Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Структурная организация интегративной




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Субъектности

Интегративная субъетность как сложное феноменологическое образование не сводимо к построению какой-то одной обобщенной системы. Всякая система, представляющая содержание интегративной субъектности, зависит от задаваемых условий, а значит ограничена. Чаще всего изучение интегративной субъектности представляется как исследование личности. А последняя рассматривается согласно выделяемым структурным компонентам. Таким образом, как правило, идет речь о социологической, психологической и других структурах личности.

Структурирование и моделирование личности как в зарубежной, так и в отечественной психологии выполняется по различным основаниям. Путем выделения базисных образований: системы черт (235), (433), (446), (452) и др.; системообразующих признаков и качеств (158), (208), (247) и др.; личностных конструктов (201), (390), (474) и др.; инстанций личности (261), (384), (472) и др.; установок (48); (251), (298), (371) и др.; личностных потенциалов (146), (395), (404) и др.

Представители первого направления, определяя черту как базисный конструкт, выделяли совокупность различного рода черт, составляющих психологическую структуру личности. Например, Р. Кеттел включает в структуру личности поверхностные и исходные, конституциональные и сформированные социальной средой черты; способности, темперамент и динамические черты; общие и уникальные черты (446). В.М. Мельников и Л.Т. Ямпольский представили системы черт, объединяющих группы личностных признаков, и выражающихся в виде факторов, характеризующих психологические особенности отдельных людей. Среди таких факторов выделяются такие, как: описывающие динамику эмоциональных переживаний; доминантность и конформность; стремления к соблюдению моральных требований и т.д. Выделяемые здесь черты образуют базисные качества, а степень их выраженности определяет индивидуальные различия между людьми (235).



Во втором направлении при построении психологической структуры личности за основу принимаются либо системообразующие признаки: эмоциональность, активность, саморегуляция и побуждения (158), либо система компонентов: когнитивно-праксеологические организации опыта, темперамент и характер (247, с. 57-68).

Структура личности на базе личностных конструктов представляется как система идей, с помощью которых человек осознает, интерпретирует и объясняет свой опыт. Предложенный Дж. Келли «личностный конструкт», как составная часть структуры личности, выступил прежде всего основным критерием, характеризующим внутренний мир человека (474). В этом же плане представляются «смысловые конструкты» в концепции Д.А. Леонтьева (201) и «гипотетические конструкты» в теориях Е. Толмена и Х. Хекхаузена (390) и др.

В психоаналитических теориях личности (психодинамическая теория, аналитическая психология и др.) структура личности чаще всего представляется с позиций «инстанций личности», характеризующих взаимодействие «внутренних сил» и среды. Так, З. Фрейд охарактеризовал личность согласно инстанциям: «Оно», «Я», «Сверх-Я (Я-идеал)» (383, с. 334-349). К.Г. Юнг включал в структуру личности «эго», «личное бессознательное», «коллективное бессознательное», «психоидное бессознательное (472).

Использование установок в качестве основы в построении структуры личности опирается на понимание установки как целостного психического образования, играющего ведущую роль в поведении человека. Исходя из этого, психическая активность личности обусловливается закономерностями установок, зависит от условий их формирования, общих свойств, особенностей функционирования (371), (254) и др. Установка используется и при разработке «Я-концепции» (48). По мнению Р.Бернса «Я-концепция» есть «...свойственный каждому индивиду набор установок, направленных на самого себя» (48, с. 66). Характеризуя структуру «Я-концепции», Бернс выделяет такие модальности самоустановок, как «реальное Я»; «зеркальное (социальное) Я»; «идеальное Я». (48, с. 62-63).

Наряду с вышеприведенными подходами в психологии имеет место синтетическое направление в структурировании личности. Так, например, К.К. Платонов представляет модель личности в виде четырех подструктур: 1) «исключительно социально-обусловленные» свойства личности (направленность, моральные свойства и др.); 2) индивидуально приобретенный опыт (знания и др.); 3) индивидуальные особенности отдельных психических процессов (восприятие и др.); 4) биологически обусловленные свойства личности (темперамент и др.) (290).

Следует отметить, что в каждом из психологических направлений характеристика личности зависит от мировоззрения исследователей, согласно которому ее структура наполняется определенным содержанием. Таким образом, построение модели личности по тому или иному основанию всегда носит условный характер и справедливо лишь в заданной системе.

Исходя из сказанного, рассмотрение интегративной субъектности требует выделение параметров, согласно которым возможна структурная организация ее феноменов. Исходя из реализации сознательного и бессознательного в социальной активности человека (поведении, общении, познании, деятельности как таковой) при построении структурной организации интегративной субъектности вызывают интерес «потенциалы», детерминирующие такую активность. Таким образом, обращает на себя внимание структурирование на «личностных потенциалах» (146), (395), (404) и др. Так, например, М.С. Каган рассматривает структуру личности согласно видовым особенностям строения деятельности. Исходя из этого, выводятся личностные потенциалы: гносеологический (познавательный), аксиологический (ценностный), творческий, коммуникативный, эстетический. При этом познавательный потенциал характеризует объем и качество информации, которым располагает личность; аксиологический – систему ценностных ориентацией, приобретенных в процессе социализации; творческий определяется умениями, навыками, способностями к действию созидательному или разрушительному, продуктивному или репродуктивному и мерой их реализации в сферах труда, социально-организаторской и критической деятельности; коммуникативный обусловливается формами общительности, характером и прочностью контактов, устанавливаемых человеком с другими людьми; эстетический характеризуется уровнем, содержанием, интенсивностью художественных потребностей личности, и как она их удовлетворяет (146, с. 260-262). Приведенные «личностные потенциалы» с определенной долей условности можно представить в составе социально-психологических сфер человека, детерминирующих его социальную активность. При этом некоторые из этих потенциалов могут быть отражены в содержании одной из социально-психологических сфер. Например, познавательный и творческий потенциалы в полной мере реализуются через интеллектуальные способности человека, характеризуя его индивидуальный интеллект, а эстетический потенциал в полной мере представлен в ценностно-ориентационной сфере человека, характеризуясь реализацией определенных потребностей, а также в интеллектуальной и коммуникативной сферах. Таким образом, с определенной долей условности можно говорить о трех основных социально-психологических сферах, в которых находят отражения вышеприведенные потенциалы, и которые детерминируют социальную активность человека. Это ценностно-ориентационная (аксиологическая), интеллектуальная и коммуникативная сферы. (В рамках названных социально-психологических сфер находят свою представленность воля, чувства, эмоции и т.д., рассматриваемые в общей психологии как категориальный состав. Однако в рамках настоящего исследования не ставилась задача специального рассмотрения этого «общепсихологического» состава, принимая во внимание его наличие, как такового, в содержании выделенных социально-психологических сфер).

ЦЕННОСТНО–ОРИЕНТАЦИОННАЯ (АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ) СФЕРА интегральной субъектности характеризуется системой ценностей нравственного и морального порядка. Как правило, под ценностями понимается система критериев, характеризующих жизненную значимость происходящего с человеком и вокруг него; это определение объектов окружающей действительности, имеющие положительное или отрицательное значение для человека и общества. Считается, что в основе ценностей всегда лежат потребности человека (3), (60), (87), (195), (250), (251), (290), (321) и др.

В настоящее время в психологии не существует единого понимания того, что есть такое потребность. В мировой психологической науке можно выделить более десяти дефиниций. Так, например, существует понимание потребности как источника активности (К.А. Абуль­ханова-Славская, Л.И. Божович, Р.С. Вайсман, П.Я. Гальперин, А.В. Петровский, Д.Н. Узнадзе и др.), потребность как внутренний фактор, вызывающий, поддерживающий и прекращающий определенный вид поведения (Р. Кеттел, Д. МакКелланд и др.), потребность как динамический фактор, придающий валентность объектам окружающей среды (К. Левин и др.), потребность как тенденция к редукции напряжения (Ф. Брентано и др.), потребность как состояние нужды, недостатка в чем-либо (А.Н. Леонтьев, К. Обуховский, К.К. Платонов, С.Л. Рубинштейн и др.), потребность как результат нарушения равновесия гомеостатической модели индивидуума и среды (Г.Г. Дилигенский, В.Э. Мильман, В. Кеннон и др.), потребность как реакция на отклонение уровня адаптации (Ш.А. Надирашвили и др.) и т.д.

Так или иначе, потребности определяют побуждения человека. Согласно вышесказанному, они могут детерминировать состояния, возникающие в результате нарушения равновесия в индивиде, и в этом случае релевантным потребности будет состояние напряжения и беспокойства. Иными словами, налицо процесс, дающий изначальный импульс деятельности. Наряду с этим потребность можно представить и как свойство, имеющее диспозициональную природу и выступающее постоянно действующим движущим фактором поведения. Потребность можно рассмотреть и как оценочную категорию непрерывного отражения происходящих событий и, следовательно, регулирующую протекание деятельности, а также последствий ее осуществления. С точки зрения ряда теорий (психоаналитических, бихевиористических и др.) потребность можно отнести к бессознательным характеристикам, вызывающим активность, или (с позиций ряда когнитивных теорий) ее можно представить как переживание, субъективно отражающее состояние объективной нехватки чего-то, сознательно к чему существует.

Детерминируя нравственные и моральные ценности, потребности определяют специфику поведения человека. При этом нравственные ценности характеризуют духовный потенциал человека и определяют личность. Моральные же ценности выполняют социально адаптивную функцию и присущи как личности, так и социальному индивиду. Таким образом, нравственные ценности представляют собой систему принципов, детерминирующих духовную реализацию человека в социальном бытие. Ведущую роль здесь играет осознание личностью ее духовной направленности, т.к. это предполагает реализацию духовных потребностей через гуманизированные нормы общежития. Моральные ценности определяются обобщенными (конвенциональными) социально выраженными потребностями большинства членов социальной совокупности. Другими словами, данные ценности отражают обобщенные жизненно важные потребности той социальной среды, к которой принадлежит человек. Они находят свою выраженность в нормах «сознательной» и «бессознательной» морали. «Сознательная» мораль характерна для личности, в то время как «бессознательная» – для социального индивида.

Ценности определяют цели и устремления человека. При этом цели всегда носят осознанный характер и всегда представляют собой «сознательно прогнозируемый» результат деятельности и поведения человека, устремленияже определяют желаемый результат, к которому человек стремится, они не всегда носят осознанный характер. Если цели присутствуют в сознательном поведении и деятельности человека и характерны для личности, то устремления по большей части проявляются в бессознательной активности человека и определяют социализированный индивид.

Согласно вышесказанному, можно представить ценностно-ориен­тационную сферу социального индивида и личности. В первом случае речь идет о ценностях, характеризующих «бессознательный аспект» морали определенной социальной группы, во втором – имеются в виду моральные и нравственные ценности личности.

Ценности социального индивида детерминированы требованиями социальной среды и формируются под воздействием норм поведения в ней принятых. При этом ведущую роль играют ценности той социальной группы, в которой изначально формировался социализированный индивид человека (семья и др.) Часто эти группы становятся «образцом» для подражания, ориентируясь на него, человек вырабатывает критерии, по которым строит свою жизнь. Следовательно, человек, живя в определенной социальной среде, превращает ее ценности в свои и испытывает успешность в жизни с точки зрения достижения устремлений, соответствующих этим ценностям.

Вместе с тем, на формирование ценностей отдельной социальной группы оказывают влияния и потребности отдельного социального индивида. Точнее сказать те потребности, которые образуют единый потребностный профиль всей группы, т.е. представляющие собой обобщенные жизненно важные потребности большинства членов конкретной социальной совокупности. Таким образом, можно говорить об общественно значимых ценностях, ценностях определенной социальной среды и ценностях отдельных слоев населения. Для социализированного индивида данные ценности соотносятся с реальными потребностями человека. Их удовлетворение обеспечивает переживание приемлемости его поведения социальной группой.

Как правило, ценности социального индивида связаны с социальными установками. С точки зрения Ш.А. Надирашвили, установки, лежащие в основе социального поведения, возникают лишь у человека, ориентированного на социальные ценности (251, с. 88). При этом он отмечает то, что одни лишь знания о системе социальных ценностей не обеспечивают социально приемлемое поведение, здесь необходима сущностная ориентация человека на эти ценности (251, с. 88). Иначе говоря, должно быть стремление к социальным ценностям, без чего невозможно формировать социальные установки. Другими словами, поведение социального индивида определяется не только воздействием ситуации или действием импульсов потребностей, но и целостным состоянием - установкой, возникающей в результате одновременного действия того и другого.

С точки зрения Ш.А. Надирашвили, социальная установка, как и установка другого вида, «...формируется на основе единства определенных внутренних и внешних факторов и, в свою очередь, кладется в основу конкретного социального поведения» (251, с. 103). Эти факторы, по его мнению, опосредованы естественными социальными взаимоотношениями человека. Исходя из этого, человек, включаясь в жизнь различных социальных совокупностей, занимает определенные социальные положения в них.

Положение человека в социальной группе обязывает его выполнять социальные функции, соответствующие предъявляемым внешним требованиям. В случае невыполнения данных требований человек отчуждается социальной группой, испытывает состояние дискомфорта. Таким образом, для полноценного социального поведения человека требуется взаимосвязь его психических особенностей со сложившимися нормами жизнедеятельности, определенных социальных групп. Установление такой взаимосвязи приводит к формированию установочного поведения. Такое поведение, наряду с прочим, проявляется в характерных для определенной социальной группы реакциях человека на различные ситуации. В целом можно сказать, что социальные установки отдельных представителей социальных групп, в некотором роде, составляют «бессознательную мораль» этих групп.

Согласно Ш.А. Надирашвили, социальные установки фиксируются таким образом, что создается система, которая актуализируется и объективируется при соответствующих обстоятельствах (251, с. 107). В этом случае имеет место возникновение социальных аттитюдами.

Чаще всего под социальными аттитюдами (Social attitudes) понимаются определенного вида отношения человека к таким социальным объектам как семья, родина, культура, человечество и др. Их реализация обеспечивает удовлетворение или неудовлетворение в связи с воздействием указанных объектов на человека, что порождает реакции «притяжения» или «избегания». Согласно Ш.А. Надирашвили: «...Собст­венные социальные аттитюды человек большей частью осознает. Так или иначе, он знает о своих положительных или отрицательных отношениях к своей социальной группе, к родине, к другим национальностям, к деньгам, к традициям и т.д. ...Социальные аттитюды вырабатываются и создаются у человека в процессе социальной жизни посредством социального поведения, сами же они, в свою очередь, всегда опираются на определенную установку...» (251, с. 103). Таким образом, социальные аттитюды по большей части характеризуют личность человека и определяют осознаваемую часть морали. Они также обосновывают и придают целесообразность установочному поведению, рационализируют действия и поступки человека и устанавливают взаимосвязь между «я хочу» – «так должно быть» – «все, что я делаю, разумно». В некоторых случаях социальные аттитюды могут реализовываться через правовые нормы общежития, обеспечивающие рациональность социального поведения человека, «жизнь в рамках правовых законов».

Наряду с социальными аттитюдами ценностно-ориентацион­ная сфера личности, как уже ранее отмечалось, включает в себя образования, характеризующие нравственные ценности. Эти образования чаще всего имеют выраженность в виде личностных смыслов.

Проблеме смысловой сферы человека, ее различным аспектам или в целом, как интегративной системе, посвящено множество психологических исследований (А.Г. Асмолов, Е.З. Басина, Б.С Братусь, В.К Вилюнас, А.В. Запорожец, А.А. Леонтьев, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, В.В. Столин, Р.Х. Шакуров и др.). Ее изучение в современной отечественной психологии, как правило, опирается на подход Л.С. Выготского. С его точки зрения личностный смысл есть элемент структуры сознания, выражающего отношение к внешнему миру (81).

Смыслы, по мнению большинства исследователей, обладают некой динамикой. Такая динамика, как правило, включает в себя три класса процессов: смыслообразование, смыслоосознание, смыслостроительство. (200, с. 14). Данные процессы определяют смысловые структуры человека и позволяют понять динамику возникновения его ценностей. При этом смыслоосознание и смыслостроительство играют ведущую роль в возникновении и развитии ценностной ориентации непосредственно личности.

Среди смысловых структур особое место принадлежит конструктам. Введенное в психологию Дж. Келли понятие «личностный конструкт», как уже отмечалось, определяет систему критериев, характеризующих индивидуальный мир человека. В терминах «личностных конструктов», с точки зрения этого автора, представляются смыслы человека. Данная идея нашла свое продолжение в ряде психологических исследований, посвященных смысловой сфере человека (В.В. Столин, М. Кальвиньо, Д.А. Леонтьев и др.). Исходя из этого, вводится понятие «смысловые конструкты». С точки зрения Д.А. Леонтьева такие конструкты представляют собой «...категориальные шкалы, служащие для оценки субъектом объектов и явлений действительности по личностно-значимым параметрам, следствием которой является приписывание объектам и явлениям жизненного смысла» (199, с. 15). Смысловые конструкты всегда, по его мнению, представляют субъективные измерения объектов и характеризуют собственно личность. Они «задаются присущими человеку потребностями и ценностями, и поэтому один их полюс всегда «хороший», связан с желаемым и ценным, а второй «плохой» (201, с. 44). Следовательно, смысловые конструкты являются доподлинно личностными конструктами, они всегда связаны с работой сознания.

Исходя из сказанного, очевидно, что личностные конструкты позволяют представить нравственность человека в системе его ценностей. Иначе говоря, личностные конструкты относительно ценностно-ориентационной сферы личности могут быть выражены в виде нравственно-смысловых конструктов.

Нравственно-смысловые конструкты обладают дихотомией, выражающей «границы» духовности человека, реализуемой через социальное бытие. Иначе говоря, представляется двухполюсная шкала персонализированных критериев, согласно которым оцениваются социальные отношения, поведение и др. личности; определяется степень нравственности или безнравственности поступков в зависимости от социальной ситуации. Согласно этим конструктам вырабатывается система индивидуальных нравственных принципов, норм, правил жизнедеятельности человека. Они обеспечивают во многом личностную адекватность. Примером таких конструктов могут быть: доброжелательность – враждебность; отзывчивость – черствость; терпимость – мстительность и т.д.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СФЕРА интегративной субъетности характеризуется особенностями индивидуального интеллекта.

Интеллект является одной из философско-психологических категорий, определяющих сущность человека. Используя различные основания, исследователи по-разному рассматривают природу интеллекта, его формы и т.д. Так, например, принимая во внимание поведенческий параметр, В.Н. Дружинин говорит об интеллекте как о «...некоторой способности, определяющей общую успешность адаптации человека (и животных) к новым ситуациям посредством решения задач во внутреннем плане действия («в уме») при доминирующей роли сознания над бессознательным» (117, с. 18). Наряду с таким пониманием существует масса других дефиниций. В настоящей работе не ставится задача сравнения различных подходов к трактовке интеллекта с точки зрения их правомерности. В качестве базы здесь используется структурно-интегративная теория интеллекта, разрабатываемая М.А. Холодной, поскольку на сегодняшний день это, пожалуй, единственная концепция, которая предусматривает некую метафизичность в структуре интеллекта и, кроме того, дает представление об интеллекте как особой психической реальности. Все существующие до этого концепции «складывали» структуру интеллекта из его свойств или проявлений, оставляя за рамками рассмотрения собственно интеллект.

Структурно-интегративный подход в изучении интеллекта в теории М.А. Холодной затрагивает следующие аспекты:

1) анализ элементов, которые образуют состав этого психического образования, а также тех ограничений, которые накладывает на итоговые свойства интеллекта природа этих компонентов;

2) анализ связей между элементами интеллектуальной структуры, причем таких связей, которые проявляются не только в особенностях конструкции данной структуры, но и в характеристиках актуалгенеза (характеристиках микрофункциональной развертки в интеллектуальных актах);

3) анализ целостности, предполагающий изучение механизмов интеграции отдельных элементов в единую интеллектуальную структуру, характеризующуюся качественно новыми свойствами;

4) анализ места данной интеллектуальной структуры в ряде других психических структур (392, с. 124).

Согласно сказанному, интеллект определяется как «... особая форма организации индивидуального ментального (умственного) опыта в виде наличных ментальных структур, порождаемого ими ментального пространства отражения, и строящихся в рамках этого пространства ментальных репрезентаций происходящего…»(392, с. 165). При этом под ментальным опытом понимается «... система наличных психических образований и инициируемых ими психических состояний, лежащих в основе познавательного отношения человека к миру и обслуживающих конкретные свойства его интеллектуальной деятельности» (392, с. 164). Таким образом, в рамках этой теории данный опыт представляется в виде ментальных структур, ментального пространства и ментальных репрезентаций. Ментальные структуры представляют собой систему психических образований, которые «...в условиях познавательного контакта с действительностью обеспечивают возможность поступления информации о происходящих событиях и ее преобразование, а также управление процессами переработки информации и избирательность интеллектуального отражения» (392, с. 147). Ментальное пространство есть «... особая динамическая форма состояния ментального опыта, которая оперативно актуализируется в условиях осуществления субъектом тех или иных интеллектуальных актов» (392, с. 148). Ментальная репрезентация характеризует «... актуальный умственный образ того или иного конкретного события (то есть субъективную форму «видения» происходящего)» (392, с. 152).

В рамках интегративной субъектности выделенные формы ментального опыта определяют «изнутри» особенности поведения личности и социального индивида. Особое место здесь принадлежит ментальным структурам, т.к. они лежат в «основании» иерархии ментального опыта. Иначе говоря, ментальные структуры - это «... своеобразные психические механизмы, в которых в «свернутом» виде представлены наличные интеллектуальные ресурсы субъекта и которые могут «развертывать» при столкновении с любым внешним воздействием особым образом организованное ментальное пространство» (392, с. 148), последнее же позволяет перейти к «ментальным репрезентациям» (392, с. 151).

Анализируя ментальные структуры, М.А. Холодная выделяет три уровня (слоя) опыта: когнитивный; метакогнитивный и интенциональный.

Когнитивный опыт это «ментальные структуры, которые обеспечивают хранение, упорядочивание и трансформацию наличной и поступающей информации», он реализуется в виде: архитипических структур, способов кодирования информации, когнитивных схем, семантических структур и понятийных психических структур (392, с. 174-202). Архитипические структуры характеризуют филогенетическое бессознательное и определяют доличностные образования. Относительно социальной сущности человека вышеуказанные структуры представляются в виде различных модальностей, психических свойств, характеристик и т.д. Так, например, способы кодирования информации имеют выраженность: 1) через знак (словесно-речевая модальность); 2)через образ (визуально-пространственнная модальность); 3) через чувственное впечатление (чувственно-сенсорная модальность) (392, с. 176). Очевидно, что для интеллектуальной сферы личности в большей степени характерен словесно-речевой способ кодирования информации, тогда как для социального индивида - чувственно-сенсорный. Однако интеллектуальная деятельность человека предполагает взаимосвязь выделенных модальностей. Иначе говоря, «... становление интеллекта предполагает осуществлять обратимые переходы с одного «языка» представления информации на другой» (392, с. 176). Здесь также очевидна интеграция словесно-речевых и образных компонентов, образных и чувственно-сенсорных. В первом случае имеет место интеллектуальная активность личности, во втором - социального индивида.

Немаловажную роль в «интеллектуальном поведении» человека играют семантические структуры когнитивного опыта. Согласно М.А. Холодной, семантические структуры - «...это индивидуальная система значений, характеризующая содержательный строй индивидуального интеллекта» (392, с. 183) По мнению данного автора, эти структуры могут быть представлены в виде эксплицитных, имплицитных, декларативных и процедурных знаний (392, с. 183). Таким образом, названные психические образования характеризуют как сознательный, так и бессознательный уровни индивидуального интеллекта. В первом случае имеем эксплицитное знание, входящее в содержательный строй интеллектуальной сферы личности. Во втором – имплицитное знание, характеризующее в содержательном отношении в большей степени интеллектуальную сферу социального индивида (однако можно предположить, что имплицитное знание также может существовать на надличностном уровне).

Понятийные психические структуры когнитивного опыта по большей части определяют интеллектуальную сферу личности. Являясь сложным интегративным когнитивным образованием, указанные структуры характеризуются сложным когнитивным составом. По словам М.А. Холодной, при включении «...в работу понятийных структур информация об объектах и событиях начинает перерабатываться одновременно в системе множества взаимодействующих между собой форм психического отражения (способов кодирования происходящего). Это обстоятельство ... объясняет высокие разрешающие познавательные возможности интеллекта в условиях высокоразвитого понятийного мышления» (392, с. 193). Следовательно, понятийные психические структуры характеризуются высоким уровнем развития интеллекта, реализуются в мышлении человека и, таким образом, всегда затрагивают сознательный уровень психики.

Метагогнитивный опыт это «ментальные структуры, позволяющие осуществить непроизвольную регуляцию процесса переработки информации и произвольную, сознательную организацию собственной интеллектуальной активности» (392, с. 170). Он включает в себя четыре типа ментальных структур: непроизвольный интеллектуальный контроль, произвольный интеллектуальный контроль, метагогнитивная осведомленность, открытая познавательная позиция (392, с. 204). Эти структуры определенным образом представлены в личности и социальнном индивиде.

Произвольный интеллектуальный контроль, метагогнитивная осведомленность, открытая познавательная позиция характеризуют личность. Так, например, произвольный интеллектуальный контроль детерминирован сознательным управлением и регулированием социального поведения. Он, по мнению М.А. Холодной, всегда связан с сформированностью понятийных структур (392, с. 210). Метагогнитивная осведомленность, с точки зрения этого автора, представляет собой особую форму ментального опыта, характеризующую уровень и тип интроспективных представлений человека о своих индивидуальных интеллектуальных ресурсах (392, с. 211-212).

Открытая познавательная позиция есть «...особый тип познавательного отношения к миру, при котором индивидуальное умозрение отличается вариативностью и разнообразием субъективных способов осмысления одного и того же события, а также адекватной восприимчивостью по отношению к необычным, в том числе потенциально психотравматичным аспектам происходящего» (392, с. 212). Все приведенные структуры обусловливаются работой сознания и характеризуются высоким уровнем развития интеллекта.

Интециональный опыт это – «ментальные структуры, которые лежат в основе индивидуальных интеллектуальных склонностей» (392, с. 170). Он определяется направленностью и избирательностью интеллектуальной активности. Интенции, по мнению М.А. Холодной, есть «...особые субъективные состояния..., которые по своим механизмам являются продуктом эволюции индивидуального ментального опыта, а по форме выражения - неопределенно переживаемыми и в то же время чрезвычайно устойчивыми чувствованиями» (392, с. 215). Они начинают проявляться у человека с раннего детства и в большинстве своем реализуются через личностные и надличностные структуры. Иначе говоря, можно допустить, что данные психические образования имеют не только физическую, но и метафизическую основу. Относительно социальной сущности человека, таким образом, интеллектуальные интенции по большей части характеризуют личность.

В качестве структур интенционального опыта выступают: предпочтения, убеждения, умонастроения (392, с. 215). Предпочтения здесь рассматриваются как «фатальный» выбор личностью определенной предметной области, средств ее изучения и т.д. Интеллектуальные убеждения в данном подходе трактуются как переживания «фатальной» необходимости определенных взглядов, т.е. эта форма интенционального опыта может проявляться, например, «...в виде веры в наличие определенных принципов, которым подчиняется природа изучаемых объектов, либо в виде изначальной уверенности в правильности выбранного способа изучения реальности и т.д.» (392, с. 216). Под умонастроениями понимаются переживания, возникающие в творческой деятельности, связанные с порождением идей. Из сказанного следует, что интенциональный опыт человека связан с формированием творческой интеллектуальной активности личности.

КОММУНИКАТИВНАЯ СФЕРА интегративной субъектности проявляется через вербальное и невербальное общение и определяется формами, характером, прочностью контактов, устанавливаемых человеком с другими людьми. Другими словами, говоря о коммуникативной сфере интегративной субъетности, во внимание принимается все общение, а не только его коммуникативный компонент. В конечном итоге речь идет об общении, как таковом, в единстве перцептивного, интерактивногого и коммуникативного компонентов. При этом общение рассматривается с позиций представленности в нем интегративной субъектности в зависимости от проявления сознательного и бессознательного.

Процесс общения, как правило, осуществляется на вербальном и невербальном уровнях. Другими словами, можно говорить о вербальных и невербальных формах коммуникации. В первом случае имеет место построение общения (передача информации и т.д.) посредствам человеческой речи, во втором – организация общения строится неречевыми средствами визуально-кинестетических, аудических, тактильных и ольфакторных систем.

В человеческом общении невербальные коммуникации играют немаловажную роль. По мнению А. Пиза, до 80% коммуникаций человека осуществляется за счет невербальных средств выражения (289). В большей степени они характерны для социального индивида, хотя имеют отношение и к личности.

Коммуникации социального индивида чаще всего реализуются через неосознанные невербальные средства общения визуально-кинестетической, аудической и тактильной систем. К первой системе относятся внешний вид и выразительные движения человека: жесты, мимика, позы, движения рук, головы, ног и др., походка, выражение лица и глаз, направление взгляда и визуальные контакты, проксемика (расстояние до собеседника, угол поворота к нему и др.) и т.д. Ко второй системе принадлежат паралингвистические средства, характеризующие качество голоса, его диапазон, тональность, такие как громкость, тембр, ритм, высота голоса и др., а также экстралингвистические, проявляющиеся в речевых паузах, смехе и т.д. В третьем имеют место средства, выражающиеся в пожатии руки, объятиях и т.д. Представляя бессознательный уровень общения, коммуникации данных систем в наибольшей степени отражают реальные «нужды и чаянья» человека, неосознаваемые в силу действия этических и нравственных норм. Эти психические содержания проектируются на других людей и воспринимаются ими, актуализируя аналогичные побуждения и вызывая ответную реакцию.

Следует иметь в виду, что «язык» невербального общения должен строиться в адекватной знаковой системе, обеспечивающей соответствующее восприятие информации. Данная система включает в себя два уровня представления информации: психофизиологический и социально-детерминированный. Первый уровень характеризуется знаковой системой, в которой информация, представленная в виде жестов, мимики, звуков и т.д., отражает, по большей части, психофизиологические и физиологические потребности человека. Данный уровень универсален в том плане, что его «язык», как правило, понятен любому, он своими «корнями» уходит в зоопсихологию. Второй уровень зависит от социальной среды существования человека. Здесь имеют место различия этнического, социокультурного, субкультурного, возрастного и т.д. порядка. Другими словами, в зависимости от особенностей социальной среды у человека формируется язык невербального общения. Представленный в виде определенной знаковой системы, данный язык кодирует и обеспечивает прием – передачу информации средствами, приемлемыми определенной социальной совокупностью и «непонятными» для других.

Невербальные средства общения характеризуют и коммуникативную сферу личности. Здесь наблюдается их связь с сознанием человека. Использование жестов, мимики, звуков и др. может носить целенаправленный характер и выступать сред




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (494)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.044 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7