Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 19. Улаживание (или собственно урегулирование) конфликтов




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

52. Р.Дарендорф. Общество и свобода

53. М.М. Лебедева. [Технологии урегулирования в ряду других форм воздействия на конфликты]

ПРЕДУПРЕДЕНИЕ, УРЕГУЛИРОВАНИЕ И РАЗРЕШЕНИЕ

КОНФЛИКТОВ

Как и термин «конфликт», понятие «мирное урегулирование» конфликта или кризиса определено далеко не однозначно. Существует множество различных взглядов и теоретических подходов, в, рамках которых разрабатывается и применяется своя терминология. Чаще всего под «урегулированием» в широком смысле подразумеваются любые действия направленные на предотвращение или пре­кращение вооруженной борьбы и разрешение противоречий мир­ным способом. Несмотря на пестроту определений и точек зрения, среди них выделяются три основных теоретических направления, которые ориентированы на разработку вопросов, связанных:

• с предупреждением открытых, вооруженных форм проявле­ния конфликтов, сопровождающихся насильственными действиями — войнами, массовыми беспорядками и т.п. (pre­vention of conflict);

• с улаживанием конфликтов (урегулирование конфликтов в узком смысле, или управление конфликтами), направлен­ным на снижение уровня враждебности в отношениях сторон, переводом конфликта в русло поиска совместного решения проблемы (conflict management);



• с разрешением конфликтов, предполагающим устранение вызвавших их причин, формирование нового уровня взаимо­ отношений участников (conflict resolution).

Говоря о первом направлении теоретических работ — о предупреждении конфликтов,— следует особо подчеркнуть, что речь идет не о стремлении разработать основы некоего бесконфликтного общества (это невозможно), а именно об условиях предотвращения открытых форм конфликта, связанных с вооруженной борьбой.

Конфликт практически никогда не возникает внезапно. Всегда есть некие предварительные сигналы: несогласие с действиями другой стороны, возражения, недовольство и т.п. Поэтому исследователи, работающие в рамках первого направления, особое внимание обращают на раннюю диагностику конфликта, а также на разработку методов предупреждения насильственных форм его развития.

В самом начале зарождения этого направления усилия ученых были направлены главным образом на поиск четких критериев, по которым можно было бы судить о потенциальном развитии насильственных форм конфликта. Особое внимание уделялось исполь­зованию стандартизированных процедур, основанных на отслеживании (мониторинге) конфликта с помощью ЭВМ. Еще в 60-х годах в Массачусетсом технологическом институте США под руководством Л. Блумфилда была предпринята попытка формализованного анализа конфликта на основе базы данных и программ, заложенных в ЭВМ. База данных, подготовленная Л. Блумфилдом и его коллега­ ми, включала в себя: а) банк по 27 конфликтным ситуациям; б) банк по мерам, предпринятым в том или ином случае и ослаблявшим или . усиливавшим конфликт. Программа обеспечивала как информаци­онный поиск по этим 27 конфликтам, так и прогноз относительно , развития нового конфликта. Причем информация о новом конфликте вводилась в машину в формализованном виде и сравнивалась с предыдущими случаями. Эта модель оказалась одной из наиболее удачных и нашла применение в государственных структурах США для информационной и аналитической поддержки при принятии решений в Конфликтных ситуациях. Впоследствии модель была усовершенствована, и в 1997 г. появилась новая работа Л. Блумфилда совместно с А. Моултоном, в которой поиск оказался воз­можным уже по 85 конфликтам.

И все же отслеживание конфликта на основе формализован­ных моделей имеет ряд ограничений. Во-первых, проблематичными являются критерии, по которым сравниваются конфликты, а также сами алгоритмы сравнения. На этот момент обращал вни­мание и сам Л. Блумфилд, признавая, что формализованная мо­дель не может заменить человека, его опыт и интуицию в решении проблем конфликта. Во-вторых, поскольку конфликт — крайне сложное явление, то даже самые простые модели оказываются громоздкими и дорогими. В-третьих, и это главное — они не позволяют достоверно судить о наличии конфликтного потенциала и „тенденциях развития конфликта. Кроме того, остается открытым вопрос о том, как воздействовать на латентный конфликт и можно ли в принципе сделать что-нибудь для предотвращения перехода его в форму вооруженного противостояния. Однако последнее ог­раничение в большей мере касается практиков.

Сегодня, хотя разработка стандартизированных процедур от­слеживания потенциальных конфликтов продолжается, больше внимание уделяется не столько поиску индикаторов конфликта, сколько изучению проблем, связанных с формированием неконфронтационного сознания, а также развитию институтов и механизмов для реализации переговорного процесса.

Второе направление ориентировано на изучение вопросов ула­живания конфликтов, т.е. урегулирования в узком смысле этого слова, или управления конфликтами. Данное направление наиболее тра­диционно и потому лучше разработано в теоретическом плане. Оно нацелено на анализ возможностей ограничения открытого конфликта (недопущение его расширения), на прекращение конфликт­ных действии, снижение уровня противостояния сторон, деэскалацию напряженности, снижение уровня враждебности в отноше­ниях, отказ каждого частника от односторонних действий и пере - ход к поиску совместного решения проблемы. »

В последние годы все большую популярность при изучении (путей урегулирования конфликтов приобретают идеи политичес­кого менеджмента (отсюда одно из названий направления — «управление конфликтом»). Специалист в области конфликтологии ) Й. Галтунг определил управление конфликтами как умение поддерживать отношения ниже уровня на котором, возможнее угроза для системы в целом.

Авторы, занимающиеся исследованием управления конфлик­тами, делают акцент главным образом на процессах принятия ре­шения в конфликтной ситуации и разработки принципов поведе­ния, направленных на мирное окончание конфликта. Важнейшим моментом в данном направлении является ориентация на рациональные формы разрешения конфликта, в том числе на методы увязки интересов и целей сторон.

Переговоры и посредничество —главные объекты анализа во втором направлении исследования вопросов урегулирования кон­фликтов. Основное внимание при этом уделяется технологии урегулирования. Кроме того изучаются и такие процедуры, как введение войск для поддержание мира, а также санкции.

В русле направления по урегулированию конфликтов, как правило, исследуются различные методы воздействия на конфликт, используемые в рамках официальной дипломатии. Однако в пос­леднее время для проведения переговоров и посредничества чаще стали привлекаться не только дипломаты, но и военные (напри­ мер, при урегулировании конфликта в Чечне), бизнесмены (К. Боровой, бывший тогда президентом одной из крупнейших торговых бирж России, посетил в апреле 1992 г. Ереван и Баку, где обсуждал с высшим руководством Армении и Азербайджана пути урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе), а также общественные, религиозные деятели и частные лица. В связи с этим сфера исследования данного направления расширилась.

Третье теоретическое направление связано с проблемой разрешения конфликтов. В отличие от предыдущего оно ориентировано не на изучение возможностей сглаживания противоречий и достижение компромиссного решения, а на анализ путей их разрешениям. В связи с этим объектом изучения в меньшей степени высту­пает здесь технология проведения переговоров или посредничест­ва, которая интересует ученых лишь в той мере, в какой она спо­собствует действительному разрешению противоречий. Главное же в исследованиях третьего направления— выявить возможности их разрешения. К. Митчелл выделяет следующие параметры, на основе которых можно судить о том, что конфликт является действительно разрешенным:

• проблема исчезает с политической повестки дня;

• решение принимается всеми участниками конфликта, как, на уровне элит, так и на уровне масс;

• нет нужды в поддержании условий соглашения третьей стороной, т.е. соглашение является самодостаточным;

• соглашение воспринимается всеми участниками в соответ­ствии с их собственными системами оценок как честное и справедливое;

• решение не является «компромиссным», поскольку сторо­нам не пришлось довольствоваться лишь частичной реали­зацией своих целей;

• соглашение устанавливает новые, позитивные отношения между участниками конфликта;

• участники добровольно принимают условия соглашения без какого-либо давления извне.

Исследователи, работающие в русле этого направления, исхо­дят из того, что разрешение конфликта должно основываться на изменении глубинных, психологических структур участников кон­фликта, и прежде всего на уровне масс. Поэтому большое внимание здесь обращается на изучение базисных потребностей (потреб­ность в безопасности, идентификации с группой и т.д.), чему, в частности, посвящены работы Дж. Бертона и его последователей. Согласно их точки зрения, большинство конфликтов возникают в результате того, что одна из сторон не учитывает базисные потребности другой. На самом же деле эти потребности не являются взаимоисключающими, как подчеркивает Дж. Бертон, поскольку ресурсы для них в принципе не ограничены. Например, удовле­творение потребности в безопасности одной стороны вовсе не пред­полагает, что делать это надо обязательно за счет ущемления без­ опасности другой. То же самое относится и к потребности в иден­тификации с группой. Поэтому для разрешения конфликта, во-первых, следует правильно определить базисную потребность, лежащую в основе конфликта, во-вторых, найти такое решение, которое полностью удовлетворяло бы потребности всех участников. Правда, в данном случае не совсем ясным остается такой вопрос: если добиться полного взаимопонимания сторон относительно причин, лежащих в основе конфликта, то значит ли это, что будет обязательно найдено и решение конфликта? На практике ответить на этот вопрос оказывается крайне сложно.

Вторым важным моментом в исследованиях, проводимых в рам­ках разрешения конфликтов, является обращение к изучению не столько политической элиты и предпринимаемых ею шагов, сколько масс. Исследователи, придерживающиеся данного направления, исходят из посылки, что именно на уровне масс конфликт возникает и развивается. Следовательно, например, конфликт двух об­щин на Кипре можно приглушить на уровне сверхдержав, кото­рые не допустят вооруженных столкновений, а разрешить его можно только на уровне общин.

Вследствие особого внимания исследователей к массовому со­знанию, установкам, потребностям и т.п. масс они большое значе­ние придают изучению контактов между представителями вражду­ющих сторон. В ситуациях, когда конфликт обусловлен, по терми­нологии американского исследователя В. Волкана, сильной «пси­хической травмой» в межнациональных отношениях (как, например, на Кипре, на Ближнем Востоке и в других очагах длительных конфликтных отношений), такого рода контакты помогают изме­нить общественное мнение, делают его более терпимым к взглядам противоположной стороны.

Направление связанное с разрешением конфликтов получило значительное прикладное развитие в 80-х годах. Одним из импульсов к его дальнейшему развитию стало формирование подхода, получившего название «второе направление дипломатии» (Track II Diplomacy), в отличие от традиционной дипломатии, т.е. ее «пер­вого направления», изучением которого в большей степени занимаются исследователи работающие в рамках направления по улаживанию конфликтов.

До недавнего времени шли довольно жаркие дискуссии по по­ воду перспектив использования на практике результатов исследований каждого из трех направлений. Основными вопросами этих дискуссий были следующие: возможно ли действительно предуп­редить развитие вооруженных форм развития конфликта? Реально ли путем переговоров и посредничества разрешить противоречия? Возможно ли вообще разрешение противоречий или это выступает скорее как идеальная цель?

Впоследствии стали больше обращать внимания на наличие общих моментов между указанными направлениями, а не на различии между ними. В результате выяснилось, что направления по предотвращению конфликтов и по их разрешению не столь расходятся, поскольку оба придают большое значение изменению цен­ностей и установок на уровне массового сознания. В свою очередь, после того, как в рамках направления по улаживанию кон­фликтов получили развитие идеи, согласно которым стороны при урегулировании конфликтов должны прежде всего ориентироваться ,на анализ проблемы (в частности, эти идеи получили развитие в работах Г. Райффа, Р. Фишера и У. Юри, Д. Прюитта и ряда других авторов), направление по улаживанию конфликтов стало включать в себя как бы два этапа: снижение уровня противостояния и поиск взаимоприемлемого решения. В результате исчезла пропасть, разделявшая нaпpaвлeния по yлaживaулаживанию и разрешению конфликтов, считавшиеся ранее принципиально различными. Некоторые исследователи теперь все чаще подчеркивают, что «первое» и «вто­рое» направления дипломатии не только не противоречат друг другу, но, более того, являются дополняющими. Так, Г. Келман и С. Коэн, которые проводили встречи между представителями конфликтую­щих сторон в рамках «второго направления дипломатии», отмеча­ют, что такие встречи не могут рассматриваться в качестве заме­щающих дипломатические и политические переговоры. Скорее они представляют собой подготовку к ним.

Вместе с тем отмечается, что ориентация на поиск согласия на официальном уровне облегчает проведение встреч в рамках «вто­рого направления дипломатии». Одновременно был сделан «шаг навстречу» и представителями направления по урегулированию конфликтов. Они стали больше внимания уделять контактам вне официальных рамок переговоров. Один из примеров — описанная американским дипломатом П. Нитце «прогулка в лесу» в Австрии этого дипломата (руководителя американской делегации) с совет­ским партнером по переговорам Ю.А. Квицинским, в ходе кото­рой американцы внесли на рассмотрение советской стороны предложения по ограничению ядерных вооружений в Европе.

Возможные типы соглашений и решений при урегулировании конфликта

Выделяется три основных типа соглашений в зависимости от того, насколько полно разрешаются в этих соглашениях противо­речия участников конфликта на основе достигаемых ими догово­ренностей:

• соглашение о перемирии;

• соглашение по урегулированию конфликта;

• соглашение о разрешении конфликта.

Соглашение о перемирии (truce) означает прекращение на какое-то время вооруженных столкновений (т.е. перемирие предпо­лагает, что до подписания соглашения конфликт находился в во­оруженной стадии). Сам термин известен еще со средних веков, когда враждебные действия прекращались в дни, которые устанавливались церковью. Практически перемирие не затрагивает противоречия, лежащие в основе конфликта, но позволяет на какое-то время (иногда это может быть значительный промежуток) остановить насилие. В одних случаях к перемирию может принуждать тре­тья сторона, угрожая применением санкций, нанесением бомбовых ударов и т.д., если враждебные действия не будут прекращены. В других случаях участники конфликта могут сами идти на переми­рие в расчете на то, что в дальнейшем они начнут переговоры об урегулировании проблемы или просто получат передышку.

Перемирие может быть довольно продолжительным (напри­мер, Соглашение о перемирии в Корее, подписано еще в 1953 г.), однако стороны, как правило, хорошо осознают его временный характер и в период перемирия ведут себя сообразно тому, что они собираются делать в дальнейшем, т.е. либо готовятся к продолже­нию военных операций, либо просчитывают варианты урегулирования конфликта мирным путем.

Соглашение, основанное на урегулировании (settlement) кон­фликта, подразумевает нахождение решения путем увязывания интересов и целей сторон и тем самым снижения остроты проти­воречий. Такое соглашение является, как правило, результатом переговоров.

Соглашение, основанное на разрешении (resolution) конфлик­та, предполагает, что участники полностью разрешают существую­щие между ними противоречия и переводят свои отношения на принципиально иной уровень.

В отличие от перемирия, соглашения, ориентированные на урегулирование конфликта и на его разрешение, не обязательно подразумевают, что между участниками до заключения этих соглашений имели место вооруженные столкновения.

Проблемы, связанные с перемирием, а также технологией его достижения разрабатываются в рамках второго теоретического на­ правления (улаживание конфликтов); проблемы и технология со­глашений по разрешению конфликтов — в рамках третьего на­ правления; вопросы же и технологические процедуры соглашений по урегулированию — главным образом в рамках второго и отчас­ти третьего направлений (если стороны ориентированы на совмест­ный поиск решения проблемы).

Достижение соглашений возможно на основе решений трех типов:

• нахождения принципиально нового решения, «снимающе­го» противоречия сторон;

• серединного решения, основанного на увязке интересов и компромиссах;

• асимметричного решения, предполагающего в значительной степени удовлетворение интересов одного участника конфликта и игнорирование большинства интересов и целей другого.

Отличительной стороной принципиально нового решения (но­вовведения) является то, что противоречия исчезают и взаимоот­ношения сторон меняются кардинальным образом. Так бывает, например, когда враждовавшие стороны объединяются перед ли­цом общей, гораздо более серьезной опасности. Прежние проти­воречия становятся несущественными. В этом случае решение ока­зывается вне рамок первоначального переговорного пространства, которого, впрочем, стороны могли и не иметь.

Принципиально новое решение может быть найдено двояким способом:

• на основе внимательного анализа соотношения интересов сторон;

• в результате изменения интересов или оценки этих интересов (например, как следствие изменения ценностных систем).

Первый способ подразумевает, что конфликт явился результа­том неадекватного восприятия интересов друг друга. Их выясне­ние и приводит к «снятию» противоречий. Иногда этот способ «срабатывает» даже в тех случаях, когда, казалось бы, конфликт близок к ситуации с нулевой суммой. Подобная развязка была найдена, например, на переговорах в 1978 г. в Кэмп-Дэвиде между Египтом и Израилем. Как известно, в 1967 г. в результате шести­ дневной войны Израиль оккупировал египетскую территорию на Синайском полуострове. Израиль настаивал на части Синая, а Египет требовал полного возвращения захваченной территории. Никакие компромиссные решения не устраивали ни одну, ни дру­гую сторону. Многие тогда оценивали конфликт как ситуацию с нулевой суммой. Однако тщательный анализ интересов сторон показал, что Израиль беспокоился о своей безопасности и не хо­тел, чтобы египетская военная техника стояла непосредственно у его границ. Для этих целей ему нужен был Синай. Египет же не мог смириться с тем, что земля, которая принадлежала ему в древ­ности и которую он недавно вновь обрел после долгих, тяжелых лет борьбы с греками, римлянами, турками, французами и англи­чанами, вдруг оказалась израильской территорией. Разрешение про­тиворечий стало возможным на том условии, что Синай будет воз­вращен под полный суверенитет Египта, а его демилитаризация будет гарантировать безопасность Израиля. В результате конфликт, который ранее представлялся как ситуация с нулевой суммой, ока­зался конфликтом с ненулевой суммой, — были удовлетворены интересы обеих сторон. Правда, приводя этот пример, следует сделать оговорку, что, конечно же, противоречия в данном случае) можно считать «снятыми» лишь условно. «Снятие» относилось ) только к той конкретной ситуации, но не касалось более глобальный аспектов ближневосточного конфликта.

В рамках второго способа отыскания принципиально нового решения одним из возможных вариантов может быть включение обсуждаемой проблемы в более широкий контекст. Например, появление глобальных проблем, усиление взаимозависимости мира совершенно иначе поставило перед членами мирового сообщества более частные вопросы их двусторонних отношений. Еще вариант смены ценностных систем может быть связан, например, с внутриполитическими изменениями в той или иной стране, ведущими к переориентации и на международной арене.

Необходимо иметь в виду, что принципиально новых решений в «чистом виде» при урегулировании конфликтов практически не бывает. Обычно они включают в себя элементы компромисса (кста­ти, так было и в случае с соглашениями в Кэмп-Дэвиде).

Большинство соглашений по урегулированию конфликтов ос­новываются на «серединных решениях» (или компромиссных реше­ниях). Видимо, поэтому данный вид решения разработан лучше других. Следует подчеркнуть, что речь идет примерно о равном удовлетворении интересов и равных потерях участников перегово­ров. Именно в этом смысле используется понятие «середина».

Серединное решение подразумевает достижение согласия внутри переговорного пространства. Для нахождения такого решения итальянский ученый В. Парето в 1904 г. разработал принцип, на­званный впоследствии его именем. Поясним этот принцип с по­мощью графика (рис. 6). Степень удовлетворения интересов сто­роны А (в процентном выражении) откладывается по оси х, сторо­ны В — по оси у. Точка С составляет нижнюю границу для А (т.е. она не может согласиться на решение, которое удовлетворяет ее интересы меньше величины С), точка D — нижнюю границу для В. Тогда сектор MNO представляет собой «переговорное простран­ство» для данных участников переговоров.

Принцип Парето состоит в том, что выбирать в качестве реше­ния следует только ту точку, которая лежит на кривой MN, по­скольку результат переговоров, соответствующий, например, точ­ке Р на плоскости х у, не является наилучшим, ибо теоретически возможно более полное удовлетворение интересов и стороны А, и стороны В. Принцип Парето не предполагает единственного ре­шения, а лишь сужает множество альтернатив внутри переговор­ного пространства.

В мире неоднократно предпринимались попытки разработать математический аппарат для оптимизации процесса принятия ре­шения в спорных ситуациях с тем, чтобы снять негативные мо­менты, связанные с иррациональностью и импульсивностью сто­рон. Практическое применение нашли исследования по согласо­ванию интересов различных стран в области морского права, про­ веденные в Массачусетском технологическом институте США под руководством Дж. Найхарта. Однако подобных положительных примеров в этой области — единицы. Как заметил академик Н.Н. Моисеев, в течение ряда лет возглавлявший в Вычислительном центре Академии наук работы по использованию математи­ческих методов согласования интересов в конфликтных ситуаци­ях, основные проблемы и трудности в отыскании компромисса состоят не в математических расчетах. Их порождает субъектив­ный фактор, связанный с оценкой каждым участником конфликта собственных интересов, предполагаемых уступок и получаемых в результате соглашения преимуществ.

При рассмотрении «серединных (компромиссных)» решений следует учитывать, что в разных культурах по-разному оценивает­ся приемлемость компромисса. Так, по оценкам некоторых иссле­дователей, древние греки рассматривали «серединное решение» скорее как поражение.

Третий тип решений — асимметричное решение, при котором уступки одной из сторон значительно превышают уступки другой. Обычно это происходит в условиях неравенства сил. Сторона, получающая явно меньше условной половины в пределах переговор­ного пространства, сознательно идет на это, поскольку у нее от­сутствует лучшая альтернатива переговорному решению (BATNA). Иными словами, по ее оценкам, в случае отказа от предлагаемого решения она понесет еще большие потери. Обычно на асиммет­ричные решения соглашаются лишь в крайнем случае.

Степень асимметрии может быть различной вплоть до почти полного игнорирования интересов одного из участников (например, при капитуляции). Асимметричное решение оказывается, как пра­вило, наименее стабильным. Проигравшая сторона, несмотря на подписанные договоренности, порой продолжает борьбу с исполь­зованием партизанских или террористических методов ее ведения.

На крупных переговорах с большой повесткой дня может одно­ временно приниматься несколько типов решений по разным во­просам конфликтной ситуации.

54. Санкт-Петербургская конфликтологическая школа о способах выхода из конфликтных ситуаций

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ЗАВЕРШЕНИЯ КОНФЛИКТА

Завершение конфликта может быть достигнуто либо самими кон­фликтующими сторонами без помощи каких-либо посторонних лиц, либо путем подключения третьей стороны. Существуют три способа действий, посредством которых конфликтующие стороны Х и У могут попытаться выйти из состояния конфликта. Первый — насилие, второй —разъединение и третий — примирение.

НАСИЛИЕ

Более слабая сторона с помощью силы принуждается к подчи­нению и выполнению требований более сильной стороны.

Стремление решить конфликт таким способом ведет к маль­чишеским дракам, кулачным схваткам, бытовым преступлени­ям, а когда в качестве конфликтующих сторон выступают боль­шие социальные группы, то к войнам, восстаниям, революциям. Насилие решает конфликт по принципу: «Сильный всегда прав». При этом имеется в виду не только применение физической силы: в человеческом обществе насилие может принимать формы ад­министративного, служебного и пр. воздействия. «Начальник всегда прав» — это одна из частных формулировок того же при­нципа.

История человечества наполнена множеством примеров обра­щения к силе для разрешения конфликтов на самых различных уровнях — от рукоприкладства в личных отношениях до драко­новских мер власти против своего народа и мировых войн между коалициями государств. Насилие постоянно было источником страшных трагедий и нравственных потерь, но оно еще долго бу­дет существовать. Во-первых, его предпочитают те, кто сильнее,—но раз сильные на него опираются, то доказать им обратное можно только с помощью силы, а ведь они сильнее... Во-вторых, коли сила есть, то ума не надо, как говорится в известной русской пого­ворке. Принцип «сильный всегда прав» знаменует в первую оче­редь торжество глупости. А, как заметил М. Унамуно, глупость в мире весьма развита — гораздо больше, чем злонамеренность. И, наконец, в-третьих, иногда реализация этого принципа оказы­вается самым быстрым тактическим способом разрешения кон­фликта.

Возможность быстро завершить борьбу — едва ли не единствен­ное преимущество силового воздействия. Однако стратегически силовое разрешение конфликта всегда малоэффективно. Подав­ленная силой сторона остается неудовлетворенной решением кон­фликта, достигнутым таким путем. Это толкает ее к скрытому со­противлению, а порой и открытому бунту, для подавления кото­рых снова и снова требуется насилие.<…>

Принято считать, что при разрешении конфликта с позиции силы страдает лишь проигравшая сторона. Но на самом деле побе­дившая силой сторона, чтобы сохранить свое превосходство, дол­жна постоянно прикладывать усилия для поддержания своей по­беды. А это значит, что победителю постоянно требуется расходо­вать свои ресурсы (военные, материальные, интеллектуальные). Неизбежность расплаты за насилие неизмеримо возрастает, если более сильная сторона подчинила (тем более, поставила на коле­ни) более умную.

Конфликт может окончательно разрешиться разве только с полным уничтожением слабой стороны: пока она жива, остает­ся жить и ее недовольство. Но даже при полном уничтожении сла­бой стороны победители все равно часто получают моральное осуж­дение в истории. Так, Дантес и Мартынов, убившие на дуэлях Пушкина и Лермонтова, всю свою жизнь вынуждены были оправ­дываться,— но даже их потомки не могли им простить пролитую кровь великих поэтов. История гораздо выше оценивает тех пра­вителей, кто бескровно отказывался от власти, чем тех, кто, за­щищая свою власть, заливал страну кровью.

 

РАЗЪЕДИНЕНИЕ

В этом случае конфликт разрешается путем прекращения вза­имодействия, разрыва отношений между конфликтующими сто­ронами (например, развод супругов).

Разъединение конфликтующих сторон может совершаться путем их расхождения, когда они обе покидают «поле битвы». Так завершается, например, перепалка между пассажирами ав­тобуса при выходе их на очередной остановке или ссора между соседями в коммунальной квартире, которая прекращается сама собою после их расселения. Другой путь разъединения — бегство одной из конфликтующих сторон. К этому способу обычно обра­щается слабейшая сторона, чтобы уйти от насилия и избежать его последствий. Из истории известно, что с помощью бегства спасали себя не только отдельные индивиды, но и многочислен­ные социальные группы.<…>

Безусловно, разъединение конфликтантов полностью разреша­ет конфликт. Однако оно не всегда возможно. Супругов связыва­ют дети, да и не всегда в наших условиях разведенные в состоя­нии разъехаться; конкуренты не могут уйти с рынка; борющиеся друг с другом общественные классы не могут расстаться друг с другом; враждующие национальные группы не могут и не хотят уходить с территории, где они живут бок о бок.

Но даже если разъединение в принципе осуществимо, оно ве­дет к постконфликтной ситуации, которая может оказаться весь­ма болезненной для одной или для обеих конфликтующих сто­рон. В результате разрыва контактов между ними происходит развал их общего дела, распад организации, деятельность кото­рой обеспечивала их существование. Расставшиеся стороны, из­бавившись от конфликтных отношений друг с другом, вынуж­дены искать замену разрушенных контактов новыми, и неизве­стно, не станут ли последние еще более конфликтными (как это нередко случается, когда разведенные супруги вступают в новые браки). Пустившаяся в бегство сторона должна заново обустраи­вать свою жизнь, а оставшаяся «победителем» и сохранившая за собой «поле битвы» нередко видит вокруг себя пепелище сгорев­шего дома, на котором надо тоже все начинать строить заново. Поэтому неудивительно, что расставшиеся конфликтанты через некоторое время иногда вновь возобновляют контакты, а то и сно­ва сходятся.

ПРИМИРЕНИЕ

Мирное улаживание разногласий может произойти «само со­бой», на основе молчаливого прекращения конфликтантами «во­енных действий» друг против друга. В этом случае конфликт ути­хает, но мир хрупок и ненадежен. В любой момент конфликт мо­жет вспыхнуть вновь, если кто-то даже ненароком сделает то, что другая сторона воспримет как недружелюбный акт.

Но, как правило, примирение достигается лишь в результате переговоров между конфликтующими сторонами, заканчивающих­ся принятием согласованного решения о дальнейшем поведении друг друга. Для того чтобы конфликт разрешился по-настояще­му, важно, чтобы конфликтующие стороны договаривались меж­ду собой, чтобы они сами нашли наиболее устраивающий их спо­соб выхода из конфликтной ситуации.

На практике конфликтующие стороны обычно вступают в какие-то переговоры, прежде чем обращаться к насилию и или разъединяться. Если переговоры кончаются неудачей, то конф­ликт продолжается, и тогда возникает обстановка, в которой его пытаются решить силой или разъединением; Однако неудовлет­воренность последствиями, которые проистекают из этого, не­редко заставляет конфликтантов вновь вступать в переговоры, надеясь, что они будут более успешными; и это может повторять­ся многократно.

Окончательное разрешение конфликта, как правило, дости­гается лишь при помощи переговоров. Войны рано или поздно заканчиваются тем, что воюющие стороны, убедившись в неце­лесообразности продолжения военных действий, садятся за стол переговоров. Если ни одному из противников не удалось достичь явного военного превосходства над другим, они вынуждены идти на какие-то взаимные уступки, чтобы договориться о заключении мира. И даже в случае военного поражения побежденные вступа­ют с победителями в переговоры об условиях капитуляции. Ког­да конфликтующие стороны, убедившись в невозможности про­должать совместное дело, решаются разойтись и прекратить его, начинаются переговоры между ними (об условиях расторжения брака, роспуска организации, закрытия фирмы, раздела имуще­ства и пр.).

 

ЗАВЕРШЕНИЕ КОНФЛИКТА С ПОМОЩЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТОРОНЫ

На уровне парного взаимодействия нет других форм разреше­ния конфликта, кроме указанных. Но взаимодействие конфлик­тующих сторон может быть перенесено на другой уровень, если привлечь к разрешению конфликта третью сторону Z. Тогда воз­никают новые способы выхода из конфликта…

Эти способы зависят от позиции, которую будет занимать тре­тий участник. Он может выступать в двух ролях: 1) как сила, под­держивающая одну из конфликтующих сторон, и 2) как незави­симый от них и беспристрастный посредник.

В первом случае завершение конфликта достигается опять-таки с помощью насилия, а также путем социального давления. Во втором — когда третья сторона занимает нейтральную, беспри­страстную по отношению к конфликтующим сторонам позицию — возникают следующие формы разрешения конфликта: суд, арбит­раж и медиация.

 

НАСИЛИЕ И СОЦИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ

Насилие с привлечением третьего участника способна совер­шить более слабая сторона над более сильной (в отличие от наси­лия на уровне парного взаимодействия). Таким образом, привле­чение третьей стороны резко изменяет соотношение сил конфликтантов. Принцип «сильный всегда прав» перестает действовать. Когда в межличностный конфликт между Х и У вмешивается до­бавочная сила Z в виде целой группы «добрых молодцов», высту­пающая, скажем, на стороне X, то вопрос, кто физически силь­нее — Х или У— значения уже не имеет. Физические способнос­ти конфликтанта — мощные бицепсы, владение приемами каратэ или мастерство обращения с «кольтом» — являются решающими лишь в острых конфликтах и, главным образом, при схватках «один на один». Кинобоевики культивируют образ «супермена», расправляющегося в одиночку с полчищами врагов, но в реальной жизни одиночка редко способен одолеть многих. Обычно сторона, пожелавшая решить конфликт с помощью насилия, создает груп­пировку сообщников или обращается за поддержкой к мафиозной организации, бандитской «крыше», наемным «киллерам». Фак­тор силовой поддержки играет огромную роль в социальных кон­фликтах самого различного масштаба — от детских драк до войн между народами. (Конечно, насилие с помощью привлечения по­собников, как и на уровне парного взаимодействия, не сводится к применению лишь физической силы.)




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1178)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.04 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7