Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Интертекстуальная игра как художественный прием в романе



2015-11-07 2249 Обсуждений (0)
Интертекстуальная игра как художественный прием в романе 5.00 из 5.00 3 оценки




В контексте обсуждения проблемы интертекстуальности стоит подробнее остановиться на том, каким образом проводилось исследование, то есть по каким признакам была выявлена интертекстуальность в постмодернистском тексте.

Во-первых, чтобы узнать ссылку на текст-предшественник, необходимо знание конкретного текста, с которым устанавливаются связи или выстраиваются параллели (в данном случае романы «Граф Монте – Кристо» и «Теннисные мячики небес»), а также наличие в распоряжении исследователя такого текста. В противном случае любые «поиски» интертекстуальных элементов обречены на провал.

Во-вторых, определить интертекст можно по сходству ряда признаков:

- на уровне сюжета

Эдмону Дантесу и Неду Мэдстоуну казалось улыбнулась судьба. Они оба были счастливы, у обоих была любимая и любящая девушка, а впереди маячило светлое будущее. Ничего не угрожало их счастью. Однако судьба решила иначе. Им обоим вручили письма, которые разрушили их жизни. Молодые люди пали жертвами честолюбия людей, стремившихся подняться по карьерной лестнице. Оба понесли наказание за то, чего не совершали и обоим было обещано избавление. И Эдмону и Неду пришлось преодолеть самый большой кризис жизни. Они нашли друзей, которые помогли пройти через трудности, передали всю накопленную за долгую жизнь мудрость, открыли глаза на заговор, который стал причиной их заточения и дали возможность выйти на свободу и отомстить своим врагам. Мы видим, что герои, выйдя на свободу, меняют имя и мстят заговорщикам, разрушив их жизни, семьи и карьеру.

 

 

- на уровне героев

В романе Стивена Фрая присутствуют те же герои, что и в романе Александра Дюма. Мы видим, что Мерседес и Порция другой национальности, Мерседес - каталонка, Порция - еврейка. В них обоих влюблены люди, принадлежащие к их народу. Именно эта любовь толкает их на участие в заговоре. Мать Оливера и отец Вильфора - криминальные личности, угрожающие счастью своих детей. Эшли и Данглар видят в главных героях помеху в своем продвижении. Они используют то, что Фернан влюблен в Мерседес, а Герман влюблен в Порцию, чтобы подставить Эдмона и Неда, ничего не подозревающих о том, в какой опасности они находятся. Отец Неда и отец Эдмуна умирают от горя. Мерседес и Порция стараются поддержать отца Неда и отца Эдмуна. Отчаявшись ждать Эдмуна Мерседес выходит замуж за Фернана, а Порция - выходит замуж за Германа.

 

- на уровне отношений

"Граф Монте - Кристо" Мерседес влюблена в Эдмуна, а в нее влюблен Фернан.

"Теннисные мячики небес" - Порция влюблена Неда, а в нее влюблен Герман.

"Граф Монте - Кристо" - Фернан ревнует Мерседес к Эдмону и готов пойти на любые жертвы, чтобы завоевать любовь и руку Мерседес.

"Теннисные мячики небес" - Герман влюблен в Порцию и ревнует ее к Неду.

"Граф Монте - Кристо" - Данглар видит в Эдмоне помеху к своему продвижению по карьерной лестнице.

"Теннисные мячики небес" - Эшли хочет убрать Неда с дороги, потому что Нед был лучше его и мешал ему продвинуться вперед.

Граф Монте – Кристо – Отец Жерара де Вильфор – председатель бонапартистского клуба. Чтобы спасти свою карьеру де Вильфор жертвует Эдмоном.

Теннисные мячики небес – Мать Оливера Дельфта была террористкой. Чтобы спасти ее и свое будущее заключает Неда в психбольнице.

"Граф Монте - Кристо" - Аббат Фариа стал поддержкой и вторым отцом для Эдмона.

"Теннисные мячики небес" – Бэйб стал для Неда учителем и отцом.

 

- на уровне композиции:

В романе Стивена Фрая «Теннисные мячики небес» и Александра Дюма «Граф Монте – Кристо» одинаковая композиция. Мы видим, что главные герои обоих романов попадают в заключение, устраивают побег, возвращаются на родину, мстят обидчикам, не забыв при этом отблагодарить тех, кто был добр к ним.

На уровне имен:

- почти все имена героев С. Фрая – это анаграммы имен персонажей романа А. Дюма.

Нед Мэдстоун – Эдмон Дантес

Саймон Коттер – Монте – Кристо

Руфус Кейд – Кадрусс

Оливер Дельфт – де Вильфор

Барсон – Гарленд – барон Данглар

Бейб – аббат (Фориа)

Каталанцев, живущих обособленно и женящихся только на «своих», Фрай сделал евреями. Мерседес превратилась в Порцию, т.е. Порш.

ВЫВОДЫ:

Теннисные мячики небес» – это изощренная пародия и переложение на современный лад «Графа Монте-Кристо», смешная, энергичная и умная книга, достойная оригинала. Стивен Фрай вовсе не эксплуатирует знаменитый роман Дюма, но наполняет его новыми смыслами и нюансами, умудряясь добавить и увлекательности. Это своего рода «взрослая» версия «Монте-Кристо», настоящий подарок для всех, кто в детстве, затаив дыхание, перелистывал страницы книги Дюма.

Стивен Фрай – один из самых ярких людей нынешней Англии. Он незаурядный актер-интеллектуал (у нас известен по ролям Оскара Уайльда и Дживса из сериала по Вудхаузу), язвительный эссеист консервативной «Дейли телеграф», популярный шоумен и превосходный романист, снискавший как любовь читателей, так и добрые слова критиков-снобов.

Пресса о книге

Элегантно и в отличном стиле Стивен Фрай рассказывает историю ненависти, зависти и мести. Его новая книга – это «Граф Монте – Кристо» поколения брокеров и программистов.

Sunday Times

Стивен Фрай верен себе во всем: если он говорит – вы слушаете, забыв обо всем, а если он пишет – читаете взахлеб.

Literary Review

В своей непередаваемо элегантной ироничной манере Стивен Фрай рассказывает историю графа Монте – Кристо наших дней, но копает он глубже и безжалостней, чем его знаменитый предшественник – француз.

The Observer

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе мы рассмотрели понятия интертекстуальности и интертекстуальной игры. А также рассмотрели их применение на примере двух романов: «Графа Монте – Кристо» А. Дюма и «Теннисных мячиков небес» С. Фрая.

Феномен нтертекстуальности стал одним из основных принципов постмодернистской литературы. Многие исследователи, такие как М.М. Бахтин, Юлия Кристева и другие изучали феномен интертекстуальности и интертекстуальной игры, его значение и влияние на литературу постмодернизма.

Они утверждали, что человека можно изучать только через тексты, созданные или создаваемые им.

Мы изучали жизнь и творчество Стивена Фрая, который использовал интертекстуальность и интертекстуальную игру в своих произведениях. Одним из самых ярких его произведений, в которых оба эти феномена ярко выражены, является роман «Теннисные мячики небес». Журнал «Культура» сказал следующее: «Фраю мало игры с приемами авантюрного романа. Поэтому он комкает безрадостный финал и обращается к английской традиции «трагедий о смерти», сводя роман к вопросу: что определяет становление и поступки человека? Слепая игра случая или же собственная воля?»

В ходе исследования мы узнали, что тема интертекстуальности и интертекстуальной игры в произведениях С. Фрая довольно – таки актуальна в настоящее время, так как она привлекает внимание литературных критиков, филологов и литературоведов к его творчеству.

Литературоведы выделили следующие аспекты, присущие творчеству С. Фрая: метафоричность и аллюзия.

Новизна нашей работы заключалась в том, что интертекстуальность представлялась как компонент идиостиля автора.

Целью исследования было выявить художественные особенности интертекстуальности и интертекстуальной игры в романе «Теннисные мячики небес».

Мы определили термин интертекстуальности. Интертекстуальность – это воплощение множества текстов в одном. А также интертекстуальность можно определить как новый текст, созданный из старых цитат.

Интертекстуальная игра – это особое построение текста, при котором он олицетворяет собой игру цитатами и игры цитат. Интертекстуальная игра дает возможность продемонстрировать связь времен, перенести действие в современный мир, добавив в него нового колорита.

Также, мы дали характеристику постмодернистскому роману.

Постмодернизм есть литературное направление, пришедшее на смену модерну и отличающееся от него не столько оригинальностью, сколько разнообразием элементов, цитатностью, погруженностью в культуру, отражающее сложность, хаотичность, децентрированность современного мира; «дух литературы» конца 20 в; литературу эпохи мировых войн, научно-технической революции и информационного «взрыва».

Термин этот появляется в период Первой мировой вой­ны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914).

Характерными особенностями постмодернизма как литературного течения являются нижеследующие черты:

· цитатность. все уже сказано, Т.о. ничего нового быть не может по определению. Задача автора сводится к игре образов, форм и смыслов.

· контекстность и интертекстуальность. "Идеальный читатель" должен быть хорошо эрудирован. Он должен быть знаком с контекстом и улавливать все коннотации, заложенные в текст автором.

· многоуровневость текста. Текст состоит из нескольких слоев смыслов. В зависимости от собственной эрудированности читатель может быть способен прочитать информацию одного или нескольких слоев смысла. Из этого же следует и ориентированность на максимально широкий круг читателей - каждый в тексте сможет найти что-то для себя.

· отказ от логоцентричности; виртуальность. Истины нет, то, что за нее принимается человеческим сознанием, есть лишь правда, которая всегда относительна. То же самое характеризует и реальность: отсутствие объективной реальности при наличии множества субъективных мировоззрений. (Стоит вспомнить факт, что постмодернизм расцвел в эпоху виртуальных реальностей).

· "смерть автора" (иначе "авторская маска"). Автор элиминирует личностное начало из текста в силу того, что главный в тексте не автор, а читатель, поскольку именно он наделяет текст тем или иным смыслом.

· ирония. Поскольку от истины отказались, ко всему надо относиться с юмором, ибо ничто не совершенно.

· текстоцентричность: все воспринимается как текст, как своеобразное кодированное послание, которое можно прочесть. Из этого следует, что объектом внимания постмодернизма могут быть любые сферы жизни.

· цитатность. все уже сказано, Т.о. ничего нового быть не может по определению. Задача автора сводится к игре образов, форм и смыслов.

· контекстность и интертекстуальность. "Идеальный читатель" должен быть хорошо эрудирован. Он должен быть знаком с контекстом и улавливать все коннотации, заложенные в текст автором.

· многоуровневость текста. Текст состоит из нескольких слоев смыслов. В зависимости от собственной эрудированности читатель может быть способен прочитать информацию одного или нескольких слоев смысла. Из этого же следует и ориентированность на максимально широкий круг читателей - каждый в тексте сможет найти что-то для себя.

· отказ от логоцентричности; виртуальность. Истины нет, то, что за нее принимается человеческим сознанием, есть лишь правда, которая всегда относительна. То же самое характеризует и реальность: отсутствие объективной реальности при наличии множества субъективных мировоззрений. (Стоит вспомнить факт, что постмодернизм расцвел в эпоху виртуальных реальностей).

· "смерть автора" (иначе "авторская маска"). Автор элиминирует личностное начало из текста в силу того, что главный в тексте не автор, а читатель, поскольку именно он наделяет текст тем или иным смыслом.

· ирония. Поскольку от истины отказались, ко всему надо относиться с юмором, ибо ничто не совершенно.

· текстоцентричность: все воспринимается как текст, как своеобразное кодированное послание, которое можно прочесть. Из этого следует, что объектом внимания постмодернизма могут быть любые сферы жизни.

В заключение, стоит отметить, что тема интертекстуальности и интертекстуальной игры еще мало развита и нуждается в дальнейшем исследовании. Из – за отсутствия информации было сложно описать этот процесс и выделить его компоненты.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Арнольд И. В. Читательское восприятие интертекстуальности и герменевтика Интертекстуальные связи в художественном тексте. Межвузовский сборник научных трудов. — СП., 1993, 474 стр.

2. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. Москва: 1994, 467.

3. Барт Р. От произведения к тексту.// Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика.— М.: 489 стр.

4. Библер В.С. Михаил Михайлович Бахтин, или Поэтика и культура. - М.: Прогресс, 1991. – 387 стр.

5. Вопр. литературы. 1993. Вып. 3. С. 68.

6. Гаспаров Б. М. Память. Образ. М: 1996, 164 стр.

7. Дронова Е.М. Интертекстуальность и аллюзия: проблема соотношения. – Язык, коммуникация и социальная среда. Вып.3. Воронеж: ВГУ, 2004. 107 стр.

8. Ильин И. П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. — М., 1998, 387 стр.

 

9. Ильин И. П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. — М., 1996, 294 стр.

10. Корнев С. Столкновение пустот: может ли постмодернизм быть русским и классическим? //НЛО, 1997. - №28. 270 стр.

11. Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог, роман (1967)//Вестник/МГУ. Серия 9. Филология. 1995.N 1. 115 стр.

12. Кузьмина Н. А. Интертекст и его роль в процессе эволюции поэтического языка, М., 1999. 230 стр.

13. Курицын В. Русский литературный постмодернизм. – «ОГИ»: 2000, 189 стр.

14. Липовецкий М. Паралогия русского постмодернизма. //НЛО, 1998. – №2. – 304 стр.

15. Насрутдинова Л. Х. Функции цитат и культурологических ассоциаций в прозе "нового реализма" – доклад на международной научной конференции «Языковая семантика и образ мира»: Казань: 1997., 348 стр.

16. Прогресс, 1989 — 450 стр.

17. Сидоренко К. П. Интертекстовые связи Пушкинского слова. — СПб., 1999, 264 стр.

18. Скоропанова И.С. Русская постмодернистская литература: учебное пособие. – Москва: Флинта: Наука, 1999, 295 стр.

19. Смирнов И.П. Бытие и творчество. Marburg, 1990, 200 стр.

20. Смирнов И.П. Порождение интертекста (Элементы интертекстуального анализа с примерами из творчества Б.Л. Пастернака), 2-е изд. СПб., 1997. 268 стр.

21. Степанов Ю. С. Интертекст и некоторые современные расширения лингвистики Языкознание: взгляд в будущее под общ. ред. проф. Г. И. Берест-нева. — Калининград, 2002, 298 стр.

22. Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М., 2003. 500 стр.

23. Фатеева Н. А. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов. — М., 2000, 270 стр.

24. Цит. по: Современное зарубежное литературоведение. Страны Западной Европы и США. Концепции, школы, термины. М., 1996. 346 стр.

25. Эпштейн М. Парадоксы новизны. Москва: 1988, 235 стр.

26. Эко У. Инновация и повторение. Между эстетикой модерна и постмодерна Философия эпохи постмодерна. — Мн., 1996, 380 стр.

27. Яценко И.И. Интертекст как средство интерпретации художественного текста (на материале рассказа В. Пелевина «Ника») - Мир русского слова, № 1, 2001, 267 стр.

 

 

Электронные ресурсы:

1. Журавлёв С. Постмодернизм в литературе. – Интернет-энциклопедия «Кругосвет». www.krugosvet.ru/

2. Козлова Ж. Интервью с М. Эпштейном - Русский журнал, ежедневное Интернет-издание о политике и культуре: 16.11.2006. www.russ.ru/

3. Пелевин Виктор Олегович - Википедия. Свободная Интернет-энциклопедия. www.ru.wikipedia.org

4. Постмодернизм – Википедия. Свободная Интернет-энциклопедия. www.ru.wikipedia.org

5. Статья «Интертекстуальность» - Философский словарь на портале www.mirslovarei.com/



2015-11-07 2249 Обсуждений (0)
Интертекстуальная игра как художественный прием в романе 5.00 из 5.00 3 оценки









Обсуждение в статье: Интертекстуальная игра как художественный прием в романе

Обсуждений еще не было, будьте первым... ↓↓↓

Отправить сообщение

Популярное:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2024 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (2249)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)