Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Неделя двадцать первая 3 страница




-Эй, парень!

Я обернулся. Ко мне обращался усатый моряк лет пятидесяти.

-Ты чего тут делаешь?

Встал, закидывая на плечо рюкзак и держа в руке альбом.

-Рисуую.

-Художник, что ли? – он подошёл ближе, заинтересованно разглядывая меня.

-Любиитель.

-А что ж так рано? Сейчас же от силы часов десять, — провёл пальцами по усам.

-Не спалоось. А Вы, как я понимаю, моряк?

Мужчина посмеялся и кивнул, улыбаясь.

-Почему же вы здесь так раано? – ветер стал немного сильнее, и я убрал прядь, лезшую в лицо.

-Хо-хо, работа.

-Уходите в долгое плавание?

Моряк снова расхохотался:

-Только переправляем рыбу на Сардинию.

-Там своей мало? – вид у меня был спокойнее некуда. Но собеседник был очень лучезарным и жизнерадостным человеком.

-Нет, конечно, — махнул тот рукой. – Но ведь там не все виды рыбы водятся.

Недалеко загудел пароход.

-Ладно, парень. Мне пора, — собирается уйти, но разворачивается. – Эй! Как тебя зовут?

-Фраан.

-А меня Геоф. Что ж, Фран, ещё увидимся! – и скрылся из виду.

Ещё увидимся. А случится ли такое? Не в маленьком-то городе живём. Посмотрел на телефон. Ровно десять. Как только подошёл к остановке, приехал тот автобус, на котором ехал сюда. Далее разгуливал по городу. На перемене перед шестым уроком мне позвонил Ник.

-Даа?

-Фран! Ты чего сегодня не пришёл? – на заднем плане гудела школьная жизнь.

-Ну, погоода хорошая, да и лень как-то было.

-Мы по английскому проверочную писали, и мне была нужна твоя помощь как никогда! – как я мог забыть?

-Оой. Ник, прости, пожаалуйста. Совсем из головы вылетело, — стукнул себя по лбу.

-Ладно, мне повезло сесть с Леонор.

-Тогда всё отлично.

-Вполне. Сейчас урок будет. До встречи!

-Увиидимся, — бросил трубку.

Что ж я за друг такой? Он за меня четыре года химию делал, а я тест по английскому языку ему забыл помочь написать. Туман начинал рассеиваться. К четырём уже был дома. Пока был один, позвонил и узнал домашнее задание. Задали мало, отлично. Сделал всё в ту же пятницу. К вечеру пришли приёмные родители. Похоже, были в ресторане. Отчим был слегка навеселе и на меня не обратил и грамма внимания. Мачеха же спросила, поел ли я, и, увидев кивок, ушла за Карлом.

Полночи они занимались сексом. Да так громко и дико, что что-то несколько раз падало на пол, а я не мог заснуть. Вот ведь животные.

Примерно так же прошли все выходные.

Чувствовал себя жутко одиноко. Интересно, с чего бы это?

Неделя четвёртая

19.09.2011 - 25.09.2011


Понедельник, девятнадцатое сентября.

Утро выдалось пасмурное.

Третий день подряд делаю вид, что не знаю, чем эти двое занимаются ночью. А самое удивительное – верят. Свято верят, что я глухой. А я не высыпаюсь. Мне и без этого трудно заснуть, так теперь и они мешают. Но я не выражал никаких возражений. Просто продолжал жить.

В школу снова пришёл рано. Друг стоял со своей Клариссой. Держались за руки. Смотрю, у них всё на высоте. Осталось меня кому-нибудь спихнуть. Хотя нет, не надо.

Я уже собирался пойти на физкультуру, как меня окликнули. Остановился. Сопрано быстро со мной поравнялся, и мы пошли в раздевалку. Сегодня меня тоже преследовало время, которое начинало замедляться. Но было это реже, чем неделю назад. Физкультура прошла быстро, даже резво. Устал меньше обычного. Замечательно. Следующим шёл итальянский язык. Меня притормозила классная руководительница.

-Ты где в пятницу был?

-Доома. Плохо себя чувствовал, — чую беду.

-Что ты мне врёшь? Я только что звонила твоим родителям!

Ох, зря. Как же ты это зря сделала, тупая баба.

-Раз знаете правду, то чего спраашиваете? – флегматично смотрю на учительницу. Это её злило.

-Дай мне свой дневник, — как отчеканила. – Вызываю твоих родителей в пятницу к директору.

Молча достал и протянул ей дневник. Мы зашли в кабинет, и мисс Кельвелине долго строчила свои гневный мысли. В итоге весь итальянский тупо смотрел в окно и злился. Сегодня снова сел у окна. В то же время, той же походкой от калитки шёл химик и разговаривал по телефону. Судя по резким всплескам руки, тот ругался. Я мельком посмотрел на учительницу - полностью поглощена учебным процессом. Блондин остановился, слушая собеседника. Что-то ответил и, повесив трубку, пошёл назад. Я уж начал думать, что сегодня пронесёт, и он больше не явится, но не тут-то было. Минут через пять уже прошествовал к крыльцу и очутился в школе. Через некоторое время прозвенел звонок. Перебежками и прячась за другом, дошёл до кабинета географии. Семпай не должен был меня заметить, так как следующий урок я планировал прогулять. Где? Ясное дело, в туалете. Всю географию я придумывал план прогула. Учитель спросил насчёт экзаменов и был удивлён, когда я не поднял руку. Ничего, это сейчас не важно. На перемене мы с Николасом как можно незаметнее стали пробираться к туалету на третьем этаже. Всё прошло успешно. Со звонком друг ушёл, а я зашёл в кабинку и закрыл дверь. Сел на крышку и достал телефон.

Я отсчитывал минуты до перемены. Ещё сорок. Тяжело вздохнув, поднимаю глаза к потолку. Дверь в туалет резко открывается и ударяется о стену, далее следует шипящий смех. Не может быть. Быстро встаю на крышку унитаза и упираюсь руками в стенки кабинки. Он же найдёт меня. Как догадался? Судя по звукам, дверь в каждую кабинку вышибает ногой, смеётся. Но вдруг всё затихло. Я прислушался, стараясь не дышать. В тот же миг дверь выбили. Оторвал взгляд от стены и посмотрел на того, кто стоял передо мной. Бел-семпай ещё немного потрясся от смеха и, схватив меня за шиворот, притянул к себе. Его горячее, прерывистое из-за смеха дыхание опаляло моё лицо. Было как-то не по себе. Руки у учителя холодные.

-В прятки вздумал играть со мной? – лыбится и, похоже, смотрит мне в глаза. Его взгляд я, скорее, чувствовал.

-Никак неет, — смотрел я ужасно спокойно. Химика тоже это раздражает.

-Тогда что же ты здесь делаешь? – слегка склонил голову к правому плечу, не ослабляя хватку. Он был слишком близко. Мне некомфортно.

-С Ваами стою, семпаай.

-Что же так? – моя б воля, я бы выдрал ему все зубы, лишь бы больше не улыбался.

-Это уже у Ваас следует спросить, — я зевнул.

-Что, не спал всю ночь из-за зубрёжки химии, ши-ши?

-Нет, семпай. Просто родители слишком громко совокупляются. Это мешает уснуть, — я ожидал любой реакции, но явно не такой.

-Ну ещё бы. Такому головастику, как ты, не понять взрослых утех, — склонил голову к другому плечу. Продолжает скалить зубы.

-Не дуумаю, что вам это тооже понятно, — еле подавил зевок. – Вы выглядите не шибко старше.

-Это тебе так кажется, — отпускает воротник и отстраняется. Мне становится холодно.

-Почемуу же? – блондин уходит из туалета, и я иду за ним. – Тогда сколько Вам леет?

-Так тебе и сказал, ага, — ответил после недолгой паузы.

Открывает дверь в кабинет. Захожу я, учитель следом.

Прошёл к своему месту и приготовился к уроку. Ник выглядел взволнованным.

-Всем слушать меня, — семпай стоял на кафедре с мелом в руках. – Если поймаю ещё одного беглеца - пеняйте на себя. А теперь вернёмся к учёбе.

Урок шагал тем же бешеным темпом. Учитель громко говорил, тыкал на всех мелом и исписывал его. В среднем, мелок был сантиметров десять в длину, но хватало лишь на урок. Николас ещё немного помялся, но потом спросил.

-Он прямо сразу тебя нашёл? – как можно тише.

-Даа, — в тон другу отвечаю я. – Выбил двери в половине кабинок, а потом ему надоело играть, и вломился в мою.

-Ого, — на лице было явное удивление.

-А ну тихо! – на нас гневно указывал мел. – Продолжим.

В конце урока преподаватель напомнил о дополнительных и о том, что я теперь обязан их посещать. Ненавижу. Вспомнил, что дома меня ждёт ад. Ну и ладно. Потом отчиму ещё и двойку по химии покажу. Последней и самой неинтересной была история. Её тупо отсидел и пошёл домой.

Как я понял, отчим сегодня на работу не ходил. После моего прихода в квартире настал хаос. Карл кидался всем, что попадётся под руку. Порой попадал, было больно. Также успел пару раз ударить поддых. Спустя полчаса он немного угомонился. Весь оставшийся вечер залечивал полученные раны. Уроки сделал буквально наугад, так как бок ныл, и сидеть было тяжело. Лёг спать в десять. Всю ночь глядел в потолок. Снова одолевает бессонница.


Вторник, двадцатое сентября.

День прошёл ужасно, просто отвратительно.

Мало того, что схлопотал тройку по алгебре, так и всё тело неистово болело. Химика я заметил только перед его уходом. После пятого урока тот прошествовал мимо охранников и злорадно посмеялся. Сукин сын. Завтра будет ещё хуже. Дополнительный по химии? Нет, не слышал. Да, я не пойду. А оно мне надо? По сути, нужно, но… два часа с этим человеком я не выдержу. Для меня один-то урок сущим адом был. Осталось спланировать побег. После школы сразу пошёл домой. Теперь я был наказан. Весь день сидел с уроками, даже не ел. Ну, перекусил только. Перед сном долго отмокал в ванне, но всё равно не смог заснуть. Бессонница продолжает брать надо мной верх.


Среда, двадцать первое сентября.

Среда пролетела с ужасной скоростью и минимумом событий. Сказать про неё нечего.


Четверг, двадцать второе сентября.

Следующий день опять-таки предвещал нависшие проблемы. Во-первых, химия, во-вторых, завтра пятница. Раз пятница, то это значит только одно – родители прибудут в школу. Всю неделю ко мне относятся как к последнему плебею. Очень приятно, да.

С утра небо было затянуто тучами, но дождя быть не должно. Всю ночь я смотрел на потолок. Не сплю уже около трёх суток. Одевался я медленно и лениво из-за упадка сил. В последнее время даже рисовать не хотелось. Вспоминалось лето. Тогда я даже высыпался. В школу шёл не спеша, поэтому, как только зашёл в класс, прозвенел звонок. Николас был обеспокоен моим самочувствием, но я его убедил, что всё хорошо. Через два урока мне и правда стало лучше. Просто я удосужился посетить столовую. На завтрак подавали какие-то вполне съедобные бутерброды и кофе. Последнее и дало мне немного сил. На обществознании я активно отвечал, за что получил пятёрку. Кофеин усвоился, и организм стал воспринимать мир немного медленнее. На перемене перед географией учитель попросил меня зайти поговорить. Усевшись напротив, он начал излагать свои мысли.

-Фран, ты пошёл сдавать химию? – мистер Корнилю выглядел озадаченным.

-Это не завиисело от меня. Бел-семпаай сам выбрал кандидата, потому что никто из трёх классов не хотел, — я почесал лоб.

-Это я знал, но не думал, что всё серьёзно.

-Вот таак, — вздыхаю. – Мне вообще новый хиимик не нраавится.

-Да. Этот Бельфегор очень странный тип. Его нашли по наводке из какого-то очень цивильного университета в Риме. Говорят, он лучший из лучших. Но когда я его увидел… Честно, не знал, что и думать. Ему же и тридцати нет ещё! Но звание он оправдал, с этим не поспорю, — взгляд у географа был какой-то разочарованный.

Значит, насчёт возраста я прав.

-Я сраазу понял, что мы с ним не полаадим.

-Почему?

-Он… Я не знааю, как описать. Но чую, что мне эта встреча выйдет реброом. Уже имею двойку по химии. А то, как он проводит урооки? Это ужасно быстро и слишком много информаации. За урок весь мелок списывает. Это же ненормаально. И ещё тыкает на всех и громко так «ты!», — изображаю блондина.

-Да, есть такое. Ещё прошлое у него излишне туманное. Кстати, заметил, что Жоржио Лангет в последнее время нервный? – я вспомнил последний урок с физиком, кивнул. – Так вот. Тогда на перемене он повздорил с Бельфегором. И как думаешь, из-за чего? Хотели расписание немного сдвинуть. Так нет. Этот «бодался» своей короной и заявлял, что его всё устраивает, а мнение остальных не волнует. Каждый раз, когда в учительской сталкиваются, один улыбается ужасно и смеётся, а второй старается уйти поскорее.

-Меня раздражает эта его диадеема. Одноклассники его «Принцесса» называют.

-У него голубая кровь.

Я опешил.

-Вы сейчас серьёёзно? Быть такого не может, — мотнул головой. Не верю.

-Абсолютно. Хоть и верится неохотно, но он же не итальянец. По нему видно. Неужто ль не замечал? – географ вскинул брови, а я снова мотнул головой. – Да и относительно королевские замашки у него есть.

Звонок.

-Мы с ним оочень не лаадим. Меня это достало.

Мужчина кивнул и махнул рукой, разрешая классу зайти. С ним мы были в хороших отношениях. Приятный человек. Урок прошёл быстро, и я заработал ещё одну хорошую оценку. Теперь физика. Всю перемену педагог не выходил из кабинета и заполнял журнал класса, который был до нас. За нашим журналом в учительскую отправили Челси. Как ушла она, улыбаясь, так и пришла. У физика отлегло, все заметили, как он облегчённо вздохнул. Только началась физика, только он начал что-то писать на доске, в класс заявился химик. Без стука, без каких-либо извинений за прерванный урок. У мистера Лангета покраснело лицо, и чуть не выпал мел из рук. Сегодня Принцесса был в чисто белом джемпере и в чёрных штанах с бежевыми вставками. Улыбался он как всегда лучезарно, излучая яд.

-У тебя журнал восьмого «А», ши-ши? – широким шагом приблизился к кафедре.

-Д-да, — сразу весь растерялся. Ослабил галстук.

Порывшись среди бумаг на соседнем столе, выудил искомую вещь и вложил в уже протянутую руку.

-Благодарю, — семпай слегка склонил голову к левому плечу и удалился.

Жоржио немного пошатнулся, но урок провёл сносно. Хотя ему всё равно было дурно. Перед уходом заметил, что он проглотил пару каких-то пилюль. Чёрт знает, что он принимает. Теперь же мы с Сопрано браво вышагивали на химию. Чувство было отчаянное, и хотелось улыбаться, но я не выказывал ни грамма эмоций. Начался урок, все заняли места. Учитель пришёл спустя минуты три, с дикой улыбкой и журналом. Что у нас там было? О Господи. Что же ты за садист? Я не хочу нового физика.

-Всем привет, ши-ши-ши, — повернулся к классу, продолжая растягивать губы. Похоже, это ему никогда не надоедает. – Сейчаас я соберу у всех тетраади.

Буквы он растягивал омерзительно. Погодите. Соберёт тетради? А я последнее домашнее задание сделал или нет? Не помню.

-Все оценки будут выставлены в журнал, — сделал ударение на первом слове. – Передайте тетради на первые парты.

А сам пошёл в соседнее помещение. Толстые тетради и блоки листов быстро настигли сидящих впереди. Последовали какой-то грохот, злые ругательства, и ногой приоткрыл дверь, неся к столу реактивы.

-Ты! – показывает на меня какой-то баночкой. – Все тетради мне на стол.

Опять ушёл. Я послушно встал, и за три подхода всё было на столе. Снова сел, а химик влетел уже в белом халате, перчатках, с маской на шее и ещё всякими колбами и штуками в руках. Похоже, покажет опыт. Я знал все вещи в школе довольно хорошо, и было сразу ясно, что в этом кабинете таится много нового. Запас реактивов у нас был крайне скупой, а тут ещё Ник тихо пробубнил: «Откуда здесь столько склянок?». Уж что-что, а на опыты посмотреть я любил. Семпай выгрузил всё на стол, тетради убрал к компьютеру в углу кабинета.

-Приоткройте окна, — и сам открыл ближайшее к себе. – Сегодня у меня нет желания открывать учебник. — Добавил тише, почёсывая голову: – Да и мел кончился. Поэтому повеселю вас опытами. Но это мы записывать будем.

Достав из ящика стола тетради листов по двадцать четыре, велел отличнице с первой парты раздать их. Каждая уже была подписана. Да, почерк, что ни говори, красивый. Поправив перчатки, поднял голову на класс.

-На всех хватило? – не дожидаясь ответа. – Меня не волнует. Вернёмся к опытам.

Потом он странно затих на несколько секунд. Смотрел, похоже, куда-то на потолок. Нагнулся и стал разглядывать колбы.

-Да что же за…

Мат он проглотил и метко отправил колбы со стола в мусорку. Стоило учесть то, что он не смотрел, куда кидал, и что эта самая мусорка стоит в противоположном, по отношению к компьютеру, углу. Ушёл. Вошел буквально тут же. Теперь уже нёс ещё не распакованные колбы. Достал их и расставил.

-Открываем тетради, записываем: «Горение бензола». Все помнят? Отлично, — опять не ждал ответа. Упёрся руками в стол. – Пишем подзаголовок: «Горение бензола на воздухе и тушение его тетрахлорметаном».

Немного подождал.

-Теперь все смотрят на меня.

Долго ищет, что бы подложить. В итоге берёт большую периодическую систему и кладёт на стол. На систему ставит небольшую посудину.

-Итак, берём ёмкость, которая, вы должны быть точно уверены, точно не сгорит. Я заливаю туда бензол, — все подняли голову. Показывает баночку. – Вот он.

Марк тянет руку. Учитель указывает бензолом на парня.

-Вы это пить будете? – глухо захихикал.

Бельфегор сразу заулыбался шире. Хотя, куда уж шире? И направился к третьему ряду, где сидел Антоанетти. Тянет тому правую руку.

-Хочешь?

-А что мне от этого будет? – вопрос прозвучал по-детски искренне и наивно.

-Даже если его вдыхать, можно умереть.

Марк лучший друг Пауля. Два дебила. Но второй поумнее. Хотя, сейчас блеснул эрудицией первый и всё же отказался.

Объявил на весь класс, высоко подняв обе кислоты:

-Ещё кто-нибудь горит желанием попробовать? – тишина. – Отлично, продолжим.

Он быстро возвращается на место.

-Я взял ровно столько бензола, чтобы было достаточно эффектно, но чтобы вас не отравить, можно не волноваться. Хотя всем желающим могу отлить, у меня много.

Химик надевает маску.

-Так вот. Заливаю я бензол в ёмкость. Записывайте. - Все хватают ручки. - И поджигаю.

Достаёт из коробка спичку и быстро подносит к жидкости. Она тут же загорается смачным светящимся пламенем. Кто-то взвизгнул.

-Это ещё что за визги? Распоясанные девки. Запишите, что горит ярким пламенем с образованием большого количества копоти. Пламя светится из-за большого числа раскалённых частичек углерода. Запишите уравнение реакции.

Без мела он явно чувствовал себя как без рук. Уныло подождал, пока все запишут.

-Ну и тушу всё это тетрахлорметаном, - заливает пламя другой жидкостью. Почти сразу всё гаснет. - Это тоже запишите.

Потом быстро всё относит обратно.

Вернувшись, сказал, что показал бы больше, но урок не резиновый. Теперь уже стоял без всяких халатов-перчаток.

-Читаете следующий параграф и повторяете изученные. Проведу опрос, – отличница подняла руку. – Письменный или устный – это уже на моё усмотрение.

Рука опустилась.

Буквально через две секунды по всей школе раздался звонок. Класс начал собираться. О дополнительных Бел-семпай не напоминал. Знал, что я помню. Но, прячась за одноклассниками, сумел выбраться из помещения незамеченным. Сразу бросился бежать вниз. Форы у меня было секунд десять, не более. Почему? А потому что как только я ступил на второй этаж, дверь в какой-то кабинет этажом выше долбанулась о стену, и по направлению к лестнице кто-то очень резво побежал. Это мог быть кто угодно, но я точно знал, что это он. Побежал быстрее. Выше доносился шипящий смех. Такими темпами меня могут и догнать. Очень повезло. У раздевалки стоял Ник и держал наши куртки. И когда успел? А, он вроде вышел один из первых. Пробегая мимо, выкрикнул другу «спасибо» и выхватил свою. В тот миг позади раздался гулкий хлопок. Химик на первом этаже. Я еле пробрался через турникет при входе. Выбегаю на крыльцо, осталось достигнуть выхода с территории школы. Он лихо перепрыгивает метровый заборчик палисадника, а у меня сбивается не только дыхание, но и всё на свете. Он бежит по пятам. Он бежит ужасно быстро. Это чересчур для моего понимания. Когда до свободы оставалось совсем чуть-чуть, мне поставили подножку, и я начал падать. От встречи с асфальтом меня спас тот же преследователь, схватив сзади за шиворот.

-Семпаай, Вы играете нечестно. Подножки – это опаасно.

-Ши-ши-ши, сбегать от меня – вот что опасно. Хотя, тебе следовало бы преподать урок, — отпустил.

Хотя бы упал мягко: на куртку и рюкзак.

-Идём. Нечего прохлаждаться. Я не собираюсь тратить своё драгоценное время впустую, — подождал, пока я встану.

Ну, пришлось идти на дополнительную химию. Мой контракт с дьяволом уже подписан, а этот посланник Ада высосет мою душу. В школе на нас посмотрели странно. Ещё бы, только что неслись как угорелые. Тем более, учитель и, тем более, за учеником. Мы зашли не в сам кабинет, а именно в то помещение, что было пристроено. Похоже, он ещё не успел особо разобраться здесь. Где-то накидано, где-то разобрано.

-Значит, ты вообще ничего не знаешь, начиная с самого начала? – я почувствовал на себе оценивающий взгляд. Киваю. – Что ж, придётся поработать. На освоение пройденного материала даю тебе… ну, округлим до двух месяцев. Но на самом деле полтора. За это время я должен буду вдолбить тебе основы химии, и потом начнём углубляться.

-Мне каажется, что это совсем идиотская идеея, — как же хочется уйти.

-Заткнись. Возьми этот стул и поставь с тем у окна, — указал на два стула и пошёл рыться в шкафчике. Достал тесты по химии.

-А нельзяя учить химию немного быстрее и леегче? – я сел сбоку.

-Будешь учить так, как я скажу, — отвесил мне подзатыльник. Причём сильный.

-Злоой Вы, семпаай, — тру голову. – Не буду химию учить.

-Завалишь экзамены, и все тебя пошлют к чертям собачьим? – заулыбался.

-Неет.

-В любом случае, уже во всех документах написано, что ты сдаёшь химию, — лучи солнца косо падали на учителя. Бледный. – Бери первый тест. Раньше начнём - раньше освободимся.

Мы отзанимались около получаса, но потом обоим надоело. Я действительно кое-что запомнил.

-Возьми их домой, порешай, — Принцесса был немного уставший. Моё пребывание на этой планете уже достало его. Хотелось съязвить.

-Деелать мне больше нечего, как Вашу хиимию решать.

Похоже, за весь день это было последней каплей королевского терпения. Меня впечатали в стену, в дополнение прижав своим телом сзади. Упёрся руками, чтобы оторваться от бетонной перегородки. Не получилось.

-Да, делать тебе больше нечего. Раз Принц сказал, то так оно и будет, — наклонился ниже и шепчет мне на ухо.

-Что-то я не вижу здесь приинцев, — он схватил меня за волосы и приложил лбом об стену. Не больно.

-Заткнись, тупое земноводное.

-Биолоогия хромает? Я не жааба, — теперь понятно, почему учитель выбрал химию.

-Нет, ты самая настоящая жаба, — в голосе что-то изменилось.

Тихо и мерно он дышал мне на ухо, что и отвлекло внимание от его рук. Когда успел расстегнуть ремень и ширинку, я благополучно не уследил. Процесс мышления вернулся, только когда он начал оттягивать резинку трусов. Наконец мысли сошлись воедино, и я попытался вырваться.

-Ши-ши-ши, а я-то думаю, чего замер? Успел прийти к мысли, что ты ловишь момент, но, кажется, ошибся, — прикусил мочку уха, запуская руку дальше.

Я дёрнулся. Непонятное тепло разливалось волнами по телу. Стою с самым спокойным лицом на планете.

-Жабе не нравится? – Бельфегор обхватывает мой член и сжимает чуть сильнее, чем надо бы. – Неужели Жаба не в восторге? Какая мерзкая.

В это время он начинает массировать головку большим пальцем. Пробежали мурашки.

-А, нет. Жабе очень даже нравится, — у меня откровенный стояк. Не, ну кто бы мог подумать? Молодец, Фран. Позоришь себя всеми потрохами.

Семпай положил одну руку мне на живот, прижимаясь ближе, а второй начал двигать рукой. Движения были плавными и даже приятными. Он провёл по шее губами, потом языком. Я поёжился, старался дышать как можно ровнее. Сам того не замечая, Принц начал тереться пахом о мои ягодицы. Но было несложно не думать об этом. Он целиком отдался происходящему. Ставил засосы на шее - уж больно увлёкся. Через пять минут я уже был готов кончить, но темп трения резко уменьшился, и вернулся дискомфорт. У обоих участилось дыхание. Теперь кусал за шею, оставляя глубокие багровые отметины. Он ещё раз повторил трюк, но всё-таки позволил покончить с начатым. Жар опалил низ живота. Сразу задышалось легче. Кончил я в руку учителю, что немного сбивало с мыслей, но тот не торопился принимать какие-либо действия. Просто стоял, прижавшись всем телом и обхватив ладонью головку.

-Ну, что? – сказал он через некоторое время. – Ещё будешь мерзким?

-Столько, сколько захочуу, — меня не волновали его прихоти, и то, что сейчас было, я почему-то воспринимал как должное.

Что именно Бел-семпай сделал рукой, я не понял, но сам факт в реакции: голова резко откинулась ему на плечо, и я громко выдохнул. На пару секунд перед глазами поплыло и очень приятное чувство по нервным узлам дошло до мозга. Ещё некоторое время чувствовал себя медузой.

-Ну, как знаешь, — отстранился и вытер ладонь салфеткой. – Это было даже забавно. Почему же ты не заливаешься краской, как невинная девица?

-А я доолжен? – повернулся к блондину лицом и застегнул штаны. Тот снова лыбился.

-По сути. Теперь вали уже. И так слишком много времени потратил.

Попрощавшись, взял рюкзак и пошёл на выход. Я старался держать себя в руках, но в итоге мысли мои приняли гневный оттенок. Чёртов педофил. Не, ну а как его ещё называть? Ему хоть и нет тридцати, но лет на десять он может быть меня спокойно старше. Как же бесит. Да я даже не онанировал ни разу, так как смысла в этом не вижу. А тут приходит какой-то недокоронованный, и я подаю себя как на блюдечке. Через некоторое время успокаиваюсь. Злиться больше не получается. Сменить школу? Родители запротестуют, им это не надо. Тогда попытаюсь решить проблему сам. Вскоре прихожу домой и огребаю за позднее возвращение.

-Я на химии был.

Придираться перестали.

Я сразу пошёл в свою комнату, закрылся. Ощущалась какая-то апатия, и даже некое облегчение. Но присутствовало какое-то очень мелкое чувство оскорблённой детской души. Не понимаю. Вообще ничего не понимаю. Сделав уроки на пятницу, мне захотелось смыть все сегодняшние воспоминания. Долго стоял под чуть тёплой струёй воды. Перед сном случилось чудо. Я рисовал. Рисовал туман, сметаемый ужасным ураганом. К полуночи меня потянуло в сон. Сознание поглотила мгла.


Пятница, двадцать третье сентября.

Семь утра.

Не спали уже ни отчим, ни мачеха. Видимо, Карл решил сходить на работу пораньше, чтобы в три быть у директора. Влетит же мне. Собирался и уходил я под взгляды полные ненависти. Сегодня надел свитер с высоким горлом. Не дай Бог заметят, что у меня на шее.

Как бы то странно ни было, но химика я не видел. Все шесть уроков. Даже у кабинета не стояли ученики. Непонятно. Взял отгул? Нет. Тогда бы в замене было хотя бы слово об этом написано. После последнего английского я распрощался с Николасом и остался дожидаться отчима. Без пятнадцати три он прибыл в школу. Сразу пошли к директору.

-Карл Пиковини и Фран Айроне? — спросила секретарша. Отчим кивнул. – Проходите. Вас уже ждут.

В кабинете было светло и аккуратно. Всё расставлено по своим местам. Идеальный порядок.

-Присаживайтесь, — мистер Ире указал на стул у своего стола, мельком посмотрев на отчима.

Тот послушно сел.

-Что ж, давайте сначала разберём вопрос о посещаемости Вашего сына.

Эта тема заняла около двадцати минут. Затем обсудили мою учёбу и показали классный журнал. Пиковини вроде злился, но не особо. В общей массе уже затрачено около сорока минут. В это время где-то у секретарши раздавались какие-то гневные вопли и непонятно-злые фразы. Разобрать было тяжело. Но вот дверь громко открыли и быстро зашли.

-Нет, ну вот объясните мне! – я замер. – Почему я должен сегодня быть здесь?

Следом вбежала секретарша.

-Вам ещё не разрешали войти!

-Зэбель, заткни свою пасть, — скомандовал вошедший. Девушка послушно ушла.

Блондин широким шагом прошествовал к столу и опёрся на него руками, сверля директора взглядом. Тот слегка поёжился. Я стоял по левую руку от отчима, поэтому остался незамеченным. Диадема сидела в волосах как-то криво, видно, была надета в спешке. Семпай же сегодня был в тёмной майке-алкоголичке, больше его самого размера на четыре. Выглядело всё довольно забавно. Интересно, а этот олух пешком добирался в таком виде?

-Бельфегор, Вы были вызваны для решения одного из вопросов, касающегося…

Артур договорить не успел. Принцесса резко повернул голову в мою сторону.

-А, так это ты. Привет, — едко улыбнулся и махнул мне рукой. Учитель встал сбоку директора. – Тогда продолжайте.

-Мне доложили, что у вас проблемы, и вы не ладите между собой.

Готов провалиться сквозь землю. Тупой Корнилю. Я же не просил тебя рассказывать кому-нибудь.

-Ши-ши-ши, а у нас с тобой проблемы?

-Никак неет, Бел-семпаай, — отвёл глаза.

-Ну, вот видите. Вопрос исчерпан, — хлопнул в ладоши, улыбаясь.

Карла всё резко перестало устраивать:

-Это ещё кто?

Химика тоже не порадовал мой опекун. Улыбки и след простыл.

-Я новый учитель химии в этой школе. А Ваш сын будет сдавать мой предмет на экзаменах, — в его голосе ни капли уважения.

-Он? Химию? – громко расхохотался. – Да он же тупой как пробка! Ему только если географию какую-нибудь сдавать.

-Я лучший химик. Я гений, — злится. Скромности ему не занимать. – И я смогу обучить химии даже Вас.

На последнем предложении вновь заулыбался. Хороший намёк. Отчим усмехнулся, но вдруг до него дошло. Вскочил.

-Это ты на что намекаешь?! Да когда я получил высшее образование, ты ещё пешком под стол ходил! – какой же вспыльчивый. А ведь может и драка завязаться.

-Да неет. Я был проблемным ребёнком и в этом возрасте очень любил шалить. Мне было не до столов, — что-то в его мимике стало крайне страшным. В том смысле, что хотелось бежать как можно дальше. На лице всего лишь цвела улыбка.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (330)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)