Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Определения внеположенности




 

 

Внеположенность небесных тел обнаруживается, во-первых, в утвердительной форме – как пространство, во-вторых, в отрицательной форме – как время, в третьих, через единство этих двух форм – как место и как перемещение.

 

 

Пространство

§293. Логически первым определением природы является пространство. То, что в логике определяется как чистое бытие, не содержащее в себе ещё никаких различий, здесь, в учении о природе, определяется как пространство. Пространство – это бесконечно простирающаяся во всём множестве направлений простая неразличимая рядоположенность тел Вселенной.

Для обозначения пространства в нашем языке существуют такие местоимённые наречия, как "здесь", "там", "всюду". Всё то, что существует в этом мире, мы начинаем находить с указания на какое-то конкретное "здесь". Каждое единичное тело находится в каком-то определённом "здесь". Но поскольку на ступени определений чистого бытия очертания всех тел Вселенной сливаются для нас в одну неразличимую массу, постольку соответствующее этой ступени определение пространства также представляет собой ещё неразличимую в себе рядоположенность таких бесконечных определений: "здесь", "здесь", "здесь", ... Такая простирающаяся во все стороны неразличимая бесконечность "здесь, здесь, здесь,.." выражается нами посредством наречия "всюду". Определение пространства означает утверждение ещё неразличимой для нас "всюдости" бытия.



Когда мы созерцаем два дерева, то на их примере мы имеем два конкретных "здесь". Но если мы хотим помыслить не то конкретное пространство, которое находим между деревьями, а всеобщее пространство или пространство как таковое, то мы должны забыть обо всех конкретных "здесь" и начинать развитие своей мысли с определения "всюду". Оно (всюду) вбирает в себя всё бесконечное множество конкретных "здесь". Пространство, следовательно, – это всюдость бытия окружающего нас мира.

§294. Первое различие пространства: высота, длина и ширина. Эти три направления измерения пространства образуют трёхосную систему координат, которая, однако, не имеет в самой себе никакой определённости. В отношении тех предметов природы, которые окружают нас в нашей повседневной жизни, мы ещё можем установить их различие, да и то не полное. Направление, идущее от центра Земли – это высота, а два других – ширина и длина – определяются по соотношению между собой. Что же касается всей мыслимой нами "всюдости" бытия, то сама возможность установления там такой определённости полностью отпадает. Поди разберись там, во Вселенной, из какой точки и в каком направлении следует измерять её длину, в каком – высоту, а в каком – ширину.

 

§295. Трёхосная системаизмерения пространства вытекает из понятия механического объекта (§230). Первая фигура (Е – О – В) умозаключения наличного бытия указывает на существование относительного центра в системе тел, каковым является, например, центр планеты Земля по отношению как к центральному телу – Солнцу, так и к её спутнику – Луне. Вторая фигура (В – Е – О) даёт нам существование единичных центров, каждый из которых расположен в конкретном теле: в Солнце, в планетах, в их спутниках, кометах, астероидах. Третья фигура умозаключения (О – В – Е) указывает нам на существование всеобщего центра в системе тел, каковым, например, является центр нашей Солнечной системы, расположенный где-то рядом с Солнцем. Единство трёх указанных центров даёт нам трехосную систему координат пространства.

 

Естественные науки принимают данную систему координат как само собой разумеющуюся, и о каком-либо её логическом обосновании даже не помышляют. Когда у них возникает необходимость, они прибавляют к ней ещё и четвёртую координату, так называемую ось времени, а когда такой необходимости нет, то обходятся тремя.

§296. Второе различие пространства возникает через акт отрицания того его определения, которым мы уже располагаем. А располагаем мы на данный момент лишь одним определением пространства как абсолютной "всюдости" бытия (бесконечное "здесь", "здесь", "здесь"...). Через отрицание всюдости бытия мы получаем одно конкретное "здесь" – точку. Точка – это противоположность пространства, это конкретное "здесь", отрицающее "всюдость" бытия.

а). Указывая на конкретное "здесь", мы отрицаем при этом всё то, что находится повсюду от него, и получаем вместо определения пространства ("всюду") определение точки("здесь"). Как отрицающая пространство, точка может быть найдена и указана нами повсюду, но у самой точки нет своего пространства, нет своего "всюду". Иначе говоря, точка не занимает пространства в пространстве, и именно поэтому она является его противоположностью.

 

б). Для того чтобы зафиксировать данную точку, мы должны не только указать на неё, но и после этого оторваться от неё и уйти за её пределы. Для этого нам требуется перенести своё внимание в какую-либо другую точку, в другое конкретное "здесь". Следовательно, чтобы совершить процедуру отрицания пространства посредством точки, мы должны утвердить её (эту точку), для чего нам необходимо подвергнуть её отрицанию. Сделать это можно лишь за счёт перехода из данной точки в любую другую точку, в другое конкретное "здесь". Переход от первой точки ко второй, от первого "здесь" во второе "здесь" даёт линию.

в). Но и со второй точкой мы попадаем в ту же самую ситуацию, что и с первой. Чтобы утвердить её и тем самым завершить выход из первой точки, мы также должны подвергнуть её отрицанию, для чего нам следует перейти в третью точку (в третье "здесь"). Переход из второй точки в третью точку даёт нам вторую линию. Однако для того, чтобы завершить данный переход и тем самым утвердить третью точку, мы также должны подвергнуть её отрицанию и перейти уже в четвёртую точку. Но теперь в качестве такой (четвёртой) точки может выступать первая точка.

Если мы возвращаемся в первую точку, то тем самым мы соединяем между собой три точки и в результате вновь получаем пространство, но как уже ограниченное замкнутой линией. Пространство, ограниченное тремя и более линиями, представляет собой плоскость.

Плоскость, замкнутая тремя линиями, соединяющими между собой три точки, даёт простейшую фигуру пространства, называемую треугольником. Если мы соединим между собой большее количество точек, находящихся на одной плоскости, тогда мы получим, соответственно, четырёхугольник, пятиугольник, ... , многоугольник и в случае с множеством точек – окружность.

 

г). Когда точки фиксируются нами не в двух, а в трёх измерениях, тогда мы получаем не плоскость, а объём. Четыре точки дают треугольную пирамиду, пять точек – четырёхугольную пирамиду и т.д.

В результате процедура отрицания пространства через точку в своём последовательном развитии дала нам следующие его определения: точка, линия, плоскость, поверхность (объём). В итоге мы вновь возвращаемся к пространству, но уже ограниченному некоторой поверхностью.

 

Время

§297. Время – второе определение природы. Оно противоположно определению пространства. Время – это акт отрицания неразличимой "всюдости" бытия, в момент которого мы получаем бесконечное множество рядоположенных точек: "здесь", "здесь", "здесь",.. Каждое такое "здесь" – это конкретная точка, которая отрицает пространство. Но если всё множество отрицающих пространство точек одномоментно удерживать в их являющемся единстве, то тем самым мы получаем не безликое "всюду", а множество конкретных "здесь". Этот акт можно уподобить мгновенной вспышке света, в момент которой неразличимая "всюдость" бытия рассыпается перед нами в виде бесконечного множества сосуществующих точек: "здесь", "здесь", "здесь",..

 

§298. Для обозначения такого мгновенного акта отрицания "всюдости" бытия мы используем наречие "теперь". Произнося слово "теперь", мы в этот момент, хотим мы того или нет, мысленно фиксируем всё множество сосуществующих тел природы. В каждый момент, обозначаемый словом "теперь", Вселенная как бы вспыхивает перед нами мириадами своих светящихся точек – конкретных тел. Здесь можно вспомнить детскую игру "Замри-отомри!". Она является хорошим подспорьем в деле освоения сути определения времени.

 

Море волнуется – раз,

Море волнуется – два,

Море волнуется – три…

Морская поверхность, замри!

 

Море, конечно же, не замирает, но замирают дети, принимающие участие в игре. В этот момент все они становятся предметом внимания того игрока, который ведёт игру. Но в отличие от этой игры, где команды "Замри!" и "Отомри!" отделены друг от друга некоторой паузой, в момент отрицания неразличимой всюдости пространства, обозначаемый словом "теперь", акт замирания всего того, что существует в этом мире, моментально сменяется актом отмирания.

 

§299. Мгновенье, обозначаемое словом "теперь", обладает исключающим значением по отношению ко всем другим мгновеньям, ко всем другим "теперь". Но это исключающее слово "теперь" само является исключающим себя всякий раз, как только мы его высказываем. Произнеся слово "теперь", мы в тот же миг теряем его, оно уходит. И вместе с ним каждый раз исчезают мириады высветившихся в этот момент точек пространства: "здесь", "здесь", "здесь"… Они вновь, растворяясь, сливаются в неразличимую "всюдость" бытия. Новое произнесение слова "теперь" вновь обнаруживает на миг всё великое множество рассыпанных по Вселенной тел, которые столь же стремительно опять исчезают в неразличимой "всюдости"её бытия.

 

§300. Каждый момент "теперь" представляет собой мгновенный переход от "всюду" к множеству конкретных "здесь" и обратно, от множества "здесь" к неразличимому "всюду". А это значит, что не мы по своей охоте переходим от определения пространства к определению времени, а сам этот переход имманентно присутствует в них.

Переход от определения пространства к определению времени подобен переходу от чистого бытия к ничто (§38). При переходе от чистого бытия к ничто в кадре нашего сознания на мгновение появляются очертания всех тех предметов, которые находятся перед нами, и тут же сливаются (ничтожатся) в неразличимость чистого бытия, переходящего в ничто. Точно такой же бесконечный переход друг в друга несут в себе определения пространства и времени.

 

§301. Период, разделяющий два момента "теперь", определяется как длительность. В свою очередь сама длительность какого-либо периода содержит в себе множество моментов "теперь", на которые она может быть разделена.

Периодичность наступания моментов "теперь" определяется нами, людьми. К чему она должна быть "привязана" – это зависит от нашего выбора. В настоящий момент человечество измеряет периодичность моментов "теперь" земным астрономическим годом. Он соответствует периоду полного обращения Земли вокруг Солнца. Суточный отсчёт моментов "теперь" привязан к периоду полного обращения Земли вокруг своей оси.

Все мы воспитаны в данной системе измерения длительности времени. Когда мы рождаемся, то ещё ничего не знаем о ней. Потом взрослые сообщают нам, что в году 365 дней, а в сутках 24 часа, что человек живёт до 100 лет. А далее мы настолько привыкаем к данной системе отсчёта времени и к тем техническим устройствам, посредством которых она ведётся, что уже и само время мы начинаем воспринимать как то, что тикает и что "календарит". Правда, в голове иногда возникает небольшая сумятица по поводу того, что, как оказывается, существуют также и другие календари, например, мусульманский, по которому сейчас идёт XIV столетие, и что, со слов историков, деление суток на 24 часа было введено в России лишь царём-императором Петром I, тогда как до этого в разных концах страны сутки делили по-разному, где-то в них насчитывали 28 часов, а где-то только 17.

В 00 часов 1 января мы имеем тот момент "теперь", который, с одной стороны, ограничивает длительность предыдущего периода (минувшего года), а с другой стороны, является началом отсчёта длительности нового периода (наступающего года). В 00 часов каждой ночи мы имеем момент "теперь", завершающий длительность одних суток и начинающий длительность следующих суток. То же самое – в каждом часе и в каждой минуте. Хотя в принципе для установления периодичности наступления моментов "теперь" могут быть приняты и другие системы отсчёта, например, период обращения Венеры вокруг Солнца или среднестатистическая частота человеческого пульса…

Для понимания времени важно не то, как и чем измеряется периодичность наступления моментов "теперь", а то, что все эти системы отсчёта являются внешними по отношению к реальному миру. Они необходимы для определения длительности происходящих в мире процессов, но они не должны сбивать нас с толку в деле понимания сути определения времени. Время представляет собой процедуру бесконечного отрицания неразличимой всюдости пространства и столь же бесконечного утверждения её. В каждый момент такого отрицания перед нами на миг проступает всё множество образующих наш мир конкретных тел.

 

§302. Определения времени: прошедшее, настоящее, будущее обозначают собой, по сути, преходящую последовательность трёх моментов "теперь". Причём текущий (настоящий) момент "теперь" является исключающим по отношению к прошлым и будущим моментам "теперь". А это значит, что данные различия времени существуют лишь в нашем идеальном представлении, как в форме воспоминаний о прошлом, так и в форме надежд и планов на будущее. В самой же реальности, в которой мы имеем дело лишь с непрерывно текущим моментом "теперь", данные различия не сосуществует. Манящие представления о машине времени были, есть и, видимо, будут оставаться только плодом нашего воображения.

 

§303. Вечность. В отличие от длительности, которая представляет собой некоторый период времени, ограничиваемый двумя моментами "теперь", вечность означает полное упразднение времени или абсолютную вневременность. Вечность, следовательно, – это бесконечно длящееся "теперь" или, наоборот, это бесконечная длительность, не ограниченная никакими "теперь". А это значит, что вечности не было, вечности не будет, вечность просто есть.

 

§304. В деле понимания пространства и времени человека во все времена в первую очередь интересовали два вопроса. Первый. Существуют ли пространство и время сами по себе, независимо от своего наполнения? Второй. Существует ли пространство отдельно от времени или они нераздельны?

Если допустить, что пространство существует само по себе, а "наполняющие" его тела – сами по себе, то тогда оно должно представлять собой некий полый короб, который даже тогда, когда в нём ничего нет, всё же должен продолжать существовать самостоятельно, как некое пустое вместилище. Но ещё никто нигде не смог найти такого самостоятельно существующего пространства. Оно всегда предстаёт перед нами как наполненное и ничем не отличается от своего наполнения. Когда, например, говорят о космической пыли, которая якобы "заполняет" межзвёздное пространство, то это выражение следует признать неудовлетворительным. Космическая пыль не заполняет пространство, а занимает своё собственное место, благодаря чему это пространство есть.

Точно так же все вещи мира возникают и исчезают не потому, что они попадают в некий самостоятельно текущий поток времени, а потому, что они сами представляют собой нечто временное, несущее в самом себе длительность периода своего существования. Процесс жизни самих вещей природы определяет продолжительность их пребывания на этом свете, которая измеряется нами (людьми) через внешнюю по отношению к ним систему отсчёта. Время существования вещей начинается и заканчивается только вместе с ними. И если время называют самым могущественным явлением природы, то его же следует признать и самым бессильным. Вот как прекрасно выразил эту мысль В. Шекспир:

 

Уж если медь, гранит, земля и море

Не устоят, когда придёт им срок,

Как может устоять, со смертью споря,

Краса твоя – беспомощный цветок?

Как сохранить дыханье розы алой,

Когда осада тяжкая времён

Незыблемые сокрушает скалы

И рушит бронзу статуй и колонн?

О, горькое раздумье!.. Где, какое

Для красоты убежище найти?

Как, маятник остановив рукою,

Цвет времени от времени спасти?..

 

Точно так же определения пространства и времени не изолированы друг от друга, а едины друг в друге. И если наше обыденное сознание всё же иногда ещё представляет себе дело таким образом, что существует пространство само по себе, а кроме него, существует "также"и время, то грамматика разума требует изъять из нашего представления вот это "также". Все вещи мира существуют только в единстве определений пространства и времени, в единстве "здесь" и "теперь", благодаря чему мы находим в своём сознании третье определение природы – место.

 

 

Место

 

§305. Указывая на конкретное "здесь",мы фиксируем определённую точку в пространстве. Констатируя момент "теперь", мы фиксируем эту точку как сосуществующую наряду с другими точками пространства. Соединяя "здесь" и "теперь", мы получаем определение места. Место – это непосредственное единство определений пространства и времени, единство "здесь и теперь".

 

В обыденной жизни для указания на какое-либо место часто применяют только одно слово – "здесь", которое несёт при этом, однако, двоякий смысл: "здесь" как точка пространства и "здесь" как момент времени. Рассказывая, например, о своих делах, выражаются так: "здесь произошёл сбой", "здесь ему не повезло". При таком употреблении слова "здесь" пространство и время уже присутствуют в нём в своём единстве.

 

§306.Перемещение. Как непосредственное единство пространства и времени ("здесь и теперь"), место несёт в себе и их противоположность. Проявляется эта противоположность как постоянный переход от определения "здесь" к определению "теперь": "здесь" – "теперь" – "здесь" – "теперь"... и т.д. Тем самым мы получаем нескончаемый переход от одного места в другое место: от одного "здесь и теперь" к другому "здесь и теперь", затем к третьему "здесь и теперь" и т.д.

При этом происходит то же самое, что и при утверждении точки в ходе отрицания пространства. Чтобы зафиксировать одно место (одно "здесь и теперь"), следует перейти в другое место (в другое "здесь и теперь"), а из него – в третье место (третье "здесь и теперь") и т.д. до бесконечности. Вот эта развивающаяся из противоположности определений пространства и времени нескончаемая череда мест даёт четвёртое определение природы – движение. Но здесь оно (движение) выступает ещё не в своём истинном значении, которое мы обретём немного позднее, а лишь в значении его неразрывной связи с местом. Т.е. движение здесь обнаруживает себя в своей частной форме – как перемещение. Пере-мещ-ение– это постоянное снятие противоположности между пространством и временем, проявляющееся как бесконечный выход места за пределы самого себя: "теперь здесь", "теперь здесь", "теперь здесь",.. Другими словами, перемещение – это череда сменяющихся мест.

 

§307. Материя. Место – это непосредственное единство определений пространства и времени: "здесь и теперь". Перемещение – это их развивающаяся противоположность "теперь здесь – теперь здесь – теперь здесь – ...". Единство определений пространства и времени, опосредованное их развивающейся противоположностью, даёт нам определение материи.

Соединяя определение места с определением перемещения (движения), мы получаем в результате словосочетание перемещение места или перемещающееся место."Перемещающееся место", рассматриваемое само по себе, или, выражаясь языком Гегеля, "рефлексия движущегося места в самого себя", означает материю. Всё то, что имеет своё место в этом мире и всё то, что движется – это и есть материя. Иначе говоря, материя – это то, что наполняет место и что перемещается вместе с ним, оставаясь при этом в пределах самого себя.

 

§308. Определение пространства (здесь), определение времени (теперь) и определение места (здесь и теперь) принадлежат нам, воспринимающим этот мир субъектам. Поэтому они являются идеальными по своему происхождению. В отличие от них определение материи является уже определением реальности. Следовательно, начав рассмотрение природы с её идеальных определений (пространство, время, место, перемещение), мы теперь приходим к определениям её реальности, первым из которых является определение материи как таковой.

Если пространство и время рассматривать как полые вместилища, необходимые для существования материальных тел, то такой переход от идеальных определений природы к её реальным определениям должен казаться чем-то искусственным. Но если исходить из того, что вне пространства и времени материи не существует, что пустого пространства и времени не бывает, то этот переход предстаёт перед нами как совершенно естественный и необходимый. Так, например, в обыденной жизни мы начинаем свой рассказ о чём-либо с того, что в первую очередь указываем на то, где и когда это происходило. "Давным-давно, в тридевятом царстве-государстве жила-была Василиса прекрасная". Или: "Сегодня на стадионе "Торпедо" пройдёт футбольный матч". Сообщая об этом, мы вначале указываем на время (давным-давно, сегодня), затем на точку в пространстве (тридевятое царство-государство, стадион), и только после этого наконец называем то реальное существо (Василиса-прекрасная) или то реальное событие (футбольный матч), которые должны совместить в себе эти идеальные определения (где и когда).

 

§309. В логике мы получили определение материи как всего того, что имеет форму и что в силу этого предстаёт перед нами в своей раздельности и обособленности (§107). Здесь мы также пришли к подобному пониманию материи как представляющей собой множество "перемещающихся мест". Почему множество? Потому, что при констатации момента "теперь" мы обнаруживаем не одно какое-то конкретное "здесь", а всю целокупность таких одновременно сосуществующих "здесь". Каждое такое конкретное "здесь" соединяется с данным моментом "теперь" и становится местом (здесь и теперь). В результате в каждый момент "теперь" мы получаем не одно какое-то место, а множество мест. Рассматриваемое в развивающейся последовательности моментов "теперь", всё множество мест предстаёт перед нами в качестве перемещающихся. Рефлексия каждого такого перемещающегося места в самое себя даёт нам определение материи. Следовательно, и здесь (в учении о природе) материя также предстаёт перед нами в виде множества своих раздельных частей, но мыслимых нами пока лишь в качестве перемещающихся мест.

Тяжесть

§310. Представляя собой множество "перемещающихся мест", материя обнаруживает себя как нечто состоящее из отдельных образований (обособленных тел). Поэтому только то, что разъединено, что обособлено, что, следовательно, можно потрогать и пощупать своими руками или специальными приборами, мы и называем материей.

 

§311. Существование материи как таковой в раздельности её частей (тел) является следствием её тяжести. Тяжесть – это не какое-то частное свойство материи, присущее ей наряду с другими свойствами, – это её суть. Материя есть сама тяжесть. Если использовать выражение, что материя обладает тяжестью, то при этом можно предположить, что она (тяжесть) дана ей (материи) откуда-то со стороны. Но в материи нет ничего нетяжёлого. Тяжесть составляет материю и есть сама материя.

 

§312. Будучи тяжёлой, каждая обособленная часть материи (кажое тело) притягивает к себе всё то, что её окружает, все находящиеся вокруг неё другие части материи. Но коль скоро все части материи тяжелы и все они притягивают к себе всё то, что их окружает, то, следовательно, такое всеобщее притяжение переходит в их взаимное отталкивание друг от друга. Тяжесть проявляет себя только в единстве определений притяженияи отталкивания.

Чтобы лучше уяснить положение о единстве притяжения и отталкивания, представьте себе, например, такую картину. На ограниченной территории поселилось несколько человек. Каждый из них, желая обеспечить свою независимость, стремится ради этого отделиться от остальных. Но, отделяясь от остальных (отталкиваясь от них), он при этом старается прибрать к себе (притянуть) как можно больше всего того, что его окружает. И так поступает каждый из них! Чем больше они будут пригребать к себе всё то, что находится между ними, тем больше они будут отдаляться друг от друга. Вот примерно такова же суть единства притяжения и отталкивания в реальном мире. Каждое небесное тело, сохраняя свою самостоятельность, максимально стремится притянуть к себе всё то, что его окружает, поэтому обратной стороной такого всеобщего притягивания становится взаимное отталкивание телами друг друга.

 

§313. Тяжесть не следует путать с притягиванием. Притягивание – это лишь один из моментов тяжести, проявляющийся только в единстве с отталкиванием. Стремление материи к притягиванию всех своих частей, к их слиянию в одно целое, представляет собой как бы её обязанность, на исполнение которой она обречена навеки. Однако, если бы материя действительно смогла достичь такого всеобщего центра, то она слилась бы в одну точку. Такого слияния (коллапса) не происходит по той простой причине, что отталкивание является таким же существенным моментом проявления тяжести, как и притяжение. Поэтому-то материя и существует в раздельности своих частей.

 

§314. Межзвёздная среда Вселенной представляет собой результат партикуляризующего действия тяжести. Тяжесть разъединяет материю на множество обособленных частей, которые обнаруживают себя в виде плотных тел: звёзд, планет, спуников, астероидов, комет. Образующееся между ними пространство представляет собой разрежённую среду (вакуум), вещество которой притянуто данными телам. А это значит, что плотные тела Вселенной и разделяющая их бесплотная межзвёздная среда составляют единство противоположности, обусловленное тяжестью материи.

Инертная материя

§315. Обособленная часть материи, имеющая единую поверхность, представляет собой отдельное тело. Тела не равны друг другу по количеству обособляемой ими материи. (О качественных различиях материи здесь вообще пока надо забыть.) Определённое количество заключённой в теле материи является его массой (лат. masse – глыба, ком).

 

§316. Тело является перемещающимся, что мы устанавливаем посредством определений пространства и времени. Но, если рассматривать его вне данных определений, т.е. если абстрагироваться от его перемещения, то мы получим определение тела как инертноймассы. Тело, рассматриваемое в качестве инертной массы, не следует путать с телом,находящимся в состоянии покоя. Инертная масса способна как двигаться, так и быть в покое, и при этом она не есть ни то и ни другое.

 

 

Центр тяжести

§317. Масса тела, взятая экстенсивно, представляет собой целокупность множества тяжёлых частиц, а взятая интенсивно, она есть их гравитационное давление друг на друга. Будучи сконцентрированной в одной точке, находящейся в самом теле, масса обладает центром тяжести. Каждое единичное тело имеет свой центр тяжести в самом себе.

 

§318. Являясь тяжёлыми, все тела природы испытывают стремление найти свой центр тяжести. Первый такой центр они находят в самих себе. Но поскольку каждое отдельное тело окружено многими другими такими же телами, которые также имеют собственные центры тяжести в самих себе, постольку оно (тело) испытывает тяготение ко всем другим окружающим его телам.

Каждое тело, следовательно, имеет свой центр тяжести не только в самом себе, но и во всех других телах. В результате такого положительного отношения их масс друг к другу между ними устанавливается некий общий центр тяжести, который оказывается расположенным где-то вне их, за пределами центра тяжести каждого конкретного тела.

 

§319. Столкновение. Все тела стремятся приблизиться к совместно образуемому ими (их массами) общему центру тяжести, который находится где-то вне каждого из них. Такое взаимное стремление многих тел к достижению общего центра тяжести приводит их в отношение противоборства за право занять одно и то же место на пути следования к нему. Если в процессе такого соперничества (противоборства) за место два тела соединяются в одно целое лишь на некоторое время, после чего они вновь отлетают друг от друга и далее продолжают перемещаться самостоятельно, то такой вид отношения между телами определяется как столкновение.

§320. Вес. Когда два тела сталкиваются друг с другом, то на какое-то время они становятся одним телом и продолжают перемещаться вместе. Но поскольку каждое из них изначально представляет собой обособленную часть материи, масса которой имеет свой собственный центр тяжести, они стремятся сохранить свою самостоятельность. Это стремление выражается в форме взаимно оказываемого ими сопротивления в отношении сообщаемого ими друг другу импульса перемещения. Проявляющаяся через такое взаимное сопротивление самостоятельность тел, определённая в соответствии с количественными параметрами их масс, составляет их вес. Вес – это относительная тяжесть тел, проявляющаяся через их давление друг на друга, происходящее в ходе их столкновения.

Вес тела находится в непосредственной связи со скоростью его перемещения. В пределах такого единства вес и скорость тела способны взаимно замещать друг друга. При столкновении двух тел происходит перераспределение их скорости согласно соотношению показателей их веса.

 

§321. Покой. Если при столкновении двух тел, стремящихся занять одно и то же место, одно тело имеет незначительную по сравнению с другим массу, то оно присоединяется к нему (к большему по массе телу). В этом случае собственный центр тяжести такого тела поглощается центром тяжести большего тела, и оно (малое тело) переходит в состояние покоя. Покой, однако, никогда не бывает абсолютным. Покоящееся тело продолжает перемещаться вместе с тем телом, к которому оно присоединилось.

И, наконец, если тело в своём стремлении к достижению всеобщего центра тяжести не встречает механического сопротивления со стороны других тел, то движение такого тела определяется как падение.

 

 

Падение

§322. С одной стороны, падение обусловлено тяжестью самого падающего тела, с другой – его отношением к центрам тяжести всех других тел, относительно которых оно перемещается. Если центр тяжести такого тела захватывается центром тяжести другого (большего) тела, то его падение принимает акцидентальную форму. Завершается такое падение присоединением данного тела к поверхности большего тела и его переходом в состояние покоя. Но если собственные центры тяжести отдельных тел не захватываются друг другом, то их падение во всеобщий центр тяжести принимает субстанциальную форму, которая представляет собой свободное движение системы тел.

§323. Как происходит свободное движение? Каждое тело имеет свой собственный центр тяжести в самом себе. При этом каждое тело окружено множеством других тел, которые также имеют свои центры тяжести в самих себе. Следовательно, собственному центру тяжести каждого конкретного тела противостоит множество других центров тяжести, находящихся вне него во всех других окружающих его телах. Масса каждого тела стремится поэтому "упасть" не только в самоё себя, в свой собственный центр тяжести, находящийся в самом теле, но и одновременно она стремится "упасть" во все другие тела, находящиеся вокруг данного тела. Такое стремление каждого тела к падению одновременно в направлении всех других окружающих его тел (во все стороны сразу) даёт нам определение свободного движения системы тел.

 

§324. Систему свободно двигающихся по своим орбитам тел можно рассматривать как результат стремления каждого тела к его падению сразу во все окружающие его тела. Поскольку у каждого тела существует столько возможных направлений его падения, сколько тел его непосредственно окружает, постольку направление его перемещения становится неопределённым (в смысле падения). Такое перемещение тел, падающих в неопределённом направлении, и образует собой то, что мы наблюдаем на небе – движение небесных тел по своим орбитам.

Орбиты движения небесных тел как раз и представляют собой такой постоянно осуществляемый ими компромисс между всеми возможными направлениями их падения. Если взять в пример нашу планету, то, согласно сказанному, мы должны исходить из того, что она стремится упасть не только в центр Солнца, но и в центры тяжести всех других тел, входящих в Солнечную систему: и в Меркурий, и в Венеру, и в Марс, и в Юпитер, и в Сатурн, и в Уран, и в Плутон, и в Нептун, и во все их спутники, и в каждый из нескольких тысяч астероидов и комет. Орбита движения Земли – это, так сказать, результат её стремления оказать своё почтение всем телам Солнечной системы (Солнцу, Меркурию, Венере и т.д.). Она хотела бы упасть в объятия каждого из них. Но именно поэтому она не может себе этого позволить и вынуждена довольствоваться только тем, что беспрестанно обходит всех своих соседей по кругу и как бы поочерёдно раскланивается с ними. И точно так же ведут себя все другие тела Солнечной системы. Они так же стремятся "упасть" друг в друга, и потому все они вынуждены следовать по своим собственным орбитам. Да и вся наша Солнечная система в целом испытывает стремление "упасть" в центры тяжести всех других звёздных систем, составляющих галактику Млечного пути, в силу чего она также имеет там (в галактике) свою собственную орбиту. И так далее.

 

§325. То, что мы называем невесомостью – это и есть состояние устремлённости тела к падению сразу во все стороны. Иначе говоря, невесомость – это состояние рас-падения тела, в смысле наличия у него множества направлений его падения, которые уравновешивают и тем самым нейтрализуют друг друга. Такая равновесная кривая движения "невесомого" тела и явля

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (536)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.057 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7