Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава Х. Эпоха преобразований 8 страница




11-й казачий Донской полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

8-й драгунский Астраханский полк — георгиевский штандарт за двукратный переход Балкан;

8-й гусарский Лубенский полк — георгиевский штандарт за 1877–1878 гг.;

8-й казачий Донской полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

9-й драгунский Казанский полк — георгиевский штандарт за 1877–1878 гг.;

9-й гусарский Киевский полк — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

1-й казачий Уральский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

11-й уланский Чугуевский полк — георгиевский штандарт за 1877–1878 гг.;

12-й драгунский Старо дубовский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

12-й уланский Белгородский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

12-й гусарский Ахтырский полк — гвардейские шнуры за 1877–1878 гг.;

12-й казачий Донской полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

13-й драгунский Военного Ордена полк — георгиевский штандарт за 1877 1878 гг.;

13-й уланский Владимирский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

13-й гусарский Нарвский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

15-й драгунский Переяславский полк — георгиевский штандарт за Даяр;

16-й драгунский Тверской полк — георгиевские трубы за Каре;

17-й драгунский Нижегородский полк — широкие георгиевские ленты на штандарт за Бегли-Ахмет;

18-й драгунский Северский полк — широкие георгиевские ленты на штандарт за Аравартан и штурм Карса, георгиевские петлицы за 1877–1878 гг.;

9-й, 13-й, 14-й, 15-й, 16-й. 17-й и 18-й казачьи Донские полки — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

23-й казачий Донской полк — знаки на шапки за Шипку;

26-й казачий Донской полк — георгиевский штандарт за двукратный переход через Балканы (имел за 1828–1829 гг.);

29-й казачий Донской полк — георгиевский штандарт за быстрое наступление и взятие Браилова;

30-й казачий Донской полк — георгиевский штандарт за Шипку, Ловчу, двукратный переход через Балканы и взятие 50 орудий при Караджаларе;

31-й, 36-й, 37-й и 39-й казачьи Донские полки — георгиевские штандарты за 1877–1878 гг.;

1-й казачий Кубанский Хоперский полк — георгиевские трубы за переход Кавказского хребта и усмирение Дагестана;

2-й казачий Кубанский Хоперский полк — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

1-й казачий Кубанский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг. (имел за 1854 г.);

2-й казачий Кубанский полк — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

1-й казачий Кубанский Полтавский полк — георгиевский штандарт за 1877 1878 гг. (имел за Браилов в 1828 г.);

1-й казачий Кубанский Ейский полк — георгиевский штандарт за 1877–1878 гг. (имел за Анапу в 1828 г.), георгиевские трубы за Каре;

2-й казачий Кубанский Ейский полк — георгиевский штандарт за 1877–1878 гг.;

1-й казачий Кубанский Умаиский полк — георгиевские трубы за Зорский перевал и геройскую защиту Баязета;

1-й казачий Кубанский Кавказский полк — георгиевский штандарт за Деве-Бойну (имел за 1828–1829 г., Кавказскую войну и Западный Кавказ в 1864 г.);

2-й казачий Кубанский Кавказский полк — знаки на шапки за усмирение Дагестана;

1-й казачий Терский Кизляро-Гребенской полк — знаки на шапки за Дагестан (имел за Кюрюк-Дара и Пеняк);

2-й казачий Терский Кизляро-Гребенской полк — георгиевские трубы за Каре и знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

3-й казачий Терский Кизляро-Гребенской полк — знаки на шапки за Дагестан;

1-й казачий Терский Горско-Моздокский полк — георгиевские трубы за 1877 г.;

2-й казачий Терский Горско-Моздокский полк — георгиевские трубы за Деве-Бойну, знаки на шапки за 1877 г.;

3-й казачий Терский Горско-Моздокский полк — знаки на шапки за усмирение горцев Терской области;

1-й казачий Терский Волгский полк — георгиевские трубы за Деве-Бойну и знаки на шапки за 1877 г. (имел за Пеняк);

2-й казачий Терский Волгский полк — георгиевское знамя за Деве-Бойну и Каре (имел за 1828–1829 гг., Кавказскую войну. Восточный и Западный Кавказ);

1-й казачий Терский Сунженско-Владикавказский полк — георгиевские трубы за Каре (имел за Хиву), знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

2-й казачий Терский Сунженско-Владикавказский полк — георгиевский штандарт за дело 6 июля 1877 г., георгиевские трубы за Даяр и Каре, знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

3-й казачий Терский Сунженско-Владикавказский нолк — знаки на шапки за усмирение горцев Терской области и за Деве-Бойну;

2-й и 3-й казачьи Астраханские полки — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

6-й и 7-й казачьи Оренбургские полки — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

Лейб-Гвардейская 1-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за Ташкисен, Шандорник, Филиппополь и Араб-Конак;

Лейб-Гвардейская 2-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за Телиш, Филиппополь и Араб-Конак;

Лейб-Гвардейская 3-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за Телиш, Филиппополь и Плевну;

1-я гренадерская артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Аладжу;

2-я и 3-я гренадерские артиллерийские бригады — георгиевские трубы и знаки на шапки за Плевну;

Кавказская гренадерская артиллерийская бригада — георгиевские петлицы за 1877–1878 гг.;

1-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

2-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

3-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Плевну, Правец, Горный Этрополь (имела за 1831 г.). знаки на шапки за Плевну, Ловчу и Балканы (имела за Варшаву);

5-я артиллерийская бригада — георгиевские петлицы за 1877–1878 гг., знаки на шапки за Плевну и Никополь;

9-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Шипку;

11-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за 1877–1878 гг. (имела за 1853–1855 гг.);

12-я артиллерийская бригада — георгиевские петлицы за 1877–1878 гг., георгиевские трубы за Трестеник и Мечку;

14-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Шипку (имела за 1849 г. и 1854–1855 гг.), знаки на шапки за Шипку (имела за 1814 г.);

16-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Плевну (имела за Севастополь), золотые петлицы за 1877–1878 гг., знаки на шапки за Ловчу и Плевну (имела за Севастополь);

17-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Базарджик;

18-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за переправу у Галаца;

19-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы и золотые петлицы за 1877–1878 гг., знаки на шапки за геройскую защиту Баязета;

20-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за усмирение горцев Терской области (имела за Кавказскую войну), знаки на шапки за 1877 г. (имела за 1828–1829 гг. и Кавказскую войну);

21-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за 1877–1878 гг., Деве-Бойну и Дагестан (имела за Восточный Кавказ 1859 г.), георгиевские петлицы за 1877–1878 гг.;

24-я артиллерийская бригада — знаки ва шапка за 1877–1878 гг.;

26-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы и знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

30-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за Плевну;

31-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы и знаки на шапки за Никополь и Плевну;

32-я артиллерийская бригада — золотые петлицы и знаки на шапки за 1877 1878 гг.;

33-я артиллерийская бригада — знаки на шапки за Аблаву;

35-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

38-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Деве-Бойну и Каре, знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

39-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Деве-Бойну и Каре, знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

40-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы за Каре и знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

41-я артиллерийская бригада — георгиевские трубы и знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

Лейб-Гвардейская 2-я конная батарея — знаки на шапки за Горный Бугаров;

Лейб-Гвардейская 3-я конная батарея — знаки на шапки за Филиппополь;

Лейб-Гвардейская 5-я конная батарея — знаки на шапки за Телиш;

8-я конная батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

13-я конная батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

15-я конная батарея — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

16-я конная батарея — георгиевские трубы за Джуран-лы, Эски-Загру и двукратный переход через Балканы;

18-я и 19-я конная батареи — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

20-я конная батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг.; с

1-я Донская батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

2-я Донская батарея — знаки на шапки за Никополь (имела за 1828–1829 гг.);

4-я Донская батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

5-я Донская батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг. (имела за 1826 1827 и 1828–1829 гг.);

6-я Донская батарея — знаки на шапки за 1877–1878 гг. (имела за 1854 1855 гг.);

8-я и 9-я Донские батареи — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

10-я Донская батарея — знаки на шапки за дело при Уфлани;

11-я и 13-я Донские батареи — знаки на шапки за 1877–1878 гг. (имела за 1854–1855 гг.);

14-я Донская батарея — знаки на шапки за 1877 — 1878-гг. (имела за 1854 1855 гг.);

21-я Донская батарея — знаки на шапки за Мечку;

1-я, 2-я и 5-я Кубанские батареи — георгиевские трубы и петлицы за 1877 1878 гг.;

4-я Кубанская батарея — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

1-я Терская батарея — георгиевские трубы за Каре, георгиевские петлицы за 1877–1878 гг.;

2-я Терская батарея — знаки на шапки за Дагестан (имела за Кавказскую войну);

Лейб-Гвардейский саперный батальон — знаки на шапки за переход Балкан;

2-й саперный батальон — георгиевское знамя за оборону позиции на реке Лом, за Шипку и переход Балкан;

3-й саперный батальон — георгиевские трубы за Плевну;

4-й саперный батальон — георгиевские трубы за Плевну и Балканы (имел за Силистрию);

5-й саперный батальон — георгиевские трубы за проводку моста по Дунаю под огнем Никопольской крепости;

7-й саперный батальон — георгиевское знамя за переправу у Зимницы;

11-й саперный батальон — георгиевские трубы за 1877–1878 гг.;

1-й саперный Кавказский батальон — георгиевское знамя за Деве-Бойну (имел за Ахалцых);

2-й саперный Кавказский батальон — георгиевское знамя за Каре, знаки на шапки за 1877–1878 гг.;

2-й, 4-й и 5-й понтонные батальоны — знаки на шапки за переправу у Зимницы (имели за 1828–1829 г.);

3-й понтонный батальон — знаки на шапки за переправу у Зимницы.

Щедрее всех — и по понятной причине — были награждены войска Рущукского отряда, как раз не имевшие сколько-нибудь выдающихся дел. В 35-й пехотной дивизии, например, все полки получили и георгиевские знамена, и георгиевские трубы за несколько перестрелок. 33-я пехотная дивизия за неудачное в общем дело у Аблавы получила больше наград, чем скобелевская 16-я за блестящую шейновскую победу. Впрочем, щедрость сказалась и в ряде других случаев — за незначительное дело у Горного Бугарова два полка 31-й дивизии получают и георгиевские знамена, и георгиевские трубы. Наоборот, горталовский батальон, сутки державшийся против всей турецкой армии, особого отличия не удостоился. Тарутинцы и бородинцы, с таким героизмом отстаивавшие севастопольские бастионы, потерявшие там свыше трех четвертей своего состава и получившие только знаки на шапки, теперь за базарджикскую перестрелку награждаются георгиевскими знаменами. За стычку у Ташкисена выдано столько же наград, сколько за Битву народов при Лейпциге, тогда как самое лихое гвардейское дело (литовцы под Карагачем) осталось в тени. Из 28 пехотных полков, принявших непосредственное участие в военных действиях на Кавказе, георгиевские знамена пожалованы 27.

В коннице высоких наград удостоены полки, пропускавшие продовольственные транспорты Осману в Плевну, а одному полку георгиевский штандарт был пожалован за чисто спортивный пробег вне всякой неприятельской досягаемости по союзной территории на правом берегу Дуная. Есть чему удивляться, если вспомним, с каким разбором жаловались коннице награды за беспримерные подвиги Аустерлица, Эйлау и Бородина!

То же мы видим и в награждении орденами. Рекогносцировка офицера Генерального штаба, как правило, награждалась Владимиром с бантом (а при художественно составленной реляции — георгиевским оружием). На анненское — и даже георгиевское — оружие прочно установился взгляд как на очередную награду. Уже в 1880 г., например, заведывавший хозяйством одного из пехотных гвардейских полков 2-й дивизии не на шутку обиделся, получив очередной наградой Анну 2-й степени, когда, по его мнению, он должен был бы получить георгиевское оружие. Вообще же Александр II щедрой, но непродуманной раздачей наград и боевых отличий сильно их обесценил.

Глава XI.

Туркестанские походы

Завоевание Средней Азии резко отличается по своему ему характеру от покорения Сибири. Семь тысяч — верст от Камня до Тихого океана были пройдены с небольшим в сто лет. Внуки казаков Ермака Тимофеевича стали первыми русскими тихоокеанскими мореплавателями, заплыв на челнах с Семеном Дежневым в чукотскую землю и даже в Америку. Их сыновья с Хабаровым и Поярковым стали уже рубить городки по Амур-реке, придя к самой границе китайского государства. Удалые ватаги, зачастую лишь в несколько десятков отважных молодцов, без карт, без компаса, без средств, с одним крестом на шее и пищалью в руке, покоряли огромные пространства с редким диким населением, переваливая через горы, о которых раньше никогда не слыхали, прорубаясь через дремучие леса, держа путь все на восход, устрашая и подчиняя дикарей огненным боем. Доходя до берега большой реки, они останавливались, рубили городок и посылали ходоков в Москву к Царю, а чаще в Тобольск к воеводе — бить челом новой землицей.

Совсем иначе сложились обстоятельства на южном пути русского богатыря. Против русских здесь была сама природа. Сибирь являлась как бы естественным продолжением северо-восточной России, и русские пионеры работали там в климатических условиях, конечно, хоть и более суровых, но в общем привычных. Здесь же — вверх по Иртышу и на юг и юго-восток от Яика — простирались безбрежные знойные степи, переходившие затем в солончаки и пустыни. Степи эти населяли не разрозненные тунгусские племена, а многочисленные орды киргизов{225}, при случае умевших постоять за себя и которым огневой снаряд был не в диковинку. Эти орды находились в зависимости, частью номинальной, от трех среднеазиатских ханств — Хивы на западе, Бухары в средней части и Коканда на севере и востоке.

При продвижении от Яика русские должны были рано или поздно столкнуться с хивинцами, а при движении от Иртыша — с кокандцами. Эти воинственные народы и подвластные им киргизские орды вместе с природой ставили здесь русскому продвижению преграды, для частного почина оказавшиеся непреодолимыми. Весь XVII и XVIII век наш образ действий на этой окраине был поэтому не бурно наступательным, как в Сибири, а строго оборонительным.

Гнездо свирепых хищников — Хива — находилось как бы в оазисе, огражденном со всех сторон на многие сотни верст, как неприступным гласисом, раскаленными пустынями. Хивинцы и киргизы устраивали постоянные набеги на русские поселения по Яику, разоряя их, грабили купеческие караваны и угоняли русских людей в неволю. Попытки яицких казаков, людей, столь же отважных и предприимчивых, как их сибирские собратья, обуздать хищников, успехом не увенчались. Задача значительно превысила их силы. Из ходивших на Хиву удальцов ни одному не привелось вернуться на родину — их кости в пустыне засыпал песок, уцелевшие до конца дней своих томились в азиатских клоповниках. В 1600 году на Хиву ходил атаман Нечай с 1000 казаков, а в 1605 году атаман Шамай — с 500 казаков. Им обоим удалось взять и разорить город, но оба эти отряда погибли на обратном пути. Устройством плотин на Аму-Дарье хивинцы отвели эту реку от Каспийского моря в Аральское{226} и превратили весь Закаспийский край в пустыню, думая обеспечить этим себя от Запада. Покорение Сибири было делом частного почина отважных и предприимчивых русских людей. Завоевание Средней Азии стало делом Российского государства — делом Российской Империи.

Начало русского проникновения в Среднюю Азию. От Бековича до Перовского

Попытка первого из русских императоров проникнуть в Среднюю Азию закончилась трагически. Отряд Бековича{228}, отправленный для отыскания сухого пути в Индию, весь стал жертвой хивинского вероломства. Одной из задач Петр поставил ему: Плотины разобрать и воды Аму-Дарьи реки паки в Каспийское море обратить, понеже зело нужно. Дойдя до Хивы, Бекович пал жертвой вероломства хивинского хана и собственного легкомыслия. Хан изъявил на словах покорность, предложил ему разделить свой отряд на несколько мелких партий для удобства размещения в стране. После этого хивинцы внезапным нападением вырезали их порознь. Пропал, как Бекович под Хивой, — стали говорить с тех пор, и на целых полтораста лет мечта проникнуть в Среднюю Азию со стороны Каспия была оставлена, а распространение русской государственности на юго-восток вообще приостановилось на весь XVIII век{229}.

Одновременно с Бековичем, как мы уже знаем, был двинут из Сибири вверх по Иртышу отряд Бухгольца{230}. Экспедиция эта имела результатом создание Сибирской линии — кордона постов и укреплений по Иртышу от Омска на Семипалатинск и Усть-Каменогорск для защиты русских владений от набегов степных кочевников. В последующие десятилетия Сибирская линия была продлена до китайской границы и на ней выстроено в общей сложности 141 укрепление — кордон на расстоянии одного перехода друг от друга.

Прикрыв, таким образом, Сибирь, русское правительство стало энергично укреплять свою власть в Приуралье. Заволжские степи заселены, границы с Волги и Камы продвинулись на Яик, и земли яицких казаков были включены в государственную систему. В 1735 году основан административный центр степных владений — Оренбург, а в 1758 году устройством Оренбургского казачьего войска положено начало Оренбургской линии, сперва учрежденной вдоль по Яику, но уже в 1754 году вынесенной вперед — на Илецк.

Так наметилось два наступательных плацдарма России — Сибирский и Оренбургский.

Вторая половина XVIII века и начало XIX протекли в устройстве края, всколыхнувшегося лишь раз, по получении лаконического указа Императора Павла: Донскому и Уральскому казачьим войскам собираться в полки, идти в Индию и завоевать оную! Экспедиция эта, совершенно непродуманная и чреватая гибельными последствиями, была отменена Александром I. С назначением сибирским генерал-губернатором Сперанского{231} пробудилась в этих краях российская великодержавность. В 20-х и 30-х годах русские посты постепенно продвинулись на 600–700 верст от Сибирской линии и стали достигать Голодной степи. Киргизские орды стали переходить в русское подданство. На Сибирской линии этот процесс проходил гладко, но на Оренбургской в Малой орде вспыхнули волнения, поддержанные Хивой. К концу 30-х годов положение здесь сделалось совершенно несносным.

Чтоб обуздать хищников. Император Николай Павлович повелел оренбургскому генерал-губернатору генералу графу Перовскому{232} предпринять поход на Хиву. В декабре 1839 года Перовский с отрядом в 3000 человек при 16 орудиях выступил в поход тургайскими степями. Лютые морозы, бураны, цинга и тиф остановили отряд, дошедший было до Аральского моря. Энергией Перовского удалось спасти остатки отряда, лишившегося почти половины своего состава. После первого похода Бековича второй русский поход в Среднюю Азию кончился неудачей, что вселило в хивинцев уверенность в своей неуязвимости и непобедимости.

Все наше внимание обратилось на замирение киргизов. В 1845 году Оренбургская линия была вынесена вперед, на реки Иргиз и Тургай, где построены укрепления этого имени. Малую орду можно было считать окончательно замиренной. В 1847 году мы достигли Аральского моря, где учредили флотилию. С 1850 года зашевелилась и Сибирская линия, где стали учреждаться в Семиречье казачьи станицы, закреплявшие за нами киргизскую степь.

Вновь назначенный оренбургским генерал-губернатором граф Перовский решил предпринять операцию первостепенной важности: овладеть кокандской крепостью Ак-Мечеть{233}, запиравшей у Аральского моря все пути в Среднюю Азию и считавшейся среднеазиатскими народами неприступною.

В конце мая 1853 года он выступил с Оренбургской линии с 5000 человек и 36 орудиями и 20 июня стоял перед сильно укрепленной крепостью, пройдя 900 верст в 24 дня. 27 июня Перовский штурмовал Ак-Мечеть и овладел кокандским оплотом к вечеру 1 июля, на пятый день боя. Наш урон на приступе — 11 офицеров, 164 нижних чина. Кокандцев пощажено лишь 74 человека.

Ак-Мечеть была переименована в форт Перовский, ставший краеугольным камнем новоучрежденной Сыр-Дарьинской линии. Линия эта явилась как бы авангардом Оренбургской линии и связалась с этой последней кордоном укреплений от Аральского моря до нижнего течения Урала (защищавшим киргизскую степь от туркмен пустыни Усть-Урт).

В неравном бою 18 декабря того же 1853 года гарнизон Перовска геройски отразил в двенадцать раз превосходившие силы кокандцев, пытавшихся вырвать Ак-Мечеть из русских рук. Гарнизон под начальством подполковника Огарева состоял из 1055 человек при 19 орудиях. Кокандцев было 12000. Блестящей вылазкой Огарев и капитан Шкупь опрокинули всю орду, положив до 2000 и взяв 11 знамен и все 17 орудий неприятеля. Наш урон — 62 человека.

Колпаковский и Черняев

К началу нового царствования головными пунктами русского продвижения в Среднюю Азию являлись со стороны Оренбурга — Перовск, а со стороны Сибири только что заложенный Верный. Между этими двумя пунктами находился прорыв, своего рода ворота шириною в 900 верст и открытые для набегов кокандских скопищ в русские пределы. Эти кокандские скопища опирались на линию крепостей Азрек — Чимкент — Аулие-Ата — Пишпек — Токмак. Необходимо было как можно скорее замкнуть эти ворота и оградить наших киргизов от кокандского влияния. Поэтому с 1856 года основной задачей России стало соединение линий Сыр-Дарьинской и Сибирской. На одном из этих направлений мы имели 11 оренбургских линейных батальонов, уральских и оренбургских казаков, а на другом — 12 западносибирских линейных батальонов и казаков Сибирского войска. Эти горсти людей были разбросаны на двух громадных фронтах, общим протяжением свыше 3500 верст.

Операция соединения линий была задержана сперва (до 1859 года) устройством киргизов, а затем ликвидацией нашествия кокандских полчищ на Сибирскую линию.

Начальником угрожаемого района — Заилийского края — был подполковник Колпаковский{234}. В конце лета 1860 года кокандский хан собрал 22000 воинов для того, чтоб уничтожить Верный, поднять на русских киргизскую степь и разгромить все русские поселки Семиречья. Положение для русского дела на этой окраине сложилось угрожающе. Колпаковский мог собрать в Верном около 2000 казаков и линейцев. Поставив все на карту, этот Котляревский Туркестана двинулся на врага и в трехдневном бою на реке Кара-Костек (Узун-Агач) наголову разбил кокандцев. При Кара-Костеке русских было всего 1000 человек при 8 орудиях. В последний день наши линейцы прошли с боем 44 версты. Этим блестящим делом Сибирская линия была обеспечена от неприятельских покушений. Одновременно отряд полковника Циммермана разорил крепости Токмак и Пишпек. В 1862 году генерал Колпаковский взял крепость Мерке и утвердился в Пишпеке. Россия стала твердой ногой в Семиречье, и ее влияние распространилось на китайские пределы.

К этому времени относится изменение нашего взгляда на значение среднеазиатских завоеваний. Прежде мы считали продвижение на юг делом внутренней политики и задачу видели в обеспечении степных границ. Теперь же наша среднеазиатская политика стала приобретать великодержавный характер. Раньше в глубь материка нас тянул лишь тяжелый рок. Теперь же обращенным на юг взорам Двуглавого Орла стала угадываться синеватая дымка Памира, снежные облака Гималайских вершин и скрытые за ними долины Индостана… Заветная мечта окрылила два поколения туркестанских командиров!

Наша дипломатия осознала огромную политическую выгоду туркестанских походов, приближавших нас к Индии. Враждебное к нам отношение Англии со времени Восточной войны и особенно с 1863 года определило всю русскую политику в Средней Азии. Наше продвижение с киргизских степей к афганским ущельям являлось замечательным орудием политического давления — орудием, ставшим бы неотразимым в руках более смелых и искусных, чем были руки дипломатии Александра II.

* * *

Решено было не откладывать соединение Сибирской и Сыр-Дарьинской линий{235} и объединить возможно скорее наши владения. Весною 1864 года навстречу друг другу выступило два отряда — от Верного полковник Черняев с 1500 бойцами и 4 орудиями — и от Перовска полковник Веревкин{236} с 1200 человеками и 10 орудиями.

Пройдя Пишпек, Черняев взял штурмом 4 июня крепость Аулие-Ата и в июле подошел к Чимкенту, где 22-го числа выдержал бой с 25000 кокандцев. Веревкин тем временем взял 12 июля крепость Туркестан и выслал летучий отряд для связи с Черняевым. Этот последний, считая свои силы (7 рот, 6 сотен и 4 пушки) недостаточными для овладения сильно укрепленным Чимкентом, отступил в Туркестан на соединение с полковником Веревкиным. Оба русских отряда, соединившись, поступили под общее командование только что произведенного в генералы Черняева и, отдохнув, направились в половине сентября под Чимкент. 22 сентября Черняев штурмовал Чимкент, овладел им и обратил в бегство кокандскую армию. У Черняева было 1000 человек и 9 орудий. Чимкент защищало 10000. Черняев овладел крепостью, переведя свои роты через ров поодиночке по водопроводной трубе. Наши трофеи: 4 знамени, 31 орудие, много другого оружия и разных военных принадлежностей. У нас выбыло из строя 47 человек.

Кокандцы бежали в Ташкент. Черняев решил немедленно использовать моральное впечатление чимкентской победы и двинуться на Ташкент, дав лишь время распространиться молве. 27 сентября он подступил под сильно укрепленный Ташкент и 1 октября штурмовал его, но был отбит и отступил в Туркестанский лагерь.

Воспрянувшие духом кокандцы решили застать русских врасплох и в декабре 1864 года собрали до 12000 головорезов для внезапного нападения на Туркестан. Но эта орда была остановлена в трехдневном отчаянном бою у Икан с 4 по 6 декабря геройской сотней 2-го Уральского полка есаула Серова, повторившего здесь аскеранский подвиг Карягина. Из 110 казаков при 1 единороге уцелело 11, 52 убито, 47 ранено. Все получили георгиевские кресты. О сопротивление этой горсти героев сломился порыв кокандцев, и они, не приняв боя с высланным на выручку русским отрядом, возвратились восвояси.

Весною 1865 года учреждена Туркестанская область, и Черняев назначен был ее военным губернатором. С отрядом в 1800 человек и 12 орудий он выступил под Ташкент и 9 мая разбил под его стенами кокандские силы. Жители Ташкента отдались под власть бухарского эмира, выславшего туда свои войска. Решив упредить бухарцев, Черняев поспешил штурмом и на рассвете 15 июня овладел Ташкентом стремительной атакой. В Ташкенте, имевшем до 30000 защитников, взято 16 знамен и 63 орудия. Наш урон — 123 человека. Занятие Ташкента окончательно упрочило положение России в Средней Азии.

Подчинение Бухары

Успехи Черняева и распространение русского могущества на Коканд сильно встревожило Бухару. Это ханство было до сих пор ограждено от русских кокандскими землями, ставшими сейчас русскими областями. Эмир претендовал на Ташкент, ссылаясь на волю его жителей, но домогательства его были отвергнуты. Положив овладеть Ташкентом силой, эмир весною 1866 года собрал у русских пределов до 43000 войск. Генерал Черняев в свою очередь решил не дожидаться удара, а бить самому — и в мае двинул на Бухару отряд генерала Романовского{237} в 3000 бойцов при 20 орудиях.

Кампания 1866 года генерала Романовского была сокрушительной. 8 мая он разбил бухарские войска при Ирджаре, 24-го овладел Ходжеятом, 20 июля приступом взял Ура-Тюбе, а 18 октября внезапным и жестоким штурмом покорил Джизак. В трех этих беспощадных штурмах русские войска, лишившись 500 человек, положили на месте 12000 азиатов. Под Ирджаром перебито 1000 бухарцев и взято 6 орудий. При штурме Ходжента перебито 3500. Наш урон — 137 человек. При Ура-Тюбе перебито 2000, взято 4 знамени, 32 орудия, наши потери — 227 человек. Наконец, в самом кровавом деле, при Джизаке, из 11000 бухарцев легло 6000, из 2000 русских убыло только 98. Взято 11 знамен и 43 орудия.

Потеряв Джизак, бухарцы бежали к своей столице — Самарканду и поспешили вступить в переговоры о мире. В безрезультатных переговорах прошел весь 1867 год. Бухарцы их намеренно затягивали, стремясь выиграть время и набрать новую армию, Россия же провела капитальную административную реформу. В этом, 1867 году Туркестанская область была преобразована в Туркестанское генерал-губернаторство, составившее в административном отношении две области Семиреченскую (город Верный) с военным губернатором генералом Колпаковским и Сыр-Дарьинскую (город Ташкент) с генералом Романовским. Образован Туркестанский военный округ, и войска на его территории — 7-й Оренбургский и 3-й Сибирский линейные батальоны — развернуты в 1-ю стрелковую дивизию и 12 линейных туркестанских батальонов. Первым туркестанским генерал-губернатором был назначен генерал фон Кауфман{238}, Черняев был отозван.

Человек ответственных решений и волевой военачальник, генерал фон Кауфман сразу оценил обстановку. Примирительная политика не удалась, злая воля Бухары стала очевидной — эту злую волю надлежало сломить. В конце апреля 1868 года Кауфман с отрядом в 4000 штыков и шашек при 10 орудиях двинулся от Ташкента к Самарканду, на подступах к которому эмир собрал до 60000 человек.




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (395)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)