Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Основатель ордена иезуитов - Игнатий Лойола




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Основателем ордена иезуитов был испанский дворянин Игнатий Лойола. Его биографами являются иезуиты, Лойола родился в 1491 году. Он был из родовитых, но небогатых дворян. Явившись тринадцатым ребенком в семье, он стал обузою для родителей, и те отдали его отставному королевскому казначею Хуану Веласко, который, по-видимому, был крестным отцом маленького Игнатия. Благодаря сохранившимся связям при дворе, Веласко имел возможность поместить мальчика в свиту Фердинанда III. Праздная жизнь среди богатых придворных, множество красавиц, окружавших величественную Изабеллу Кастильскую, чтение рыцарских романов сформировали молодого Игнатия по общей мерке. Это был молодой человек, находчивый болтун, поклонник женщин, вина и особенно военной славы, для который впечатлительный и самолюбивый юноша был готов пожертвовать всем. Утомясь бездействием при дворе, он поступил в военную службу. В царствование Фердинанда III военные действия почти не прекращались, а потому Игнатий был доволен, попав в свою среду. Подробных сведений о его службе не имеется. Известно только, что безумной храбростью Игнатий обратил на себя внимание покровителя - герцога и пользовался славою блестящего офицера. В январе 1516 года скончался Фердинанд III и на престол вступил его внук Карлос I, впоследствии объявленный императором Карлом V. В 1520 году Карл V решился начать войну против Франции.



Испанские войска двинулись из Кастилии в Капитонии, быстро покорили южную Наварру. Крепость важнейшего города Наварры, Памплун, защищал от французов тридцатилетний Лойола. В бою его тяжело ранило в обе ноги. Пощаженный противником, он был с переломами отправлен на излечение домой, и вскоре с ужасом узнал, что одна кость срастается криво. Это несчастье оказалось невыносимым, потому что не оставляло надежд на возвращение к военной жизни. Призванные хирурги нашли необходимым сломать кость, чтобы срастание шло успешнее. Легко вообразить, как мучительна была операция при тогдашнем уровне хирургии; однако Лойола выдержал все. Кость сломали, и она срослась опять, но когда лубки сняли вторично, возле колена обнаружили выдававшийся кусок кости, который мешал ходить. Больной настоял, чтобы этот кусок отпилили. Когда оказалось, что, благодаря ранам, одна нога стала короче другой, то Лойола, надеясь их сравнять, согласился, чтобы ему вытягивали ноги особенным воротом. Новая пытка стоила предыдущих, но изуродованная нога осталась короткой на всю жизнь.

Эту любопытную историю приводят все церковные биографы Лойолы, чтобы показать силу его выдержки, воли и попытаться тем самым найти истоки фанатического упорства, с каким он впоследствии преодолевал препятствия, возникшие с самого начала перед иезуитским орденом. Отказать Лойоле в признании таких качеств, действительно, нельзя – это была волевая натура.

Прошло время острых страданий и тяжелых операций, но больной не мог покидать постели, ожидая окончательного выздоровления. Ясность мыслей и жажда деятельности вернулись, но приходилось спокойно лежать. Тогда Лойола накинулся на чтение и потребовал рыцарских романов. Чья-то рука, может быть матери, потрясенной болезнью сына, подала ему жития святых и жизнеописание Иисуса Христа. Вскоре чтение его заинтересовало. Биографы-иезуиты рассказывают, что в сознании Лойолы под влиянием этого чтения совершился внезапный перелом – он пришел к уверенности в своем сверхъестественном призвании стать спасителем церкви. Но как бы то ни было, скорее мысль о возможности прославиться на духовном поприще заставила Лойолу отказаться от всего прошлого и начать новую жизнь во славу Господа Бога, Иисуса Христа и Пресвятой Девы Марии, рыцарем которой он решился объявить себя.

Приняв твердое намерение начать новую жизнь, Игнатий Лойола в марте 1522 года тайком покинул родительский дом. Свои новые планы он начал осуществлять так, как подсказывали “жития” и рыцарские романы: переночевал в часовне богородицы, которую избрал своей покровительницей, оставил оружие, затем сменил офицерский мундир на лохмотья, стал нищенствовать и расположился в пещере недалеко от Манресы. Именно в ней он написал книгу “Духовные упражнения”, которую иезуиты сделали одним из главнейших своих практических руководств. В это время, по словам иезуитских биографов, у него были сверхъестественные “озарения” и “видения”.

В феврале 1523 года Лойола, объявив своим друзьям – о своем намерении отправиться на поклонение гробу Господню в Иерусалим и затем обратить в христианство всех сарацин-мусульман, покинул Манресу.

В Иерусалим он прибыл в сентябре 1523 года. Там находилось представительство ордена францисканцев. Когда Лойола явился туда познакомиться, его подняли на смех. Францисканцы попытались объяснить, что затея его бессмысленна – что его не смогут выслушать, что содержание его будущих проповедей сомнительно с католической точки зрения. Вполне вероятно, что францисканцы были к тому же недовольны появлением этого красноречивого конкурента. Как бы то ни было, напуганный и растерявшийся Лойола пустился в обратное плавание.

Нисколько непоколебимый годом неудач, Игнатий Лойола понял, что с его скудными познаниями не достигнуть цели и, вернувшись в Барселону, прежде всего засел за латынь, о которой имел самое туманное представление, тогда как на этом языке средневековой учености были написаны богословские и богослужебные книги. Параллельно с учением Лойола стал приводить в исполнение свой другой план – вербовки сотоварищей; мало того, он не оставил старой привычки исправлять согрешивших поучениями и проповедями, подавая пример строгим образом жизни. В городе скоро заговорили о суровом проповеднике нравственности, и вокруг него стал образовываться кружок ревностных последователей. Лойола выбрал себе четырех учеников и этим положил основу духовному товариществу. Молодые дворяне не переставали зубрить латинскую грамматику. Через два года, не окончив курсов, они отправились в Алкалу, чтобы поступить в университет.

Лойола поступил на курсы в университет и повел тот же образ жизни, какой он вел в столице Каталонии. Вокруг него стали собираться кающиеся, о нем заговорили по городу. Здесь Лойола был арестован “святейшей” инквизицией: на него донесли как на еретика – настолько странное впечатление производили его речи даже в Испании, видавшей всякие образцы проповеднического рвения. Однако все обошлось благополучно – у него не оказалось за душой ничего, кроме фанатизма, слепой преданности папе и тщеславия.

В Саламанке, куда Лойола отправился после того, как ученики отреклись от него чтобы получить обучение, произошло то же самое. Записавшись на университетские курсы, Лойола вел тот строгий образ жизни, что в Алкале. После ареста Лойолы была рассмотрена его книга “Духовные упражнения”, в которой не было найдено ничего противохристианского в духе католицизма, к тому же книгу оценили как неумело написанную.

В январе 1528 года Лойола прибыл в Париж. Как совершил он свое путешествие, что случилось с ним дорогою, остается неизвестным, хотя ко времени своего появления в Париже он во многих отношениях изменился. Оставаясь прежним ревнителем своеобразно понимаемого христианства и нравственности, Лойола практически поумнел, перестал подвергать себя публичному осмеянию. Только в Париже и смог Лойола по-настоящему увидеть трудное положение церкви. Это были годы подъема антифеодальных и реформационных движений. В Париже печатались сочинения против протестантов, проникали сюда также протестантские книги против католицизма и папства; один богословский диспут сменялся другим.

И Лойола пришел к мысли, что настало время для “подвижничества” совсем особого, что нужен орден еще небывалый, который стал бы надежнейшей опорой пап в борьбе с врагами католической церкви. Понадобилось несколько лет, пока Лойола обдумал этот замысел, завербовал группу последователей и собрал сумму денег, нужную для начала.

15 августа 1534 года Лойола и шестеро его приверженцев собрались в одной из парижских церквей и принесли монашеские обеты, прибавив к ним новый обет беспрекословного повиновения папе. Этот день, собственно, и следовало бы считать первым в истории ордена иезуитов.

На римском престоле в это время был Павел III. Он не был склонен увеличивать число духовных орденов и ссылался на то, что уже имеется достаточно орденов и что вообще устройство новых орденов запрещено курией. Папа, разумеется, одобрял фанатическое рвение последователей Лойолы, которые к тому времени уже успели отличиться в словесной борьбе с протестантизмом. Павел еще долго колебался, и орден иезуитов был официально утвержден лишь 27 сентября 1540 года.

В планах Лойолы Павел III увидел возможность исполнить свое давнишнее желание – создать нечто вроде отряда папских янычар, которые безоговорочно служили бы своему повелителю в борьбе с ересями и с церковниками, требовавшими ограничить власть пап. Он считал важным то, что Лойола с товарищами отдавали себя в его полнейшее распоряжение, и не упустил указать это в учредительной булле, где подчеркнул, что они “посвятили свою жизнь на вечное служение… Христу, нам и преемникам нашим – римским первосвященникам”.

Именно поэтому, решившись утвердить новый орден, названный “Обществом Иисуса”, Павел III заспешил и даже не стал дожидаться, пока будет окончательно написан устав. Лойола только начал составлять устав почти через год. Надо было писать по-латыни, но так как он не смог выучиться официальному языку католической церкви, то сочинял по-испански, а другие переводили на латынь.

Своеобразие иезуитского ордена сразу бросалось в глаза. Старые ордена имели свои монастыри – у иезуитов их не было. Прочие монахи обязательно носили рясы – иезуит мог ходить и в светской одежде, если этого требовали интересы церкви; он мог даже скрывать свою принадлежность к ордену. Но главное различие заключалось не в этих внешних чертах.

Старые ордена тоже стремились укрепить пошатнувшийся престиж католической церкви. В свое время папы пытались прикрыть сребролюбие, чревоугодие и разврат церковной верхушки грубыми рясами монахов нищенствующих орденов и строгостью монастырских уставов. И все-таки охватившее церковь разложение нагляднее всего проявилось именно в монастырях. Ко времени Лойолы они повсеместно стяжали недобрую славу как безжалостные эксплуататоры крестьян, оплоты дикого мракобесия.

О том, как хорошо понял Лойола новые требования папства, свидетельствуют многие документы, написанные им самим или при его участии. Прежде всего это орденский устав, затем еще раньше написанная Лойолой книга “Духовные упражнения” и им же законченные в 1555 году “Конституции” ордена. Уже эти три основных документа являются убедительным доказательством остроты дворянского классового чутья Лойолы и его сподвижников.

31 июля 1556 года глава ордена, создавший грандиозный по своему значению институт, скончался. Следующим генералом стал бывший соратник Лойолы Лайнес.

 

Устав ордена

 

Устав предписывает строжайшую субординацию, требует слепого повиновения старшим, рассматривает главные стороны деятельности ордена. Лойола дал иезуитам название “воинов христовых”. Быть “воином христовым” значило быть по-военному дисциплинированным, больше того - быть рабски послушным. Столь крайняя степень дисциплины основывалась на возвеличивании авторитета начальника. Наконец, Лойола требовал, чтобы ради укрепления церкви и власти римского папы иезуиты не останавливались даже перед совершением тягчайших грехов.

Члены иезуитского ордена обязаны быть безразличными и решительно разорвать все свои родственные связи. Устав возбраняет иезуитам какую бы то ни было духовную или светскую деятельность, если она не разрешена орденским начальством. Иезуиту запрещено владеть личной собственностью, чтобы он не отвлекался “мирскими” интересами от интересов ордена.

Лойола ценил аскетизм как дисциплинирующее и закаляющее средство, а потому он охлаждал пыл тех своих последователей, чье увлечение аскетизмом начинало вредить интересам ордена. Так, вопреки всем церковным правилам, больных иезуитов Лойола заставлял есть в пост мясное и сам подавал в этом пример, хотя в обычных условиях не могло быть и речи о нарушениях поста.

Молитва по несколько ночей подряд, самоистязание, долгое воздержание от пищи считались у иезуитов “душеспасительными” занятиями, но Лойола не позволял переходить меру. Он полагал, что иезуит, слишком много думающий о собственной душе, становится неполноценным как член воинствующего ордена.

Организационное устройство и внутренние правила ордена тщательно обдуманы во всех подробностях. Каждому иезуиту положено пройти многолетний “искус” - несколько степеней посвящения. За это время проверяются его качества и способности. Здесь все рассчитано так, чтобы до пределов развить в молодом иезуите фанатизм, самообладание, физическую выносливость и так далее.

Вступление в орден начинается долгой муштрой в специальных учебных заведениях. Лишь немногие члены ордена, зарекомендовавшие себя как самые отъявленные враги науки, культуры и всякого прогресса, могут достичь звания професса. Но и эта отборная иезуитская верхушка делится на разряды: переходя во второй, последний разряд, професс по примеру первых иезуитов в дополнение к обычным монашеским обетам дает особый обет - повиноваться папе.

Переход члена ордена от одной степени посвящения к другой возможен лишь при том условии, что начальники в совершенстве знают и одобряют все его помыслы и склонности и убеждены в его преданности иезуитскому делу. Отбору надежных для продвижения на высшую ступень помогают внушаемое иезуитам доверие, а также система обязательного шпионажа и доносов всех на всех.

Что касается внутреннего управления ордена, то во главе его стоит генерал избираемый верховным советом и утверждаемый папою. Деятельность главы ордена заключается в непрерывном руководстве и контроле всех действий членов.

Для удобства управления деятельностью иезуитов, разбросанных по разным странам, орден разделил весь мир на особые районы - провинции. Во главе каждой из них стоит так называемый провинциал, которому подчиняется местная орденская иерархия.

Первым генералом иезуиты избрали Лойолу. Сначала он счел нужным публично показать пример смирения и отказаться от должности. Лишь после нескольких голосований он соблаговолил дать согласие. По уставу генерал зависит от своего тайного совета - “генеральной конгрегации”, состоящей из ближайших его помощников. Члены этого совета формально вправе при известных обстоятельствах даже низложить генерала и избрать нового. Но за всю историю иезуитского ордена такого случая не было. Генерал властен самостоятельно изменить статьи устава, обеспечивая себе полную безнаказанность.

В сравнении с другими орденами “Общество Иисуса” вначале было малочисленно. Быстрого увеличения числа иезуитов, очевидно, не ждали: учреждая орден, папа Павел III даже запретил принимать в него больше 60 человек, но вскоре ограничения отменили, и в год смерти Лойолы орден имел уже около тысячи членов разных степеней.

Самым важным делом для ордена была “обработка” влиятельных представителей господствующего класса. Серьезное значение Ватикан придавал также вмешательству иезуитов в международную политику. Еще один путь - миссионерство, которым занимались и почти все другие ордена, чтобы превращать в католиков тех, кто никогда ими не был, а главное - улавливать протестантские души и возвращать их под папское ярмо.

С самых первых лет существования “Общества Иисуса” где бы не появлялись иезуиты, они стремились тотчас же устроить свои школы - коллегии. В них преподавали начатки арифметики, геометрии, астрономии; латинская и греческая грамматика, а также риторика и диалектика. Над всем этим стояло, разумеется, богословие.

Особое значение иезуиты придавали высшим школам. Университеты были охранителями реакции в науке, под видом научных проблем изучались вымыслы богословов, подменявших исследование природы бесплодными умствованиями.

 


Мораль” иезуитов

Иезуиты разработали “систему морали”, которую следует назвать системой оправдания безнравственных целей и средств.

В те времена действовало - где фактически, а где и официально - правило: “чья власть, того и вера”, оно требовало “обращать” подданных в веру их властелина и юридически оправдывало все совершавшиеся при этом насилия. Иезуиты отлично поняли.

Что при таких обстоятельствах можно многого достичь, постаравшись “завоевать” прежде всего самого феодала, чтобы затем напустить его на подвластных “еретиков”.

Для народа были приготовлены в случаях сопротивления на выбор либо крестильная “святая” вода, либо орудия пытки и казни.

История распространения иезуитов по любой стране Западной Европы в этом смысле однообразна.

Ее начальный период везде и всюду - борьба за влияние на королей, аристократию, дворянство вообще.

Добившись их благосклонности, иезуиты действовали с помощью их денег и солдат.

Иезуиты тщательно разработали теорию пробабилизма, суть которого состоит в том, что при разногласии авторитетов о дозволенности или недозволенности какого-либо поступка можно избрать любое их мнение и руководствоваться только им.

Более того: в одних условиях допустимо основываться на одном из противоречивых мнений, в других же - на любом ином, даже если оно во всем противоположно первому.

“Система морали”, согласно которой можно грешить и одновременно делать грех недействительным, стала в руках иезуитов гибким средством к “уловлению душ”, к развращению множества людей, к укреплению влияния иезуитского ордена и к поддержке пошатнувшейся власти римских пап.




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (175)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.018 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7