Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по контракту





Ответственность за самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по контракту для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, предусмотрена ч. 3 ст. 337 УК РФ. Объективные признаки состава рассматриваемого преступления в отношении военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, несколько отличаются от соответствующих признаков, установленных для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. Прежде всего, это обусловлено статусом, которым обладают военнослужащие, проходящие военную службу по контракту. Известно, что выход военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, без разрешения за пределы территории воинской части является уголовно наказуемым деянием или дисциплинарным проступком. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, должны находиться в расположении воинской части лишь в служебное время. При этом по делам службы они могут оставлять расположение воинской части без специального разрешения. Указанные военнослужащие проживают, как правило, в квартирах за пределами воинской части и свободным от службы временем распоряжаются по своему усмотрению. Регламент служебного времени устанавливает командир воинской части или соединения[41]. Общие положения, определяющие сроки и продолжительность выполнения этими военнослужащими основных мероприятий, вытекающих из обязанностей военной службы для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, установлены частью 1 статьи 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76 «О статусе военнослужащих» (далее – ФЗ «О статусе военнослужащих») и статьей 226 УВС ВС РФ. Так, общая продолжительность еженедельного служебного времени военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, не должна превышать нормальную продолжительность еженедельного рабочего времени, установленную федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации[42]. Такая продолжительность установлена статьей 91 Трудового кодекса, согласно которой нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю[43]. Однако применительно к военной службе имеются исключения из общего правила. Такими исключениями признаются: боевое дежурство (боевая служба), учения, походы кораблей и другие мероприятия, перечень которых определяется министром обороны Российской Федерации (руководителем иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба), проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени[44].



Таким образом, применительно к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, самовольным следует считать не всякий выход за пределы территории воинской части, учреждения или заведения без специального разрешения, а оставление этой территории в служебное время либо выезд за пределы гарнизона, на территории которого они проходят военную службу без разрешения командира части, с намерением в течение того или иного времени уклониться от прохождения военной службы.

Как преступное бездействие характеризуется неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше 10 суток, но не более одного месяца, а в соответствии с ч. 4 ст. 337 УК РФ – продолжительностью свыше месяца. Для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, случаями неявки в срок на службу признаются случаи неявки при назначении, переводе из командировки, отпуска или лечебного учреждения, а также случаи неприбытия указанных лиц на службу ко времени, установленному регламентом служебного времени или приказом (распоряжением) командира (начальника).

Дезертирство

Дезертирство это – самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу[45]. Ответственность за дезертирство установлена статьей 338 УК РФ. Дезертирство – наиболее опасное и тяжкое преступление против порядка прохождения военной службы, поскольку гражданин, вопреки конституционной обязанности, полностью уклоняется от исполнения военной службы, поэтому и ответственность за его совершение установлена соответствующая[46]. Часть 1 статьи 338, как основной состав, предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет, а часть вторая, описывающая признаки квалифицированного состава, предусматривает наказание в виде лишения свободы до 10 лет.

С объективной стороны преступление может быть совершено в форме действия – самовольного оставления части или места службы, или бездействия – неявки в срок на службу. Совершая дезертирство, военнослужащий умышленно и противоправно исключает себя из сферы военно-служебных отношений без намерения в будущем возвратиться когда-либо к исполнению обязанностей военной службы.

Состав преступления – дезертирство, как и самовольное оставление воинской части или места службы, – формальный, а значит, и оконченными они будут признаваться с момента самовольного оставления воинской части или места службы. Однако не стоит забывать, что рассматриваемые составы преступлений относятся к категории длящихся, под которыми понимаются «действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом, под угрозой уголовного преследования».[47]

Таким образом, являясь оконченными преступлениями с момента оставления воинской части или места службы с целью уклониться от военной службы временно или вовсе, самовольное оставление части или места службы и дезертирство совершаются (длятся) в течение всего времени самовольного отсутствия военнослужащего в части. Известно, что длящиеся преступления характеризуются непрерывным в течение определенного периода времени совершением деяний на стадии оконченного преступления, которые сопряжены с длительным невыполнением обязанностей по военной службе[48].

Начальным моментом совершения, как первого, так и второго преступления считается время убытия военнослужащего из воинской части или с места службы без соответствующего разрешения и уважительных причин. Для военнослужащих по призыву такой уход будет считаться самовольным, в любое время нахождения его в воинской части либо в конкретном месте службы, а для военнослужащих по контракту – лишь во время, предусмотренное регламентом служебного времени для исполнения обязанностей по военной службе.

Началом неявки в срок без уважительных причин на службу и дезертирства, совершенного таким же способом, для военнослужащих обеих категорий считается истечение времени, указанного в соответствующем документе, - и неприбытие на службу в установленное распорядком дня время.

При этом следует иметь в виду, что поскольку, при совершении дезертирства военнослужащий преследует цель уклониться от исполнения обязанностей военной службы вовсе, то продолжительность незаконного отсутствия военнослужащего в воинской части или месте службы на квалификацию содеянного не влияет, однако учитывается при назначении виновному наказания.

По смыслу закона, моментом окончания продолжительности отсутствия в воинской части или месте службы, следует считать время, когда виновный сам по доброй воле прекратит преступное пребывание вне службы (явится с повинной в правоохранительные органы государственной власти, его задержат по подозрению в совершении другого преступления, предусмотренного особенной частью УК и т.п.), либо его преступное нахождение вне части или места службы будет пресечено военным командованием или органами власти. Дезертирство военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, если оно не было прекращено вышеуказанными обстоятельствами, то окончанием преступления будет считаться достижение виновным 28-летнего возраста, так как с этого возраста по закону он подлежит освобождению от военной службы по призыву.[49]

Вместе с этим, существует и другая точка зрения, сторонники которой уверены, что с момента принудительной или добровольной явки военнослужащего в любые как государственные, так и негосударственные органы, и заявления о себе, как о военнослужащем, самовольно оставившим воинскую часть, либо отпадения у него обязанности прохождения военной службы по призыву либо по контракту (например, изменение состояния здоровья, достижение предельного возраста пребывания на военной службе), закон связывает выполнение полностью объективной стороны данных составов преступлений. На наш взгляд, такой подход к окончанию состава характерен только для самовольного оставления части или места службы. Ведь, для того, чтобы самовольное оставление части или места службы стало уголовно-наказуемо, необходимо отсутствовать в части не менее трех суток, в ином случае, деяние военнослужащего не будет признано преступлением.

В практике военных судов по-прежнему возникает вопрос о порядке исчисления продолжительности уклонений. В связи с этим, считаем необходимым отметить следующее. Если в уголовном законе продолжительность самовольного отсутствия определяется сутками (от двух до десяти, свыше десяти), то длительность периода уклонения, с учетом того, что каждые сутки состоят из 24 часов, следует исчислять с момента (часа) самовольного оставления части (места службы) или неявки на службу[50].

Уведомление военнослужащим командования о месте своего нахождения также может быть признано моментом окончания преступления, но только в том случае, когда непосредственно после него военнослужащий прибывает в часть или выполняет иное распоряжение командования (является в военную комендатуру, военкомат, ожидает приезда представителя части и т.д.). Если же военнослужащий пренебрегает отданными ему распоряжениями, то уведомление командования о месте нахождения нельзя считать прекращением преступления[51].

Нередки случаи, когда незаконно пребывающий вне части (места службы) военнослужащий временно появляется в расположении части (в месте службы) без намерения приступить к исполнению обязанностей военной службы и фактически не приступает к их исполнению. В такой ситуации течение срока самовольного отсутствия не прерывается.

Квалифицирующими признаками состава дезертирства, установленными частью второй статьи 338 УК РФ являются совершение дезертирства группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также с оружием, вверенным по службе.

Из Общей части УК РФ известно, что преступление считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, в том случае, если в нем участвуют два и более лица, заранее договорившиеся о совместном совершении данного преступления[52], соответственно, дезертирством, совершенным группой лиц по предварительному сговору будет признано самовольное оставление части или места службы двумя и более лицами, которые заранее договорились об этом.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения дезертирства.[53] Думается, что основания для такой квалификации будут иметь место в том случае, если по делу установлено, что два или более военнослужащих заранее договорились о совместном совершении этого преступления, провели предварительную подготовку или иным образом объективно засвидетельствовали устойчивость возникших между ними связей, имеющих целью совершить дезертирство. Признаками такой устойчивости могут служить данные о том, что лица, заранее действуя во исполнение совместного плана, подготовили документы, гражданскую одежду, договорились о месте работы или о месте пребывания или иным образом создали условия для сокрытия своей принадлежности к Вооруженным Силам во время незаконного пребывания вне военной службы.

Новый УК РФ квалифицирующим обстоятельством дезертирства признал совершение преступления с оружием, вверенным военнослужащему по службе.

Под оружием, вверенным военнослужащему по службе, следует понимать боевое ручное стрелковое и холодное оружие, принятое на вооружение Министерства обороны Российской Федерации, войск и воинских формирований других министерств и ведомств, которым военнослужащий обладает правомерно, в силу возложенных на него обязанностей по военной службе. К такому оружию относятся пистолеты, карабины, автоматы и пулеметы, гранатометы, различные виды холодного оружия (штык – ножи и т.д.), иное оружие, принятое на вооружение в Вооруженных Силах РФ[54]. Строительные пистолеты, имитационные устройства, взрывчатые вещества, боеприпасы и иные устройства, не подпадающие под понятие «оружие», не входят в круг предметов, дезертирство с которыми служит основанием для квалификации по ч. 2 ст. 338 УК. Если военнослужащий, совершая дезертирство, уносит оружие, принадлежащее воинской части, но не вверенное ему по службе, то его действия не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 338 УК РФ. В зависимости от конкретных обстоятельств, такое деяние может быть самостоятельно квалифицированно как хищение и незаконное хранение оружия. В данном случае действия виновного подлежат квалификации по ч. 1 ст. 338 и ст. 226 УК. При этом следует иметь в виду, что на понятие хищения оружия распространяется единое понятие хищения чужого имущества, сформулированное законодателем в примечании 1 ст. 158 УК РФ.

В конкретных случаях дезертирство с оружием может не содержать признаков хищения этого оружия. Если, например, у военнослужащего умысел на совершение дезертирства возник, когда он с вверенным ему оружием нес службу по охране объекта, расположенного за пределами территории воинской части либо возвращался из командировки, и, реализуя свои намерения уклониться от военной службы, он не имел цели хищения оружия, но не бросил его, а решил сохранить. В таком случае совершенное дезертирство с оружием, вверенным по службе подпадает под признаки ч. 2 ст. 338 УК РФ, однако действия военнослужащего состава хищения не образуют.

«Рядовой Забазный в целях уклонения от прохождения военной службы с вверенным ему оружием – автоматом АКМ – самовольно оставил пост внутреннего караула, на котором исполнял обязанности часового, после чего до момента задержания с использованием оружия совершил ряд других преступлений. Эти его действия наряду с иными статьями обоснованно квалифицированы военным судом Ижевского гарнизона по ч. 2 ст. 338 и ч. 1 ст. 226 УК. Такая позиция нашла свое отражение и в определениях Военной коллегии по уголовным делам Кулова Ф.Д., Горбунова Е.А., Войкина А.В. и др.». Приведенный пример показателен также и с точки зрения правильной оценки хищения оружия лицом, входившим в состав караула.
Ранее в судебной практике встречались случаи квалификации подобных действий по п. «в» ч. 3 ст. 226 УК. Принципиальное решение по данному вопросу было принято Военной коллегий при рассмотрении уголовного дела в отношении Булая. «Булаю, назначенному в состав караула в качестве караульного для несения службы, были выданы автомат со штык – ножом и 60 боевых патронов. Находясь на посту, он решил дезертировать, после чего, похитив оружие и боеприпасы, покинул место службы. Через несколько часов он был задержан. Действия Булая органы следствия и суд квалифицировали как дезертирство с оружием, вверенным по службе; хищение огнестрельного оружия и боеприпасов с использованием своего служебного положения и незаконное его хранение и ношение.
Военная коллегия, рассмотрев дело по протесту ее председателя, переквалифицировала содеянное названным лицом с п. «в» ч. 3 на ч. 1 ст. 226 УК». В своем определении коллегия указала, что «по смыслу закона под хищением оружия и боеприпасов с использованием служебного положения следует понимать случаи, когда эти предметы вверены виновному как должностному лицу для охраны либо когда он имел доступ к хранилищу в силу служебного положения и был наделен полномочиями по обеспечению их оборота. Булай же таким должностным лицом не являлся, поскольку исполнял обязанности караульного, вооруженного автоматом с боеприпасами, которые и похитил»[55].





Читайте также:

A.3 Применение модели нагрузки специального транспортного средства для проезжей части
II. Возврат причины и следствия на их законные места
II. Составные части, возмещение, ремонт, накопление основного капитала
III. Требования к разделам обязательной части основной общеобразовательной программы дошкольного образования
IV. Вторая часть заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме
Iв. Сопоставление П-списка и фактически проводимой фармакотерапии основного заболевания с учетом данных анамнеза, осмотра, сопутствующих заболеваний.
V. Рассмотрение первых частей заявок на участие в открытых аукционах в электронной форме
VIII. Места занятий, оборудование и спортивный инвентарь
X. Особенности дипломирования лиц, имеющих военно-морское образование и опыт плавания на кораблях и судах Военно-Морского Флота и органов федеральной службы безопасности
XII. Места занятий, оборудование и инвентарь_____________________



Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (3526)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)