Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Разграничение компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Проблема разграничения компетенции между судами общей и арбитражной юрисдикции, уполномоченными законом на рассмотрение и разрешение однородных по своей сути гражданских дел, является одной из самых сложных в процессуальной теории и судебной практике. Между тем она требует адекватного разрешения не только посредством выработки теоретических и практических рекомендаций общего характера по совершенствованию законодательства и правильному применению норм процессуального права в судебной практике, но и по каждому конкретному спору, требующему судебного разбирательства. При ошибочном определении судебной подведомственности гражданского дела говорить об эффективности судопроизводства не приходится. Это часто приводит к необоснованному отказу в принятии заявления или прекращению производства по делу, что не только ограничивает право на доступ к суду, но иногда вообще создает неопределимые препятствия для реализации права на судебную защиту. В случаях же разрешения спора вопреки правилам подведомственности ошибки в ее определении приводят к нарушению требования ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Термин "подсудность" в данном случае не должен вводить в заблуждение, поскольку, как уже отмечалось ранее, он употребляется в конституционных нормах в значении, включающем в себя и судебную подведомственность.



Одной из причин серьезных затруднений, возникающих при разграничении компетенции в сфере гражданской юрисдикции между двумя ветвями судебной власти, является несовершенство законодательства, закрепляющего правила определения судебной подведомственности гражданских дел. Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ право каждого на судебную защиту означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом; признание же суда законно установленным требует, чтобы его компетенция по рассмотрению данного дела определялась законом заранее ясно и недвусмысленно*(425); общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями*(426). Однако установленные законом правила разграничения компетенции по рассмотрению и разрешению гражданских дел между судами общей и арбитражной юрисдикции далеко не всегда отвечают принципу правовой определенности.

По общему правилу арбитражному суду подведомственны экономические споры и иные дела, возникающие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если сторонами в них являются организации, наделенные статусом юридического лица, а также граждане, имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке (ч. 1 и 2 ст. 27 АПК). В отличие от этого к ведению судов общей юрисдикции относится, в частности, рассмотрение и разрешение дел по спорам, возникающим из семейных и трудовых правоотношений, сам характер которых предполагает обязательное участие гражданина вне зависимости от его статуса индивидуального предпринимателя в качестве хотя бы одной из сторон (ч. 1 ст. 22 ГПК). Однако даже по этим категориям дел, несмотря на, казалось бы, их очевидную принадлежность к ведению судов общей юрисдикции, возникают споры о подведомственности, в результате чего в судебной практике семейные и трудовые дела иногда становятся предметом рассмотрения арбитражных судов*(427).

Еще больше вопросов вызывает определение подведомственности дел по спорам, возникающим из гражданских, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, которые также рассматривают и разрешают суды общей юрисдикции, если только они федеральным законом не отнесены к ведению арбитражных судов (ч. 1 и 3 ст. 22 ГПК). Данное условие по буквальному смыслу приведенной нормы законодатель относит также к семейным и трудовым делам, следовательно, несмотря на их природу, он все же не исключает передачу и части этих дел в компетенцию арбитражных судов. По общему же правилу все перечисленные категории дел подведомственны суду общей юрисдикции, если хотя бы одной из сторон в споре является гражданин, кроме дел, возникающих в связи с осуществлением гражданами-предпринимателями предпринимательской деятельности. Однако, судя по законопроектной деятельности, направленной на расширение арбитражной подведомственности за счет всех корпоративных споров, в том числе возникающих из трудовых правоотношений, и практике арбитражных судов, которые нередко вторгаются в компетенцию судов общей юрисдикции, связь с предпринимательской деятельностью спорных материальных правоотношений иногда понимается очень широко*(428).

Таким образом, в качестве основных критериев разграничения компетенции между судом общей юрисдикции и арбитражным судом законодатель избрал характер спорных правоотношений и их субъектный состав, но эти критерии не всегда позволяют обеспечить их единообразное применение, в частности из-за недостаточной определенности этих критериев применительно ко многим типовым ситуациям, возникающим на стыке предпринимательской и иной деятельности, а также из-за их расширительного толкования в судебной практике.

Названные критерии при определении судебной подведомственности гражданских дел должны учитываться в совокупности. Соответственно само по себе наличие статуса юридического лица у обеих сторон не дает оснований для передачи возникшего между ними спора в арбитражный суд, если этот спор не является экономическим, не относится к сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. В связи с этим суду общей юрисдикции подведомственны, в частности, дела об оспаривании отказа в регистрации общественных и религиозных организаций (объединений), а также о прекращении или приостановлении их деятельности; другие дела по спорам между юридическими лицами, общественными и религиозными организациями (объединениями) о защите неимущественных прав; не связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью и подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции дела об оспаривании отказов в регистрации средств массовой информации и в выдаче им лицензий, а также об оспаривании решений об аннулировании лицензий, выданных средствам массовой информации, о прекращении или приостановлении их деятельности (ст. 22, 26, 27 ГПК).

В случаях перечисления в законе конкретных категорий дел как относящихся к компетенции соответствующего суда определить их подведомственность несложно. Трудности возникают, когда для разграничения судебной подведомственности необходимо воспользоваться общими критериями, прежде всего из-за недостаточной определенности понятий экономические споры и споры из иной экономической деятельности, употребляемые в законе в одном ряду с понятием споры из предпринимательской деятельности, уяснение содержания которого ввиду его очевидности трудностей не вызывает. Логично предположить в связи с такой законодательной техникой, что в данном случае имеются в виду сопоставимые понятия, смысл которых указывает на хозяйственную деятельность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляемую в целях извлечения прибыли. Однако судебная практика толкует понятия "экономические споры" и "споры из иной экономической деятельности" иногда столь широко, что под них подпадают по существу все имущественные споры юридических лиц.

Например, арбитражные суды трех инстанций (первой, апелляционной и кассационной) пришли к выводу, что спор о перечислении нотариальной палатой субъекта Российской Федерации взносов в Федеральную нотариальную палату не относится к арбитражной подведомственности. Однако Высший Арбитражный Суд РФ с таким выводом не согласился и признал, что спор между названными общественными организациями, одна из которых является участником другой, находится в сфере компетенции арбитражных судов, поскольку он хотя и не является предпринимательским, но возник из иной экономической деятельности. Возможно, с практической точки зрения подход Высшего Арбитражного Суда РФ не лишен оснований, но зачем в таком случае закон употребляет три понятия, создавая трудности для правоприменителя, если все они имеют для определения судебной подведомственности одинаковый смысл. Не проще ли тогда согласиться с предложениями о замене их в тексте закона понятием споры из любых имущественных отношений как критерия отнесения спора юридических лиц к подведомственности арбитражных судов*(429).

Наличие у стороны в споре с юридическим лицом или у обеих сторон статуса индивидуального предпринимателя также не делает спор подведомственным арбитражному суду, если он не связан с осуществлением данными гражданами предпринимательской деятельности. Например, спор гражданина-предпринимателя с организацией или другим предпринимателем о защите его прав потребителя в связи с приобретением или заказом товаров (работ, услуг) для удовлетворения личных (бытовых) нужд подлежит разрешению в суде общей юрисдикции. Такой вывод следует из самой логики всего комплекса гражданских и арбитражных процессуальных норм, устанавливающих правила распределения дел с участием граждан между судами общей и арбитражной юрисдикции. Однако буквальное содержание норм арбитражного процессуального законодательства о правилах определения подведомственности дел арбитражному суду, особенно с учетом смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, по отношению к спорам с участием юридических лиц, о котором шла речь выше, делает этот вывод не столь однозначным.

Так, в ч. 2 ст. 27 АПК содержится правило, согласно которому арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя. Если арбитражная судебная практика из текста приведенной нормы выводит, что любой имущественный спор между юридическими лицами относится к компетенции арбитражного суда, то при таком подходе нет препятствий столь же расширительно толковать ее и в отношении индивидуальных предпринимателей.

По общему правилу дело независимо от характера спорных отношений подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции при отсутствии хотя бы у одного участника спора статуса юридического лица или приобретенного в установленном порядке статуса индивидуального предпринимателя. В частности, суду общей юрисдикции подведомственны споры с участием граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью, но не прошедших государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя. Рассматриваются судом общей юрисдикции и споры с участием объединения граждан, не имеющего статуса юридического лица, независимо от характера спорных отношений. Однако приведенное общее правило содержит исключения, и в случаях, предусмотренных федеральным законом, к подведомственности арбитражного суда могут быть отнесены дела, участниками спорных отношений по которым являются организации, не являющиеся юридическими лицами, или граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя, а также иные дела (ч. 2 и 3 ст. 27 АПК).

Так, в частности, к ним согласно ст. 33 АПК относятся дела; о несостоятельности (банкротстве); по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций; по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающих из деятельности данного хозяйственного товарищества, общества, за исключением трудовых споров; о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Дела о привлечении к административной ответственности гражданина, утратившего статус предпринимателя на день подачи заявления в арбитражный суд, за совершение административного правонарушения в период действия государственной регистрации в качестве предпринимателя также рассматриваются арбитражным судом, если только соответствующая категория дел отнесена к его компетенции (абз. 3 п. 3 ст. 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Наибольшую сложность в судебной практике вызывает определение судебной подведомственности дел по спорам с участием акционерных и иных хозяйственных обществ, в том числе из-за нечеткости п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК в его сопоставлении с нормами других законодательных актов, на что обоснованно указывается в литературе*(430). Недостатки законодательной техники при изложении названной нормы арбитражного процессуального права приводят к трудностям в уяснении ее содержания, а также к тому, что одинаковые по содержанию споры рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами*(431).

Как и суды общей юрисдикции (п. 3 ч. 1 ст. 22 ГПК), арбитражные суды рассматривают дела, возникающие из публично-правовых отношений, но они связаны с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской деятельности (ст. 29 АПК). Среди них существенной спецификой обладают дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, которые, как уже указывалось, рассматриваются арбитражными судами, если их рассмотрение федеральным законом прямо отнесено к компетенции этих судов. Однако в судебной практике это не всегда соблюдается.

Так, Е.А. Борисова отмечает, что в настоящее время арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании нормативных правовых актов, принятых представительными и исполнительными органами субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, хотя в федеральном законе отсутствует указание на возможность такого рассмотрения. Поскольку подобную практику трудно объяснить несовершенством законодательства, она не без оснований полагает, что ее "создают сами арбитражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом РФ, возможно, в целях постепенного расширения подведомственности путем "захвата" целой категории дел"*(432).

Кроме дел об оспаривании нормативных правовых актов к ним относятся и другие дела, возникающие из публично-правовых отношений. Это согласно ст. 29 АПК - дела об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда; дела о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, обязательных платежей и санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания; другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда. Процедуру рассмотрения таких дел АПК (ст. 29) относит к административному судопроизводству, осуществляемому по правилам арбитражного процессуального законодательства. Между тем такие же дела, но подведомственные суду общей юрисдикции, относятся к гражданскому судопроизводству, осуществляемому по правилам гражданского процессуального законодательства (п. 3 ч. 1 ст. 22, подразд. III разд. II ГПК).

Различное наименование в названных кодексах производства по делам, одинаковым по своей юридической природе, хотя и не влияет на решение вопросов по разграничению по ним полномочий суда общей юрисдикции и арбитражного суда, все же трудно объяснимо даже с позиции формальной логики. Вряд ли оправданно и то, что некоторые однородные дела, возникающие из административных правоотношений, в зависимости от характера правоотношений и их субъектного состава рассматриваются арбитражным судом по правилам АПК, а судом общей юрисдикции - по правилам Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП).

Так, арбитражный суд по правилам искового производства с особенностями, предусмотренными гл. 25 АПК и федеральным законом об административных правонарушениях, рассматривает дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, а также дела об оспаривании решений административных органов о привлечении указанных лиц и предпринимателей к административной ответственности. Это является исключением из общего правила судебной подведомственности такого рода дел, согласно которому дела о привлечении к ответственности по определенным составам административных правонарушений (ст. 23.1 КоАП) и дела по пересмотру решений административных органов, уполномоченных на привлечение виновных лиц к административной ответственности (ст. 30.1 КоАП), рассматриваются по правилам административного судопроизводства судом общей юрисдикции. Для того чтобы две названные категории дел, возникающих из административных правоотношений, стали подведомственны арбитражному суду, необходимо прямое указание федерального закона (п. 3 ст. 29 АПК).

Арбитражный процессуальный кодекс формулирует лишь общие критерии, при одновременном наличии которых данные дела могут быть отнесены к ведению арбитражного суда, - субъектами административного правонарушения должны быть юридические лица или индивидуальные предприниматели, а проступок должен быть совершен ими в связи с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности (ст. 202, 207 АПК). Более конкретные правила отнесения дел к компетенции арбитражного суда содержатся в самом Кодексе РФ об административных правонарушениях.

Так, согласно абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП арбитражные судьи рассматривают дела о 27 непосредственно указанных в нем составах административных правонарушений, совершенных юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями. В частности, к ним относятся: производство или оборот этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам (ст. 6.14 КоАП); нарушение порядка распоряжения объектом нежилого фонда, находящимся в федеральной собственности, и использования указанного объекта (ст. 7.24 КоАП); осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (ст. 14.1 КоАП); незаконное использование товарного знака (ст. 14.10 КоАП); незаконное получение кредита (ст. 14.11 КоАП) и др.

Данный перечень составов правонарушений не охватывает все дела о применении судебной административной ответственности к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности. Однако наличия только двух названных общих критериев, на которые указывает ст. 202 АПК, недостаточно для отнесения к подведомственности арбитражного суда дел о привлечении к административной ответственности. Например, дело о привлечении к административной ответственности юридического лица или индивидуального предпринимателя за нарушение при осуществлении предпринимательской или иной экономической деятельности правил охраны линий или сооружений связи (ст. 13.5 КоАП) будет рассматриваться судом общей юрисдикции, поскольку данный состав правонарушения в абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП отсутствует.

По смыслу законодательства об административных правонарушениях при определенных обстоятельствах дела о правонарушениях, совершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими предпринимательской или иной экономической деятельности, рассматриваются в суде общей юрисдикции, даже если они указаны в перечне дел, отнесенных к компетенции арбитражного суда. Так, согласно абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП дела судебной подведомственности подлежат рассмотрению районным судьей, если производство по ним осуществлялось в форме административного расследования. Основания и особенности производства об административном расследовании предусмотрены ст. 28.7 и ч. 2 ст. 29.5 КоАП.

В ч. 1 ст. 30.1 КоАП сформулировано общее правило, согласно которому постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное соответствующим административным органом или должностным лицом, может быть обжаловано в районный суд, т.е. в суд общей юрисдикции. Исключением из этого правила является положение ч. 3 названной статьи КоАП, согласно которому постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством. В отличие от ст. 23.1 в гл. 23 КоАП гл. 30 данного Кодекса не содержит нормы о перечне составов правонарушений, постановления по которым могут быть пересмотрены арбитражным судом.

Следовательно, действуют лишь общие критерии, сформулированные в ч. 1 и 2 ст. 27, ст. 29 и 207 АПК. Согласно им арбитражному суду подведомственны дела об оспаривании постановлений об административном правонарушении, если они связаны с осуществлением юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями предпринимательской или иной экономической деятельности.

Столь сложное правовое регулирование процессуальных отношений, возникающих при разграничении компетенции между судами общей и арбитражной юрисдикции, приводит к многочисленным случаям неправильного определения подведомственности. Например, начальник отдела обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Московского округа А.А. Поповченко отмечает, что из подготовленного их судом обзора практики применения норм арбитражного процессуального законодательства, устанавливающих правила определения подведомственности, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ исключил около 30% вошедших в обзор примеров как ошибочно отнесенных к компетенции арбитражного суда*(433). Это означает, что даже по мнению Высшего Арбитражного Суда РФ, который и сам склонен к расширению арбитражной подведомственности за счет полномочий другой ветви судебной власти, почти треть дел арбитражными судами Москвы и Московской области рассматривается с нарушением правил подведомственности. Иначе как экспансией по отношению к компетенции судов общей юрисдикции это назвать нельзя, тем более что в действительности таких дел еще больше, и не только из-за сомнений в объективности оценки данного обзора судебной практики высшей судебной инстанцией в системе арбитражных судов. Как отмечает далее А.А. Поповченко, сложилась практика, когда при отказе суда общей юрисдикции принять заявление к рассмотрению соответствующие обращения заинтересованных лиц рассматриваются в их системе "даже в том случае, если их подведомственность арбитражному суду далеко не очевидна". Далее он сетует, что в результате такой практики одинаковые по характеру спорных отношений и субъектному составу дела рассматриваются как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных, что само по себе создает "некую неопределенность"*(434).

Между тем суть проблемы не столько в неопределенности судебной практики, демонстрирующей различный подход к разрешению одинаковых фактических ситуаций, сколько в том, что значительное количество дел рассматривается и разрешается судами, не уполномоченными на это законом. Причем подобной практики придерживаются не только арбитражные суды Москвы и Московской области, поскольку установка на возможность рассмотрения неподведомственных дел исходит непосредственно от Высшего Арбитражного Суда РФ. При наличии вступившего в силу определения суда общей юрисдикции об отказе в принятии заявления или прекращении производства по делу по мотивам, что соответствующий спор относится к арбитражной юрисдикции, он ориентирует арбитражные суды на рассмотрение заявлений заинтересованных лиц и при наличии сомнений в их подведомственности. Обосновывается такой подход тем, что он позволяет избежать создания гражданам и организациям чрезмерных препятствий для доступа к суду. В результате реализации данной установки иногда к рассмотрению арбитражных судов принимаются дела, явно им не подведомственные, например дела по имущественному спору между супругами, подлежащему разрешению по нормам семейного законодательства*(435).

Ситуация, возникающая в связи с принятием судом общей юрисдикции ошибочного по существу определения об отказе в принятии заявления или о прекращении производства по делу по мотивам, что соответствующий спор подлежит разрешению в ином судебном порядке, а именно в арбитражном суде, сама по себе является довольно сложной. Таковой же она будет и в тех случаях, когда заявление первоначально подается в арбитражный суд с последующим прекращением производства по гражданскому делу по мотивам, что оно не подлежит рассмотрению в суде арбитражной юрисдикции. После вступления в силу соответствующего определения оно приобретает свойство обязательности, если суд другой ветви судебной власти вопреки такому судебному акту вынесет определение, опровергающее его выводы, он не только преодолеет его законную силу, но и вступит в спор с другим судом о компетенции. И это при том, что гражданское и арбитражное процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 33 ГПК, ч. 4 ст. 39 АПК) в целях обеспечения прав заинтересованных лиц на судебную защиту равным образом запрещают спор о подсудности между судами в Российской Федерации.

Как отмечалось ранее, судебная подведомственность с позиции Основного закона страны, исходящего из единства судебной системы (см., в частности, ст. 126 Конституции РФ), есть та же подсудность. Только по сравнению с подсудностью (родовой и территориальной), правила определения которой сформулированы в цивилистических процессуальных кодексах для распределения дел внутри соответствующего звена судебной власти, она имеет более общее значение. Соответственно положения ч. 4 ст. 33 ГПК и ч. 4 ст. 39 АПК, запрещающие судам споры о подсудности, по аналогии должны распространяться и на правила разграничения между судами общей и арбитражной юрисдикции полномочий на рассмотрение и разрешение гражданских дел.

Указанные обстоятельства делают позицию Высшего Арбитражного Суда РФ внешне довольно убедительной, тем более что она продиктована, казалось бы, благим намерением снять ограничения в праве на судебную защиту, возникающие из-за отказа суда общей юрисдикции обеспечить реализацию этого права. Однако право на судебную защиту предполагает, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом, а это требует, чтобы его компетенция на рассмотрение данного дела определялась законом. В связи с этим Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно указывал, что рассмотрение дела судом вопреки его компетенции является нарушением не только ст. 47 (ч. 1) Конституции РФ, но и ее ст. 46 (ч. 1 и 2), гарантирующей право каждого на судебную защиту*(436). Во избежание в пограничных ситуациях спора о компетенции между двумя звеньями судебной власти вряд ли следует при наличии обоюдного согласия сторон исключать саму возможность рассмотрения судом дела в случае обращения в него заинтересованного лица с заявлением и при наличии сомнений в его подведомственности.

Вместе с тем при явной неподведомственности оснований для разрешения дела данным судом не имеется, даже если суд другого звена судебной власти во вступившем в силу определении и пришел к иному выводу. Как верно заметил Р.В. Зайцев, изменение императивно закрепленных правил разграничения судебной компетенции не может быть поставлено в зависимость от грубой судебной ошибки*(437). И уж во всяком случае, при наличии возражения другой стороны судебная подведомственность дела должна быть определена правильно (т.е. в соответствии с требованиями закона), поскольку согласно ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Правильное определение судебной подведомственности исключает ситуацию, при которой заинтересованное лицо лишается права на судебную защиту, поскольку оно должно быть передано для рассмотрения и разрешения в компетентный суд. При этом во всех сомнительных ситуациях приоритет должен отдаваться компетенции суда общей юрисдикции, ибо сама логика гражданского и арбитражного процессуального законодательства такова, что гражданские дела рассматриваются именно этим судом, если только законом они недвусмысленно не отнесены к компетенции арбитражного суда. Наиболее четко она выражена в правилах, сформулированных в ч. 3 ст. 22 ГПК, которые полностью согласуются и с арбитражными процессуальными нормами, устанавливающими правила отнесения гражданских дел к ведению арбитражного суда. Если в законе содержатся столь неопределенные критерии разграничения судебной подведомственности, что они не позволяют с очевидностью сделать вывод об отнесении данного дела к ведению арбитражного суда, оно подлежит рассмотрению и разрешению судом общей юрисдикции. Соответственно расширительный подход, который демонстрируют арбитражные суды в спорных ситуациях, "присваивая" компетенцию судов общей юрисдикции, вступает в противоречие с приведенной логикой процессуального закона и приводит к нарушению конституционных прав лиц, заинтересованных в судебной защите.

Для исправления ошибок суда по вопросам судебной подведомственности существует общий порядок обжалования судебных актов в вышестоящую судебную инстанцию. Однако вряд ли его можно считать эффективным процессуальным механизмом, обеспечивающим надлежащее разрешение возникающих коллизий при разграничении компетенции между судами общей и арбитражной юрисдикции в интересах граждан и организаций, нуждающихся в судебной защите своих прав и законных интересов.

Прежде всего обращает на себя внимание разный подход законодателя при регулировании процессуальных отношений, возникающих в случаях когда суд приходит к выводу о несоблюдении заявителем правил судебной подведомственности и правил подсудности (в том значении, какое придается этому понятию в цивилистических процессуальных кодексах).

В первом случае суд общей юрисдикции выносит определение об отказе в принятии заявления, а если оно уже было принято - определение о прекращении производства по делу; арбитражный суд и при явной неподведомственности принимает заявление к производству, но после его рассмотрения в судебном заседании выносит определение о прекращении производства по делу (ч. 1 и 2 ст. 134, ст. 220, 221 ГПК, ст. 127, п. 1 ч. 1 ст. 150, ч. 1 ст. 151 АПК). Эти определения препятствуют повторному обращению заявителя соответственно в суд общей или арбитражной юрисдикции к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (ч. 3 ст. 134, ст. 221 ГПК, ч. 3 ст. 151 АПК).

Во втором случае суд общей юрисдикции и арбитражный суд выносят определение о возвращении заявления (ч. 1 и 2 ст. 135 ГПК, ч. 1 и 2 ст. 129 АПК), а если заявление уже было принято - определение о передаче дела для рассмотрения в суд, которому оно подсудно (ч. 2 и 3 ст. 33 ГПК, ч. 2 и 3 ст. 39 АПК). Определение о возвращении заявления не препятствует повторному обращению в тот же суд с тождественным требованием после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его возвращения (ч. 3 ст. 135 ГПК, ч. 6 ст. 129 АПК); определение о передаче дела для рассмотрения в другой суд обязательно для него, споры о подсудности между судами Российской Федерации не допускаются, что не препятствует заинтересованным лицам обжаловать его в суд вышестоящей инстанции (ч. 3 и 4 ст. 33 ГПК, ч. 3 ст. 39 АПК).

Очевидно, что при возникновении спора о подсудности, которую имеют в виду ГПК и АПК, заинтересованное лицо в случае неправильного разрешения судом соответствующего вопроса имеет больше предоставленных ему законом возможностей для того, чтобы добиться исправления судебной ошибки. Напротив, при ошибочном определении судебной подведомственности заинтересованное лицо часто попадает в очень трудную ситуацию, которая иногда приводит к утрате самой возможности реализовать право на судебную защиту.

Так, при ошибочном возвращении заявления для того, чтобы повторно обратиться в тот же суд, не требуется в обязательном порядке добиваться отмены соответствующего определения, свою ошибку суд может исправить и сам, если изменит мнение о неподсудности данного заявления. При ошибочной же передаче дела в другой суд судебная процедура продолжается, и заинтересованное лицо не столь ограничено временными рамками для того, чтобы добиваться реализации своего конституционного права на рассмотрение дела в том суде, которому оно подсудно в силу требований закона. Причем оно имеет возможность обжаловать не только незаконное определение о передаче дела в другой суд, но и судебные постановления, принятые этим судом при рассмотрении и разрешении неподсудного ему дела, а затем и постановления вышестоящих судебных инстанций.

Споры о подсудности между судами не допускаются, но судья, вынужденный принять к рассмотрению неподсудное ему в силу требований закона дело, не может быть не обеспокоен этой ситуацией. Соответственно лицо, заинтересованное в рассмотрении его дела в законном суде, приобретает в лице судьи квалифицированного союзника, обязанного оказывать содействие лицам, участвующим в деле, в реализации их прав и создавать условия для правильного рассмотрения и разрешения дела. Формы реагирования судьи в сложившейся ситуации могут быть различными - от приостановления производства по делу до момента, пока не будет разрешена жалоба заинтересованного лица в суде надзорной инстанции, с приведением в определении соответствующих мотивов и до обращения в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона, примененного при решении вопроса о подсудности данного дела.

В случае судебной ошибки при отказе в принятии заявления или прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью дела данному суду заинтересованное лицо будет иметь возможность обратиться с иском в уполномоченный законом суд лишь при отмене соответствующего определения судом вышестоящей инстанции. Причем возбуждение проверочного производства в вышестоящей судебной инстанции целиком будет зависеть от инициативы самого заинтересованного лица, по существу, он остается один на один с возникшей ситуацией, преграждающей ему доступ к суду.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (2012)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7