Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Баденская школа неокантианства. Виндельбанд, Риккерт, Вебер



2015-12-04 4250 Обсуждений (0)
Баденская школа неокантианства. Виндельбанд, Риккерт, Вебер 4.75 из 5.00 4 оценки




Сомнения в познавательных возможностях исторической науки были далеко не новыми. Еще на рубеже XIX-XX вв. они были высказаны в "философии жизни" В. Дильтея и в работах создателей баденской школы неокантианства В. Виндельбанда и Г. Риккерта. Выступая против позитивистской теории познания, настаивавшей на сходстве методов общественных и естественных наук, критики справедливо обратили внимание на специфику гуманитарных знаний, они также подчеркнули неустранимость cубъективного момента из процесса познания, а, следовательно, релятивности его результатов. Дильтей и неокантианцы показали сложность исторического познания, но проблема осталась нерешенной. Абсолютизируя относительный характер всякого, особенно исторического познания, они делали вывод, что исследователь не в состоянии адекватно отразить реальную действительность. Главный тезис Дильтея, гласивший "природу мы объясняем, а духовную жизнь понимаем", вел к заключению, что любые знания в истории обесцениваются их крайней субъективностью. В том же направлении работала и теоретическая мысль неокантианцев, квалифицировавших научные познания по методам исследования: "Одни отыскивают общие законы, другие отдельные исторические факты; выражаясь языком формальной логики, цель первых - общее, аподиктическое суждение, цель вторых - суждение единичное, ассертаорическое... Одни из них суть науки о законах, другие о событиях"[1]. В противоположность естествознанию в истории "случающиеся события не имеют общих признаков" и потому здесь возможно применение лишь "индивидуализирующего метода", описывающего события.

Неокантианский подход оказал значительное влияние на историческую мысль, но долгое время эти теоретические построения оставались несоединенными с практикой исторического исследования. Лишь в первое десятилетие после второй мировой войны, когда под ударами неокантианской философии падали многие бастионы позитивизма, положение начало меняться. Дополнительную аргументацию неокантианству предоставили и новейшие философские течения: прагматизм, персонализм, экзистенциализм.

В 1894 году видный немецкий философ- неокантианец Вильгельм Виндельбанд (1848 – 1915) при вступлении на должность ректора Страсбургского университета произнёс речь под названием «История и естествознание». Виндельбанд выступил за строгое разграничение естественных и общественных наук. Согласно Виндельбанду, естественные науки, которые он определил как номотетические (от древнегреческого слова номос – закон), должны устанавливать общие законы, а общественные науки – идеографические (от древнегреческого слова идиос – особенный, единичный), в том числе и история, должны описывать отдельные факты. Позднее ученик Виндельбанда Генрих Риккерт (1863 – 1936) уточнил и углубил идеи своего учителя. Риккерт предложил считать естественные науки генерализирующими, а общественные – индивидуализирующими. Риккерт также считал, что главная задача общественных наук состоит в соотнесении предмета их исследования с ценностями, которые он представлял как некие трансцендентальные образования, обладающие общекультурной значимостью.

Работы Дильтея, Виндельбанда, Риккерта по методологии исторического познания оказали противоречивое влияние на развитие исторической мысли Запада. С одной стороны, эти работы, безусловно, являлись выдающимся вкладом в разработку специфики исторического познания. С другой – апелляция Дильтея, Виндельбанда и Риккерта к индивидуализирующему методу изучения истории способствовала интеллектуальному оправданию принципов немецкого идеалистического историзма.

В начале XX столетия попытку разрешить противоречия между теорией и действительностью в методологическом и мировоззренческом отношении предприняли социолог, политэконом и историк Вебер и представители либерального крыла неоранкеанского направления в немецкой исторической науке, в особенности Ф. Мейнеке.Социальная история М. Вебера

Максу Веберу (1864 – 1920) принадлежит, пожалуй, самая грандиозная попытка обновления теоретико-методологических принципов немецкого историзма в начале XX века, хотя его взгляды на проблемы гуманитарного познания находились в русле традиций немецкой гуманитарной мысли. Большое влияние на формирование методологии Вебера оказали неокантианцы, в частности его друг со школьной скамьи Риккерт. По своему базовому образованию Вебер был юристом и политэкономом, другой его страстью с начала научной деятельности в 90-е годы XIX столетия, стала новая наука в немецком обществоведении – социология. Именно рассмотрение общественных процессов с точки зрения их социологического содержания подвигло Вебера на выработку собственных взглядов на теоретико-методологические проблемы гуманитарных наук, что отразилось в его социологических и исторических исследованиях. Главный вклад Вебера в методологию общественных наук заключается в разработке категорий «социального действия» и «идеального типа». В области конкретных социологических и исторических исследований, история и социология синтезировались у Вебера в рамках социальной истории. Вебер внёс выдающийся вклад в изучение генезиса западного капитализма.

Рассмотрим категорию «социального действия». Вебер выделял четыре типа социального действия индивидуума: 1) целерациональное, основанное на исключительно рациональных мотивах и ожидании успеха; 2) ценностно-рациональное, основанное на сознательной вере в религиозные, этические и прочие мотивы поведения человека; 3) аффективное, основанное на эмоциональном восприятии окружающего мира; 4) традиционное, основанное на силе привычки. Вебер считал, что в чистом виде эти типы социального действия отсутствуют или, по крайней мере, переплетаются друг с другом. Но он полагал, что в разных обществах преобладает тот или иной тип социального действия. В традиционных обществах преобладает аффективный и традиционный тип, в индустриальных – целерациональный и ценностно-рациональный.

Категория «идеального типа» частично была направлена против неокантианского противопоставления наук о природе и наук о культуре. Вебер считал, что общественные науки также могут быть генерализирующими, как и естественные. Для этой цели Вебер вводит понятие «идеального типа». «Идеальный тип» – это мыслительная теоретическая конструкция, при помощи которой исследователь может выявить характерные черты индивидуальных явлений. Вебер постоянно подчёркивал, что «идеальный тип» всего лишь мыслительная конструкция, имеющая мало общего с действительностью, но помогающая учёному-гуманитарию провести генерализацию того или иного явления. К «идеальным типам» Вебер относил такие понятия как «капитализм», «христианство», ремесло» и т. д. Современники Вебера сразу увидели различия между идеальными типами и общественно-экономическими формациями марксизма.

Наиболее зримо методологические взгляды Вебера воплотились в его работах посвященных генезису капитализма на Западе. Самой известной работой Вебера по этой проблеме стала «Протестантская этика и дух капитализма» (1905). В ней он обосновал оригинальную концепцию становления современного западного капитализма, противоположную известному тезису Маркса о первоначальном накоплении капитала как главном источнике развития капитализма. Вебер выделял религиозно-этические причины генезиса капитализма. По его мнению, исходной точкой формирования капиталистического этоса стала религиозная протестантская этика. Протестантизм с его религиозной доктриной «призвания» нацеливал человека на служение своей мирской профессии, своим мирским обязанностям. Успешная профессиональная деятельность служила предпосылкой того, что в загробном мире человек предопределён к спасению. Протестанты в повседневной жизни отвергали наслаждение благами и стремились к ограничению личного потребления. Накопительство, таким образом, превратилось в богоугодное дело. Так шло, по Веберу, формирование класса капиталистических предпринимателей.

В работах, последовавших за «Протестантской этикой и духом капитализма», Вебер рассмотрел возможность появления капиталистического духа западного типа в других религиях. В итоге, он пришел к выводу об уникальности западной цивилизации. Историческая цепочка становления индустриальной западной цивилизации выглядит, согласно Веберу, следующим образом: протестантская этика – рационализация сознания (формальная рациональность, выраженная через целерациональное действие) – капитализм (индустриальное общество). Вебер выделял следующие признаки капитализма: 1) частная собственность на средства производства; 2) свободный экономический рынок; 3) свободный рынок труда; 4) коммерческая организация хозяйства; 5) рациональное экономическое право; 6) развитие техники.

 



2015-12-04 4250 Обсуждений (0)
Баденская школа неокантианства. Виндельбанд, Риккерт, Вебер 4.75 из 5.00 4 оценки









Обсуждение в статье: Баденская школа неокантианства. Виндельбанд, Риккерт, Вебер

Обсуждений еще не было, будьте первым... ↓↓↓

Отправить сообщение

Популярное:



©2015-2024 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (4250)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)