Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


О ПУТЕШЕСТВИИ, О КОТОРОМ НЕ БЫЛО РАССКАЗАНО, И О ЗАПРЕТНОЙ КАРТЕ 5 страница




По крайней мере, Грей на это надеялся.

Для того чтобы добраться до нужного кирпича, ему пришлось ползти на четвереньках, поскольку свод купола начал изгибаться вниз. Оказавшись на месте, Грей присел на корточки и ощупал штукатурку. Гладкая поверхность. Никаких ангельских букв. Вообще никаких отметин.

Грей нахмурился. А что, если он ошибся?

К несчастью, был всего один способ это выяснить. Грей махнул рукой через луч лазера, и у него на ладони на мгновение расцвело красное пятно.

Это был условный знак.

Далеко внизу Бальтазар нагнулся, поднял с пола указку и направил ее в глубь уходящего в полумрак нефа.

Казалось, лазерный луч ударил по гонгу: из той части собора раздался громкий полицейский свисток, разорвавший торжественную тишину и раскатившийся отголосками под сводами. Вслед за этим послышались испуганные крики.

Посмотрев в ту сторону, Грей увидел вспышку пламени. Бутылка с самодельной зажигательной смесью, изготовленной из спиртосодержащей жидкости, которой реставраторы отчищают мозаику. Вигор бросил ее в мусорный бак.

Крики стали громче.

Грей развернулся так, чтобы заслонить своим телом от охранника внизу то святотатство, которое собирался совершить. Достав из-за пазухи инструмент, он поставил зубило в ту точку, куда указывал лазерный луч. Грей застыл в напряженном ожидании. Через мгновение раздался второй свисток.



В это же самое мгновение Грей нанес сильный удар.

Лопнула штукатурка, глухо треснула сухая известь.

Вывалившийся осколок кирпича ударил Грея в грудь и отскочил в сторону. Выбросив руку, в которой было зубило, Грей успел подхватить осколок, не дав ему упасть на мраморный пол. Согнувшись пополам, он убрал осколок за пазуху.

Используя зубило как рычаг, Грей быстро расковырял отверстие в сердце полого кирпича, старательно собирая все осколки. Протянув руку, он ощупал полость пальцами. Внутри она оказалась на удивление гладкой. Грей продолжал поиски.

Там что-то было.

Грей вытащил свою находку. Он ожидал увидеть золотую пайцзу, но вместо этого достал бронзовую или медную трубку длиной восемь дюймов, закрытую с обеих сторон, чем-то напоминающую футляр для сигары. Этот предмет также отправился к нему за пазуху.

Бросив искоса взгляд вниз, Грей отметил, что пламя в мусорном баке уже потушено с помощью огнетушителя.

Он торопливо сунул руку в отверстие и нащупал указательным пальцем что-то тяжелое. Ему потребовалось еще несколько секунд, чтобы извлечь из тайника вторую добычу: еще одну золотую пайцзу.

Тяжелая золотая пластинка выскользнула у него из пальцев и упала ему под ноги на ступень лесов. Металл зазвенел словно колокол, и чаша купола многократно усилила звук. К несчастью, произошло это в тот самый момент, когда внизу наступила полная тишина.

Проклятье…

Не успели затихнуть отголоски, как Грей схватил золотую пайцзу и сунул ее за пазуху. Внизу раздались крики, и он сделал единственное, что пришло ему на ум. Ногой он сбросил молоток с лесов и, вскрикнув, сам повалился следом, размахивая руками в воздухе.

 

11 часов 58 минут

Вигор от колоннады второго уровня смотрел за тем, как Грей сорвался с самого верха лесов.

Только не это…

Незадолго до этого Вигор дунул в свисток в противоположном конце собора и бросил зажженную бутылку с зажигательной смесью в мусорный бак. Затем он поспешно покинул место и снова подул в свисток, после чего бросил его в горшок с растением. Поскольку прелат уже надел воротничок, символ своего сана, ему достаточно было лишь изобразить смятение и испуг. Охранники не обратили на него никакого внимания, позволив вернуться по верхнему ярусу к центральному нефу.

Вигор оказался в центре собора в тот самый момент, когда Грей с криком сорвался с самого верха строительных лесов. Внизу люди бросились врассыпную. На мраморные плиты с громким стуком упал молоток. Сделав сальто в воздухе, Грей протянул руку и схватился за распорку лесов, налетев спиной на крепеж. Его ноги лихорадочно заработали, пытаясь найти опору. Нащупав перекладину, Грей заполз обратно на леса и улегся на спину, судя по всему приходя в себя от падения.

Охранник, что-то крикнув ему, подозвал своего напарника, и тот полез по лесам наверх, грохоча тяжелыми ботинками.

Грей катался на спине, со стоном прижимая левую руку.

Вигор вернулся к лестнице, ведущей в низ нефа. Там он присоединился к Бальтазару и хранителю музея. Тем временем охранник помог Грею подняться на ноги, и тот, прихрамывая и опираясь на него, начал осторожно спускаться с лесов.

Когда Грей наконец оказался внизу, его лицо было багровым от гнева. Он указал на молоток, тот самый молоток, который ему дал Бальтазар.

– Видно, ваши рабочие не привыкли убирать за собой. – Его запинающийся голос был проникнут яростью и запоздалым страхом. – Когда внизу началась вся эта суматоха, я случайно наступил на этот проклятый молоток. Я мог разбиться насмерть!

Хранитель, щуплый мужчина с небольшим животиком, подобрал молоток с пола.

– О, дорогой сэр, приношу свои извинения. Такая непростительная небрежность! Уверяю вас, мы обязательно во всем разберемся. Что у вас с рукой?

Грей прижимал руку к груди.

– Растяжение, быть может, вывих, – сверкнул взглядом он.

– Полиция уже спешит сюда, чтобы разобраться в причинах возникновения пожара, – сказал хранитель.

Грей и Вигор встревожено переглянулись. Если Насер узнает о том, что здесь была полиция… Вигор кашлянул.

– Пожар, несомненно, вызван непотушенным окурком беспечного туриста. Или это была безобидная шутка.

Хранитель, казалось, его не слышал. Обернувшись к одному из охранников, он быстро заговорил по-турецки. Вигор, в совершенстве владеющий этим языком, все понял. Положение грозило стать еще хуже.

– Нет-нет, – с жаром произнес он, выразительно посмотрев на Грея. – Не сомневаюсь, наш студент обойдется и без медицинской помощи. Не надо везти его в больницу.

Грей широко раскрыл глаза. Им нельзя покидать собор. Похоже, благодаря своему отвлекающему маневру они все глубже увязали в трясине.

– Монсиньор Верона прав. – Грей распрямил руку и покрутил ею. От Вигора не укрылось, что при этом он поморщился от боли. Судя по всему, ему действительно здорово досталось. – Лишь небольшое растяжение. Все будет в порядке.

– Нет. Я настаиваю. Такова политика нашего музея. Если с кем-либо из наших посетителей происходит несчастный случай, его обязательно показывают врачу.

Вигор почувствовал, что переубедить хранителя не удастся. Шагнув вперед, Бальтазар кашлянул, привлекая внимание к себе.

– Разумное правило. Ну а пока молодому человеку нужно где-нибудь отдохнуть. Кажется, ваш кабинет находится в полуподвальном этаже?

– Разумеется. Там вам никто не помешает. Я сам разберусь с полицией и позову вас, когда приедет «скорая помощь». Да, доктор Пиноссо, примите мои искренние извинения. Вы так щедро делились с нами своими знаниями и временем, и вот как я вам отплатил.

Бальтазар похлопал хранителя по плечу.

– Хасан-бей, не беспокойтесь. Все будет хорошо. Все окончилось лишь небольшой встряской нервов. А для моего ученика это станет хорошим уроком, чтобы внимательно смотрел себе под ноги, особенно когда находится на таком опасном пьедестале.

Вдалеке послышался вой сирен.

– Сюда, – пригласил хранитель музея.

Вскоре Грей, Вигор и Бальтазар остались одни в кабинете Хасана Ахмета. Обстановка здесь была спартанской. Приколотый кнопками план собора на стене, письменный стол, заваленный бумагами. Ряд стальных шкафов, а над ними одинокая фотография хозяина кабинета, пожимающего руку президенту Турецкой республики. На противоположной стене – старая карта Ближнего Востока.

Закрыв дверь на задвижку, Бальтазар прошелся по кабинету.

– Здесь, в подвалах, настоящий лабиринт укромных помещений. Вы вдвоем можете спрятаться здесь и дождаться прибытия этого Насера. А я поднимусь и скажу Хасану, что вы ушли.

– Придется остановиться на этом. – Вигор подсел на диван к Грею, растиравшему ушибленное плечо. – Времени у нас мало. Тебе удалось там что-нибудь найти?

Вместо ответа Грей расстегнул рубашку снизу и достал золотую полоску и бронзовую трубку. Он тряхнул полами рубашки, и из-за пазухи вывалился кусок затвердевшей бурой глины. Нагнувшись, Грей подобрал его с пола и положил на стол.

Вигор потянулся было к бронзовой трубке, но его поразил цвет глины. Он взял со стола кусок древней керамики.

– Это осколок пустотелого кирпича, – угрюмо объяснил Грей. – Я не хотел оставлять его там. Видит бог, и без того все пошло наперекосяк.

Вигор быстро осмотрел осколок. С одной стороны на нем все еще держался кусок пурпурной штукатурки, но с противоположной стороны глина была покрыта тонким слоем небесно-голубой глазури. Кому понадобилось глазуровать внутреннюю полость пустотелого кирпича?

– Ты не нашел там ангельские письмена? – спросил Вигор, кладя осколок на стол.

– Нет. Никаких надписей, ничего необычного. Склонившись над столом, Бальтазар перевернул золотую пайцзу.

– Но вот здесь есть символ ангельского алфавита.

Вигор посмотрел на золотую полоску. Как и следовало ожидать, обратную ее сторону украшала одна-единственная буква ангельского письма, обведенная грубым кругом.

 

 

– Второй ключ, – сказал Вигор.

– Ну а это что такое? – спросил Бальтазар, указывая на бронзовую трубку.

Вигор взял трубку. Толщиной с большой палец, никаких украшений, только следы молотка, оставленные старинным кузнецом.

– Возможно, в этой трубке хранится свиток.

Он изучил концы. Один был запечатан тонкой бронзовой монеткой.

– Нам нужно ее открыть, – сказал Грей.

Вигор досадливо поморщился. Как профессиональный археолог он привык обращаться с древними реликвиями в соответствии с определенными правилами. Сначала каждую находку необходимо сфотографировать, тщательно измерить, подробно описать.

Сунув руку в карман, Грей достал перочинный ножик. Раскрыв маленькое лезвие, он протянул ножик Вигору:

– У нас нет времени.

Вздохнув, Вигор взял нож. Ощутив укол профессиональной совести, он кончиком ножа осторожно поддел монетку. Та легко вывалилась, словно была вставлена только вчера. Расчистив на кофейном столике место, Вигор наклонил трубку, высыпая ее содержимое. На полированное красное дерево упал скрученный в трубочку кусок какого-то белого материала.

– Свиток, – сказал Грей.

Долгие годы исследований и опыт всей жизни позволили Вигору оценить материал, даже не прикасаясь к нему.

– Это не пергамент, не веленевая бумага и даже не папирус.

– Тогда что же это? – спросил Бальтазар.

Вигор пожалел о том, что у него нет специальных перчаток. Опасаясь испачкать свиток кожным жиром, прелат взял с письменного стола карандаш и мягким ластиком на конце попробовал развернуть свиток.

Тонкий и мягкий материал поддался без труда.

– Похоже на ткань, – предположил Грей.

– Шелк. – Вигор разматывал свиток все дальше и дальше, раскладывая его на поверхности столика. – На нем есть вышивка, – добавил он, заметив на белой материи стежки, выполненные тонкой черной нитью.

Однако на белом шелке были вышиты не узоры и не рисунок. По мере того как Вигор разворачивал свиток, на нем открывались строчки округлых букв, нанесенных мелкими стежками на материю.

Грей заглянул прелату через плечо, собираясь прочитать текст, но недоуменно нахмурился.

– Написано на lingua lombarda, – с благоговейным почтением промолвил Бальтазар.

Вигор не мог оторвать взгляда от свитка.

– На диалекте итальянского языка, распространенного на родине Марко Поло. – Взяв карандаш, он дрожащей рукой провел ластиком по первой строчке, переводя вслух: – «Ответ на наши молитвы последовал в высшей степени неожиданный».

Посмотрев на Грея, прелат прочитал по его глазам, что тот все понял.

– Это заключение рассказа Марко Поло, – сказал молодой американец, – его продолжение с того самого места, на котором он оборвался в экземпляре книги, попавшей в руки «Гильдии».

– Недостающие страницы, – согласился Вигор, – вышитые на шелке.

Встревоженно взглянув на дверь, Грей указал на шелковый свиток:

– Читайте дальше.

Вигор начал с самого начала, продолжая рассказ об испытаниях, выпавших на долю отряда под предводительством Марко. Первая часть закончилась тем, что отряд оказался заперт в Городе мертвых, окруженный толпой людоедов. Вигор старательно перевел следующий отрывок. Его голос дрожал, проникнутый силой слов самого Марко.

«Ответ на наши молитвы последовал в высшей степени неожиданный. И вот что произошло.

На Город мертвых опустилась ночь. Из своего ненадежного убежища мы смотрели на то, как внизу каналы и пруды города расцвечиваются потусторонними огнями; такими красками светятся грибы и плесень. Пред нами открылось зрелище жуткого пиршества, исторгнутого из внутренностей самого Дьявола, ибо мертвые пожирали мертвых. Мы не видели никакой надежды на спасение. Какой ангел осмелится ступить на эту проклятую землю?

Однако через какое-то время из черного леса появились три фигуры. Выглядели они так: кожа их отбрасывала сияние, подобное свечению гнилой воды в каналах и прудах, и страшные людоеды расступались перед ними, освобождая дорогу, подобно тому как порыв ветра раздвигает пшеницу на поле. Когда эти странные существа подошли к основанию башни, мы смогли разглядеть, что внешне они похожи на тех самых людей, которые питаются плотью себе подобных. Однако кожа их излучала божественное сияние.

В великом ужасе воины хана побросали оружие и попадали ниц, прижимаясь лицом к камню. Троица мирно вошла в убежище и поднялась к нам. Лица у этих людей были осунувшимися и истощенными лихорадкой, но плоть их, в отличие от плоти собратьев внизу, похоже, была здорова. Однако плоть эта не имела ничего общего с человеческой. Казалось, сияние кожи проникает глубоко внутрь тела, тем самым открывая бурление в кишках и смутное биение сердца. Так получилось, что один из этих людей случайно прикоснулся к одному из ханских воинов. Тот с криком отскочил назад, и в месте прикосновения его кожа почернела и покрылась волдырями.

Отец Агреер поднял распятие, защищаясь от странных пришельцев, но первый из них бесстрашно шагнул вперед и прикоснулся к кресту монаха-доминиканца. Он заговорил на языке, понять который не мог никто; однако, подкрепляя свои слова жестами, он передал свое пожелание: нам предстояло отпить глоток из скорлупы расколотого пополам кокоса.

Один из воинов хана, похоже, понимал странный язык настолько, что смог выступить переводчиком. Нам предлагалось целительное снадобье, приняв его, мы будем защищены от болезни, поразившей здешние места. Но пусть Небеса простят нас за то, какую цену придется нам заплатить за это и за то, что с нами станется в конечном счете».

На этом рассказ обрывался. Вигор в отчаянии откинулся назад.

– Должно быть продолжение.

– Спрятанное вместе с третьим и последним ключом, – предположил Грей.

Кивнув, Вигор постучал пальцем по расстеленному на столике куску шелка.

– Но даже по одному этому отрывку уже понятно, почему эта часть истории так и не была рассказана.

– Почему? – спросил Грей.

– Обрати внимание на описание этих странных людей, – подчеркнул Вигор. – Светящихся неким «божественным сиянием». Предлагающих исцеление.

– Похоже на ангелов, – заметил Бальтазар.

– Но только на языческих ангелов, – поправил Вигор. – В средние века подобную концепцию Ватикан бы не одобрил. И вспомните, что тот, кто в семнадцатом веке разделил на части рассказ Марко Поло, сделал это во время новой эпидемии чумы, обрушившейся на Италию. Каким бы пугающим ни было содержание повествования Марко, Ватикан не осмелился его уничтожить. Какие-то церковные мистики решили разделить текст, чтобы сохранить и спрятать его. Но остается самый главный вопрос: что еще осталось нерассказанным?

– Чтобы это узнать, – сказал Грей, – необходимо найти третий ключ. Но с чего начать поиски? Здесь нигде нет ангельского письма.

– Быть может, нет такого, который виден невооруженным глазом, – многозначительно промолвил Вигор.

Грей кивнул, соглашаясь с его словами. Обернувшись к рюкзачку, он начал в нем рыться.

– Я захватил ультрафиолетовый фонарик. На тот случай, если мы бы снова столкнулись со светящимися обелисками.

Бальтазар погасил свет. Грей осветил ультрафиолетом все предметы. Даже осколок глиняного кирпича.

– Ничего, – в конце концов вынужден был признать он. Тупик.

 

12 часов 43 минуты

Отчаяние, охватившее Грея, натянуло его нервы до предела. Он потерял все надежды осуществить свой первоначальный замысел, хотя прицел с самого начала был очень дальним.

– Ждать больше нельзя, – наконец признал Грей, взглянув на часы. – Нам пора прятаться. Соберем все это и отправимся искать какое-нибудь укромное местечко.

Последние пять минут они ломали голову, тщетно пытаясь найти хоть какое-нибудь указание на то, где искать третий ключ. Вигор в надежде расшифровать скрытый смысл, спрятанный в тексте, перечитал его заново. Бальтазар тщательно изучил обе поверхности золотой пайцзы. Все сошлись в том, что грубая линия, окружающая одинокий символ ангельского письма, должна иметь какое-то значение, но никто не смог предположить, какое именно.

Вздохнув, Вигор скрутил свиток.

– Ответ должен находиться здесь. Сейхан сказала, что в экземпляре книги, попавшем в руки «Гильдии», говорится про то, что каждый ключ укажет на следующий. И нам нужно понять, что мы упускаем из виду.

Грей взял со стола последнюю реликвию: осколок глиняного кирпича. Он постучал пальцем по сохранившемуся слою штукатурки:

– А может быть, имеет значение то, что кирпич был покрыт именно пурпурной штукатуркой? Насколько я понимаю, тайник мог быть выкрашен в любой цвет. На сводах купола представлена вся палитра.

Казалось, Вигор не слушает его, поглощенный тем, что засовывает свиток обратно в бронзовую трубку. И все же он пробормотал вслух:

– Пурпур является цветом монархии. А также цветом божественного.

Грей кивнул. Схватив свой рюкзак, он сунул осколок внутрь. При этом его большой палец скользнул по гладкой глазури с противоположной стороны. Грей вспомнил, что кирпич изнутри был покрыт голубой глазурью.

– Голубой, – прошептал он вслух. – Голубой и пурпурный, цвет монархии.

И тут до него дошло: «Ну конечно!»

Вигор, осененный той же догадкой, резко выпрямился.

– Голубая принцесса!

Бальтазар протянул Грею золотую пайцзу, чтобы тот убрал ее в рюкзак.

– Вы говорите о Кокеджин. О юной монгольской девушке, которая отправилась в путь вместе с Марко.

Вигор кивнул:

– Свое прозвище она заслужила, потому что с монгольского ее имя переводится как «голубое небо».

– Но какой смысл может иметь упоминание принцессы под сводами Святой Софии? – спросил Грей.

– Давайте вернемся назад, – сказал Вигор, начиная загибать пальцы. – Первый ключ находился в Ватикане, в Италии, где завершилось путешествие Марко. Важнейшая веха. Следуя по пути Марко в обратном направлении, мы обнаружили следующую веху здесь, в Стамбуле, где Марко покинул Азию и наконец ступил на землю Европы.

– А если пойти по пути Марко еще дальше назад… – начал Грей.

– Следующей вехой станет то место, где Марко выполнил до конца задачу, возложенную на него Хубилай-ханом, ради которой он, по сути дела, и отправился в путь: доставить принцессу Кокеджин в Персию.

– Но какая именно часть Персии? – спросил Грей.

– Остров Хормоз, – ответил Бальтазар. – На юге современного Ирана. Остров Хормоз, или Ормуз, находится в устье Персидского залива.

Грей взглянул на стол. Остров! Взяв золотую пайцзу, он провел пальцем по линии, окружающей символ ангельского письма.

– А что, если это грубая карта острова?

– Давайте проверим, – сказал Вигор, поднимаясь с места.

Он прошел к древней карте на стене. Грей присоединился к нему.

Прелат указал на маленький остров у самого выхода из Персидского залива, недалеко от материковой части Ирана. Остров имел ту же самую округлую форму с отчетливым каплевидным выступом с одной стороны. Рисунок на золотой пластине практически точно воспроизводил его очертания.

– Мы его нашли, – прошептал Грей. От возбуждения у него участилось дыхание. – Теперь мы знаем, куда направиться дальше.

А это означает, что его замысел может увенчаться успехом. – Но как быть с Насером? – спросил Вигор.

– Я о нем не забыл. – Повернувшись к прелату лицом, Грей стиснул ему плечо. – Первый ключ. Я хочу, чтобы вы отдали его Бальтазару.

Вигор нахмурился:

– Зачем?

– Если у нас что-то пойдет не так, нельзя допустить, чтобы первый ключ попал в руки Насера. Мы представим все так, будто второй ключ, обнаруженный здесь, на самом деле является первым. Насер не знает, что вы нашли первый ключ в Ватикане. – Грей перевел взгляд с одного ученого на другого. – Полагаю, вы сохранили свое открытие в тайне.

Вигор и Бальтазар дружно кивнули.

Отлично.

И все же Вигор продолжал хмуриться.

– Но ведь когда Насер прибудет сюда, он непременно обыщет Бальтазара и обнаружит первую золотую пайцзу.

– Не обнаружит, если Бальтазара уже не будет с нами, – возразил Грей. – Как и в случае с Ковальски, едва ли Насеру известно о том, что ваш коллега сопровождает вас. Ну как ему может прийти в голову, что вы приехали в Стамбул вместе с деканом факультета истории искусства? Проследив за вашим сотовым телефоном, Насер установил лишь то, что вы отправились встречаться с нами. И мы должны воспользоваться этим обстоятельством. Мы пошлем Бальтазара со всем тем, что нам удалось узнать, к Сейхан. Втроем с Ковальски они получат солидную фору, отправившись на остров Хормоз. И им останется только найти третий, последний ключ. Когда Насер прибудет в Стамбул, мы постараемся как можно дольше протянуть время, водя мерзавца за нос. Однако ради моих родителей в конце концов нам придется направить его на правильный путь.

– Будем надеяться, что к этому времени Сейхан уже удастся отыскать последний ключ, – сказал Вигор.

– И тогда у нас будет с чем вести торг, – заключил Грей.

Однако он понимал, что все эти планы опираются на одну последнюю надежду.

Пейнтер должен найти способ освободить его родителей.

И разумеется, в расчетах самого Грея не должно быть серьезных ошибок.

 

13 часов 6 минут

Сейхан ждала в номере гостиницы, расположенной прямо напротив западного входа Святой Софии. Она сидела у окна пятого этажа. Ее щека лежала на прикладе снайперской винтовки «Хеклер и Кох ПСГ-1». Молодая женщина смотрела в оптический прицел, наведенный на площадь перед собором.

Она видела, как приехала и тотчас же уехала полиция.

Что там произошло?

Рядом лежал, растянувшись на кровати, Ковальски. Великан жевал оливки и чистил пять пистолетов и автоматическую винтовку А-91 российского производства под патрон калибра 5,56 мм стандарта НАТО.

Они закупили все необходимое.

Ковальски работал, со свистом обсасывая косточки оливок. Сейхан это действовало на нервы. Однако в оружии великан знал толк.

Со своей позиции Сейхан отчетливо просматривала улицу, парк и площадь. Она выискивала взглядом в толпе туристов тех, кто проявлял особый интерес к собору. Также она высматривала характерные признаки человека, скрытно несущего оружие.

Пока что все было в порядке. Или же она просто потеряла чутье.

В оптический прицел снайперской винтовки Сейхан наблюдала за всеми теми, кто входил и выходил в западные Императорские ворота Святой Софии. Она отрегулировала увеличение так, чтобы можно было отчетливо видеть лица. Сейхан вела учет посетителей. Искала одни и те же лица, тех, кто торчит на месте или ходит туда и обратно, наблюдая за собором. Ей хотелось выявить в округе как можно больше врагов. На тот случай, если придется действовать силой.

Пока что ничего. Но такого не могло быть.

Где люди Насера? Они уже давно должны были прибыть сюда, занять позиции вокруг собора. У «Гильдии» в Стамбуле обширные ресурсы. Доказательством тому был богатый арсенал оружия, собранный в номере гостиницы. Или же Насер решил обойтись минимумом людей? Гораздо проще затеряться на месте двоим-троим, чем дюжине.

И вес лес Сейхан в это не верила.

– Тут что-то не так, – пробормотала она вслух, отрываясь от прицела.

Какую игру ведет Насер?

Сейхан снова вернулась к своей работе. Из собора вышел высокий мужчина. Он двигался размашистыми шагами, даже не пытаясь скрываться. Сейхан сосредоточила на нем взгляд, навела оптический прицел на его бородатое лицо.

Вот это уже больше похоже на правду.

Имени мужчины Сейхан не знала, но она уже видела его два года назад, когда тот встречался с Насером. Из рук в руки перешел пухлый конверт. Насер не догадывался, что Сейхан следит за ним, проверяя все его контакты. Фотографии неизвестного бородача сейчас хранились в сейфе в швейцарском банке. Запас, отложенный на черный день.

Или на такой солнечный, какой стоял сегодня.

– Неудивительно, что Насер обошелся минимумом людей, – пробормотала Сейхан.

Негодяй оставил человека внутри Святой Софии. Это не предвещало ничего хорошего. Если бородач уходит, значит, кто-то его сменил. Сейхан следила за тем, как великан остановился посреди площади и достал сотовый телефон.

Вероятно, собирается позвонить Насеру и доложить о том, что добыча в полной сохранности находится в соборе.

У нее зазвонил сотовый телефон.

Странно.

Вслепую нащупав телефон, Сейхан нажала кнопку и поднесла аппарат к уху.

– Чао, – сказала она.

– Алло, – произнес веселый голос. – Я хочу поговорить с женщиной по имени Сейхан. Мне сказали позвонить ей по этому номеру и договориться о встрече. Один монсиньор и один американец очень хотели бы, чтобы мы встретились.

Сейхан ощутила холодную дрожь. Прижимая телефон к уху, она смотрела на бородача и видела, как его губы движутся синхронно с голосом в трубке.

– Это звонит Бальтазар Пиноссо, сотрудник отдела истории искусства Ватикана.

Наконец Сейхан узнала имя человека с фотографии. Бальтазар Пиноссо. Агент «Гильдии». Она выдохнула носом. Насер не просто оставил своего человека в соборе – ему удалось проникнуть во внутренний круг!

Сейхан мысленно выругалась. «Гильдия» провела своего человека не в «Сигму», а в Ватикан.

– Алло, – повторил мужской голос, и в нем прозвучала тень беспокойства.

Прильнув к прикладу снайперской винтовки, Сейхан прицелилась. Настала пора заткнуть место утечки.

– Ковальски… – прошептала она.

– Да.

– Сейчас начнется.

– Давно уж пора, черт возьми! Сейхан нажала на спусковой крючок.

 

Глава 10

ИЗ ОГНЯ ДА…

 

6 июля, 19 часов 12 минут

На борту «Владычицы морей»

Слава богу, коктейль-вечеринка наконец завершилась.

Лиза торопливо расстегнула расшитый вручную шелковый жакет, надетый поверх черного вечернего платья из плиссированного шелка. Модель Веры Вонг – стоимость ансамбля превышала месячный заработок доктора Каммингс. Это платье она обнаружила на кровати у себя в каюте, когда зашла туда, чтобы переодеться к званому вечеру, устроенному в каюте Райдера Бланта по случаю благополучного прибытия круизного лайнера на остров пиратов.

Судя по всему, доктор Девеш Патанджали лично выбрал платье в одном из роскошных бутиков, расположенных на верхней палубе лайнера. Одной этой причины уже было достаточно, чтобы как можно быстрее сорвать его с тела. Лиза не хотела идти на праздник, но Девеш не оставил ей выбора. Поэтому она вынуждена была присоединиться к остальным почетным гостям, которые собрались в президентской каюте владельца лайнера.

Шампанское и охлажденное вино лились рекой. Официанты в ливреях обносили гостей серебряными подносами со всевозможными закусками, а на столе стояли в ведерках со льдом блюда с черной икрой. Судя по всему, оставшихся в живых музыкантов корабельного оркестра хватило, чтобы организовать струнный квартет. С заходом солнца они устроились на балконе и стали исполнять мелодичные произведения, однако продолжалось это недолго. Вскоре ветер усилился, и с неба посыпались тяжелые, жалящие капли дождя, вынудившие музыкантов разойтись.

Даже сейчас над головой время от времени громыхал гром, хотя гроза уже начинала стихать. Хорошо хоть корабль успел укрыться от штормовых волн в уютной лагуне, которая образовалась в кратере опустившегося под воду вулкана. И все же известие о надвигающемся тайфуне вынудило завершить импровизированную вечеринку рано. Всех гостей ждали свои обязанности.

Званый вечер не продлился и двух часов.

Лиза разделась до лифчика и трусиков, торопясь скорее избавиться от раздражающего ее наряда. Она с облегчением снова натянула потертые джинсы и надела через голову свободную блузку. Босиком молодая женщина прошлепала к лежащей на столе сумочке, еще одному подарку доктора Панджали. На кожаной сумочке от Гуччи, украшенной кисточками с серебряными наконечниками, до сих пор сохранился ценник.

Шесть с лишним тысяч долларов.

Однако гораздо более ценным было содержимое сумочки. В ходе вечеринки Райдер Блант незаметно передал Лизе два подарка, которые та быстро спрятала в сумочку.




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (260)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.048 сек.)