Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


ВЕРСИЯ БРАДАТОГО ЧЕЛОВЕКА





 

Густая стена разросшихся кустарников окаймляла железнодорожную насыпь и скрывала все, кроме синего неба и протянувшихся вдаль пустых путей. Это место, захватывающее своей пустынностью и ограниченностью, не могло предложить тем, кто искал абсолютного одиночества, ничего, кроме временного убежища. Маленький мальчик, весь съежившись, неподвижно сидел на корточках возле шпал, добавляя в общую картину некое гнетущее впечатление. Он был болезненно хилым и еще совсем ребенком. Сморщенное личико под густой короной дредов казалось лицом старика.

Появившийся там мужчина усилил впечатление изоляции и пустынности этого места. Он был увеличенной копией мальчика. Глубокие задумчивые глаза и башня дредов придавали ему вид слегка помраченного в уме аскета. Он был худым, но не тощим, как мальчик, и его лицо, несмотря на всю напряженность и интеллигентность, не несло на себе печати присущей тому старости-не-по-годам. Когда он подошел к мальчику, его глубоко посаженные глаза увлажнились и омрачились, словно он сдерживал какую-то глубокую внутреннюю боль.

Мальчик не подал вида, что услышал медленные шаги, даже когда тень мужчины упала на него.

Мужчина ласково положил руку на тонкое плечо мальчика.

-Пошли, Ман-Ай, идем домой.

Мальчик повернул голову, чтобы взглянуть на отца, и отец погладил его по щеке.

-Пойдем, - сказал мужчина, ласково обнимая его за плечи. - Теперь мы одни остались, ты да я. Пойдем домой.

Слезы мгновенно наполнили глаза мальчика я покатились по щекам, а лицо на мгновение помолодело. Он встал на ноги, взял отца за руку, и они медленно и молча побрели вместе по шпалам по направлению к городу.

 

 

ВЕРСИЯ ВАВИЛОНА

 

"Хонда" Жозе, лавирующая среди автомобилей, обогнала и "Форд Кортину". Водитель выругался и погнался за ним, нажимая на сигнальную сирену. Он осадил мотоцикл Жозе и велел ему прижался к тротуару.

-Полиция, - сказал водитель. - Остановись и покажи руки.

Жозе слез с мотоцикла и, расставив ноги, положил ладони на крышу автомобиля. Водитель обыскивал его, не обращая внимания на притороченный к сиденью "хонды" мешок с ганджой.



-Черт возьми, у тебя что-то случилось, Жозе?

-Беда, Маас Рэй, большая беда, сэр. - Жозе был весь в поту, и его взгляд выражал неподдельное горе.

-Что за беда?

-Утром в деревне застрелили жену Педро, сэр.

-Кто застрелил?

-Солдаты, Маас Рэй. Полицейский снова выругалсяю

-Она мертва?

-Да, так говорят.

-При ней была ганджа?

-Педро ушел с ганджой, сэр.

-Ладно, предоставь это мне. - Он направился к машине.

-Но, Маас Рэй, что я скажу нашим торговцам?

-Ничего не предпринимать, ждать от меня команды.

-Но, сэр... - По его голосу было понятно, что Жозе тяжело. Полицейский остановился и смерил его холодным взглядом. - Послушайте, сэр, - продолжил Жозе после паузы. - Они оплачивают защиту, понимаете, сэр, и сейчас одна из них мертва. Как же так получается?

-О'кей, это проблема, я согласен. Но предоставь все это мне. Просто вели им подождать, пока я тебя не позову. Не беспокойся.

-А как быть с женой Педро?

-Что ты имеешь в виду? Делай, как сочтешь нужным. Найди надежного человека, который ее заменит. И поддерживай со мной связь таким же образом.

Когда Маас Рэй садился в автомобиль, он был вне себя от раздражения. Да, это проблема, и не ясно еще, во что она выльется. Эти долбоебы, ковбои армейские, неужели они нарочно начали разрушать его каналы? Нечего им, что ли, больше делать, кроме как бегать по травяным плантациям и пулять из своих игрушек? Или жужжать на вертолетах над горами и делать все возможное, чтобы разрушить крестьянскую экономику? Нет, нужно держать их в казармах и выпускать только на парады. Пусть трубят отбой и маршируют под своими знаменами. Несчастное правительство считает, что стране таких размеров нужна своя армия, и это не укладывается в его голове. Если все дело в национальной гордости и эти дураки рвутся в бой, почему бы не послать их в Родезию, а еще лучше в Южную Африку, где буры как нельзя лучше надерут им задницы? Какое право имеют они вмешиваться в дела внутренней безопасности? В каком тогда свете выглядят полицейские подразделения? Более или менее успокоившись, он связался по рации с главным штабом армии.

-Джонс на проводе. Соедините меня с комиссаром.

Старый пердун будет мычать и мямлить, но ничего толком не предпримет. Это был тип из старой гвардии и к тому же первый черный, получивший это назначение. Следовательно, он особо чувствителен к любой критике и к малейшему намеку на то, что его престиж падает. Кроме того, он купается в иллюзиях, что отношения между двумя службами - нечто вроде сердечного союза, усиленного веселым и бодрым соревнованием во имя национальной безопасности.

-Да, господин комиссар. Джонс на проводе, сэр. Меня только что проинформировали, что солдаты снова прочесали местность и убили одного из моих людей.

-Да, мне об этом уже известно. Одного из ваших людей? Никто мне об этом не сообщил...

-Нет, сэр, не офицера. Одного из моих осведомителей в торговле ганджой.

-А.. - Голос на другом конце, казалось, зазвучал легче, хотя в нем слышалось нетерпение. - Очень жаль. Да, мы немного прошлись по той территории. Но я не могу поднимать из-за этого шум. Нам просто ответят, что не в их компетенции отслеживать, кто из нарушителей закона является полицейским осведомителем.

Капитан Джонс глубоко вздохнул. Как всегда, никакой поддержки. Старый манекен, и точно таким же он был, когда работал в полиции...

-Я понимаю вас, сэр. У вас щекотливое положение. Но, когда мои информационные каналы перекроются и уровень преступности станет расти, никто не обвинит в этом армию, сэр.

Джонс услышал, как он и рассчитывал, раздраженное мычание. Но ему было наплевать. Комиссар заговорил голосом, исполненным холодной формальности:

-Господин капитан, как мне расценивать ваши слова?

-Так и расценивайте, сэр. Конечно, нам это не особенно нравится, но уровень законности в Западном Кингстоне непосредственно зависит от помогающих нам людей, которые вступают в контакт с самыми нежелательными элементами. Если мои операции будут и дальше страдать от вмешательства военных сил, случайных или нет, эффективность присутствия полиции во всем Западном Кингстоне будет поставлена под сомнение. Уже... - Джонс решил хорошо продумать дальнейшее.

-Да, Джонс? Что "уже"? - голос комиссара мягко подталкивал его досказать свою мысль.

- Я приношу извинения, сэр, за свои слова, но вы должны это знать. За последние две недели мои парни схватили трех преступников, находившихся в розыске. И, сэр, всякий раз, когда у нас появлялась возможность допросить их, нежданно-негаданно объявлялись офицеры из Министерства обороны, размахивая разрешением от министра и болтая о национальной безопасности. (Проглотите это, мистер Долбоеб.)

-От министра? Вы уверены...

-К сожалению, это так, сэр. Формируется сообщество известных преступников, получившее от армии что-то вроде статуса неприкосновенности. Я так и не смог понять, в чем смысл этой игры. Зачем высшим армейским чинам влезать в наши уголовные расследования. (Что на это скажете, господин комиссар? Бандиты орудуют в моем районе под покровительством твоего школьного дружка, министра.)

-Хорошо, капитан, я переговорю по этому вопросу с министром. Но вряд ли можно дать реальное объяснение тому, что торговцы ганджой должны находиться под нашей, гм-м, защитой.

-Я понимаю вас, сэр. Но для нас будет неоценимой помощью, если будет поставлен на вид тот факт, что силы спецназа контролируют то, что происходит в их районе, и это очень деликатная, очень тонкая ситуация, где постороннее вмешательство недопустимо. Да, сэр. Спасибо, сэр.

Капитан Джонс повесил трубку и нахмурился.

-Ты прав, черт побери, да-сэр-спасибо- сэр, - пробормотал он. - А иначе начнется настоящая война. Вооруженные силы мочат одного нашего - мы мочим двух из Вооруженных сил.

После чего премьер-министр будет засыпать их письмами и жалобами.. Силы спецназа не пророчат блаженства ни одному грязному бандюгану.

Он задумался, нахмурившись, и забарабанил костяшками пальцев по приборной доске. Маас Рэя выводило из себя расстройство его планов. В таких случаях по его лицу пробегало раздражение, а сам он напоминал надутого школьника. Он снова взял трубку жестом человека, принявшего смелое решение.

- Это опять я, дайте мне сержанта Филлпот-са из Отдела особой службы. Ау, Фогги? Как проходит наблюдение? Хорошо. Четыре человека? А кто там еще? Ладно, это не важно. Слушай, возьми тактический отряд из Хармонских казарм и хватай их. Нет, лучше отрядом из десяти человек, при полной экипировке, не оставь им никаких шансов. Я хочу, чтобы их взяли сегодня! Не беспокойся, я все улажу. И еще вот что, они должны ответить на несколько вопросов, а если нет, что ж. Такова жизнь. Но это не имеет значения, если вы их возьмете. О'кей? Нет, нет, вы в полной безопасности. Всыпьте им хорошенько, черт возьми.

 

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (517)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)