свое место в жизни.

Признавая значение наследственности и окружающей среды в формировании личности, Адлер настаивал на том, что индивидуум — нечто большее, чем только продукт этих двух влияний [Adier, 1964]. А именно, он считал, что люди облада­ют творческой силой, которая обеспечивает возможность распоряжаться своей жизнью, — свободная, осознанная активность является определяющей чертой че­ловека. Эта творческая сила влияет на каждую грань человеческого опыта: вос­приятие, память, воображение, фантазию и мечты. Она делает каждого человека самоопределяющимся индивидуумом, архитектором своей собственной жизни.

Именно эта убежденность в творческой природе и свободе человека более, чем что либо другое, побуждает многих психологов считать Адлера предвестником современной гуманистической психологии.

 

В отличие от Фрейда, придававшего особое значение ранним годам жизни как решающему этапу в формировании моделей поведения личности, Юнг рассматри­вал развитие личности как динамический процесс, как эволюцию на протяжении всей жизни. Он почти ничего не говорил о социализации в детстве и не разделял взглядов Фрейда относительно того, что определяющими для поведения человека являются только события прошлого (особенно психосексуальные конфликты).

Сточки зрения Юнга, человек постоянно приобретает новые умения, достигает новых целей и реализует себя все более полно. Он придавал большое значение такой жизненной цели индивида, как «обретение самости», являющейся результа­том стремления различных компонентов личности к единству. Эта тема стремле­ния к интеграции, гармонии и целостности в дальнейшем повторилась в экзистен­циальной и гуманистической теориях личности.

Согласно Юнгу, конечная жизненная цель — это полная реализация «Я», то есть становление единого, неповторимого и целостного индивида. Развитие каждо­го человека в этом направлении уникально, оно продолжается на протяжении всей жизни и включает в себя процесс, получивший название индивид у ация. Говоря упрощенно, индивидуация — это динамичный и эволюционирующий процесс ин­теграции многих противодействующих внутриличностных сил и тенденций. В сво­ем конечном выражении индивидуация предполагает сознательную реализацию человеком своей уникальной психической реальности, полное развитие и выраже­ние всех элементов личности. Таким образом, архетип самости становится цент­ром личности и уравновешивает многие противоположные качества, входящие в состав личности как единого главного целого. Благодаря этому высвобождается энергия, необходимая для продолжающегося личностного роста. Итог осуществ­ления индивидуации, очень непросто достигаемый, Юнг называл самореализаци­ей. Он считал, что эта конечная стадия развития личности доступна только спо­собным и высокообразованным людям, имеющим к тому же достаточный для это­го досуг. Из-за этих ограничений самореализация недоступна подавляющему большинству людей.

 

Хорни соглашалась с мнением Фрейда о значении детских переживаний для фор­мирования структуры и функционирования личности у взрослого [Homey, 1959]. Несмотря на общность основных позиций, оба ученых расходились во мнениях по вопросу о специфике формирования личности. Хорни не приняла утверждений Фрейда о существовании универсальных психосексуальных стадий и о том, что сексуальная анатомия ребенка диктует определенную направленность дальнейше­го развития личности. Согласно ее убеждениям, решающим фактором в развитии личности являются социальные отношения между ребенком и родителями.

Согласно Хорни, для детства характерны две потребности: потребность в удовлетворении и потребность в безопасности [Ногпеу, 1939]. Удовлетворение охватывает все основные биологические нужды: в пище, сне и т. д. Хотя Хорни придавала значение удовлетворению потребностей в обеспечении физического выживания, она не считала, что они играют основную роль в формировании лич­ности. Главной в развитии ребенка является потребность в безопасности. В дан­ном случае основополагающий мотив — быть любимым, желанным и защищен­ным от опасности или враждебного мира. Хорни считала, что в удовлетворении этой потребности безопасности ребенок полностью зависит от своих родителей. Если родители проявляют истинную любовь и тепло в отношении к ребенку, тем самым удовлетворяется его потребность в безопасности. Благодаря этому вероят­нее всего сформируется здоровая личность. И наоборот, если поведение родите­лей препятствует удовлетворению потребности в безопасности, весьма вероятно патологическое развитие личности. Многие моменты в поведении родителей мо­гут фрустрировать потребность ребенка в безопасности: неустойчивое, сума­сбродное поведение, насмешки, невыполнение обещаний, чрезмерная опека, а так­же оказание явного предпочтения его братьям и сестрам [Ногпеу, 1945]. Однако основным результатом подобного дурного обращения со стороны родителей явля­ется развитие у ребенка установки базальной враждебности. В этом случае ребе­нок оказывается между двух огней: он зависит от родителей и в то же время испытывает по отношению к ним чувства обиды и негодования. Этот конфликт приводит в действие такие защитные механизмы, как вытеснение. В результате поведение ребенка, не ощущающего безопасности в родительской семье, направля­ется чувствами беспомощности, страха, любви и вины, выполняющими роль психологической защиты, цель которой - подавление враждебных чувств по отноше­нию к родителям, чтобы выжить.

 

Представление о движущих силах развития личности в теории Левина.

Существует психологическое положение, которое занимает ребенок и области свободы его движений, это области, доступные ему и области, которые психологически существуют для ребенка, но не достижимы из-за социальных характеристик ситуации или ограниченных его собственных социальных, физических и интеллектуальных возможностей и способностей.

Напряжение, которое сообщает детскому поведению валентность, варьирует в зависимости от содержания, желаний и потребностей. Выделяют такие группы валентностей: «положительные» - приближение к объекту, и «отрицательные» - уход или отступление. Действия в направлении валентности могут иметь форму неконтролируемого поведения или направлений волевой активности.

Движущие силы связаны с валентностями, сдерживающие силы – с барьерами. Изменение положения привлекательного объекта ведет к изменению направления движений ребенка.

Напряжение в психологических терминах означает непрямое достижение цели у старших детей, когда социальная структура приобретает для них решающее значение.

Система внутриличностного напряжения понимается как источник мотивации личности. Принцип стремления к равновесию как методологическая предпосылка изучения ДСРЛ.

 

Тенденция к самоактуализации и самореализации как ДСРЛ в теории А.Маслоу.

Если все потребности в достаточной мере удовлетворе­ны, на передний план выступают потребности самоактуализации. Маслоу охарактеризовал самоактуализацию как желание человека стать тем, кем он может стать. Человек, достигший этого высшего уровня, добивается полного исполь­зования своих талантов, способностей и потенциала личности. Короче, самоактуали­зироваться — значит стать тем человеком, которым мы можем стать, достичь верши­ны нашего потенциала. Говоря словами Маслоу: «Музыканты должны играть музы­ку, художники должны рисовать, поэты должны сочинять стихи, если они, в конце концов, хотят быть в мире с самими собой. Люди должны быть тем, кем они могут быть. Они должны быть верны своей природе».

Самоактуализация не обязательно должна принимать форму творческих уси­лий, выражающихся в создании произведений искусства. Родитель, спортсмен, сту­дент, преподаватель или рабочий у станка — все могут актуализировать свой потенциал, выполняя наилучшим образом то, что они делают; специфические формы самоактуализации очень разнообразны. Именно на этом высшем уровне иерар­хии потребностей люди сильнее всего отличаются друг от друга.

 

Тенденция к поиску смысл жизни и самосозиданию как ДСРЛ (Франкл, Роджерс).

Наряду с позитивной точкой зрения на природу человека, Роджерс выдвинул гипотезу о том, что все поведение вдохновляется и регулируется неким объединя­ющим мотивом, который он называл тенденцией актуализации. Он представляет собой «свойственную организму тенденцию развивать все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность». Таким образом, важней­ший мотив жизни человека — это актуализировать, то есть сохранить и развить себя, максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы. Эта фундаментальная тенденция является единственным мотивационным конструктом, постулированным Роджерсом. Действительно, Роджерс чув­ствовал, что ничего нельзя объяснить, постулируя специфические мотивы, такие как голод, половое влечение, безопасность, и используя эти гипотетические мотивы для объяснения причин поведения.

Роджерс полагал, что при отсутствии значительных внешних ограничений или антагонистических воздействий тенденция актуализации естественно выразится посредством разнообразных форм поведения. Далее некоторые существенные признаки определяют тенденцию актуализации как «один центральный источник энергии в организме человека» [Rogers, 1980, р. 123]. Во-первых, она берет начало в физиологических процессах организма (то есть это биологический факт, а не психологическая тенденция). На организменном уровне тенденция актуализации выражается не только в сохранении организма с удовлетворением дефицитарных потребностей (воздух, пища, вода), она также развивает организм, обеспечивая эво­люцию и дифференциацию органов и функций тела, его рост и постоянное обнов­ление. А мотивационная сила, с которой тенденция актуализации действует на психические процессы, относящиеся к самости, имеет еще большее значение. Тен­денция актуализации является активным процессом, отвечающим за то, что орга­низм всегда стремится к какой-то цели, будь то начинание, исследование, перемены в окружении, игра или творчество. Она ведет человека в направлении автономии и самодостаточности.

Тенденция актуализации не просто нацелена на снижение напряжения (сохра­нение жизненных процессов и поиски комфорта и покоя). Она также подразуме­вает повышение напряжения. Вместо того, чтобы считать конечной целью любого поведения уменьшение напряжения, Роджерс полагал, что поведение мотивирова­но потребностью человека развиваться и улучшаться. Человеком управляет про­цесс роста, в котором его личностный потенциал приводится к реализации. К тому же Роджерс утверждал, что эта конструктивная биологическая тенденция являет­ся общей для всех форм жизни — она присуща не только людям, даже не только животным, но всему живому. Это сущность жизни!

Наиболее необходимым аспектом тенденции актуализации, с точки зрения лич­ности, является стремление человека к самоактуализации. В контексте теории Роджерса тенденция самоактуализации — это процесс реализации человеком на протяжении всей жизни своего потенциала с целью стать полноценно функци­онирующей личностью. Пытаясь достичь этого, человек проживает жизнь, напол­ненную смыслом, поисками и волнениями. К тому же самоактуализирующийся человек живет экзистенциально, непринужденно наслаждаясь каждым моментом жизни и полностью участвуя в ней. По Роджерсу, не требуется каких-то особых мотивационных конструктов (то есть специфических влечений), чтобы понять, по­чему человек активен; каждый человек исходно мотивирован просто тем, что жи­вет. Мотивы и влечения не объясняют целенаправленной деятельности организма. Человечество в основе своей является активным и самоактуализирующимся в силу своей собственной природы.

Нужно подчеркнуть, что самоактуализация как таковая не является конечным состоянием совершенства. Роджерс полагал, что ни один человек не становится самоактуализированным настолько, чтобы отбросить все мотивы. У него всегда остаются таланты для развития, навыки для совершенствования, более действен­ные и приятные способы для удовлетворения биологических потребностей. Одна­ко можно говорить о людях, которые достигли большей самоактуализации, чем другие; они далее других продвинулись к такому функционированию, которое можно назвать более полноценным, творческим и автономным. Мы более подроб­но поговорим о тенденции самоактуализации, когда будем описывать полноценно функционирующего человека в следующем разделе этой главы.

 

Франкл: поиск человеком смысла – главная сила его жизни. Смысл уникален и специфичен, поэтому, он должен быть и может быть осуществлен только самим человеком и только тогда, когда он достигнет понимания того, что мог бы удовлетворить его потребность в смысле. Человек не выбирает, а обнаруживает смыл. Поиск смысла и ценностей скорее вызывает напряжение, чем приводит к равновесию. Именно это напряжение является предпосылкой психического здоровья. Самое эффективное, что может помочь человеку справиться даже с самыми неблагоприятными условиями – уверенность в том, что смысл жизни существует. Человеку требуется не равновесие, а борьба за какую-то цель, достойную его. Человеку необходимо не просто снятие напряжения, а обретение потенциального смысла, предназначения, которое обязательно будет осуществлено.

Говоря, что человек - творец ответственности и должен актуализировать потенциальный смысл своей жизни, нужно подчеркнуть, что истинный смысл можно скорее найти в мире, чем внутри человека или его психики. Согласно логотерапии смысл жизни можно обнаружить тремя способами – совершая дело. Переживая ценности, путем страданий.

 

Активность субъекта как ДСЛР в рамках деятельностного подхода (Леонтьев).

Ситуация развития человеческого индивида обнаруживает свои особенности

уже на самых первых этапах. Главная из них - это опосредствованный характер связей ребенка с окружающим миром. Изначально прямые биологические связи ребенок - мать очень скоро опосредствуются предметами: мать кормит ребенка из чашки, надевает на него одежду и, занимая его, манипулирует игрушкой. Вместе с тем связи ребенка с вещами опосредствуются окружающими людьми: мать приближает ребенка к привлекающей его вещи, подносит ее к нему или, можетбыть, отнимает у него. Словом, деятельность ребенка все более выступает какреализующая его связи с человеком через вещи, а связи с вещами - черезчеловека. Эта ситуация развития приводит к тому, что вещи открываются ребенку нетолько в их физических свойствах, но и в том особом качестве, которое ониприобретают в человеческой деятельности - в своем функциональном значении(чашка - из чего пьют, стул - на чем сидят, часы - то, что носят на руке, ит.д.), а люди - как "повелители" этих вещей, от которых зависят его связи сними. Предметная деятельность ребенка приобретает орудийную структуру, а общение становится речевым, опосредствованным языком152. В этой исходной ситуации развития ребенка и содержится зерно тех отношений, дальнейшее развертывание которых составляет цепь событий, ведущих к формированию его как личности. Первоначально отношения к миру вещей и к окружающим людям слиты для ребенка между собой, но дальше происходит и раздвоение, и они образуют разные, хотя и взаимосвязанные, линии развития, переходящие друг в друга. Процесс формирования личности со стороны изменений, о которых идет речь, может быть представлен как развитие воли, и это не случайно. Безвольное, импульсивное действие есть действие безличное, хотя о потере воли можно говорить только по отношению к личности (ведь нельзя потерять то, чего не имеешь). Поэтому авторы, которые считают волю важнейшей чертойличности, с эмпирической точки зрения правы154. Воля, однако, не является ни началом, ни даже "стержнем" личности, это лишь одно из ее выражений. Действительную основу личности составляет то особое строение целокупных деятельностей субъекта, которое возникает на определенном этапе развития его человеческих связей с миром. Человек живет как бы во все более расширяющейся для него действительности. Вначале это узкий круг непосредственно окружающих еголюдей и предметов, взаимодействие с ними, чувственное их восприятие и усвоение известного о них, усвоение их значений. Но далее перед ним начинает открываться действительность, лежащая далеко за пределами его практической деятельности и прямого общения: раздвигаются границы познаваемого, представляемого им мира. Истинное "поле", которое определяет теперь его действия, есть не просто наличное, но существующее - существующее объективноили иногда только иллюзорно" Формирование личности предполагает развитие процесса целеобразования и, соответственно, развития действий субъекта. Действия, все более обогащаясь, как бы перерастают тот круг деятельностей, которые они реализуют, и вступают в противоречие с породившими их мотивами. Явления такого перерастания хорошо известны и постоянно описываются в литературе по возрастной психологии, хотя и в других терминах; они -то и образуют так называемые кризисы развития - кризис трех лет, семи лет, подросткового периода, как и гораздо меньше изученные кризисы зрелости. В результате происходит сдвиг мотивов на цели, изменение их иерархии и рождение новых мотивов - новых видов деятельности; прежние цели психологически дискредитируются, а отвечающие им действия или вовсе перестают существовать, или превращаются в безличные операции. Внутренние движущие силы этого процесса лежат в исходной двойственности связей субъекта с миром, в их двоякой опосредованности - предметной деятельностью и общением. Ее развертывание порождает не только двойственность мотивации действий, но благодаря этому также и соподчинения их, зависящие от открывающихся перед субъектом объективных отношений, в которые он вступает. Развитие и умножение этих особых по своей природе соподчинений, возникающих только в условиях жизни человека в обществе, занимает длительный период, который может быть назван этапом стихийного, не направляемого самосознанием складывающейся личности. На этом этапе, продолжающемся вплоть до подросткового возраста, процесс формирования личности, однако, не заканчивается, он только подготавливает рождение сознающей себя личности. Конечно, формирование личности представляет собой процесс непрерывный, состоящий из ряда последовательно сменяющихся стадий, качественные особенности которых зависят от конкретных условий и обстоятельств. Поэтому, прослеживая последовательное его течение, мы замечаем лишь отдельные сдвиги. Но если взглянуть на него как бы с некоторого удалении, то переход, знаменующий собой подлинное рождение личности, выступает как событие, изменяющее ход всего последующего психического развития. Существуют многие явления, которые отмечают этот переход. Прежде всего это перестройка сферы отношений к другим людям, к обществу. Если на предшествующих стадиях общество открывается в расширяющихся общениях с окружающими и поэтому преимущественно в своих персонифицированных формах, то теперь это положение оборачивается: окружающие люди все более начинают выступать через объективные общественные отношения. Переход, о котором идет речь, и начинает собой изменения, определяющие главное в развитии личности, в ее судьбе. Одно из изменений, за которым скрывается новая перестройка иерархии мотивов, проявляется в утрате самоценности для подростка отношений в интимном круге его общения. Так, требования, идущие со стороны даже самых близких взрослых, сохраняют теперь свою смыслообразующую функцию лишь при условии, что они включены в более широкую социальную мотивационную сферу, в противном случае они вызывают явление "психологического бунтарства". Это вхождение подростка в более широкий круг общения вовсе, однако, не значит, что интимное, личностное как бы отходит теперь на второй план. Напротив, именно в этот период и именно поэтому происходит интенсивное развитие внутренней жизни: наряду с приятельством возникает дружба, питаемая взаимной конфидентностью; меняется содержанием писем, которые теряют свой стереотипный и описательный характер, и в них появляются описания переживаний; делаются попытки вести интимные дневники и начинаются первые влюбленности. Еще более глубокие изменения отмечают последующие уровни развития, включительно до уровня, на котором личностный смысл приобретает сама система объективных общественных отношений, ее выражения. Конечно, явления, возникающие на этом уровне, еще более сложны и могут быть по-настоящему трагическими, но и здесь происходит то же самое: чем более открывается для личности общество, тем более наполненым становится его внутренний мир. Процесс развития личности всегда остается глубоко индивидуальным, неповторимым. Он дает сильные смещения по абсциссе возраста, а иногда вызывает социальную деградацию личности. Главное - он протекает совершенно по-разному в зависимости от конкретно-исторических условий, от принадлежности индивида к той или иной социальной среде. Он особенно драматичен в условиях классового общества с его неизбежными отчуждениями и парциализацией личности, с его альтернативами между подчинением и господством. Само собой разумеется, что конкретные жизненные обстоятельства накладывают свою печать на ход развития личности и в социалистическом обществе. Уничтожение объективных условий, образующих преграду для возвращения человеку его действительной сущности - для всестороннего и гармонического его личности, делает эту перспективу впервые реальной, но вовсе не перестраивает личность автоматически. Фундаментальное изменение состоит в другом, в том, что возникает новое движение: борьба общества за человеческую личность. Когда мы говорим: "Во имя человека, для человека" - это означает не просто для его потребления, это - для его личности, хотя при этом, конечно, подразумевается, что человек должен быть обеспечен и материальными благами, и духовной пищей.

Наконец, на том же рубеже происходит еще одно изменение, тоже меняющее самый "механизм" формирования личности. Выше я говорил о все более расширяющейся действительности, которая существует для субъекта актуально. Но она существует также во времени - в форме его прошлого и в форме предвидимого им будущего. Конечно, прежде всего имеется в виду первое - индивидуальный опыт субъекта, функцией которого якобы и является его личность. И это снова воскрешает формулу о личности как о продукте врожденных свойств и приобретенного опыта. На ранних этапах развития формула эта еще может казаться правдоподобной, особенно если ее не упрощать и учитывать всю сложность механизмов формирования опыта. Однако в условиях происходящей иерархизации мотивов она все более утрачивает свое значение, а на уровне личности как бы опрокидывается.

Дело в том, что на этом уровне прошлые впечатления, события и собственные действия субъекта отнюдь не выступают для него как покоящиеся пласты его опыта. Они становятся предметом его отношения, его действий и потому меняют свой вклад в личность. Одно в этом прошлом умирает, лишается своего смысла и превращается в простое условие и способы его деятельности - сложившиеся способности, умения, стереотипы поведения; другое открывается ему в совсем новом свете и приобретает прежде не увиденное им значение; наконец, что-то из прошлого активно отвергается субъектом, психологически перестает существовать для него, хотя и остается на складах его памяти. Эти изменения происходят постоянно, но они могут и концентрироваться, создавая нравственные переломы. Возникающая переоценка прежнего, установившегося в жизни, приводит к тому, что человек сбрасывает с себя груз своей биографии. Разве не свидетельствует это о том, что вклады прошлого опыта в личность стали зависимыми от самой личности, стали ее функцией? Личность создается объективными обстоятельствами, но не иначе как через целокупность его деятельности, осуществляющей его отношения к миру. Ее особенности и образуют то, что определяет тип личности. Хотя вопросы дифференциальной психологии не входят в мою задачу, анализ формирования личности тем не менее приводит к проблеме общего подхода в исследовании этих вопросов.

Другой, и притом важнейший, параметр личности есть степень иерархизированности деятельностей, их мотивов. Степень эта бывает очень разной, независимо от того, узко или широко основание личности, образуемое его связями с окружающим. Иерархии мотивов существуют всегда, на всех уровнях развития. Они-то и образуют относительно самостоятельные единицы жизни личности, которые могут быть менее крупными или более крупными, или более крупными, разъединенными между собой или входящими в единую мотивационную сферу. Разъединенность этих, иерархизированных внутри себя, единиц жизни создает психологический облик человека, живущего отрывочно - то в одном "поле", то в другом. Напротив, более высокая степень иерархизации мотивов выражается в том, что свои действия человек как бы примеривает к главному для него мотиву-цели, и тогда может оказаться, что одни стоят в противоречии с этим мотивом, другие прямо отвечают ему, а некоторые уводят в сторону от него. Когда имеют в виду главный мотив, побуждающий человека, то обычно говорят о жизненной цели. Всегда ли, однако, этот мотив адекватно открывается сознанию? С порога ответить на этот вопрос нельзя, потому что его осознание в форме понятия, идеи происходит не само собою, а в том движении индивидуального сознания, в результате которого субъект только и способен преломить свое внутреннее через систему усваиваемых им значений, понятий. Об этом уже говорилось, как и о той борьбе, которая ведется в обществе за сознание человека.

Здесь мы подходим к самому сложному параметру личности: к общему типу ее строения. Мотивационная сфера человека даже в наивысшем ее развитии никогда не напоминает застывшую пирамиду А. Она может быть сдвинута, эксцентрична по отношению к актуальному пространству исторической действительности, и тогда мы говорим об об односторонности личности. Она может сложиться, наоборот, как многосторонняя, включающая широкий круг отношений. Но и в том, и в другом случае она необходимо отражает объективное несовпадение этих отношений, противоречия между ними, смену места, которое они в ней занимают.

 




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1202)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.02 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7