Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Билет №15. Части речи. Категориальные признаки части речи





Часть речи в современной лингвистике определяется большинством лингвистов как лексико-грамматический класс слов с набором индивидуальных дифференциальных признаков, присущих в таком комплексе только данной части речи.

Часть речи, по общему признанию, является одной из наиболее общих категорий языка. В них определённым образом группируются слова с близкими лексико-грамматическими характеристиками, с одинаковым способом отображения объективной действительности. Поэтому части речи привлекали и привлекают особый интерес , как при решении важных теоретических вопросов, так и в практическом освоении языка. Тем не менее, несмотря на большое количество работ по данному вопросу, проблема частей речи остается нерешённой. Для науки о языке являются актуальными слова, сказанные О.П. Суником около четырёх десятков лет назад: «Очень старый и весьма запутанный вопрос о частях речи, об их лингвистической природе, о количестве и качестве их в языках различных типов и семей не получил, как известно, удовлетворительного решения ни в грамматических исследованиях по отдельным языкам, ни в трудах по общему языкознанию»

Список частей речи постоянно пересматривается, дополняется, уточняется с появлением новых сведений о языке.

С развитием языкознания в XIX и XX вв. традиционная система частей речи перестает удовлетворять ученых. Появляются указания на непоследовательности и противоречия в существующей классификации, на отсутствие в ней единого принципа деления. Оживленные споры о рациональных принципах выделения частей речи развернулись, в частности, в отечественном языкознании. Ф. Ф. Фортунатов (1848—1914), а затем его ученики, представители так называемого формального направления, разработали классификацию слов русского языка, построенную на учете одних только синтетических, различающихся окончаниями «форм словоизменения». Эта классификация не принимала во внимание сложных, аналитических форм, случаев косвенного выражения грамматического значения, а главное смысловых и синтаксических функций частей речи.



Более перспективный путь решения проблемы наметил Л. В. Щерба, подчеркнувший, что в языке «форма и значение неразрывно связаны друг с другом: нельзя говорить о знаке, не констатируя, что он что-то значит; нет больше языка, как только мы отрываем форму от ее значения» и, с другой стороны, «нет категорий, не имеющих формального выражения» й. В вопросе о частях речи исследователь «должен разыскивать... под какую общую категорию подводится то или иное лексическое значение», причем нужно учитывать, что «внешние выразители категорий могут быть самые разнообразные». И далее:

«Какаду не склоняется, но сочетания мой какаду, какаду моего брата, какаду сидит в клетке достаточно характеризуют какаду как существительное».

Очевидно, ошибка «формальной школы» заключалась не в требовании учитывать форму; требование это правильное, языковед всегда должен учитывать формальную сторону, если не хочет оторваться от объективных фактов языка. Ошибка была в том, что форма понималась, во-первых, узко, только как наличие окончания в составе самого данного слова, и, во-вторых, рассматривалась как нечто самодовлеющее, между тем как форма есть всегда форма какого-то содержания, внешнее проявление какой-то сущности. Пусть слова вроде какаду, такси не имеют в русском языке падежно-числовых окончаний. Значит ли это, что они не имеют грамматических категорий падежа и числа? Вовсе нет! Достаточно употребить такое слово в контексте, и мы по поведению окружающих слов сразу обнаружим, что этому слову присущи все грамматические категории и синтаксические функции, свойственные имени существительному.

Грамматические категории, характеризующие слова той или иной части речи, не совпадают или не вполне совпадают в разных языках, но они в любом случае обусловлены общим грамматическим значением данного класса слов, т. е обусловлены тем, что Щерба назвал, как мы видели, «общей категорией», под которую «подводятся лексическое значение». Так, из общей категории «предметности», составляющей грамматическое значение имени существительного, вытекают отдельные акциденции данной части речи, в частности в русском языке—категории падежа, числа и рода, выражаемые соответствующими формальными показателями.

В некоторых случаях главным формальным признаком определенной части речи является та или иная сочетаемость соответствующих слов с другими. Так, в китайском языке глаголы и прилагательные, выступая в функции сказуемого, могут непосредственно сочетаться с подлежащим. И именно эта неспособность быть сказуемым без помощи связки является основным формальным признаком китайского существительного. Синтаксические функции частей речи обнаруживают при сравнении языков большее сходство, чем типы формо- и словообразования. Ведущим же и определяющим моментом является общее грамматическое значение. Остальные моменты так или иначе подчинены ему и должны рассматриваться как прямые или косвенные формы его проявления, специфичные для каждого языка.

Первый принцип теории частей речи состоит в том, что часть речи как общий лексико-грамматический разряд слов характеризуется не одним, а четырьмя категориальными признаками — семантическим, словообразовательным, морфологическим и синтаксическим.

Семантический признак части речи — это его общее грамматическое значение. Так, существительные имеют значение предметности, и это объединяет существительные разного лексического, словообразовательного и морфологического качества: стол, чернила, учительница, бег, красота, кенгуру, вселенная. Глагол имеет значение действия и состояния, и это объединяет такие лексически, словообразовательно и морфологически разные слова, как читать, стоять, светает, столоваться, белеть, умножать.

Синтаксический признак части речи — это его обычная, первичная синтаксическая функция. Так, например, существительное как часть речи обычно синтаксически используется в роли подлежащего и дополнения; это его первичная функция. Первичной функцией глагола является быть сказуемым. Прилагательное обычно функционирует как определение, наречие — как обстоятельство.

Словообразовательный признак части речи — это набор его словообразовательных моделей и инвентарь словообразовательных средств для пополнения лексики данной части речи, а также способность выделять основы для пополнения лексики других частей речи. Для глагола как части речи, например, типично внутриглагольное префиксальное словообразование, а для имени существительного — внутрисубстантивное суффиксальное словообразование. Наречие как часть речи характеризуется тем, что его словообразовательные модели и средства возникли на базе форм слов и словосочетаний других частей речи.

Морфологический признак части речи — это инвентарь ее словоформ и парадигм, система морфологических категорий и морфологических разрядов. По этому признаку часть речи может охватывать слова неизменяемые (без форм словоизменения, как наречие) и изменяемые (склоняемые и спрягаемые, как существительные и глаголы).

Категориальные признаки проявляются у разных частей речи не в равной мере; ведущим признаком может выступать то один признак, то другой, особенно у разных групп слов.

Второй принцип теории частей речи — классификационный. Если первый принцип требует многоаспектного подхода, учета совокупности признаков при характеристике той или иной части речи, то второй принцип требует признания неоднородности частей речи и классификации (типологии) их.

Выделяется два наиболее крупных класса слов: знаменательные и служебные, охватывающие каждый по нескольку частей речи. Внутри класса знаменательных слов прежде всего выделяются слова-названия (имена собственные (Волга, Москва) и нарицательные (река, город)) и указательно-заместительные слова (здесь, где, там, он, мой, этот, тогда, такой). Особое место в ряду знаменательных слов занимают междометия - слова, служащие выразителями эмоций (ай, ой, ба, тьфу, ура, дудки, батюшки, ой, черт бы побрал,ах) или сигналами волевых побуждений (эй, алло, цыц, брысь, стоп). Для междометий характерна синтаксическая обособленность, отсутствие формальных связей с предшествующим и последующим впотоке речи. Служебные слова функционально-грамматически близки морфемам и могут превращаться в морфемы. Кстати, Виноградов частями речи называл только лексико-грамматические разряды знаменательных слов, служебные слова он называл частицами речи.

Отдельную группу, промежуточную между знаменательными и служебными словами, составляют «оценочные», или модальные, слова, выражающие оценку достоверности факта (несомненно, вероятно, по-видимому, кажется, как будто, может быть, вряд ли, едва ли и ф. п., также говорят, слыхать, якобы и др.) либо оценку его желательности или нежелательности с точки зрения говорящего (к счастью, к сожалению, на беду и др.). Модальные слова используются в предложении в качестве вводных элементов.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.003 сек.)