Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ОБЩЕСТВА 2 страница





1) представление об истории как о закономерном, внутренне обусловленном, прогрессивно-поступа­тельном, всемирно-историческом и телеологическом (направленном к цели — строительству коммунизма) процессе. Формационный подход практически отри цал национальную специфику и своеобразие отдель­ных государств, акцентируя внимание на том общем, что было характерно для всех обществ;

2) решающая роль материального производства в жизни общества, представление об экономических факторах как базисных для других общественных от­ношений;

3) необходимость соответствия производственных отношений производительным силам;

4) неизбежность перехода от одной общественно-экономической формации к другой.

На современном этапе развития обществознания в нашей стране теория общественно-экономических формаций переживает очевидный кризис, многие ав­торы выдвинули на первый план цивилизационныйподход к анализу исторического процесса.

Понятие «цивилизация» одно из самых сложных в современной науке: предложено множество его определений. Сам термин происходит от латинского слова «гражданский». В широком смысле под циви­лизацией понимают уровень, ступень развития об­щества, материальной и духовной культуры, сле­дующий за варварством, дикостью. Используют это понятие и для обозначения совокупности уникаль­ных проявлений общественных порядков, присущих определенной исторической общности. В этом смыс­ле цивилизация характеризуется как качественная специфика (своеобразие материальной, духовной, со­циальной жизни) той или иной группы стран, наро­дов на определенном этапе развития. Известный рос­сийский историк М. А. Барг так определил цивили­зацию: «...Это способ, которым данное общество разрешает свои материальные, социально-политиче­ские и духовно-этические проблемы». Различные ци­вилизации коренным образом отличаются друг от Друга, так как основываются не на схожей производ­ственной технике и технологии (как общества одной Формации), а на несовместимых системах социальных и духовных ценностей. Любая цивилизация ха­рактеризуется не столько производственным бази­сом, сколько специфическим для нее образом жизни, системой ценностей, видением и способами взаимо­связи с окружающим миром.



В современной теории цивилизаций распростране­ны как линейно-стадиальные концепции (в них под цивилизацией понимается определенная ступень ми­рового развития, противопоставляемая «нецивилизо­ванным» обществам), так и концепции локальных цивилизаций. Существование первых объясняется европоцентризмом их авторов, представляющих ми­ровой исторический процесс как постепенное приоб­щение варварских народов и обществ к западноевро­пейской системе ценностей и постепенное продвиже­ние человечества к единой мировой цивилизации, на этих же ценностях основанной. Сторонники второй группы концепций употребляют термин «цивилиза­ция» во множественном числе и исходят из представ­ления о многообразии путей развития различных ци­вилизаций.

Различными историками выделяется множество локальных цивилизаций, которые могут совпадать с границами государств (китайская цивилизация) или охватывать несколько стран (античная, западноевро­пейская цивилизация). С течением времени цивили­зации меняются, но их «ядро», благодаря которому одна цивилизация отличается от другой, сохраняет­ся. Абсолютизировать уникальность каждой цивили­зации не следует: все они проходят через общие для мирового исторического процесса этапы. Обычно все многообразие локальных цивилизаций делят на две большие группы — восточные и западные. Для пер­вых характерна высокая степень зависимости инди­вида от природы и географической среды, тесная связь человека с его социальной группой, низкая со­циальная мобильность, господство среди регуляторов общественных отношений традиций и обычаев. За падные цивилизации, напротив, характеризуются стремлением к подчинению природы власти челове­ка приоритетом прав и свобод личности над социаль­ными общностями, высокой социальной мобильно­стью, демократическим политическим режимом и правовым государством.

Таким образом, если формация концентрирует внимание на универсальном, общем, повторяющем­ся, то цивилизация — на локально-региональном, уникальном, своеобразном. Эти подходы не исключа­ют друг друга. В современном обществознании идут поиски в направлении их взаимного синтеза.

 

 

  1. Общественный прогресс и его критерии

 

 

Принципиально важно выяснить, в каком направ­лении движется общество, находящееся в состоянии непрерывного развития и изменения.

Под прогрессом понимается направление разви­тия, для которого характерно поступательное движение общества от низших и простых форм об­щественной организации к более высоким и слож­ным. Понятию прогресса противоположно понятие регресс, для которого характерно обратное движе­ние от высшего к низшему, деградация, возврат к уже отжившим структурам и отношениям. Представление о развитии общества как прогрессив­ном процессе появилось еще в древности, но оконча­тельно оформилось в трудах французских просве­тителей (А. Тюрго, М. Кондорсе и др.). Критерии прогресса они видели в развитии человеческого ра­зума, в распространении просвещения. Столь опти­мистичный взгляд на историю сменился в XIX в. более сложными представлениями. Так, марксизм усматривает прогресс в переходе от одной общест­венно-экономической формации к другой, более вы­сокой. Некоторые социологи сутью прогресса счи­тали усложнение социальной структуры, рост социальной неоднородности. В современной социологии . исторический прогресс связывается с процессом модернизации, т. е. переходом от аграрного общест­ва к индустриальному, а затем и к постиндустриаль­ному-

Некоторые мыслители отвергают идею прогресса в общественном развитии, либо рассматривая историю как циклический круговорот с чередой подъемов и спадов (Дж. Вико), предсказывая скорый «конец ис­тории», либо утверждая представления о многоли­нейном, независимом друг от друга, параллельном движении различных обществ (Н. Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби). Так, А. Тойнби, отказав­шись от тезиса о единстве всемирной истории, вы­делил 21 цивилизацию, в развитии каждой из ко­торых он различал фазы возникновения, роста, над­лома, упадка и разложения. О «закате Европы» писал и О. Шпенглер. Особенно ярок «антипрогрес-сизм» К. Поппера. Понимая под прогрессом движе­ние к какой-либо цели, он считал его возможным только для отдельного человека, но не для истории. Последняя же может быть объяснена и как прогрес­сивный процесс, и как регресс.

Очевидно, что прогрессивное развитие общества не исключает возвратных движений, регресса, циви-лизационных тупиков и даже срывов. Да и само раз­витие человечества вряд ли имеет однозначно прямо­линейный характер, в нем возможны и ускоренные рывки вперед, и откаты назад. Более того, прогресс в одной сфере общественных отношений может быть причиной регресса в другой. Развитие орудий труда, техническая и технологическая революции — яркое свидетельство экономического прогресса, но они по­ставили мир на грань экологической катастрофы, ис­тощили природные ресурсы Земли. Современное об­щество обвиняют в упадке морали, в кризисе семьи, в бездуховности. Высока и цена прогресса: удобства городской жизни, например, сопровождаются многочисленными «болезнями урбанизации». Иногда из­держки прогресса настолько велики, что возникает вопрос: а можно ли вообще говорить о движении че­ловечества вперед?

В этой связи актуален вопрос о критериях про­гресса. Согласия среди ученых нет и здесь. Фран­цузские просветители видели критерий в развитии разума, в степени разумности общественного устрой­ства. Ряд мыслителей (например, А. Сен-Симон) оце­нивали движение вперед по состоянию общественной нравственности, приближению ее к раннехристиан­ским идеалам. Г. Гегель связывал прогресс со сте­пенью сознания свободы. Марксизм также предло­жил универсальный критерий прогресса — развитие производительных сил. Видя сущность движения вперед во все большем подчинении сил природы человеку, К. Маркс сводил общественное развитие к прогрессу в производственной сфере. Прогрессив­ными он считал лишь те социальные отношения, которые соответствовали уровню производительных сил, открывали простор для развития человека (как главной производительной силы). Применимость подобного критерия оспаривается в современном об-ществознании. Состояние экономического базиса не определяет характер развития всех остальных сфер жизни общества. Целью, а не средством любого об­щественного прогресса является создание условий для всестороннего и гармоничного развития чело­века.

Следовательно, критерием прогресса должна яв­ляться мера свободы, которую общество в состоянии предоставить личности для максимального развития ее потенциальных возможностей. Степень прогрес­сивности того или иного общественного строя нужно оценивать по созданным в нем условиям для удовле­творения всех потребностей личности, для свободно­го развития человека (или, как говорят, по степени человечности общественного устройства).

Различают две формы социального прогресса: ре­волюцияи реформа.

Революция это полное или комплексное изме­нение всех или большинства сторон общественной жизни, затрагивающее основы существующего со­циального строя. До недавнего времени революция рассматривалась как всеобщий «закон перехода» от одной общественно-экономической формации к дру­гой. Но ученым никак не удавалось обнаружить при­знаки социальной революции при переходе от перво­бытнообщинного строя к классовому. Приходилось настолько расширять понятие революции, чтобы оно годилось для любого формационного перехода, но это приводило к выхолащиванию первоначального со­держания термина. «Механизм» же реальной рево­люции удавалось обнаружить только в социальных революциях нового времени (при переходе от феода­лизма к капитализму).

Согласно марксистской методологии, под социаль­ной революцией понимается коренной переворот в жизни общества, изменяющий его структуру и озна­чающий качественный скачок в его прогрессивном развитии. Наиболее общей, глубинной причиной на­ступления эпохи социальной революции является конфликт между растущими производительными си­лами и сложившейся системой социальных отноше­ний и учреждений. Обострение на этой объективной почве экономических, политических и иных проти­воречий в обществе приводит к революции.

Революция всегда представляет собой активное политическое действие народных масс и имеет пер­вой целью переход руководства обществом в руки но­вого класса. Социальная революция отличается от эволюционных преобразований тем, что она концент­рирована во времени и в ней непосредственно дейст­вуют народные массы.

Диалектика понятий «реформа — революция» весьма сложна. Революция, как действие более глу бокое, обычно «вбирает» в себя реформу: действие «снизу» дополняется действием «сверху».

Сегодня многие ученые призывают отказаться от преувеличения в истории роли того социального яв­ления, которое именуют «социальной революцией», от провозглашения ее обязательной закономерно­стью при решении назревших исторических задач, поскольку революция далеко не всегда была главной формой общественной трансформации. Гораздо чаще изменения в обществе происходили в результате ре­форм.

Реформа это преобразование, переустройство, изменение какой-либо стороны общественной жиз­ни, не уничтожающее основ существующей соци­альной структуры, оставляющее власть в руках прежнего правящего класса. Понимаемый в таком смысле путь постепенного преобразования сущест­вующих отношений противопоставляется револю­ционным взрывам, сметающим до основания старые порядки, старый строй. Марксизм считал эволю­ционный процесс, консервировавший на долгое время многие пережитки прошлого, слишком мучи­тельным для народа. И утверждал, что поскольку ре­формы всегда проводятся «сверху» силами, уже име­ющими власть и не желающими с ней расставаться, то и результат реформ всегда ниже ожидаемого: пре­образования являются половинчатыми и непоследо­вательными.

Пренебрежительное отношение к реформам как формам общественного прогресса объяснялось и зна­менитым положением В. И. Ульянова-Ленина о ре­формах как «побочном продукте революционной борьбы». Собственно, уже К. Маркс отмечал, что «со­циальные реформы никогда не бывают обусловлены слабостью сильных, они должны быть и будут вы­званы к жизни силой «слабых». Отрицание возмож­ности наличия у «верхов» стимулов при начале пре­образований усилил его российский последователь: «Действительным двигателем истории является ре­волюционная борьба классов; реформы — побочный результат этой борьбы, побочный потому, что они вы­ражают неудачные попытки ослабить, притушить эту борьбу». Даже в тех случаях, когда реформы с со­вершенной очевидностью не являлись результатом массовых выступлений, советские историки объясня­ли их стремлением господствующих классов не до­пустить никаких посягательств на господствующий строй в будущем. Реформы и в этих случаях явля­лись результатом потенциальной угрозы революци­онного движения масс.

Постепенно российские ученые освободились от традиционного нигилизма по отношению к эволю» ционным преобразованиям, признав вначале рав­нозначность реформ и революций, а затем, поме­няв знаки, обрушились с сокрушительной критикой теперь уже на революции как на крайне неэф­фективный, кровавый, изобилующий многочис­ленными издержками и приводящий к диктатуре путь.

Сегодня великие реформы (т. е. революции «свер­ху») признаются такими же социальными анома­лиями, как и великие революции. Оба эти способа решения общественных противоречий противопо­ставляются нормальной, здоровой практике «перма­нентного реформирования в саморегулирующем­ся обществе». Дилемма «реформа — революция» подменяется выяснением соотношения перманент­ного регулирования и реформы. В этом контексте и реформа, и революция «лечат» уже запущенную бо­лезнь (первая — терапевтическими методами, вто­рая — хирургическим вмешательством), в то время как необходима постоянная и возможно ранняя про­филактика. Поэтому в современном обществознании акцент переносится с антиномии «реформа — революция» на «реформа — инновация». Под инно­вацией понимается рядовое, однократное улучше ние, связанное с повышением адаптационных воз­можностей социального организма в данных усло­виях.

 

 

  1. Глобальные проблемы современности

 

 

Глобальными проблемами называется совокуп­ность проблем человечества, которые встали перед ним во второй половине XX в. и от решения кото­рых зависит существование цивилизации. Эти проб­лемы стали следствием противоречий, накапливав­шихся в отношениях между человеком и природой в течение длительного времени.

Первые появившиеся на Земле люди, добывая себе пищу, не нарушали природных законов и естествен­ных кругооборотов. Но в процессе эволюции отноше­ния человека и окружающей среды существенно из­менились. С развитием орудий труда человек все бо­лее усиливал свое «давление» на природу. Уже в эпоху древности это привело к опустыниванию об­ширных пространств Малой и Средней Азии и Среди­земноморья.

Период Великих географических открытий озна­меновался началом хищнической эксплуатации при­родных ресурсов Африки, Америки и Австралии, что серьезно повлияло на состояние биосферы на всей планете. А развитие капитализма и промышленные революции, произошедшие в Европе, породили эко­логические проблемы и в этом регионе. Глобальных же масштабов воздействие человеческого сообщества на природу достигло во второй половине XX в. И се­годня проблема преодоления экологического кризиса и его последствий является, пожалуй, наиболее акту­альной и серьезной.

В процессе своей хозяйственной деятельности че­ловек долгое время занимал по отношению к природе позицию потребителя, нещадно эксплуатировал ее,

полагая, что природные запасы являются неисчер­паемыми.

Одним из негативных результатов человеческой деятельности стало истощение природных ресурсов. Так, в процессе исторического развития люди посте­пенно овладевали все новыми и новыми видами энер­гии: физической силой (сначала своей собственной, а затем и животных), энергией ветра, падающей или текущей воды, пара, электричества и, наконец, атом­ной энергией.

В настоящее время ведется работа по получению энергии путем термоядерного синтеза. Однако разви­тие атомной энергетики сдерживается общественным мнением, всерьез обеспокоенным проблемой обеспе­чения безопасности атомных станций. Что же каса­ется других распространенных энергоносителей — нефти, газа, торфа, угля, то опасность их истощения в самое ближайшее время весьма велика. Так, если темпы роста современного потребления нефти не бу­дут расти (что является маловероятным), то ее разве­данных запасов хватит в лучшем случае на ближай­шие пятьдесят лет. Между тем большинство ученых не подтверждают прогнозов, согласно которым уже в недалеком будущем возможно создание такого типа энергии, ресурсы которого станут практически неис­черпаемыми. Даже если предположить, что в бли­жайшие 15—20 лет термоядерный синтез все-таки смогут «приручить», то его повсеместное внедрение (с созданием необходимой для этого инфраструкту­ры) затянется не на одно десятилетие. А потому чело­вечество, видимо, должно прислушаться к мнению тех ученых, которые рекомендуют ему добровольное самоограничение как в добыче, так и в потреблении

энергии.

Вторым аспектом данной проблемы является за­грязнение окружающей среды. Ежегодно промыш­ленные предприятия, энергетические и транспорт­ные комплексы выбрасывают в атмосферу Земли бо лее 30 млрд т двуокиси углерода и до 700 млн т паро-и газообразных соединений, вредных для человече­ского организма.

Наиболее мощные скопления вредных веществ приводят к появлению так называемых «озоновых дыр» — таких мест в атмосфере, через которые исто­щенный озоновый слой позволяет ультрафиолетовым лучам солнечного света более свободно достигать по­верхности Земли. Это оказывает негативное влияние

на здоровье населения планеты. «Озоновые дыры» - одна из причин роста числа онкологических заболе­ваний у людей. Трагичность ситуации, по мнению ученых, состоит еще и в том, что в случае оконча­тельного истощения озонового слоя у человечества не окажется средств его восстановления.

Загрязнению подвергаются не только воздух и су­ша, но и воды Мирового океана. В него ежегодно попадают от 6 до 10 млн т сырой нефти и нефтепро­дуктов (а с учетом их стоков эта цифра может быть увеличена в два раза). Все это приводит как к унич­тожению (вымиранию) целых видов животных и рас­тений, так и к ухудшению генофонда всего челове­чества. Очевидно, что проблема общей деградации окружающей среды, следствием которой является ухудшение условий жизнедеятельности людей, явля­ется проблемой общечеловеческой. Решить ее челове­чество может только сообща. В 1982 г. ООН приняла специальный документ — Всемирную хартию охра­ны природы, а затем создала специальную комиссию по окружающей среде. Кроме ООН, большую роль в деле разработки и обеспечения экологической без­опасности человечества играют такие неправительст­венные организации, как «Гринпис», Римский клуб и др. Что же касается правительств ведущих держав мира, то они стараются бороться с загрязнением окружающей среды путем принятия специального экологического законодательства.

Еще одной проблемой является проблема роста на­селения земного шара (демографическая проблема). Она связана с непрерывным увеличением численнос­ти проживающего на территории планеты населения и имеет свою предысторию. Примерно 7 тыс. лет на­зад, в эпоху неолита, на территории планеты про­живало, по мнению ученых, не более 10 млн человек. К началу XV в. эта цифра удвоилась, а к началу XIX в. — приблизилась к миллиарду. Двухмилли­ардный рубеж был перейден в 20-е гг. XX в., а по со­стоянию на 2000 г. население Земли превысило уже 6 млрд человек.

Демографическая проблема порождена двумя гло­бальными демографическими процессами: так назы­ваемым демографическим взрывом в развивающихся странах и недовоспроизводством населения в разви­тых странах. Однако очевидно, что ресурсы Земли (прежде всего продовольственные) ограниченны, и уже сегодня ряду развивающихся стран пришлось столкнуться с проблемой ограничения рождаемо­сти. Но, по прогнозам ученых, рождаемость достиг­нет простого воспроизводства (т. е. замены поколе­ний без роста численности людей) в Латинской Аме­рике не ранее 2035 г., в Южной Азии — не ранее 2060 г., в Африке — не ранее 2070 г. Между тем ре­шать демографическую проблему необходимо уже сейчас, ибо нынешняя численность населения едва ли посильна для планеты, которая не в состоянии обеспечить подобное количество людей необходимым для выживания продовольствием.

Некоторые ученые-демографы указывают еще на такой аспект демографической проблемы, как изме­нение структуры мирового населения, происходящее в результате демографического взрыва второй поло­вины XX в. В этой структуре растет количество жи­телей и выходцев из развивающихся стран - людей малообразованных, неустроенных, не имеющих по­ложительных жизненных ориентиров и привычки к соблюдению норм цивилизованного поведения. это приводит к значительному снижению интеллекту, ального уровня человечества и распространению таких антисоциальных явлений, как наркомания, бродяжничество, преступность и т. п.

С демографической проблемой тесно переплетает­ся и проблема сокращения разрыва в уровне эконо­мического развития между развитыми странами За­пада и развивающимися странами «третьего мира» (так называемая проблема «Север—Юг»).

Суть этой проблемы заключается в том, что боль­шинство из освободившихся во второй половине XX в. от колониальной зависимости стран, встав на путь догоняющего экономического развития, не смогли, несмотря на относительные успехи, догнать развитые страны по основным экономическим пока­зателям (прежде всего по уровню ВНП на душу насе­ления). Во многом это было связано с демографиче­ской ситуацией: рост населения в данных странах фактически нивелировал достигнутые в экономике успехи.

И наконец, еще одной глобальной проблемой, ко­торая долгое время считалась важнейшей, является проблема предотвращения новой — третьей мировой войны.

Поиски путей предотвращения мировых конф­ликтов начались практически сразу после оконча­ния мировой войны 1939—1945 гг. Именно тогда странами антигитлеровской коалиции было приня­то решение о создании ООН — универсальной меж­дународной организации, главной целью деятель­ности которой было развитие межгосударственного сотрудничества и в случае конфликта между стра­нами оказание помощи противостоящим сторонам в урегулировании спорных вопросов мирным путем. Однако происшедший вскоре окончательный раздел мира на две системы — капиталистическую и со­циалистическую, а также начало «холодной войны»

и новой гонки вооружений не раз приводили мир на грань ядерной катастрофы. Особенно реальной угроза начала третьей мировой войны была в пери­од так называемого Карибского кризиса 1962 г вызванного размещением советских ядерных ракет на Кубе. Но благодаря разумной позиции руково­дителей СССР и США кризис был разрешен мир­ным путем. В последующие десятилетия ведущи­ми ядерными державами мира был подписан ряд соглашений об ограничении ядерных вооружений, а некоторые из ядерных держав взяли на себя обязательства прекратить ядерные испытания. Во многом на решение правительств о принятии та­ких обязательств повлияло общественное движение борьбы за мир, а также такое авторитетное межго­сударственное объединение ученых, выступавших за всеобщее и полное разоружение, как Пагуошское движение. Именно ученые при помощи научных моделей убедительно доказали, что главным послед­ствием ядерной войны будет экологическая ката­строфа, в результате которой произойдет измене­ние климата на Земле. Последнее может привести к генетическим изменениям в человеческой приро­де и, возможно, к полному вымиранию человече­ства.

На сегодняшний день можно констатировать тот факт, что вероятность конфликта между ведущими державами мира гораздо меньшая, чем ранее. Однако существует возможность попадания ядерного ору­жия в руки авторитарных режимов (Ирак) или от­дельных террористов. С другой стороны, последние события, связанные с деятельностью комиссии ООН в Ираке, новое обострение ближневосточного кризи­са еще раз доказывают, что, несмотря на прекраще­ние «холодной войны», угроза начала третьей миро­вой войны все-таки существует.

В связи с окончанием «холодной воины» в сере­дине 1980-х гг. возникла глобальная проблема конверсии. Конверсией называют постепенный пере­вод избыточных ресурсов (капиталов, технологий рабочей силы и др.), которые были ранее заняты в военной сфере, в сферу гражданскую. Конверсия отвечает интересам большинства людей, поскольку она существенно уменьшает угрозу военных столк­новений.

Все глобальные проблемы взаимосвязанны. Невоз­можно решить каждую из них по отдельности: чело­вечество должно решать их сообща ради сохранения жизни на планете.

 

 

Раздел I I

ЧЕЛОВЕК

Примерные вопросы

1. Человек как биосоциальное существо.

2. Бытие человека. Потребности и способности чело­века.

3. Человеческая деятельность и ее многообразие.

4. Личность как субъект общественной жизни. Соци­ализация личности. Межличностные отношения.

5. Духовный мир человека.

 

 

  1. Человек как биосоциальное существо

 

 

Философские споры о природе человека имеют многовековую историю. Наиболее часто природу человека философы называют бинарной (двойной), а самого человека определяют как биосоциальное существо, обладающее членораздельной речью, со­знанием, высшими психическими функциями (абст­рактно-логическое мышление, логическая память и т. д.), способное создавать орудия, пользоваться ими в процессе общественного труда.

Являясь частью природы, человек принадлежит к высшим млекопитающим и образует особый вид — Homo sapiens. Как любой биологический вид, Homo sapiens характеризуется определенной совокупно­стью видовых признаков, каждый из которых может изменяться у различных представителей вида в до­вольно больших пределах. На подобное изменение могут влиять как природные, так и социальные процессы. Подобно другим биологическим видам, вид Homo sapiens имеет устойчивые вариации (разно­видности), которые, когда речь идет о человеке, обо­значаются чаще всего понятием расы. Расовая дифференциация людей предопределена тем, что их группы, населяющие различные районы планеты, адаптировались к конкретным особенностям среды их обитания и у них появились специфические ана­томические, физиологические и биологические при­знаки. Но, относясь к единому биологическому виду Homo sapiens, представитель любой расы обладает та­кими свойственными этому виду биологическими па­раметрами, которые позволяют ему с успехом участ­вовать в любой из сфер жизнедеятельности всего че­ловеческого общества.

Биологическая природа человека составляет ту ос­нову, на которой происходит формирование собствен­но человеческих качеств. Биологи и философы назы­вают следующие анатомические, физиологические и психологические особенности человеческого организ­ма, которые составляют биологическую основу де­ятельности человека как существа социального:

а) прямая походка как анатомическая особен­ность, позволяющая человеку шире охватывать взглядом окружающую обстановку, освобождающая передние конечности даже во время передвижения и позволяющая использовать их для труда лучше, чем это могут сделать четвероногие;

б) цепкие руки с подвижными пальцами и проти­вопоставленным большим пальцем, позволяющие выполнять сложные и тонкие функции;

в) взгляд, направленный вперед, а не в стороны, позволяющий видеть в трех измерениях и лучше ориентироваться в пространстве;

г) большой мозг и сложная нервная система, даю­щие возможность высокого развития психической жизни и интеллекта;

д) сложный механизм голосовых связок, строение гортани и губ, способствующие развитию речи, т. е. произнесению определенного количества дифферен­цированных звуков;

е) длительная зависимость детей от родителей, а следовательно, долгий период опеки со стороны взрослых, медленный темп роста и биологического созревания и поэтому долгий период обучения и со­циализации;

ж) пластичность врожденных импульсов и потреб­ностей, отсутствие жестких механизмов инстинктов, таких, какие имеют место у других видов, возмож­ность приспособления потребностей к средствам их удовлетворения — все это способствует развитию сложных образцов поведения и адаптирования к раз­личным условиям среды;

з) устойчивость сексуального влечения, влияю­щая на формы семьи и на ряд других социальных яв­лений.

Будучи, безусловно, природным существом, живу­щим по законам природного мира, полноценно жить и развиваться человек может только в обществе по­добных ему людей. Такие важные факторы жизне­деятельности человека, как сознание, речь, не пе­редаются людям в порядке биологической наслед­ственности, а формируются у них прижизненно, в процессе социализации, т. е. усвоения индивидом общественно-исторического опыта предшествующих поколений. Человек с момента его рождения являет­ся индивидом, т. е. единичным природным сущест­вом, носителем индивидуально-своеобразных черт. Индивидом обычно называют единичного конкрет­ного человека, рассматриваемого в качестве биосо­циального существа. Понятие «человек», как прави­ло, употребляют, желая показать принадлежность какого-либо лица к человеческому роду (Homo sapi­ens), а также тот факт, что данное лицо обладает всеобщими, свойственными всем людям чертами и качествами. От этих двух понятий необходимо отли­чать понятие «личность». (См. вопрос №4 данного раздела.)





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (459)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.018 сек.)