Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

I. ПСИХОЛОГИЯ И ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ





В. И. Шостак, С. А. Лытаев

Физиология психической деятельности человека; Учебное пособие по психофизиологии / Под. ред. док. психологиче­ских наук, проф., засл. деятеля науки РФ А. А. Крылова. — СПб.: «Издательство Деан», 1999. — 128 с.

В книге в лаконичной и доступной форме представлены современные сведения о физиологических механизмах психической деятельности чело­века. Они базируются на устоявшихся концепциях по данной проблеме, включая, по существу, материалы, которые в учебных планах представлены такими дисциплинами, как физиология высшей нервной деятельности и психофизиология, а частично — биология человека, общая психология, пси­хофизика и некоторые другие.

Пособие предназначено для студентов и аспирантов, изучающих психо­логию, биологию, медицину, а также преподавателей, научных и практичес­ких работников, сфера интересов которых соприкасается с этой областью.

«Издательство Деан» ЛП № 000106 от 17.03.99

ISBN 5-88977-061-6

В. И. Шостак, С. А. Лытаев, 1999 «Издательство Деан», 1999

ВВЕДЕНИЕ

Несмотря на значительное возрастание интереса к психологическим наукам, популярности психологического образования, наличие большого количества научной и учебной литературы, ощущается недостаток учебников и учебных пособий, которые бы отражали не только личную точку зрения авторов и составителей, но все­сторонне освещали бы состояние вопроса с наиболее устоявшихся позиций на доступном психологам языке, Это в полной мере относится и к учебной литературе по биологическим дисциплинам, без которых немысли­мо современное психологическое образование. В том числе и к психофизиологии.

Такое положение дел объясняется несколькими при­чинами. Во-первых, в психологическом мире, особенно в нашей стране, еще не устоялось мнение о конкретной значимости естественнонаучных знаний для теоретичес­кой и практической психологии. Во-вторых, нередко к созданию учебной литературы по этому направлению привлекаются специалисты очень высокой квалифика­ции, но не представляющие в необходимой степени логику и организацию психологического образования. И в-третьих, среди профессиональных психологов, к сожалению, не находится энтузиастов, которые бы взя­лись за решение этой задачи.



Вот и сложилась парадоксальная ситуация, когда при наличии учебников по физиологии высшей нервной деятельности, сенсорных систем, психофизиологии, на­писанных специально для студентов, изучающих психо­логию, возникают реальные трудности в пользовании такой литературой в силу сложной, порой недоступной формы представления материала. Эти трудности возра­стают, когда идет речь о заочном обучении, при полу­чении второго высшего образования, некоторых формах ускоренного обучения, когда контакт студента с преподавателем по времени сведен до минимума.

В предлагаемом учебном пособии авторы попытались преодолеть указанные трудности. Попытка базируется на опыте авторов преподавания данной дисциплины именно в психологической аудитории. В силу этого обстоятельства авторы были бы весьма признательны за конструктивную критику и предложения.

Введение, гл. I, III—IV, Заключение написаны докто­ром медицинских наук профессором В. И. Шостаком, гл. II — доктором медицинских наук С. С. Лытаевым.

I. ПСИХОЛОГИЯ И ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

Термин «психология» впервые появился только в первой половине XVIII века, когда немецкий философ Христиан Вольф (1679—1754) в 1732—1734 годах опуб­ликовал свои книги «Рациональная психология» и «Эм­пирическая психология». Это при том, что представле­ния о психике, о душе формировались на протяжении практически всей истории человечества. Путь становле­ния психологии как научной и учебной дисциплины весьма сложен и противоречив. И это объясняется как сложностью самого предмета, так и желанием дать ему толкование с позиций областей знаний, базирующихся на совершенно различных методологических принципах.

Понятие «душа» в теологии лежит в основе многих ее догматов, которые оказали громадное влияние на формирование человеческой морали и нравственности, культуры, а через них — на историю. Это понятие пе­реносится и в другие области знаний, над которыми давлела религия. И независимо от религиозных убеж­дений читателя, нельзя не признать, что при этом в значительной степени использован рациональный опыт человечества, базирующийся на специфической теоло­гической научной основе.

В античные времена, когда еще отсутствовала отчет­ливая дифференциация наук, душа являлась предметом и философии, которая в значительной степени интегри­ровала все накопленные человеческие знания. Но уже тогда возникли две принципиально отличные точки зре­ния на сущность души. Греческий философ Платон(428—347 до н. э.) создал учение о бессмертии души в отличие от ее бренной временной оболочки — тела. Его ученик Аристотель(384 — 322 до н. э.) выдвинул кон­цепцию души как функции тела, положив тем самым

начало многотрудным, длящимся на протяжении мно­гих веков попыткам раскрыть существо души с точки зрения естествознания, которое, несмотря на свое бур­ное развитие, очень не скоро окажется способным, да и то в частичной мере, решить эту задачу.

Таким образом, на протяжении большого периода истории человечества психология находится в лоне глав­ным образом религии и философии. В рамках этих областей знаний психология развивается как абстракт­ная, часто догматичная, схоластическая наука, в боль­шого периода неспособная дать ответы на практичес­кие запросы жизни и прежде всего медицины, педаго­гики, социологии, техники. Примечательно, что на протяжении всего этого длительного периода времени не существовало и специального психологического об­разования. Психологами становились по призванию, по интересам, а не через систематическое обучение. Боль­шинство известных психологов прошлого по образова­нию были врачи, педагоги, биологи, физиологи, физи­ки, философы, теологи и т. д. Следует заметить, что и в настоящее время, когда существует специальное пси­хологическое образование, эта тенденция, хотя и в гораздо меньшей степени, сохранилась. Вместе с тем это способствовало постепенному проникновению в психологию методов и теоретических концепций есте­ствознания.

Однако во второй половине XIX века основным ме­тодом психологии становится интроспекция, т. е. фор­мирование суждений на основе только личных, сугубо субъективных ощущений, представлений, переживаний. Не смогли решить эту проблему многие появившиеся в то время теоретические построения, такие, как напри­мер бихевиоризм, гештальтизм и другие.

Много вопросов ставит перед психологией медици­на, в особенности ее молодая область — психиатрия, которая только в XVIII веке стала относиться к меди­цинской деятельности. Душевнобольные люди (умали­шенные, блаженные, юродивые, обезумевшие и т. д.) являлись не пациентам врачей и лечебных учреждений, а подвергались изоляции, заточению, полицейскому или религиозному преследованию или варварским способам «изгнания дьявола». Лишь в 1700 г. в Лондоне впервые в истории создается лечебное учреждение для такой категории больных — больница святой Марии Вифле­емской (Bedlam Hospital. Bedlam — искаженное от анг­лийского Bethlehem, что означает Вифлеем). Однако методы лечения оставались прежние, вот почему внут­ренняя обстановка этого учреждения послужила причи­ной появления нарицательного термина — «бедлам».

В 1795 г. под влиянием гуманистических идей Вели­кой Французской революции под Парижем Ф. Пинельсоздает психолечебницу, где позволительно было при­менять только гуманные методы лечения. Естественно, это потребовало новых конструктивных сведений от психологии. С этих времен судьбы психиатрией психо­логии сплелись очень тесно и, наверное, навсегда!

Решающую роль в сближении психологии и естествоз­нания сыграл выдающийся немецкий исследователь — врач, психолог, физиолог, философ, языковед Виль­гельм Вундт(1832—1920), которого с полным основа­нием называют основоположником современной психо­логии. После завершения врачебного образования он от­казался от медицинской практики, учился у знаменитого физиолога И. Мюллера(1801—1858) и после защиты в 1856 г. докторской диссертации преподавал физиологию в Гейдельбергском университете, будучи ассистентом Г. Гельмгольца— врача, физиолога, физика, филосо­фа. По всей видимости В. Вундт, совершенно не случай­но познакомился с работами П. Бугера (Франция), не­мецких исследователей Э. Г. Вебераи Т.-Т. Фехнера,на основании экспериментов которых в 1832 г. был сфор­мулирован основной психофизический закон, устанав­ливающий четкую количественную зависимость между па­раметрами раздражителя и интенсивностью ощущений человека. Итак, не интроспекция, а объективное количе­ственное измерение!

В. Вундт выполняет серию блестящих работ, фор­мально по физиологии, но имеющих непосредственное отношение и к психике: «Учение о мышечных движени­ях» (1858); «Материалы к теории чувственного восприя­тия» (1858—1862); «Очерки по теории восприятия» (1862); «Психология с точки зрения естествознания» (1862); «Лекция о душе человека и животных» (1863), издание которых в России было запрещено цензурой. В 1873— 1874 гг. выходят его фундаментальные «Основания физиологической психологии», и в 1875 г. он становит­ся профессором философии в Лейпциге, где в 1879 г. создает первую в мире лабораторию эксперименталь­ной психологии, которая через два года перерастает в институт. В 1881 г. основывает первый в мире психоло­гический журнал под названием «Философские иссле­дования», а в 1885 г. — Общество физиологической психологии.

Вундт выдвинул план разработки физиологической психологии как особой науки, использующей метод лабораторного эксперимента для расчленения сознания на элементы. Предметом психологии он считал непо­средственный опыт — доступные самонаблюдению яв­ления или факты сознания. Согласно Вундту, высшие психические процессы (речь, мышление, воля) недоступ­ны эксперименту и поэтому должны изучаться культур­но-историческим методом. Это был неизбежный для того времени дуализм, но без которого были невозможны дальнейшие шаги естественнонаучного изучения психики. Идеи В. Вундта оказались очень привлекательными, пройти у него стажировку, поработать в его лаборато­рии считали необходимым психологи, психиатры, физи­ологи. В числе первых стажеров из России был блес­тящий психиатр, невропатолог, нейроанатом, нейрофи­зиолог, основоположник отечественной психологии В. М. Бехтерев(1857—1927). Ему принадлежит заслуга создания лаборатории экспериментальной психологии в Казанском университете и в Военно-медицинской акаде­мии, где его деятельность была особенно плодотворной, потому что руководимая им кафедра вела интенсивную лечебную работу по психиатрии и невропатологии. Здесь впервые в мире была создана нейрохирургическая операционная. При кафедре функционировали научные лаборатории по анатомии нервной системы, физиоло- гии нервной системы, психофизиологии (эксперименталь-ной психологии). Стараниями В. М. Бехтерева был со­здан ряд научно-исследовательских, лечебных и учеб­ных учреждений, в том числе и Психоневрологический институт, в настоящее время носящий его имя. Психо­логическая школа В. М. Бехтерева оказала решающее влияние на развитие психологии в России.

В середине XIX века проявляется заметный интерес классической физиологии к психике. Однако исключи­тельная сложность предмета, да и груз традиций чрез­вычайно усложняют продвижение в этом направлении. Два выдающихся ученика знаменитого И. Мюллера не­мецкие исследователи Э. Дю Буа-Реймон (1818—1896) и Г. Гельмгольц (1821—1894) поклялись изучать физиоло­гию с позиций физики и химии и скрепили эту клятву кровью. Однако оба столкнулись с трудностями, кото­рые не смогли преодолеть. Г. Гельмгольц, развивая философские позиции своего учителя, отрицал соответ­ствие наших ощущений реально существующей действи­тельности (так называемая «теория символов»). Блестя­щий экспериментатор Э. Дю Буа-Реймон в конце жизни говорит о пределах познания. К непознаваемым явле­ниям он относит и психические. Его знаменитое выска­зывание по этому поводу — Ignoramus et ignorabimus (не знаем и не узнаем).

Российская наука вообще, и естествознание в част­ности, в те времена поддерживала тесные плодотвор­ные контакты с западной. Одаренных выпускников уни­верситетов на 2 — 3 года направляли на стажировку в лучшие лаборатории Европы с целью подготовки к профессорской деятельности. Многие выпускники, вы­полнив оригинальные исследования, опередили своих учителей. Одним из таких ярких примеров явился «отец русской физиологии» И. М. Сеченов(1829—1905). Врач по образованию, он уже со студенческих лет проявлял интерес к психологии, неоднократно на протяжении своей жизни возвращаясь к ее проблемам. В 1863 г. по

просьбе редактора журнала «Современник» он пишет большую научно-популярную статью «Попытка ввести физиологические основы в психические процессы», которая еще до опубликования вызвала острый инте­рес у широкой публики. Проводимая И. М. Сеченовым мысль о рефлекторной природе психических явлений была не только принципиально нова, но и опасна для существовавшей в то время морали инравственности, религиозных догматов, что послужило основанием для возбуждения против него уголовного дела. Но был найден компромисс, статья под названием «Рефлексы головного мозга» была опубликована в узковедомствен­ном медицинском издании, что резко ограничило круг ее читателей.

В 1873 г. выходит вторая знаменитая статья возмути­теля спокойствия «Кому и как разрабатывать психоло- гию», вызвавшая (да вызывающая и в настоящее вре­мя) протест у ортодоксальных психологов. И. М. Сече­нов, признавая за психологией безусловное право на самостоятельное существование, утверждал, что это станет возможным, если психология позаимствует у физиологии экспериментальный метод. Примечательно, что эта статья появилась за шесть лет до того, как в просвещенной Германии В. Вундт основал такую лабо­раторию.

Первым, кто бескомпромиссно ввел эксперименталь­ный физиологический метод для изучения психической деятельности, был наш выдающийся соотечественник И. П. Павлов(1849—1936). В начале XX века еще бы­товало прочно устоявшееся мнение, что психика не мо­жет быть объектом физиологического исследования. Все­мирная известность работ И. П. Павлова по физиоло­гии пищеварения, за которые ему первому из русских ученых и первому из физиологов всего мира была при­суждена Нобелевская премия (1904), давала ему воз­можность высказывать свое мнение по изучаемому во­просу достаточно категорически. Однако трудностей было очень много. Отталкиваясь от факта психически детерминированного слюноотделения, И. П. Павлов более 30 лет своей жизни посвятил изучению физиоло­гии высшей нервной деятельности, под которой он понимал именно психическую деятельность, употребляя эти два термина как синонимы, но отдавал предпочте­ние первому, стремясь выделить физиологические ас­пекты проблемы. В 1903 г. в Мадриде на Международ­ном медицинском конгрессе он выступил с докладом «Экспериментальная психология и психопатология на жи­вотных». Это выступление было со всех точек зрения знаменательное. Во-первых, его приняли как выдающе­гося исследователя. И как когда-то относительно не­давно в Лондоне Ч. Дарвина студенты приветствовали спущенной с балкона игрушечной обезьянкой (теория эволюции, теория происхождения видов), так и в Мад­риде студенты «чествовали» Павлова собачкой с много­численными фистулами желудочно-кишечного тракта. Во-вторых, впервые физиологом был провозглашен прин­цип экспериментальной психологии на животных. С этим был не согласен уже тогда знаменитый В. М. Бехтерев. Да и не только психологии, но и психопатологии. Вот поэтому эта дата формально считается началом иссле­дований по физиологии высшей нервной (то есть пси­хической) деятельности.

Будучи резким по характеру человеком, И. П. Пав­лов решительно отказался от традиционной психологи­ческой терминологии, заменив ее классической физио­логической. Однако было бы неверным утверждение, как это иногда искаженно представляют, что он отри­цал психологию как таковую. Скорее наоборот, он способствовал ее развитию. Вот почему за рубежом, где мало знакомы с историей русской науки, нередко говорят, что в России было два Павловых — один зна­менитый физиолог, внесший крупный вклад в физиоло­гию кровообращения и пищеварения. Другой — извест­ный психолог, давший принцип раскрытия механизмов психической деятельности.

По И. П. Павлову, высшая нервная (то есть психичес­кая) деятельность базируется на двух основных меха­низмах — механизме условного рефлекса и механиз-

11ме анализатора. Вся его последующая деятельность и исследования его многочисленных учеников, помощни­ков, руководимых им научно-исследовательских коллек­тивов были направлены на изучение свойств и законо­мерностей именно этих двух физиологических феноме­нов. В нашей стране и за рубежом, где успешно работали его последователи, эти научные направления получили очень широкое развитие и были положены в основу расшифровки самых сложных психических яв­лений, как в норме, так и при патологических состоя­ниях.

И. П. Павлов никогда не отрицал возможности и других исследовательских подходов, но свои интересы сосредоточил именно на этих, что дало определенные основания канонизировать в физиологии саму личность И. П. Павлова и возвести в ранг догматов некоторые из его положений учения о высшей нервной деятельности, что особенно наглядно отразилось в материалах и ре­шениях Объединенной научной сессии АН СССР и АМН СССР, посвященной проблемам учения академика И. П. Павлова (1950 г.), и Всесоюзного совещания по философским вопросам физиологии высшей нервной де­ятельности и психологии.

Вместе с тем совершенствование нейрофизиологичес­ких, электрофизиологических, нейроморфологических, биофизических, биохимических методов, широкое ис­пользование наблюдений за больными (по Павлову, болезнь — это эксперимент, поставленный самой жиз­нью), особенно клиник психиатрии, нейрохирургии, не­вропатологии, а также соматических больных позволи­ло подойти к конкретному решению вопросов о мор-фофункциональном субстрате психических функций. Очень продуктивными в этом отношении оказались ис­следования А. Р. Лурия(1902—1977), основоположника нейропсихологии. Таким образом, в системе психоло­гических наук, и формально и по существу, прочное и достойное место занимает психофизиология, которая Международной организацией по психофизиологии, ос­нованной в 1982 г., определяется как наука, «которая изучает физиологию психических функций и взаимоот­ношения мозга, тела и поведения живых организмов в соотношении с окружающей средой».

Отдавая предпочтение этому определению, следует иметь в виду, что существует и гораздо более осторож­ная точка зрения, согласно которой отрицаются при­чинно-следственные связи между психическим и физи­ческим, а физиологические процессы рассматриваются как синхронно протекающие реакции, может быть, лишь только инициированные психическими процессами. Иног­да даже утверждается принципиальная невозможность раскрыть физиологическую природу психического. Для этого имеются определенные основания. Достаточно велик перечень психических явлений, о физиологичес­кой природе которых известно настолько мало, что она полностью отрицается. И конечно же, самый сложный вопрос, как объективное превращается в субъективное. Этот вопрос, очевидно, в достаточно полной мере мо­жет быть раскрыт на более высокой ступени наших естественнонаучных знаний и более глубоких теорети­ческих обобщений. Психофизиология ждет свою тео­рию относительности! И это крайне необходимо самой психологии, даже хотя бы для того, чтобы опроверг­нуть великого Л. Фейербаха(1804—1872), немецкого философа-материалиста, который писал: «Никакая на­ука не водила человека больше за нос и не выдавала свои измышления за действительность, чем психология».

Психофизиология как естественнонаучная дисципли­на имеет свои методологические принципы, то есть основополагающие концепции, на которых базируется само развитие этой науки. К числу таких принципов следует отнести следующие.

1. Принцип детерминизма как методологический принцип естествознания в целом.Всякое явление имеет свою причину, обусловливающую это явление. При этом, конечно же, следует четко осознавать, что фак­торов, влияющих на развитие того или иного события, достаточно много, далеко не всегда они полностью известны. Вот поэтому принцип детерминизма непремен-

13но включает и вероятностную характеристику рассмат­риваемых причинно-следственных связей.

2. Материальная природа идеального.Это поло­жение предполагает, что всякое психическое явление имеет материальную природу, то есть конкретный мор­фологический (анатомический, непрерывно включающий нервные структуры) субстрат и протекающие в нем про­цессы, в основе которых лежат физические и химичес­кие закономерности и на основе которых формируют­ся более высокие уровни функциональной организации, в их числе особая роль принадлежит нейрофизиологи­ческим процессам.

3. Психосоматическое единство в организации человека.Разделение естества человека на душу и тело имеет очень глубокие исторические корни. Но всегда, при самых крайних подходах, считалось непреложным, что жизнь человеческого тела прекращается, когда из него уходит душа. В настоящее время, с точки зрения естествознания, конечно же, такая постановка вопроса представляет только исторический интерес. Но... вместе с тем естественное, адекватное телесное функциониро­вание (движения, кровообращение, дыхание и т. п.) возможно только при непременном участии психичес­ких регуляторных процессов. А с другой стороны, пси­хическая активность есть результат деятельности сома­тических структур и механизмов. Тем более что, строго говоря, по современным представлениям, и голова, и нервная система — это тоже сома.

4. Биосоциальная сущность человека.Человек, будучи во всех смыслах представителем животного мира, приобрел сугубо специфические черты в связи с пребы­ванием в социальной среде, ставящие его на принципи­ально новое место в живой природе. С одной стороны, человек как биологическая особь со всеми присущими ему видовыми чертами может сформироваться только в человеческой среде. В особенности это касается высших психических функций — речи, мышления, сознания. На­ука знает много примеров (практически без исключений), когда люди, проведшие раннее детство среди диких животных, не только утрачивают способность к разви­тию многих психических функций, но даже как биологи­ческие особи становятся нежизнеспособными и погиба­ют в юном или молодом возрасте. С другой стороны, следует признать, что все аспекты социального бытия человека в своей первооснове имеют биологическую природу. Ведь социум — не искусственная организация жизни людей, а естественное следствие биологической эволюции, один из уровней организации живой материи.

Психофизиология, находясь в непосредственном вза- имодействии с физиологией высшей нервной деятель- ности, отличается от последней тем, что она входит в систему психологических наук, а потому предметом ее являются психические процессы и состояния, на рас­крытие физиологических механизмов которых направ­лены ее исследования. К числу психических феноме­нов, составляющих предмет психофизиологии, относятся:

1. Восприятие.

2. Уровень бодрствования.

3. Внимание.

4. Научение.

5. Память.

6. Эмоции.

7. Речь.

8. Мышление.

9. Темперамент.

10. Поведение.

11. Сознание.

12. Психосоматическое взаимодействие.

При рассмотрении этого перечня следует обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, он пред­ставлен очень комплексными, емкими понятиями, кото­рые при их конкретном рассмотрении включают в себя достаточно большое количество частных аспектов, под­чиненных понятий, производных от них. А во-вторых, он вообще не содержит явлений, которые в настоящее время обозначаются как парапсихические или экстра­сенсорика. Это сделано по двум соображениям. С од­ной стороны, такого рода явления официальной психо-

15логией не рассматриваются, т. е. не входят в круг пси­хических процессов и состояний, а потому не могут быть объектом психофизиологического исследования. Одна­ко, с другой стороны, после рассмотрения вышепере­численных психических явлений представляется целесо­образным все-таки остановиться на них с принятых в данном учебном пособии методологических, теоретичес­ких и методических позиций.

Таким образом, с учетом всего вышесказанного ста­новится очевидным, что связи между психологией и естествознанием и в самой высшей степени натураль­ны, и чрезвычайно разнообразны. Вот поэтому в насто­ящее время все большее распространение приобретает . понятие биологическая психология как комплекс био-логических знаний и отдельных наук, которые имеют непосредственное отношение к учению о душе. В час­тности, в биологической психологии выделяют следую­щие разделы (Kalat J. W., 1992).

1. Физиологическая психология, психобиология, био­психология, поведенческие нейроисследования — направ­лены на изучение взаимоотношений поведения и физи­ологии мозга, а также других частей тела.

2. Сравнительная психология — изучение поведения животных, акцентируя внимание на их развитие и эво­люцию.

3. Этология — объектом которой, в отличие от срав­нительной психологии, являются врожденные видоспе-цифические формы поведения.

4. Нейроанатомия.

5. Нейрофизиология.

6. Эволюционная нейробиология.

7. Нейрохимия.

8. Психиатрия.

9. Неврология.

10. Психофармакология.

11. Нейропсихология.

12. Психофизиология.

Все это свидетельствует о явной тенденции к сбли­жению психологии, ее гуманитарной составляющей и естествознания, прежде всего с биологией во всей широте ее современных аспектов. Однако это еще не означает, что дело только за накоплением фактических данных. Существуют достаточно антагонистические ме­тодологические подходы к решению вопроса о сущно­сти души. Это положение хорошо демонстрируется нижеследующими цитатами.

Швейцарский психолог, психиатр, основатель анали­тической психологии, последователь 3. Фрейда К. Г. Юнг(1875—1961): «Вероятно, придет день, когда биолог, и не только он, но и физиолог, протянут руку психологу и встретятся с ним в туннеле, который они взялись копать с разных сторон горы неизвестного».

Выдающийся отечественный психолог, основатель факультета психологии Московского университета А. Н. Леонтьев(1903—1979): «Вот уже почти столетие, как мировая психология развивается в условиях кризи­са ее методологии. Расколовшись в свое время на гу­манитарную и естественно-научную, описательную и объяснительную, система психологических знаний дает все новые и новые трещины, в которых кажется исче­зающим сам предмет психологии».

Широко известный английский психолог Г. Дж. Ай-зенк(1916—1997): «Психология является ребенком двух весьма несхожих родителей: философии, в которой возникли многие из ее первых задач, и физиологии, в которой были предложены многие из ее первых мето­дов».

Ободряюще-скептически эту ситуацию охарактеризо­вала Encyclopedia Britanica (1963): «Бедная, бедная пси­хология! Сперва она утратила душу, затем психику, затем сознание и теперь испытывает тревогу по поводу пове­дения».

Наверное, сейчас уже трудно оспаривать, что насто­ящее и будущее психологии с оптимизмом может вос­приниматься только через представление о конструк­тивном взаимодействии психологии и естествознания.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (969)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.018 сек.)